Разное

Книга татуировки заключенных – ..

Содержание

подлинные значения тюремных татуировок . Чёрт побери

По словам обладателя татуировки, одно время в КПСС работали специальные сотрудники. Они удовлетворяли жен партаппаратчиков в те моменты, когда сами партийные бонзы развлекались на закрытых дачах с «госпроститутками». По мнению художника, спецсотрудник выглядел именно так.

Эта необычная татуировка скопирована с плеча дважды судимой женщины в исправительно-трудовой колонии города Ангарска в 50-х годах. Сделана в память о друге, погибшем в автомобильной аварии. Исполнение заставляет желать лучшего: портрет больше похож на фоторобот с нимбом.

Неудивительно, что носитель этой татуировки недолюбливал СССР. Осиротев перед войной, в 1941-м, он стал беспризорником. В 14 лет попал за кражу в колонию, сбежал и дальше занимался кражами на железной дороге в редкие промежутки между отсидками. Воры в законе нарекли его Федей-Вагоном.

Ругательно-жалостливая псевдосиротская татуировка. Скопирована с живота вора в 1979 году. Относится к разряду объяснительных татуировок, с помощью которых носитель пытается объяснить окружающим, что стал вором не от хорошей жизни, а исключительно чтобы не умереть с голоду.

60-е годы. Вариант карикатурной антикоммунистической татуировки, принадлежащей злостному нарушителю режима содержания в местах лишения свободы. В некоторых зонах подобные татуировки удалялись хирургическим путем по приказанию администрации, но их все равно продолжали колоть.

Это сейчас обменные пункты валюты есть даже в детских садах. А вот раньше попытка купить или продать доллары каралась статьей 88 УК РСФСР. Вероятно, за упорное нежелание узаконить подобные операции выколотый на груди осужденного валютчика Брежнев награжден гигантскими рогами.

11Украсить свою ягодицу политической карикатурой на Горбачева пожелал осужденный за мелкое хулиганство в 1993 году. Возможно, татуировка на заднице и является некой формой политического протеста, но, чтобы этот протест выразить, приходится каждый раз снимать штаны.

12Обладатель татуировки — участник чеченской войны 1994–1996 годов. Наилучшим местом для ее размещения он также посчитал собственный зад, чем привлекал внимание окружающих в бане. Вот ты бы хотел, чтобы в бане все смотрели на твою задницу? Тогда ничего на ней не рисуй.

13В принципе, такую же татуировку могут сделать себе процентов пятьдесят офисных тружеников, которые в момент рождения сына находились на рабочих местах, хотя и постоянно звонили на мобильный жене. Другим пятидесяти процентам придется заменить первые три слова на «моя дочь родилась».

14Татуировка с портретом любимой женщины убивает сразу трех зайцев. Во-первых, девушка понимает, что чувства у парня серьезные. Во-вторых, окружающие видят, какая у парня девушка, и завидуют. И в-третьих, сам парень всегда может увидеть любимую в душе и вспомнить, как она выглядит.

15Эта художественная татуировка украшала живот женщины, осужденной за убийство мужа старшей сестры в 1968 году. Муж был пьяницей и измывался над всей семьей, хотя на семейном портрете он выглядит вполне благообразным. А аббревиатура «ОМУТ» означает: «От меня уйти трудно».

16Как пояснил владелец кота, в татуировке зашифровано его обращение к человечеству: «Я — вор-рецидивист. У меня нет средств, чтобы содержать совесть». Вообще, кот — один из самых популярных символов авторитетного вора. Он символизирует ловкость и воровскую удачу.

171994 год. Татуировка судимого за хулиганство. Леопард, как и кот, символизирует уважаемого рецидивиста. Все остальное непотребство рождено больной фантазией этого рецидивиста на тему того, как он однажды вернется на родимый порог и обнимет любимую.

18А вот эта картина украшала низ живота молодой проститутки, находившейся под контролем «мохнаткиных дубаков» (сутенеров-рэкетиров — в переводе с фени). Обещание сытости и прочего благополучия богатой лапой не исполнено: последние дни женщина провела в приюте для бомжей.

19Предельно понятная татуировка, лишенная всякого тайного смысла. Ясно, что ее носитель — украинский националист. Ясно, что он терпеть ненавидит русских. И не менее ясно, что из-за того, что он всю жизнь проносил на груди эту наколку, ни один москаль не принял решения срочно убраться из Украины.

20Популярная воровская татуировка 60-х годов. Призвана наводить ужас на собеседника и сообщать всем и каждому, что ее носитель — честный рецидивист, который не пощадит никого в борьбе за воровскую идею. Исполнена художником в законе, доказавшим свое знание блатной символики.

21Как объяснил носитель, «с него, как с молдаванина», требовали взятку дружинники, задержавшие его в нетрезвом виде. Получив отказ, дружинники попытались взять взятку сами, но он им «крепко вломил», за что получил пять лет и отсидел их в Коми АССР. Там же была сделана татуировка на память.

22Памятная художественная татуировка участника войны в Афганистане, бывшего летчика. Скопирована в 1996 году. К сожалению, некоторые ветераны-афганцы, вернувшись домой, вступали в преступные группировки. В противном случае эта наколка вряд ли попала бы в тюремную коллекцию.

23Фашистская антисемитская татуировка. Наносилась злостными нарушителями режима содержания в 50–60-х годах. Удалялась по приказу администрации лагеря принудительно — хирургическим путем без всякого обезболивания. В общем, в лучших фашистских традициях.

24Русская воровская патриотическая татуировка. Украшала грудь выходца из амурских казаков и имела широкое распространение среди зэков, отбывавших наказание в Амурском крае в 40–50-х годах. Правда, при вынесении приговора русскость и богоизбранность на срок никогда не влияла.

25Каяться коммунистов призывал отнюдь не священник, пострадавший за убеждения. Татуировку носил обыкновенный вор, осужденный в 60-е годы за кражу государственного имущества. А колол ее прирожденный художник, занимавшийся до тюрьмы подделкой магазинных чеков.

26Скопирована в спецприемнике административно задержанных за мелкое хулиганство в 80-е годы. Обладателя этой татуировки судили по статье 206 УК РСФСР («Хулиганство») за срыв флагов и транспарантов во время празднования очередной годовщины Октябрьской революции.

27О новых нациях и чертях-марксистах человечеству решил сообщить персонаж, осужденный в 1952 году за кражу и мелкое хулиганство. Большинство подобных татуировок не имеет никакого отношения к диссидентству. Они лишь означают отказ от любого сотрудничества с властью.

28Так называемый «оскал отрицаловки» — еще одна характерная татуировка злостного нарушителя режима содержания в местах лишения свободы. Неудивительно, что шансов выйти за примерное поведение у него не было никаких. Зато возможностей получить новый срок — более чем достаточно.

29Рисунок скопирован в 1979 году. Очередное клеймо «отрицаловки» и еще один показной наезд на марксизм, на сей раз — с использованием героического образа Родины-матери. Впрочем, это вовсе не значит, что у носителя нет ничего святого. Ведь крест же там зачем-то присутствует?

30Оскорбительная татуировка, выколотая насильно на груди подонка, неоднократно судимого за развратные действия и половые сношения с малолетними. Татуировка сделана почти 70 лет назад, но и сейчас в тюрьмах подобных персонажей метят приблизительно так, если что-то мешает сразу убить.

chert-poberi.ru

Татуировки заключенных. Балдаев Данциг Сергеевич - «Кольщик не коли мне купола! Именно из этой книги один известный мессенджер брал всеми любимые стикеры.»

Я просто обожаю книги, которые выходят небольшим тиражом и имеют весьма узкую специализацию. Любовь к классической литературе у меня убили в школе, тем самым сделав из меня литературного бунтаря того времени. На прочтение "войны и мира" с неактуальным сюжетом и бесконечными балами (к этому слову даже уместно поставить букву"е") тратьте время сами. А вот Солженицын, Сорокин и Степанцов это пожалуйста.

Обладая работой с определенной направленностью прикупил книжку " татуировки заключенных" автор Балдаев Данциг Сергеевич.

Издательство "Лимбус Пресс" количество экземпляров 5000 шт. Я даже не знаю к какому разделу отнести эту книгу т.к. в ней умещается и искусство и научно-изыскательская работа, а так же морально-обучающая сторона. Книга основана на сборе информации сотрудника правоохранительных органов Балдаева Е.С.

Данциг Балдаев - сын врага народа из Бурятии, надзиратель "Крестов" и автор многочисленных рисунков об ужасах ГУЛАГа - много лет собирал легендарные "наколки" советских заключенных

Книга мне обошлась в 922 рубля. После смерти автора теперь эти экземпляры стоят от 5 тысяч (вхорошемсостоянииценадоходитдо13тыс.). Нужно было штучки три прикупить и немного побарыжить:-)
Как видно из названия, вся книга основана на татуировках заключенных. Они собирались с 1948 года и по 2000г. Всё соответствовало своему времени.

Если сейчас любой "пионер" может набить всё что угодно, то раньше татуировку нужно было заслужить. Это касается не только тюрьмы. На том же флоте или ВДВ рисунки делались только в путь.

Условно книгу можно разделить на три части.

  • Мужская татуировка
  • Женская татуировка
  • Аббревиатуры и история

Мужская татуировка

Ей отведено порядка 90 страниц из 166.

Представлено масса фото, а так же за какие "заслуги" они делались.

Как определять по татуировкам год, место рождения, статью, название лагеря осуждённого и его личностную характеристику — знал Данциг Балдаев. Коллекционер тюремных татуировок и собиратель тюремного фольклора

Как не странно, но подобные татуировки используются до сих пор.

Лично я не в каких условиях не стал бы колоть себе т.к. обозначаться не имеет смысла. Жизнь меняется и в ней лучше быть "безликим" до поры. Про современные татуировки вообще молчу. А вот почитать чужие художества я только за.

Цензуру пришлось прикрыть )

Сбор некоторых татуировок сопровождается фото. Автор конечно был хитЁр и пока его коллеги просто работали, то он собирал информацию для книги.

Женская татуировка.

Тут информации поменьше, но тоже кое что имеется.

Информация идет также поступательно, как и в разделе мужских татуировок. Всё разложено по полочкам и иерархиям сидения.

Этот раздел плавно перетекает в раздел жаргона.

Правда жаргон тут представлен старый, сейчас он уже немного видоизменился. Видимо это произошло из за смены власти и длительного времени сбора информации автором.
Немаловажный и интересный факт!

Кто использовал мессенджер "телеграм", тому не приходило на ум, откуда там взяты некоторые стикеры.

Дизайнеры мессенджера Telegram, принадлежащего создателю соцсети ВКонтакте Павлу Дурову, позаимствовали рисунки из книги Данцига Балдаева для стикеров мессенджера, сообщает ИА “Информ Полис”.

Да, они взяты именно из этой малоизвестной книги!

Данная книга больше посмотреть, чем почитать, но она раскроет некие грани криминального мира, которые возможно не всем пригодятся, но от тюрьмы и от сумы никогда не зарекаются.

Даже если человек не в теме, то с удовольствием полистает иллюстрации и поразится увиденному. Эта книга своего рода энциклопедия, но своеобразной направленности.

irecommend.ru

Татуировки заключенных Д С Балдае - Информация


= 608 = "Безотцовщина", "Стал вором из-за нищеты и разлада в семье".


= 609 = "До заключения служил в военно-строительном отряде", цифра 130 - номер стройотряда, дислоцированного в Л-де в Новой Деревне.


= 610 = "Судим за грабеж".
"Идейные" воры, в том числе и воры в законе, в прошлые годы, будучи второй теневой властью, в местах заключения с презрением относились к грабителям, предпочитая "чистые" кражи без насилия над жертвой, т. к. в условиях свободы они не были гарантированы от нападения грабителя.


= 611 = "Судим за разбой".
В ГУЛАГе-ГУИТЛК-УМЗ вор, совершивший тяжкое телесное повреждение или убийство, терял авторитет и назывался "утюгом" и даже презренным "бакланом" - хулиганом; их редко принимают в "уголовные лагерные семьи".


= 612 = "Воспитанник детского дома", "Сирота" (при живых родителях-люмпенах).
Обычно такую татуировку наносят несовершеннолетние уголовники в ВТК для поднятия своего авторитета перед сверстниками.


= 613 = Татуировка головы кота - символ воров. Аббревиатура "КОТ" - "Коренной обитатель тюрьмы".


= 614 = "Два года провел в дисциплинарном батальоне за воинское преступление".


= 615 = "Судим за убийство", "Судим за нанесение тяжкого телесного повреждения", "Мясник".


= 616 = Вор-гастролер, разъезжающий по городам, где совершает кражи. "Рысак", "Сегодня здесь, а завтра там".


= 617 = Татуировка воровского авторитета -"Корона" вора в законе, которые в ГУЛАГе-ГУИТЛКа-УМЗ имели почти неограниченную власть над заключенными.


= 618 = Символ татуировки - "Я вор", "Блатной".


= 619 = "Польский вор" - вор-карманник совершающий преступления в одиночку.
Выражение появилось в 1940 году после раздела Польши. Цифра "9" - срок лишения свободы, "3" - количество судимостей.


= 620 = "Прошел "Кресты" - находился в следственном изоляторе (СИЗО № 1).


= 621 = "Шестерка" - зек из низшего звена (ступени) в воровской лагерной иерархии, прислуживающий воровским авторитетам.
"Шестерка" гладит одежду, чистит обувь, исполняет роль посыльного, пишет письма, записки, приносит пищу из столовой, готовит чифир, стирает белье, носки, портянки, охраняет, докладывает о психологическом климате в среде зеков, выявляет "стукачей", по указке авторитета "сотрудничает" с оперчастью ОЛП, НТК, ИТЛ, следит за порядком в жилой и промзоне, собирает "абиссинский налог" с подопечных зеков, сторожит тумбочку с продуктами, моет в бане, предоставляет пассивных педерастов и минетчиков, расстилает и застилает постель; таких "шестерок" у лагерного авторитета может быть более десяти.


= 622 = Татуировка, символизирующая: "Отомщу за поруганную любовь". Встречается в среде зеков редко.


= 623 = "Любитель женщин", "Любитель группового секса". Имеющих такую татуировку зеки презрительно называют "пиздострадалец" и "сексуально озабоченный".


= 624 = "Мохнатый вор", "Взломщик мохнатого сейфа", "Пиздострадатель", "Половой разбойник", "Один раз сигарга, десять лет каторга", "Утонувший в шахне" - татуировка судимого за изнасилование детей, подростков, женщин.
Над сексуальными насильниками в местах заключения часто совершаются насильственые акты мужеложства, иногда групповые, т. е. "опускают" на лагерное "дно", и они становятся "неприкасаемыми".


= 625 = "Чушок" - неопрятный, грязный, глуповатый, опустившийся душой и телом, пассивный педераст, у которого нельзя ничего брать, даже спичку, чтобы не "опомоиться", "зашквариться", "законтачиться".

"Чушок" считается нечистым, с ним нельзя сидеть рядом. В столовой, в клубе у лагерного "дна" свои места, посуда, ложки отмечены просверленными дырками и моют их отдельно. "Шконка" (кровать) при выходе их на свободу или переводе в другое место очищается огнем. "Чушки" ("Чуханы") выполняют самую грязную уборочную работу, в жилой зоне у них отдельный барак или угол.


= hand1 = Рука с татуировками.


= hand2 = Рука с татуировками.


= 626 = "Вафлер" - татуировка мужчины-минетчика, глотающего мужскую сперму.
Обычно этим занимаются врожденные педерасты от природы и судимые артисты эстрады и театра. Также минетчиков называют "ласкун". Мужчина - пассивный педераст, занимающийся проституцией, - называется "прошмандовка".


= 627 = "Отсидел срок звонком" - то есть полностью, без амнистии, снижения срока заключения, без УДО по истечении двух третей срока наказания за примерное поведение и хорошую работу с перевыполнением производственного плана.
"Чушки" и сексуалы насильственные татуировки забивают (затушевывают) под татуировку "Отсидел срок звонком".


= 628 = "Люби и береги свободу" - широко распространена в среде молодых зеков.

tatto-world.ru

Криминальные татуировки российских заключенных - фотоиллюстрации к рассказам Данцига Балдаева

Фотограф Сергей Васильев решил восполнить пробелы в историях знаменитого Данцига Балдаева, которые описал жизнь и нравы в тюрьме Санкт-Петербурга. Такого рода детали нашей культуры принято не обсуждать и даже сторониться упоминания, однако это не лишает их реальности. До сих пор криминальные татуировки являются не просто изображениями, они выполняют роль целой истории на теле человека, со своими символами и своими шифрами.


Криминальные татуировки. Фото: Сергей Васильев.

Данциг Балдаев (Danzig Baldaev), чей отец был объявлен врагом народа, регулярно приходил в тюрьму "Кресты" Санкт Петербурга. Именно эти посещения отца за решеткой и дали толчок Данцигу изучать, документировать и запечатлевать такое проявление культуры, как татуировки заключенных. Это не были просто случайные наколки там-сям, это были целые поэмы в изображениях, занимающие все тело, это была история и характер, это были законы и правила, воспроизведенные с помощью чернил.


За каждой татуировкой стояла своя история. И это уже не говоря о том, как именно делались эти наколки - в антисанитарных условиях, сделанных с помощью самодельных чернил и иголок. Так легко передавались инфекции, но о таких мелочах мало кто тогда заботился - здоровье и безопасность в этих местах имели второстепенное значение. Такие татуировки были картой по воспоминаниям заключенных, они были сигналом для остальных, чего следует ожидать.

Все истории и иллюстрации Данцига были собраны во втором томе Энциклопедии российских тюремных татуировок (всего их три тома). Эти книги стали настолько информативны, что сейчас даже есть сообщество на Tumblr, которое пытается переводить записи Балдаева. Одним из таких увлеченных этой темой стал фотограф Сергей Васильев, который решил восполнить недостающие кусочки паззла.

Между 1989 и 1993 годами Сергей Васильев посещал ту же самую тюрьму (сейчас она называется следственным изолятором), но в отличие от Балдаева, не для того, чтобы зарисовывать и расшифровывать татуировки, а для того, чтобы сделать фотографии. Они стали достойными иллюстрациями тем историям, которые читатели должны были только рисовать в своем воображении. Татуировки стали не просто реальнее - теперь зритель может воочию видеть, кому они принадлежат, сопоставить скрытый смысл изображений с лицами их обладателей и чуть глубже погрузиться в странный мир криминальных татуировок - тему, которая до сих пор считается неприличной для обсуждения в обществе.

После освобождения отца Балдаева в 1940 году «за недоказанностью», Данциг работал в системе МВД, в том числе охранником в той же тюрьме, где когда-то содержали его отца.


Портреты заключенных от Сергея Васильева.


Криминальные татуировки. Фото: Сергей Васильев.


Тюремные наколки в объективе Сергея Васильева.


Зашифрованные послания. Фото: Сергей Васильев.


Необычный мир криминальных татуировок. Фото: Сергей Васильев.


История, запечатленная на теле. Фото: Сергей Васильев.


Татуировки с подтекстом. Фото: Сергей Васильев.


Тюремные наколки в объективе Сергея Васильева.


Криминальные наколки в тюрьме Санкт-Петербурга. Фото: Сергей Васильев.


Тюремные татуировки. Фото: Сергей Васильев.


Фотографии, сделанные в период с 1989 по 1993гг. Фото: Сергей Васильев.


Мир криминальных татуировок. Фото: Сергей Васильев.


Фотоиллюстрации к рассказам Данцига Балдаева.


Криминальные наколки в тюрьме Санкт-Петербурга. Фото: Сергей Васильев.

via

astori-18.livejournal.com

Данциг балдаев татуировки заключенных - tutatu

Как определять по татуировкам год, место рождения, статью, название лагеря осуждённого и его личностную характеристику — знал Данциг Балдаев. Коллекционер тюремных татуировок и собиратель тюремного фольклора.

Одиннадцать лет назад, 23 января 2005 года, умер исследователь и собиратель криминального и гулаговского фольклора Данциг Сергеевич Балдаев — заслуженный сотрудник МВД, полковник, автор книг «Феня от А до Я» в двух томах, «Татуировки заключённых» и других книг, которые издавались не только в России, но и за рубежом. Несмотря на то что сам он служил тюремным надзирателем следственного изолятора «Кресты», в автобиографии Данциг Балдаев писал: «Мы все долго жили при самом негодяйском авантюрно-бандитском правлении, и слава Богу, что оно медленно уходит, хотя ещё продолжают нас душить всякого рода „паханы“ и „паханчики“. И пока они не разделят между собой всё созданное нашими дедами и отцами, они, похоже, не будут бороться с коррупцией и организованной преступностью».

Одно из изданий Балдаева «Рисунки из ГУЛАГа» вышло в свет в 2010 году в британском издательстве FUEL Publishing. Книга содержит свыше 130 иллюстраций автора, показывающих ужасающие сцены из жизни ГУЛАГа, поражающие воображение: допросы и пытки заключённых, групповые изнасилования женщин, убийства. Тогда в Guardian журналист Роланд Браун писал: «Эти ужасающие изображения жизни советской карательной системы — неприятная смесь из фактов и аллегории». Он отмечал, что «работая в советской карательной системе, Данциг Балдаев побывал во многих тюрьмах на всей территории СССР. Он самостоятельно собирал осколки своей профессии в страшные работы садистской порнографии, которые в 1988 году посвятил Александру Солженицыну».

Guardian характеризовала Данцига Балдаева как антрополога-любителя, который не мог получить образование из-за репрессий в отношении его семьи. Британское издание проводило параллели между его работами, посвящёнными «политически мотивированным зверствам», и творчеством таких художников, как Франсиско Гойя (цикл «Бедствия войны») и Гюстав Доре (иллюстрации к «Божественной комедии» Данте).

И действительно, Данциг Балдаев, проработавший всю жизнь в системе МВД — оперативным сотрудником угрозыска, а затем надзирателем, применял в своей работе методы, которым его обучил отец — Сергей Балдаев, известный в Бурятии этнограф и фольклорист. В своей автобиографии Данциг Сергеевич писал: «Однажды я показал отцу копии татуировок зеков из «Крестов», где я работал надзирателем, и отец сказал мне: «Сын мой, собирай татуировки, фольклор зеков, их асоциальные рисунки, ведь всё это вместе с ними уйдёт в могилу».

Среди «врагов народа»

Семья Данцига Балдаева подверглась репрессиям. По подсчётам его отца, в застенках ОГПУ-НКВД, в ссылке и лагерях погибло 58 родственников. Практически все они были грамотные люди — медики, техники, землемеры, механизаторы, маркшейдеры, учителя. В возрасте 96 лет в Боханском отделении НКВД умер дед Пётр Балдаев. А в 1937 году был арестован и его отец — Сергей Петрович Балдаев, крупный учёный, первый директор бурят-монгольской семилетки, выпускник Московского института народов Востока, бывший аспирант академика Николая Марра. Его выпустили, но вновь арестовали в следующем году.

Данциг с младшей сестрой были помещены в детский дом им. Октябрьской революции в селе Икей Тулунского района Иркутской области. В детском доме находилось 156 детей «врагов народа» — репрессированного командного состава ОДВКА (Отдельной Дальневосточной Красной Армии) и Уральского военного округа, а также дети иркутской интеллигенции. Многие имели дворянское происхождение и говорили на нескольких европейских языках.

В 1940 году отца Балдаева выпустили «за недоказанностью». Ему даже выделили квартиру в Улан-Удэ, вернули мебель и дали возможность работать. Однако в 1948 году над ним вновь нависла угроза ареста. Первый секретарь ВКП(б) Бурят-Монгольской АССР Кудрявцев — зять Георгия Маленкова — потребовал, чтобы известный учёный Балдаев написал разгромную статью против «панмонголистов и низкопоклонников перед Западом». Кудрявцев занимался «очищением» Бурят-Монгольской АССР от панмонголизма с 1943 по 1951 год. Сергей Балдаев отказался писать статью и уехал в Ленинград к своей старшей дочери, которая была замужем за капитаном 2-го ранга.

В Ленинграде опальный учёный работал в Гортопе, рабочим в столовой — никуда больше не брали без прописки. И всё свободное время он проводил в Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина, занимаясь научной работой. Читательский билет ему «достал» его друг — профессор Марк Азадовский.

В 1943 году Данциг Балдаев был призван в Красную Армию и служил на границе СССР с Маньчжурией. После окончания войны и демобилизации вместе с отцом в 1948 году переехал в Ленинград. Там он сначала служил пожарным, потом охранником в ленинградской тюрьме «Кресты», затем оперативным работником МВД.

После окончания с отличием Кавказской школы милиции в 1957 году он работал в Ленинградской криминальной милиции. По роду службы Данциг Балдаев объездил десятки учреждений исправительной системы МВД — был в Средней Азии, на Кавказе, на Украине, на Севере, в Прибалтике. Всё это время он собирал материалы по языку и фольклору уголовной среды. Началось всё с того, что он подготовил специальный справочник для служебного пользования «Жаргон и татуировки» в ГУВД Ленинградской области. Затем в издательстве «Края Москвы» был издан тюремно-лагерный блатной словарь с татуировками. Как вспоминал журналист Евгений Баранов, в то время в Венгрии были изданы две книги татуировок заключённых, в Германии — энциклопедический альбом «ГУЛАГ в рисунках», а в питерском издательстве «Лимбус Пресс» — первая часть главной энциклопедии Балдаева «Татуировки заключённых», содержавшей 3 тыс. татуировок. По его работам художник Пётр Белов написал свою знаменитую картину «Беломорканал».

Страшные пятна татуировок

«Всё пережитое страной, как в зеркале, отразилось в тюремном и лагерном быте, — отмечал Данциг Сергеевич. — Кривое ли это зеркало? Не думаю — несмотря на всю подчас наивность, суеверие или извращённость представлений зеков. Идеологическая ложь, искусно разжигаемые межнациональные конфликты, унижение людей и лишение их права на достойную жизнь, на само существование — грехи государства, которые в уголовной и тюремно-лагерной среде проступили страшными пятнами татуировок и жаргона, криминальных сюжетов и извращённых представлений о строении общества, нациях, социальных идеях».

Бывало и так, что за его труд на него доносили в КГБ. Но там он «получил неожиданную поддержку: по достоинству была оценена возможность легко определять по татуировкам год, место рождения, статью, название лагеря осуждённого или разыскиваемого преступника, его конкретную личностную характеристику». И сам Балдаев, по его словам, за время службы в МВД, в Управлении уголовного розыска Ленинграда поймал более 300 воров, грабителей, убийц, насильников.

В 1981 году подполковник Данциг Балдаев вышел на пенсию. А в 90-х годах прошлого века в газетах начались публикации очерков Балдаева о криминальной России. С этого началась его известность.

Как писал Евгений Баранов, в начале 1990-х, несмотря на свои почти 70 лет, Балдаев был бодр и энергичен, улыбчив, словоохотлив. На телеэкраны и в газеты не рвался — они сами его находили, слишком уж необычен был этот «бурят-монгольский дед», внук шаманки (известной шаманкой была его бабушка). Балдаев проживал в крошечной питерской квартире, с суровой к чужакам супругой и двумя подобранными собаками. Его публикации имели один лейтмотив: «Люди, не будьте рабами, серой массой, быдлом, за которых вас считают дорвавшиеся за ваш счёт до власти и денег чиновники! Будьте свободными, сильными, счастливыми и богатыми! Не допустите, чтобы вернулось прошлое, оно было порой слишком ужасным и безотрадным!»

tutatu.ru

Криминальные татуировки российских заключенных - фотоиллюстрации к рассказам Данцига Балдаева

Фотограф Сергей Васильев решил восполнить пробелы в историях знаменитого Данцига Балдаева, которые описал жизнь и нравы в тюрьме Санкт-Петербурга. Такого рода детали нашей культуры принято не обсуждать и даже сторониться упоминания, однако это не лишает их реальности. До сих пор криминальные татуировки являются не просто изображениями, они выполняют роль целой истории на теле человека, со своими символами и своими шифрами.


Криминальные татуировки. Фото: Сергей Васильев.

Данциг Балдаев (Danzig Baldaev), чей отец был объявлен врагом народа, регулярно приходил в тюрьму "Кресты" Санкт Петербурга. Именно эти посещения отца за решеткой и дали толчок Данцигу изучать, документировать и запечатлевать такое проявление культуры, как татуировки заключенных. Это не были просто случайные наколки там-сям, это были целые поэмы в изображениях, занимающие все тело, это была история и характер, это были законы и правила, воспроизведенные с помощью чернил.


За каждой татуировкой стояла своя история. И это уже не говоря о том, как именно делались эти наколки - в антисанитарных условиях, сделанных с помощью самодельных чернил и иголок. Так легко передавались инфекции, но о таких мелочах мало кто тогда заботился - здоровье и безопасность в этих местах имели второстепенное значение. Такие татуировки были картой по воспоминаниям заключенных, они были сигналом для остальных, чего следует ожидать.

Все истории и иллюстрации Данцига были собраны во втором томе Энциклопедии российских тюремных татуировок (всего их три тома). Эти книги стали настолько информативны, что сейчас даже есть сообщество на Tumblr, которое пытается переводить записи Балдаева. Одним из таких увлеченных этой темой стал фотограф Сергей Васильев, который решил восполнить недостающие кусочки паззла.

Между 1989 и 1993 годами Сергей Васильев посещал ту же самую тюрьму (сейчас она называется следственным изолятором), но в отличие от Балдаева, не для того, чтобы зарисовывать и расшифровывать татуировки, а для того, чтобы сделать фотографии. Они стали достойными иллюстрациями тем историям, которые читатели должны были только рисовать в своем воображении. Татуировки стали не просто реальнее - теперь зритель может воочию видеть, кому они принадлежат, сопоставить скрытый смысл изображений с лицами их обладателей и чуть глубже погрузиться в странный мир криминальных татуировок - тему, которая до сих пор считается неприличной для обсуждения в обществе.

После освобождения отца Балдаева в 1940 году «за недоказанностью», Данциг работал в системе МВД, в том числе охранником в той же тюрьме, где когда-то содержали его отца.


Портреты заключенных от Сергея Васильева.


Криминальные татуировки. Фото: Сергей Васильев.


Тюремные наколки в объективе Сергея Васильева.


Зашифрованные послания. Фото: Сергей Васильев.


Необычный мир криминальных татуировок. Фото: Сергей Васильев.


История, запечатленная на теле. Фото: Сергей Васильев.


Татуировки с подтекстом. Фото: Сергей Васильев.


Тюремные наколки в объективе Сергея Васильева.


Криминальные наколки в тюрьме Санкт-Петербурга. Фото: Сергей Васильев.


Тюремные татуировки. Фото: Сергей Васильев.


Фотографии, сделанные в период с 1989 по 1993гг. Фото: Сергей Васильев.


Мир криминальных татуировок. Фото: Сергей Васильев.


Фотоиллюстрации к рассказам Данцига Балдаева.


Криминальные наколки в тюрьме Санкт-Петербурга. Фото: Сергей Васильев.

via

rama909.livejournal.com

Татуировки уголовных заключенных Соловков

Татуировки с Соловецкой темой
Соловецкий уголовный заключенный. Архивное фото. Словки, 1928 (?)

"В начале 20-х на Соловецких островах были созданы лагеря. Туда отправлялись и уголовные элементы, и лица, представлявшие потенциальную опасность для нового режима, и священники, которые не пошли на соглашательство с большевиками. Эти священники собрали на Соловках свой Вселенский собор, на котором решили создать свое "черное движение" в защиту России и православной церкви. Священников поддержали уголовники, в большинстве своем бывшие людьми верующими и недовольными атеистической политикой большевиков (Это действительно имело место. Академик Дмитрий Лихачев в интервью говорил о Соловках: "...я сидел в камере, среди уголовников, тогда уголовники очень хорошо относились к контрреволюционерам, к интеллигенции". Радио "Свобода", 02.10.1999. Прим.Ред.). Почувствовав угрозу, власти запретили проведение религиозных обрядов, ношение нательных крестов. Тогда заключенные стали выкалывать кресты на своих телах, а количество отсиженных лет они обозначали количеством куполов на также наколотых храмах. В этом движении участвовали и блатные авторитеты, завоевывающие там все лучшие позиции. И до сих пор статус "вора в законе" является аналогом монашеского.

В Соловках зэк без татуировки за человека не считался...

"Я сейчас могу с вами разговаривать, а ведь за наши разговоры вы бы загремели и я. Ну, я старый, меня бы сразу расстреляли, а вас... ну, самое меньшее - червонец получили бы.

Я посетил десятки колоний, в том числе лагеря военнопленных. Я приходил в комендатуру, там обыск - раздевают донага, а я смотрю татуировки. Память у меня была хорошая, выходил в туалет и быстро перерисовывал, а после я уже обрабатывал их" (Данциг Балдаев. В интервью Радио-Свобода 26.05.2003).

Поделиться в социальных сетях

А тема-то оказалась страшной...

Первоначально эта страничка, называемая "Соловецкая наколка", задумывалась как развлекательная часть раздела ерунды и курьезов с Соловков. "Тату", "наколки", "приколы"... Казалось бы, что тут может быть серьезного?

А тема оказалась страшной. Дело в том, что на Соловках впервые столкнулись формальные правила уголовного мира – традиция рисования на коже символов жизни заключенного, этапов его тюремной биографии, со страшным и еще тогда не всем понятным советским террором. Многих воров за откровенно антисоветские рисунки на собственном теле убивали. А они, последовательно отрицая дикую новую власть, продолжали колоть на своей груди правду. Кололи и гибли. Впрочем, среди уголовников были и те, кто верно служил преступной ЧК-ОГПУ.

На соловецких уголовных заключенных были сделаны татуировки того времени. В большинстве своем они отражали уголовные представления о чести, либо "историю жизни" уголовника. Реже встречались татуировки с темой СЛОНа или Соловков. Архивное фото. Соловецкий лагерь особого назначения. Соловки, предположительно 1928 год.

На наколках, срисованных с тел воров в законе и уголовных авторитетов, сидевших в Соловках в 1929-1939 годах, первое изображение соловецких храмов со снесенными крестами... Первое! На них обезображенные соборы без крестов, россыпи черепов у соловецких стен... и профиль Ленина со словом "ВОР" рядом. Страшная ирония, то ли правда, то ли насмешка. ВОР - Вождь Октябрьской Революции... "...уголовный мир никогда не признавал никакой другой власти, кроме власти воров. Даже когда в 30-40-е годы урки "кололи под сердцем" профили Ленина и Сталина, в этом не было ничего, кроме "изощренной" хитрости: считалось, что выстрелить в вождей у охранников рука не поднимется. Ох как они ошибались! Кстати, как только опасность внесудебной расправы миновала, у татуированного Ильича сразу же "выросли" рога и копыта, а ..." Сталина окружили черти и черепа (Д.Балдаев в интервью Виктору Бова. 1969).

Посмотрите на татуировку ОГПУ-СЛОН: там на стенах древнего соловецкого кремля символы новой соловецкой власти – две звезды. Разные звезды. Этот великий неизвестный тюремный художник за много лет до Солженицына заметил и запечатлел то, о чем Александр Исаевич отважился сказать только сейчас, в книге-исследовании "200 лет вместе". "Мы все долго жили при самом негодяйском авантюрно-бандитском правлении... Идеологическая ложь, искусно разжигаемые межнациональные конфликты, унижение людей и лишение их права на достойную жизнь, на само существование - грехи государства, которые в уголовной и тюремно-лагерной среде проступили страшными пятнами татуировок и жаргона..." (Д.Балдаев).

На другой татуировке (СЛОН ББК - Соловецкий Лагерь особого назначения Беломоро-балтийский канал) каторжная тачка полная черепов. Дырки в черепах в форме символов веры – православная, католическая и мусульманская. Даже сейчас все молчат о том, что именно в Соловках впервые советская власть начала лагерный геноцид по национальному и религиозному признаку. Не в фашистской Германии, а в советской России. (Подробно об этом на страницах сайта – Украинские Соловки, Татарские Соловки, Католики в Соловках... ).

Тюремная легенда о "Черном движении" традиция накалывать на груди кресты и соборы родилась в Соловках

Со временем власти стали вести все более активную войну против объединенного "черного" и "блатного" движения. Начались "ломки" "черных" зон, в противовес им создавались "красные" зоны. Наряду с физическим уничтожением лидеров "блатного" движения власти изыскивали "авторитетов", которых можно было склонить к выходу из этого движения. Люди такие, прозванные "суками", нашлись, и по зонам пошла настоящая война, прозванная "сучьей". Власти не делали попыток остановить ее, считая, что чем больше зеков погибнет, тем лучше.

Остатки "черного" движения сохранились до сих пор, хотя "черных" зон почти не осталось. Тем не менее, стоит заехать в какую-нибудь пересыльную тюрьму настоящему "вору в законе", как возрождается дух заключенных, а администрация умеряет свой пыл.

И до сих пор накалывают зеки на своем теле кресты и соборы". (Владимир Леонидов. Тайный советник. С.Петербург, 15.08.2000).

• Более 20 легенд Соловков размещены на странице "Легенды и мифы Соловецкого архипелага"

Поделиться в социальных сетях

Корни войны "сук" и "воров" лежат вне соловецкого концлагеря

"Итак, по поводу сук и воров. Мне кажется, корни этого явления лежат совсем не в соловецком периоде советской репрессивной системы. Со ссылкой на Варлама Шаламова лишь отмечу, что такая дифференциация в среде уголовников вошла в обиход после войны, когда в лагеря стали возвращаться те "жиганы" и им подобные, которые приняли в 1942-1944 гг. из рук властей оружие, пополнили штрафные роты, сумели выжить и реабилитированные вернулись в общество. Но на то они и воры, чтобы на воле долго не задерживаться, и после 1945 они начинают массово возвращаться в лагеря. А те, кто не пошел на поводу у администрации и не пожелал "искупать вину кровью" и остался в зоне, терпя, возможно, голод и унижения, принимают воевавших, как ренегатов, ставят их вне воровского закона и объявляют "суками". "Суки" кооперируются, чтобы не быть перебитыми поодиночке. Развызываются боевые действия с применением подручных средств. Администрация поощряет самоистребление контингента "друзей народа", за последние 15 лет ей порядочно поднадоевщего. Лет через 10 острота конфликта спадает.

Дальше. Не сильное ли это заявление про "монашеский статус"? Варлам Шаламов бы точно не согласился! А если уж и использовать термин "монашеский статус" - то наоборот, монаха чуждого человеческой природе грязного подземного ордена. К тому же сейчас этот монашеский статус воры покупают и продают за доллары - обмельчали нынче уголовные авторитеты. Другие времена пришли: все больше бандитов, а не воров.

Не хочется, чтобы у читателей сайта "СоловкиЭнциклопедия" сложилось мнение, что воры - это эдакие по-своему верующие люди, по-своему боровшиеся с "красными палачами" и их топорами-наганами (извините, уж больно мне понравилось это словосочетание, прям-таки лексическая находка)!

Советы были в сотню раз либеральнее к уголовному элементу, взяв на вооружение разработанную "передовой советской юридической мыслью" концепцию об исправлении и постепенной интеграции в общество представителей преступного мира. И напротив в отношении политических противников советы были несравненно жестче царизма, и вся история СЛОНа - хорошая тому иллюстрация. Действительно, вначале сосланные на острова бывшие союзники большевиков - СР-ы, левые СР-ы, меньшевики и анархисты пользовались определенным набором льгот, которые к середине 1930 были у них отобраны. На всем протяжении существования СЛОНа никакой пощады не было КР (контрреволюционерам), куда попали белогвардейцы, неуспевшие сбежать представитель старой элиты, бескомпромиссное духовенство (несергианцы), сектанты всех толков, члены буржуазных партий старой ГД. В 1937 этот список пополнили троцкисты (КРТД-контрреволюционная троцкистская деятельность, практически основной костяк 58-й статьи).

Но роль уголовшины администрация определила себе однозначно: это были ее помощники в деле физического уничтожения КаэРов, лагерные штурмовики. Они получили максимум послаблений! Так зачем же им быть принципиальными противниками соввласти? Эта власть была им одинаково чужда, как политические взгляды других узников, а вот мимкрировать под ее сторонников уголовникам вполне удавалось." (Котов Андрей. Комментарий к странице "Соловецкие татуировки". Онлайн-издание "СоловкиЭнциклопедия", www.solovki.ca, 2007)

Поделиться в социальных сетях

www.solovki.ca

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Back To Top