Разное

Значение фразеологизма зловещий ворон: Ворон — Энциклопедия знаков и символов

Эдгар Аллан По - Ворон: читать стих, текст стихотворения полностью

Стихотворение доступно в переводах Бальмонта и Зенкевича.

Перевод: Михаил Александрович Зенкевич

Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».

Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.

Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость — и больше ничего».

И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—

Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.

Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.

В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».

Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.

И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,

О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».

Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».

Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»

При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».

И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,

Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».

Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!

Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»

Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»

Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,

Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»

«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»

И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!

Перевод: Константин Дмитриевич Бальмонт

Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой,
Над старинными томами я склонялся в полусне,
Грёзам странным отдавался, вдруг неясный звук раздался,
Будто кто-то постучался — постучался в дверь ко мне.
«Это верно», прошептал я, «гость в полночной тишине,

‎Гость стучится в дверь ко мне».

Ясно помню… Ожиданья… Поздней осени рыданья…
И в камине очертанья тускло тлеющих углей…
О, как жаждал я рассвета, как я тщетно ждал ответа
На страданье, без привета, на вопрос о ней, о ней,
О Леноре, что блистала ярче всех земных огней,
‎О светиле прежних дней.

И завес пурпурных трепет издавал как будто лепет,
Трепет, лепет, наполнявший тёмным чувством сердце мне.
Непонятный страх смиряя, встал я с места, повторяя: —
«Это только гость, блуждая, постучался в дверь ко мне,
Поздний гость приюта просит в полуночной тишине —
‎Гость стучится в дверь ко мне».

Подавив свои сомненья, победивши опасенья,
Я сказал: «Не осудите замедленья моего!
Этой полночью ненастной я вздремнул, и стук неясный
Слишком тих был, стук неясный, — и не слышал я его,
Я не слышал» — тут раскрыл я дверь жилища моего: —
‎Тьма, и больше ничего.

Взор застыл, во тьме стеснённый, и стоял я изумлённый,
Снам отдавшись, недоступным на земле ни для кого;
Но как прежде ночь молчала, тьма душе не отвечала,
Лишь — «Ленора!» — прозвучало имя солнца моего, —
Это я шепнул, и эхо повторило вновь его, —

‎Эхо, больше ничего.

Вновь я в комнату вернулся — обернулся — содрогнулся, —
Стук раздался, но слышнее, чем звучал он до того.
«Верно, что-нибудь сломилось, что-нибудь пошевелилось,
Там, за ставнями, забилось у окошка моего,
Это ветер, усмирю я трепет сердца моего, —
‎Ветер, больше ничего».

Я толкнул окно с решёткой, — тотчас важною походкой
Из-за ставней вышел Ворон, гордый Ворон старых дней,
Не склонился он учтиво, но, как лорд, вошёл спесиво,
И, взмахнув крылом лениво, в пышной важности своей,
Он взлетел на бюст Паллады, что над дверью был моей,
‎Он взлетел — и сел над ней.

От печали я очнулся и невольно усмехнулся,
Видя важность этой птицы, жившей долгие года.
«Твой хохол ощипан славно и глядишь ты презабавно»,
Я промолвил, «но скажи мне: в царстве тьмы, где ночь всегда,
Как ты звался, гордый Ворон, там, где ночь царит всегда!»
‎Молвил Ворон: «Никогда».

Птица ясно отвечала, и хоть смысла было мало,
Подивился я всем сердцем на ответ её тогда.
Да и кто не подивится, кто с такой мечтой сроднится,
Кто поверить согласится, чтобы где-нибудь когда —
Сел над дверью — говорящий без запинки, без труда —

‎Ворон с кличкой: «Никогда».

И, взирая так сурово, лишь одно твердил он слово,
Точно всю он душу вылил в этом слове «Никогда»,
И крылами не взмахнул он, и пером не шевельнул он,
Я шепнул: «Друзья сокрылись вот уж многие года,
Завтра он меня покинет, как надежды, навсегда».
‎Ворон молвил: «Никогда».

Услыхав ответ удачный, вздрогнул я в тревоге мрачной,
«Верно, был он», я подумал, «у того, чья жизнь — Беда,
У страдальца, чьи мученья возрастали, как теченье
Рек весной, чьё отреченье от Надежды навсегда
В песне вылилось о счастьи, что, погибнув навсегда,
‎Вновь не вспыхнет никогда.»

Но, от скорби отдыхая, улыбаясь и вздыхая,
Кресло я своё придвинул против Ворона тогда,
И, склонясь на бархат нежный, я фантазии безбрежной
Отдался душой мятежной: «Это — Ворон, Ворон, да.
«Но о чём твердит зловещий этим чёрным «Никогда»,
‎Страшным криком «Никогда».

Я сидел, догадок полный и задумчиво-безмолвный,
Взоры птицы жгли мне сердце, как огнистая звезда,
И с печалью запоздалой, головой своей усталой,
Я прильнул к подушке алой, и подумал я тогда: —

Я один, на бархат алый та, кого любил всегда,
‎Не прильнёт уж никогда.

Но постой, вокруг темнеет, и как будто кто-то веет,
То с кадильницей небесной Серафим пришёл сюда?
В миг неясный упоенья я вскричал: «Прости, мученье,
Это Бог послал забвенье о Леноре навсегда,
Пей, о, пей скорей забвенье о Леноре навсегда!»
‎Каркнул Ворон: «Никогда».

И вскричал я в скорби страстной: «Птица ты иль дух ужасный,
Искусителем ли послан, иль грозой прибит сюда, —
Ты пророк неустрашимый! В край печальный, нелюдимый,
В край, Тоскою одержимый, ты пришёл ко мне сюда!
О, скажи, найду ль забвенье, я молю, скажи, когда?»
Каркнул Ворон: «Никогда».

«Ты пророк», вскричал я, «вещий! Птица ты иль дух зловещий,
Этим Небом, что над нами — Богом скрытым навсегда —
Заклинаю, умоляя, мне сказать, — в пределах Рая
Мне откроется ль святая, что средь ангелов всегда,
Та, которую Ленорой в небесах зовут всегда?»
‎Каркнул Ворон: «Никогда».

И воскликнул я, вставая: «Прочь отсюда, птица злая!
Ты из царства тьмы и бури, — уходи опять туда,
Не хочу я лжи позорной, лжи, как эти перья, чёрной,
Удались же, дух упорный! Быть хочу — один всегда!

Вынь свой жёсткий клюв из сердца моего, где скорбь — всегда!»
‎Каркнул Ворон: «Никогда».

И сидит, сидит зловещий, Ворон чёрный, Ворон вещий,
С бюста бледного Паллады не умчится никуда,
Он глядит, уединённый, точно Демон полусонный,
Свет струится, тень ложится, на полу дрожит всегда,
И душа моя из тени, что волнуется всегда,
‎Не восстанет — никогда!

Анализ стихотворения «Ворон» Эдгара Аллана По

История создания

Первое письменное упоминание об этом стихотворении было сделано в 1844 году. Это был рассказ Марты Сюзанны Бреннан. Эдгар По жил в те времена на ее ферме, на берегу Гудзона. По словам женщины, рукописи с произведением были разбросаны по полу комнаты писателя. Сам же автор, в частном разговоре со Сьюзен Арчер Телли Вайс упоминал о том, что работал над стихотворением более десяти лет, но эта версия создания «Ворона» не была подтверждена, по причине отсутствия черновиков 30-х годов. Классическая версия работы была опубликована 25 сентября 1845 года в «Richmond Semi-Weekly Examiner».

Тема произведения и параллель с личной жизнью автора

Основной темой произведения являются тяжёлые переживания главного героя, связанные со смертью девушки. Эту тему связывают с личными потерями автора: смерть любимой женщины и матери. Кроме того, главными эмоциональными составляющими в своих произведениях автор обозначил меланхолию, грусть и скорбь: во многих работах По, любовь к женщине сопровождается темой смерти.

Сюжетная линия и символика произведения

В стихотворении рассказывается о мужчине, который, погрузившись в чтение книг, пытается забыть о своем горе. Стук в дверь отвлекает его. Когда лирический герой открывает дверь, он никого не видит. Эта ситуация вновь погружает героя в его скорбные мысли. Снова раздается стук и в окно влетает ворон. Эта птица здесь является кармическим символом. Узнав имя ворона — «Никогда больше», герой задает ему вопросы о своей возлюбленной, на что ворон отвечает одну лишь фразу: «никогда больше». Автор не случайно использует рефрен, так как это усиливает общий драматизм произведения, нагнетая скорбную и мистическую атмосферу: повторение слов: «Nevermore», «…И больше ничего», звучит, как заклинание.

Влетев в комнату героя, ворон садится на «бюст Паллады» — это противопоставление черного и белого, скорби и тяги к самосовершенствованию. Даже после своей смерти, лирический герой не сможет воссоединиться со своей возлюбленной Ленор.

Птица становится вечным соседом убитого горем мужчины, не оставляя надежды на будущее:

«Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной простор!
Каркнул Ворон: «Nevermore!»»

К концу произведения образ ворона из кармического символа трансформируется в символ скорби, которая никогда не оставит главного героя:

«И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!»

значение выражения и его происхождение

25.12.2016

Знакомый многим фразеологизм «считать ворон»  при его буквальном восприятии кажется весьма комичным. Человека, который слышит его впервые, наверняка ставит в тупик сама идея пересчета этих птиц. Для того чтобы разобраться, что означает известный оборот, и как он стал популярным в русской речи, рассмотрим более подробно его трактовку и историю происхождения.

Фразеологизм «считать ворон» относится к числу многозначных. Хотя его трактовки несколько похожи, между ними прослеживаются определенные различия. Для того чтобы грамотно использовать оборот в речи и правильно понимать своего собеседника, необходимо познакомиться со всеми вариантами толкования крылатого выражения.

Самое распространенное значение фразеологизма «считать ворон» – невнимательность. Когда говорят, что кто-то «считает ворон», имеют ввиду, что у человека отсутствует сосредоточенность на каком-либо деле. Действительно, если представить картину, что ученик, сидя за партой, считает птиц в окне и не смотрит на доску, то значение оборота становится очевидным.

Также фразеологизм «считать ворон» уместен в тех ситуациях, когда человек не проявляет быстрой реакции на что-либо. Такое поведение достаточно легко объяснить тем, что человек, опять-таки, нашел для себя более интересное занятие. Довольно часто выражение используется для того, чтобы подчеркнуть, что человек бездельничает и бесцельно проводит время.

Из всего вышесказанного несложно сделать вывод о том, что фразеологизм преимущественно носит негативный характер: мало кому понравится, что его собеседник не заинтересован в продолжении диалога, а находит для себя более «интересные» и вдобавок малозначительные занятия.

Крылатые выражения, в составе которых присутствуют названия каких-либо животных принято называть зооморфизмами. Как правило, они появляются благодаря наблюдениям людей за поведением братьев наших меньших. Стоит отметить, что рассматриваемый фразеологизм наоборот, скорее всего, возник во время наблюдений за человеческим поведением.

Также нужно сказать, что элемент «ворона» в разных его словоформах встречается в крылатых выражениях достаточно часто. Языковеды даже выдели отдельную группу этих зооморфизмов. Примечательно, что входящие в ее состав фразеологизмы отличаются разнообразием и имеют самые разные значения, поэтому их употребляют в различных ситуациях.

Рейтинг статьи: 10174 просмотра

Автор: Татьяна Танцырева



вещая птица и ее тайны

  На протяжении столетий ворон ассоциируется с миром загадочного и неизведанного. Ворон - вещая птица, хранитель тайн, спутник и мистический помощник чародеев. Согласно поверьям, мрачный облик черного ворона принимают злые духи, смерть и даже сам дьявол. 

 

   В прежние времена считали, что ворон отличается сверхъестественным долголетием: он живет сто лет, а иногда говорят, что и триста. В народных славянских легендах о Всемирном потопе рассказывается, что некогда ворон был облачен в белоснежное оперение и был кроток, подобно голубю. Ной выпустил ворона из ковчега, чтобы узнать, не сходит ли вода с поверхности земли. Однако ворон не вернулся, предпочтя пожирать найденную падаль. С тех пор ворон стал черным, кровожадным и был навеки обречен питаться падалью... 

 

   Другие легенды гласят, что ворон черен оттого, что создан дьяволом, или оттого, что вороном оборачиваются после смерти души злых людей. Ворон был демоническим воплощением душ младенцев, умерших без крещения и не находящих поэтому покоя в загробном мире. 

 

   Люди полагали, что зловещая сущность ворона отражается и в его резком крике, в котором можно расслышать слова "Кровь, кровь!". 

 

   В старину говорили, что ворон в своем гнезде копит невидимые волшебные сокровища. Рассказывали о людях, которым злой дух в облике ворона носил украденное у других золото и серебро. Вообще же эта птица неизменно сопутствует всем тем, кто занимается колдовством. 

 

   Вещая черная птица всегда считалась мистическим посредником между жизнью и смертью. Черный ворон - вестник смерти и один из ее самых грозных символов. Само появление его уже служит знаком надвигающегося несчастья. Согласно примете, если ворон сядет на церковный купол или на колокольню, значит, вскоре будут отпевать покойника. Крик его на крыше дома или близ него предвещает смерть. Даже услышанное во сне карканье черного ворона означает близкую смерть. 

 

   Однако ворон - это не только вестник зла. В легендах и былинах он предстает благородным и мудрым советником. Он предупреждает героя о приближающейся опасности и именно он оживляет доблестного воина, принося на своих черных крылах мертвую и живую воду. В заговорах ворон тоже упоминается как исцелитель. 

 

   Можно сделать вывод, что ворону присуще и зло, и добро. Он двойственен. Подобно Природе, давшей ему бытие, он может нести как смерть, так и жизнь, повинуясь непостижимому для человека закону судьбы. 

Лекция 7. Различные макрокомпоненты значения во фразеологизмах

7.1. Денотационный макрокомпонент.

7.2.Оценочная макрокомпонента.

7.3.Мотивационный макрокомпонент.

7.4. Эмоциональный макрокомпонент.

7.5 Стилистический макрокомпонент

7.6.Грамматический макрокомпонент

7.7. Макрокомпонент пола

Задачи: продемонстрировать различные формы фразеологизмов.

Семантическая структура фразеологизмов образована семантическими предельными составляющими, называемыми макрокомпонентами значения. В семантической структуре фразеологизмов выделяются следующие основные макрокомпоненты:

I. Денотационный (описательный) макрокомпонент , содержащий информацию об объективной реальности, это процедура, связанная с категоризацией, т. Е. Классификацией явлений реальности, основанной на типичном представлении о том, что обозначается фразеологизмом единица, т.е.е. о денотате.

2. Оценочный макрокомпонент , содержащий информацию о значении того, что обозначается фразеологизмом. т.е. какое значение говорящий видит в том или ином объекте / явлении действительности денотат. Рациональная оценка может быть положительной, отрицательной или нейтральной, например . дом вдали от дома «место или ситуация, где человек чувствует себя полностью счастливым и непринужденным» (положительное значение ), логово льва «место большой опасности» (отрицательное значение), во плоти «в телесной форме» ( нейтральный).Оценка может зависеть от сочувствия (т. Е. Точки зрения) говорящего / слушающего .

3. Мотивационный макрокомпонент , который соотносится с понятием внутренней формы фразеологизма, который можно рассматривать как мотив переноса, образообразующую основу, ассоциативно-воображаемый комплекс и т. Д. «мотивация фразеологизма» может быть определена как способность «буквального прочтения» единицы ассоциироваться с денотационным и оценочным аспектами значения.Например, буквальное прочтение фразеологизма «широкоплечие » вызывает ассоциации, связанные с физической силой человека. Актуализируется идея о том, что широкие плечи свидетельствуют о силе и выносливости человека, становится основой для переноса и формирует следующее значение: «быть способным нести всю тяжесть своих обязанностей» »



. 4. Эмоциональный макрокомпонент , который представляет собой содержание субъективной модальности, выражающей отношение чувства к тому, что обозначается фразеологизмом в диапазоне одобрения / неодобрения, например.г. луч света в чем-то «человек, который важен в определенной группе» (сказано с одобрением) . «вести кошачью и собачью жизнь» «использовалось для описания мужа и жены, которые большую часть времени яростно ссорятся друг с другом» (сказано с неодобрением). Эмоциональность также является результатом интерпретации воображаемой основы в культурном аспекте .

5. Стилистический макрокомпонент , указывающий на коммуникативный регистр, в котором используется фразеологизм, и на социально-ролевые отношения между участниками коммуникации, например.г. болен сердцем «очень грустно» (формально), заболел до смерти «злиться и скучать из-за того, что что-то неприятное происходит слишком долго» (неофициально), пройти на другой стороне «игнорировать человек, которому нужна помощь »(нейтральный).

6 . Грамматический макрокомпонент , содержащий информацию обо всех возможных морфологических и синтаксических изменениях фразеологизма, e.г. находиться в глубокой воде = находиться в глубокой воде: перехватить дыхание = перехватить дыхание: Ахиллесова пята = пята Ахиллеса.

7. Гендерный макрокомпонент , который может быть выражен явно, то есть определяться структурой и / или семантикой фразеологизма, и в этом случае он указывает на класс объектов, обозначаемых фразеологизмом: мужчины , женщины, люди (как мужчины, так и женщины). Например, сравнить фразеологизмы каждого Тома.Дик и Гарри означают «каждый или любой» и каждого Тома. Дик и Шейла , что означает «каждый или любой мужчина и женщина». Гендерный макрокомпонент может быть выражен имплицитно и тогда он обозначает исходное (или историческое) отнесение фразеологизма к классу обозначаемых им объектов, что, как правило, обусловлено историческим развитием, традициями, стереотипами, культурными реалиями данного общества. , например публично стирать грязное белье «публично обсуждать или спорить о личных делах».Неявное присутствие гендерного макрокомпонента в данном фразеологизме обусловлено представлением о традиционном женском творчестве. Пол как явно, так и неявно выраженный. раскрывает знания о таких культурных концепциях, как мужественность и женственность, присущих тому или иному обществу. Неявный гендерный макрокомпонент определяется в пределах трех концептуальных сфер: мужского, женского, межгендерного. Сравните, например, неявно выраженный межгендерный макрокомпонент в , чтобы почувствовать себя королевской семьей , что означает «чувствовать себя членом королевской семьи, чувствовать себя величественным» и его аналоги, т.е.е. фразеологизмы с явно выраженным гендерным макрокомпонентом: , чтобы почувствовать себя королевой, и , чтобы почувствовать себя королем.

Дата: 23.05.2015; вид: 1552;

ФРАЗЕОЛОГИЯ

11.1. Свободные группы слов и фразеологизмы.

11.2. Классификация фразеологизмов.

11.3. Происхождение фразеологизмов.

11.1. Слова в речи объединяются в группы слов или словосочетаний.

Все группы слов разделены на свободных групп слов и фразеологизмов . Свободные группы слов образуются в речи по некоторым структурным и семантическим образцам; они традиционно изучаются синтаксисом. Они относительно бесплатны только потому, что существуют определенные коллокационные ограничения.

e.г. «Черноглазая девочка» - это нормально, но мы исключаем «Черноглазый стол» , потому что это не имеет смысла.

Таким образом, с одной стороны, свободные группы слов подчиняются требованиям логики и здравого смысла. С другой стороны, отношения между их компонентами регулируются правилами грамматики и лексической сочетаемости. Последние ограничения часто невозможно объяснить,

например - высокий человек / здание / дерево, , но - высокая гора, , хотя высокий и высокий являются синонимами.

Нет никакой разницы между стадом и стадом , за исключением того, что первое используется с птицами, овцами и козами , а второе - с коровами , козами и слонами .

Таким образом, свободные группы слов называются так не из-за абсолютной свободы отношений между их компонентами, а потому, что они каждый раз заново выстраиваются в речи.

Фразеологические единицы - это группы слов особого вида, изучаемые фразеологизмом.« Фразеологический блок - это устойчивая группа слов, характеризующаяся полностью или частично перенесенным значением». (А.В. Кунин)

В современной лингвистике существует значительная путаница в терминологии. Ph. Единицы называются «фиксированные фразы, фиксированные фразы, эквиваленты слов, идиомы, клише и т. Д.» Эти термины отражают основные дискуссионные вопросы фразеологии и разные точки зрения на тел. единицы.

Термин «словесный эквивалент» подчеркивает, что в речи, тел.единицы могут функционировать как отдельные слова или как отдельные тел. единицы могут быть заменены одним словом,

например пнуть ведро = умереть.

Термин "фиксированная / заданная фраза" подразумевает стабильность (фиксированность) тел. единицы, которые используются в речи как готовые единицы,

например , собственно говоря, внезапно; сравнений, таких как , мертвые, как дверной гвоздь, быстрые, как вспышка.

Стабильность означает, что вы не можете изменить порядок или заменить компоненты другими словами, имеющими аналогичное значение,

e.г. тишина и покой, но не тишина и покой,

бесплатно , но не бесплатно.

Термин идиома подчеркивает идиоматичность или отсутствие мотивации. Этот термин используется британскими и американскими лингвистами как синоним термина «тел. Единица», но в нашей стране обычно применяется к тел. единицы с полностью переданным значением, смысл которых нельзя предсказать исходя из значений и расположения их элементов, , таких как «пнуть ведро», означающее «умереть», что, очевидно, не имеет ничего общего с ногами или ведрами.

Существует , , два основных критерия для различения между свободными группами слов и тел. ед .:

1. Семантический критерий.

(a) Ph. Единицы характеризуются семантическим единством , то есть они семантически не поддаются анализу, потому что значения составляющих сливаются, чтобы произвести новое значение,

например, « темная лошадка» - это человек, о котором ничего не известно.

По этому тел. единицы подобны словам. Но слова также обладают структурным единством, которое тел. единицы - нет, будучи группами слов.

(б) Ph. Единицы характеризуются переданным значением (идиоматичность). Идиоматичность - это вопрос степени. Семантическое изменение может затронуть либо всю группу слов, либо тел. единица имеет полностью переданное значение,

например «волк в овечьей шкуре» означает враг, который выдает себя за друга,

«пролить бобы» - раскрыть секрет,

, или это может повлиять на значение одного компонента, при этом другой сохранит свое обычное значение, затем тел.единица имеет частично переданное значение,

например . "светская беседа" - светская беседа,

"закадычный друг" - близкий друг.

2. Структурный критерий.

(а) лексическая стабильность, или ограничение на замену,

например «холодно относиться к кому-л.» означает относиться к кому-л. Холодно, но «проявлять теплоту» не имеет смысла.

(б) ограничение на внесение каких-либо дополнительных компонентов в тел. единица,

например «носить сердце на рукаве» , но не «носить сердце на левом / правом рукаве».

(c) морфологическая стабильность (морфологические ограничения), т.е. компоненты имеют несовершенные парадигмы, они используются в данной грамматической форме, но не используются в других,

например В «от головы до стопы » существительное используется в Sg, но не в Pl.

В "отвлекающий маневр" ("что-либо сомнительное или неуместное для отвлечения внимания от обсуждаемой темы") прил. красный не может использоваться в сравнительной степени, но существительное может быть Pl.

(г) синтаксические ограничения, т.е. тел. агрегат имеет устойчивую (жесткую, фиксированную, «замороженную») конструкцию,

например порядок компонентов фиксирован: «от головы до стопы» , но не «от стопы до головы»;

некоторые тел.единицы могут использоваться в пассивной форме, но другие не могут,

например «пролить фасоль» - «фасоль пролита» , но не «ведро выбито».

Стабильность , как идиоматичность, зависит от степени, т.е. единицы более фиксированы, чем другие, ограничения варьируются от тел. единица к тел. Блок. Идиомы, например, являются обычным явлением. фиксируется в форме (для дождя кошек и собак, , но не "собаки и кошки" или "кошки и коровы") .Однако здесь может быть некоторая свобода действий: например, как минимум три глагола могут использоваться в идиоматическом слове ph. unit «Это все равно, что биться / биться / биться головой о (кирпичную) стену». Хотя тел. единицы обычно просто вставляются в речь и письмо, иногда они подлежат творческой адаптации в стилистических целях,

например «с другой стороны» радикально адаптирован в статье о львах: «Самке нужно место, где будет достаточно еды для выращивания котят, даже в год, когда еды не хватает. На другой лапе, , у самца гораздо больший ареал обитания, который обычно совпадает с таковым у нескольких самок ".

Даже бегло говорящие в пылу разговора нередко смешивают или соединяют две идиомы или словосочетания, формы и значения которых схожи,

например «Он настоял на своем», стыковал «застрял на своем оружии» и «устоял на своем»; «Язык играет здесь решающую роль.« смешение »является решающим фактором« и »играет решающую роль».

11.2. Существует значительное количество классификаций тел. единицы, основанные на разных принципах.

1. Традиционный и старейший принцип - «тематический» . Он широко используется в англоязычных и американских справочниках по идиомам, разговорникам и т. Д. Единицы Ph. Классифицируются по сфере человеческой деятельности, жизни, природы, природных явлений и т. Д. В этой классификации мы находим группы фразеологизмов, используемых моряками. , охотники, солдаты и др.и связаны с домашними и дикими животными, сельским хозяйством, кулинарией, спортом, искусством и т. д.

например Ph. Единицы, связанные с морем и жизнью моряков, особенно многочисленны в английском языке: , чтобы быть в море, тонуть или плавать, в глубокой воде, на малой воде, to weather (out) / to ride out the storm, to be в одной лодке и т. д.

Тематическая классификация не учитывает лингвистические особенности тел. единицы.

2. Известная классификация, разработанная академиком Виноградовым, была первой на основе семантического принципа .Он учитывает степень идиоматичности и выделяет три класса тел. ед .:

1) тел. слияния , которые полностью немотивированы и идиоматичны, т.е. их значения не могут быть выведены из значений и расположения их составляющих,

например волокита, чтобы показать белое перо («показать трусость»).

2) тел. единиц , которые частично мотивированы. У них есть перенесенное значение, но метафора, на которой основано изменение значения, ясна,

e.г. публично стирать грязное белье, показывать зубы.

3) тел. словосочетания (или комбинации), которые стабильны, но мотивированы (неидиоматичны), например принимать что-то как должное, чтобы одержать победу .

Данная классификация не учитывает структурную характеристику тел. единицы. Кроме того, граница между первыми двумя классами нечеткая и субъективная.

3. Функциональный принцип классификации основан на умении тел.единицы для выполнения тех же синтаксических функций, что и слова. Следующие группы тел. Идентифицировано единиц:

словесный, например говорить через шляпу;

основной, например птиц пера, белая ложь;

прилагательное, например в целости и сохранности, безумный как шляпник;

наречие, например хладнокровно, из любви или денег;

междометный, например Боже милостивый! Джорджем!

4. Классификация, предложенная профессором А.В. Кунина основан на совмещенном структурно-смысловом принципе и степени устойчивости тел. ед. . Отделения Ph. Делятся на , , следующие за , четыре класса в соответствии с их функцией в коммуникации, определяемой их структурно-семантическими характеристиками.

1) номинативные тел. Единицы (которые функционируют как слова, именные объекты), в том числе с одним значащим словом, координирующие фразы типа "хорошо и хорошо" , а также группы слов с предикативной структурой, типа "посмотри, как лежит земля".

2) номинативно-коммуникативная тел. ед., устные тел. единицы типа «разбить лед» , которые можно преобразовать в предложение с глаголом, используемым в пассивной форме: «лед сломан».

3) тел. единицы, которые не являются ни именительными, ни коммуникативными (интеръекционные группы слов),

например Да благословит меня Бог! Боже мой!

4) коммуникативный тел.ед. (пословицы и поговорки),

например Украденные поцелуи сладкие. Все честно в любви и войне .

Эти четыре класса далее делятся на подгруппы в соответствии с типом структуры тел. единиц и степени передачи смысла.

11.3. По их происхождению тел. единицы делятся на , , родные, , и , , заимствованные, , .

Родной тел.единицы отражают образ жизни, обычаи и традиции, верования, суеверия английского народа, факты английской истории,

например есть многочисленные тел. единицы со словом «голландский» все из которых имеют негативный оттенок из-за войн Англии с Голландией: голландское мужество «Вдохновленный алкоголем», «голландский дядя » - «суровый критик».

Какой-то родной тел. единицы происходят из английской литературы. Первоначально они были созданы выдающимися английскими писателями, и они стали частью языка, потому что они издавна высоко ценились,

e.г. тел. Особенно много единиц, заимствованных из текстов Шекспира: , чтобы носить сердце на рукаве (Отелло), , рай для дураков, (Ромео и Джульетта), , зеленоглазый монстр, (Отелло).

Привлеченные тел. Единицы подразделяются на:

(1) межъязыковые заимствования , т.е. заимствованные из других языков,

например голубая кровь и пятая колонна (с исп.) , гильдия юноши (с французского).

Среди этих заимствований выделяем библицизмов , т.е. те тел. единиц, которые происходят из Библии,

например бросать жемчуг перед свиньями, запретный плод, корень всех зол,

и заимствований из греческого и латинского языков , т. Е. Из классических культур,

например Греческая мифология: яблоко раздора, дамоклов меч.

(2) внутриязычных заимствований , которые первоначально возникли в американском или австралийском варианте английского языка,

e.г. , чтобы высадить не то дерево, чтобы он выглядел как миллион долларов.

единиц Ph. При осторожном использовании обогащают язык, но перегруженная ими речь теряет свежесть и оригинальность.




:

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Лекция № ppt скачать

Презентация на тему: «ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ, лекция № 12» - стенограмма презентации:

1 ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Лекция № 12
Григорьева М.

2 ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ Фразеология как раздел языкознания. Проблема терминологии Определение фразеологизмов. Критерии для фразеологизмов Три подхода к изучению фразеологизмов Классификация фразеологизмов

3 Фразеология - раздел лингвистики, возникший в 1940-х годах.
изучает фразеологические единицы языка.

4 Объект фразеологии фразеологизмов, их сущность,
как они функционируют в речи

5 Проблема терминологии
Задать выражение идиома Задать фразу фиксированные группы слов словесный эквивалент фразеологизма


6 Фразеологические единицы Фразеологические единицы - это группы слов, которые невозможно составить в процессе речи, они существуют в языке в виде готовых единиц (идиом).Они составлены в специальных словарях.

7 Фразеологические единицы немотивированные группы слов
не могут быть свободно составлены в речи, воспроизводимой как готовые единицы, структурно устойчивые обладают устойчивостью лексических компонентов, воспроизводимых в виде единичных неизменяемых словосочетаний

8 Критерии выделения групп свободных слов от фразеологизмов
семантический критерий структурный критерий синтаксический критерий

9 Группы слов без семантических критериев каждая значимая
компонент обозначает отдельную концепцию фразеологические единицы красного цветка передают единое понятие волокита

10 Семантический критерий Фразеологические единицы характеризуются разной степенью семантического изменения: семантическое изменение может повлиять на всю группу слов («полное переданное значение»), чтобы кататься на коньках по тонкому льду (рисковать), иметь сердце в сапогах (быть беспокоиться о чем-л.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top