Разное

Березин дмитрий – Художник, реставратор Дмитрий Березин

Дмитрий Березин. О работе священника и прихожанах

– Чем занимается священник?
– Основная задача священника — совершение богослужений и таинств, например крещений, венчаний и т.д. Но, помимо этого, у прихода как у юридического лица есть широкий спектр организационной деятельности (документооборот, бухгалтерия, учет кадров), в которой священник принимает участие.
Кроме того, в идеале каждый приход ведет просветительскую и социальную деятельность. Организует воскресные школы для детей и взрослых, кружки, клубы, мероприятия для детей и молодежи, создает «дома мамы» для женщин, оказавшихся в критической ситуации, помогает престарелым или одиноким людям, людям с инвалидностью. Все эти вопросы ложатся на плечи настоятеля прихода, а он уже распределяет задания между священниками, сотрудниками прихода и прихожанами (добровольцами).

– Чем настоятель прихода отличается от обычного священника?
– Настоятель — это руководитель конкретного прихода. К примеру, представьте приход, в котором служат три священника. Один из них будет настоятелем, а два других — клириками, то есть, они будут совершать богослужения, но самостоятельно не будут отвечать за административные вопросы — только в той мере, в какой их привлекут.

– Как священник может стать настоятелем прихода?
– Все кадровые вопросы фактически решаются управляющим епархией, в нашем случае — митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием, при участии благочинного. Благочинный просит благословение назначить настоятелем прихода того или иного священника, давая ему рекомендацию. Если митрополит дает на это свое благословение, выпускается соответствующий указ, а затем перевод оформляется юридически.

– Кто такие митрополит и благочинный?
– В большинстве случаев епархия или митрополичий округ совпадает с границами той или иной области, в моем случае — Московской. Московской областной епархией руководит митрополит Ювеналий. Митрополия может делиться на викариатства, а внутри викариатства — на благочиния. В Московской областной епархии 51 благочиние, в основном их границы совпадают с границами того или иного района. К примеру, Видновское благочиние совпадает с границами Ленинского района Московской области.
Во главе благочиния стоит благочинный, который отвечает за большинство вопросов на его территории. Благочиния, в свою очередь, делятся на приходы, у каждого из которых имеется настоятель.

– Как проходит рабочий день священника?
– Список дел изо дня в день может быть очень разным. Несколько дней в неделю священник начинает с совершения литургии. В эти дни он просыпается в 6:30 — 7:00, читает определенные молитвы перед службой и, не позавтракав, едет в храм. Он совершает службу, допустим, до 11 утра, после обычно трапеза (если успеет), а затем в храме могут быть крестины, отпевания, кто-то ждет Причастия на дому, кто-то просил освятить квартиру. Если это суббота или воскресенье, священник может преподавать в воскресной школе или проводить беседы с прихожанами. Если будние дни, священник может посещать больницы, школы, детсады, СИЗО, другие приходы (иногда к одному приходу может быть приписано несколько храмов, где нет своих отдельных священников). Вечером также в храме может быть богослужение.
Если в этот день у священника нет богослужений, помимо всего вышесказанного, он может готовить статьи для журналов или сайтов, заниматься документацией прихода, воскресной школы, заниматься подготовкой мероприятий и многим другим.
Бывают и свободные дни, когда священник должен больше времени уделять семье, ведь большинство священнических семей многодетные, и матушке тоже нужна помощь супруга.

– Какое образование нужно получить, чтобы стать священником?
– Для этого нужно окончить духовную семинарию — внутрицерковный аналог вуза. В нее, как и в обычный вуз, можно поступать сразу после школы. В диаконский сан человек может быть рукоположен после трех завершенных курсов обучения, а в священнический — только после завершения учебы. Многие священники имеют высшее светское образование и даже кандидатские степени, но духовное образование и для них является обязательным.
Кроме того, есть несколько светских вузов, в частности, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, окончание некоторых факультетов которого дает право на рукоположение в сан.

– Сколько лет длится обучение в семинарии?
– Пять лет, как и в классическом вузе.

– Какие предметы изучают в семинарии?
– Часть предметов соответствует светской программе. Студенты изучают философию, историю России и т.д. Но в семинарии есть и такие предметы, как Священное Писание Нового и Ветхого Завета, история Церкви, сравнительное богословие, история религии, литургика (богослужение).

– Семинарии существуют при каждом приходе?
– Нет. При каждом приходе обычно существует воскресная школа для детей и взрослых, а семинарии существуют даже не при всех епархиях. Семинарии нужны там, где будет достаточное количество учащихся. Например, на территории Москвы и области есть Коломенская духовная семинария, Московская духовная академия, Сретенская духовная семинария, Николо-Перервинская и Николо-Угрешская духовные семинарии. А вот на Дальнем Востоке семинария есть только в Хабаровске, а в Приморье, на Камчатке и на Чукотке их нет.

– Все выпускники семинарий становятся священниками?
– Не обязательно, в церковной сфере есть множество направлений, где можно трудиться, не будучи священником. К примеру, можно заняться пением в хоре, церковным искусством, церковным строительством, образованием, журналистикой в каком-либо церковном или светском издании.

– На какие предметы стоит делать упор школьнику, который хочет стать священником?
– На Закон Божий, который преподается в воскресных школах. В его рамках кратко рассказывается обо всем, даются основы веры. Кроме того, нужно знать определенные молитвы и получить рекомендации духовника, у которого исповедуется этот школьник.

– После окончания семинарии и рукоположения священник должен рассылать свое резюме по разным приходам в поисках работы?
– Нет, обычно эти вопросы оговариваются заранее, и к окончанию обучения молодой священник уже знает, куда он пойдет служить. Обычно человек идет учиться от какого-то прихода, а потом служит либо в этом приходе, либо где-то поблизости.

– Почему вы решили стать священником?
– Мой путь не совсем стандартный. У меня экономическое образование, я долгое время работал в области программирования и баз данных, затем создал с партнерами логистическую компанию. Однако работая в этой компании, я начал осознавать, что плодами моей жизни станет какое-то количество перевезенных грузов, часть из которых мне вообще не нравится. Я понял, что мне неинтересно прожить такую жизнь.
Я всегда был верующим человеком, но о православии знал мало. Поэтому, чтобы восполнить пробелы, пошел получать второе высшее образование в Православный Свято-Тихоновский богословский университет. В процессе обучения я познакомился с большим количеством интересных верующих людей. И в какой-то момент мой духовник, у которого я исповедовался, сказал: «Подумай, может быть, ты хотел бы сменить сферу деятельности?».

По сути, плоды работы священника вечны, ведь он заботится о душах прихожан. Приложить усилия, чтобы две, три или пятьдесят душ изменились в лучшую сторону — это интересно. Поэтому я согласился.

– Может ли у священника быть какой-то карьерный рост?
– Чаще всего священники приходят на должность клириков. После того, как клирик приобретает опыт, его могут назначить настоятелем. Потом из опытных настоятелей выбираются благочинные.
Если брать светский подход, то настоятель — это более почетно, чем клирик, появляется больше возможностей. Однако «в миру» назначение на тот или иной пост связано с увеличением зарплаты, а в церкви — нет. Например, я, как благочинный, выполняю очень много разных дел, но мне за это никто не доплачивает, я получаю денежное содержание от прихода как священник. Это называется — возложенным послушанием. То есть, с одной стороны, некоторая должностная карьера есть, но это не обязательно связано с повышением доходов. С другой стороны, главная обязанность священника — совершать богослужения, молиться, общаться с прихожанами; и здесь административные обязанности сильно мешают — все меньше времени остается на прихожан. Так что именно для священнического служения «карьера» — это не очень хорошо.

– Сколько зарабатывает священник?
– У нас это называется «денежное содержание». Любой приход существует за счет пожертвований прихожан, которые приобретают свечи, передают записки или просто жертвуют какие-то суммы. Приходское собрание, состоящее не менее чем из десяти прихожан, определяет, какую часть суммы получит в качестве денежного содержания священник, какая пойдет на нужды храма — ремонт, коммунальные расходы и т.д. В среднем священник получает 30–40 тысяч в месяц, это очень мало, особенно для многодетной семьи.
Кроме того, иногда прихожане жертвуют священнику лично, например, если он приехал освятить квартиру или окрестил ребенка в удобное для них время (обычно крещения проводятся по субботам).

– Может ли священник параллельно работать на еще одной работе?
– В целом — да, хотя существуют виды деятельности, которыми священнику нельзя заниматься. К примеру, он не может содержать пивной ларек. Не приветствуется и занятие бизнесом. Но священник может преподавать в школе или вузе, заниматься журналистской или издательской деятельностью. К примеру, я руковожу журналом (правда, ничего там не получаю), раньше участвовал в разработке православных мобильных приложений.

– С какими трудностями может столкнуться священник?
– Сложно совмещать множество разных деятельностей, административную жизнь с духовной. Если священник во время богослужения думает о Боге и прихожанах, это правильно. А ведь он может быть мыслями в каких-то хозяйственных делах, может размышлять, кого куда назначить, как погасить конфликт между сотрудниками. Это мешает служению.
Также бывает грустно, когда сталкиваешься с людьми, пришедшими в храм «для галочки». У них нет внутренней потребности в этом, просто они считают, что, к примеру, раз в год обязательно надо причаститься. А стремление к Богу при этом отсутствует.
Очень чувствуется это при отпевании, когда в храм приходят многочисленные родственники и друзья покойного. Если человек жил церковной жизнью, и пришедшие за него молятся, тогда физически чувствуешь это молитвенное единение, душа радуется, ведь человек идет к Богу и его провожают близкие. А чаще бывает иначе: люди стоят у гроба и им дела нет ни до молитвы, ни до Бога. Они в шоке от факта смерти, смотрят на покойного, потом выпьют на поминках, и через пару дней забудут о произошедшем, словно ничего и не было. В такие моменты бывает очень тяжело молиться.

– Что вы могли бы посоветовать почитать или посмотреть человеку, который хочет больше узнать о работе священника?
– В принципе, всю нужную информацию дают в воскресных школах. Помимо этого, при желании можно почитать журнал «Фома», интернет-портал «Православие.ru», журнал для молодежи «Наследник», «Вода живая» или украинский журнал «Отрок».
Также можно посмотреть мобильное приложение «Православная библиотека», в котором содержится более двух тысяч книг и несколько сотен аудиокниг. Можно общаться со священниками в социальных сетях — они охотно отвечают на вопросы. Но лучше всего — регулярно ходить в храм, молиться и активно лично участвовать в той многообразной и полезной деятельности, которую ведут духовенство и прихожане.

intalent.pro

Портрет отца: Священник Дмитрий Березин

Быстрыми штрихами изображает лицо человека художник на морской набережной или на пешеходной городской улочке, но привычные его руки, опытный глаз схватывают что-то такое важное, глубокое, скрытое в человеке. Вот и мы решили рисовать портреты отцов. А пока работает художник, поговорим с нашими героями об их отцах и собственном отцовстве, о детстве и детях. И в разговоре этом, может быть, проявятся очень личные, особенные для каждого переживания. А в целом эти портреты, мы надеемся, позволят нам лучше узнать мужчин современной России в контексте прошлого и будущего.

 

Материал был подготовлен по инициативе прихожан храма Казанской иконы Божьей Матери. 

 

Священник, настоятель храма Казанской иконы Божией Матери с. Молоково (Видновский округ). Председатель Миссионерского отдела Московской епархии. Родился в 1981 году. Кандидат экономических наук (ГУУ, 2005 г.). Богословское образование получил в ПСТГУ (2007 г.).
Руководитель интернет-журнала для настоящих пап «Батя». Активно выступает за учреждение в России Дня отца 25 октября.


Женат, отец четверых детей: София 2005 г.р., Вера 2007 г.р., Федор 2010 г.р. и Анастасия 2013 г.р.

Священник Дмитрий Березин, руководитель журнала «Батя», отец четверых детей. Художник: Анна Доронкина.

Об отце: «мне хватало того, что он просто есть»

 

Мой папа — человек спокойный. Я не помню, чтобы он когда-нибудь ругался. Может быть, один-два раза что-то и было, но это был сверхповод.

 

Однажды к нам пришли гости, и друг не захотел отдавать мою машинку, хотел забрать ее с собой, а она очень мне нравилась. Я устроил по этому поводу скандал, отец меня вынес из комнаты и успокоил. Я не помню, отдали ли мы игрушку (по-моему, да), но я помню именно этот момент, когда он так спокойно со мной говорил-говорил-говорил. При этом он не обещал, что купит такую же, а просто убеждал: «ну давай отдадим, это же гости, он маленький…»

 

Особых мер воздействия от отца я не помню, мне хватало того, что он просто есть. Зимой мы ходили на лыжах. Когда жили в Йемене (отец там работал), то на Красном море ездили на подводную охоту регулярно.

 

Я в принципе человек достаточно замкнутый, то есть я предпочитаю одиночество. Даже когда с родителями жил, я у себя сидел и не вылазил. Поэтому я не сильно страдал, что мне мало уделяют внимания, мало времени со мной проводят. Мне даже лучше было, что не проводят.

 

О взрослении и автостопе: «нужно научить родителей тебе доверять»

 

Чтобы жить нормально, нужно научить родителей тебе доверять.

 

У меня друг учился на физфаке, и они там много ходили в походы. Я тоже стал ходить, этот процесс мне нравился, был близок. И он потом плавно перетек в автостоп.

 

Начал я ездить в 2000-ом, а закончил в 2004-ом. Побывал на севере – в Архангельске, Петрозаводске, Питере, на юг мы особо не ездили – разве что в Киев, а на востоке – везде: Самара, Челябинск, Уфа, Омск, Новосибирск, Тюмень, Красноярск, Канск, Иркутск, до Владивостока по Байкало-Амурской магистрали через Тынду, Комсомольск-на- Амуре, Хабаровск, затем Петропавловск-Камчатский. 40 тысяч километров я насчитал. «Экватор пройден» — на языке автостопщиков.

 

Мы съездили в первый раз на Грушинский фестиваль с будущей, (как потом оказалось) супругой Мариной на полном контроле родителей, у родственников останавливались на полпути. И этим же летом я уехал на Байкал. Каждый раз отзванивался, где была возможность, с таксофона: «я там-то». Проехал, вернулся через месяц, уже завоевал определенное доверие. Даже, может быть, какая-то гордость была – определенное достижение сына. Следующий год еще проще: держишь связь, но главное – сам не допускаешь каких-то бездумных поступков.

Дмитрий Березин с супругой Мариной. Утро после свадьбы. 2004 г.

На старших курсах первого вуза я начал жить отдельно – мои родители научились мне доверять (я надеюсь).

Дмитрий Березин с супругой Мариной. Через 8 дней после свадьбы. Байкал. 2004 г.

Об «отношениях взаимной ответственности»

 

Я мало о себе рассказываю родителям. Есть те, кто постоянно делится, а я обычно даю какие-то итоги.

 

Первый вуз мы вместе выбирали, обсуждали, рассуждали, общались, смотрели. Отец сам энергетик, но не было такого, чтобы родители сказали: «Поступай сюда – и все!» Я поступил и в энергетический тоже, но выбрал Университет управления. Просто потому, что там было больше девчонок, чем в энергетическом. Это к вопросу о том, чем руководствуется человек, выбирая путь своей жизни (смеется).

 

Когда я поступил во второй вуз – в Свято-Тихоновский, я просто пришел, сказал. Естественно, это не так прям внезапно все происходило, но некоторые вещи были неожиданными для родителей. О принятии сана, я не помню, как сообщил. Но тем не менее получил в итоге: «Давай». Не было каких-то таких вспышек: «ой, ужас!» или «какой ты молодец!». Они были готовы принимать мои решения. Они знали уже, что у меня есть какая-то внутренняя мысль, почему и зачем я что-то делаю. У моих родителей хватило мудрости доверять моим поступкам, а, надо сказать, это не всегда просто. У нас получились «отношения взаимной ответственности».

 

Сейчас мои родители довольно активно участвуют в жизни нашей семьи. У меня сложный график: часто не бываю дома, на службу надо рано уезжать, я люблю по ночам работать. Поэтому, когда дети были совсем маленькие, бабушки нас очень сильно выручали. И продолжают. Всегда можно позвонить – и тут же приедут, останутся с детьми, отведут, заберут. Мои родители живут в деревне, и мы туда можем спокойно привезти детей. Приезжаем – там ждут, там все для детей сделано. Есть тыл.

Семья Березиных. Дедушка и внуки

О детском плаче: от первого ребенка до вселенского спокойствия

 

У меня брат на 10 лет старше, поэтому я никого не нянчил.

 

Когда София родилась, ощущения, конечно, были очень радостные. Но ребенком она была шумным, а мы были родителями молодыми и нервными. Она кричала, не хотела спать, детский плач просто выводил из себя.

 

Родитель же страдает, когда ребенку плохо, а он не знает, что сделать. Часто он начинает злиться, шлепать ребенка, прыгать и скакать вокруг, чтобы остановить плач, но все это не работает. У родителя паника.

 

С Настей, с четвертым ребенком, а может, даже с Федором, пораньше, пришло какое-то вселенское спокойствие. Да, ребенку плохо, но я сделал все, чтобы ему было хорошо: поменял памперс, покормил, покачал… Может быть, перегулял, вовремя не уложил. Программы и минимум, и максимум выполнены. Остается только терпеть. Ходишь и терпишь. Или как-то повзаимодействуешь, но уже без паники.

Священник Дмитрий Березин с детьми

Я часто вижу, как дети плачут, например, на крестинах, а бедные родители вокруг них «уси-пуси». А я думаю: «ну, плачут и плачут, дети орут – с кем не бывает». И вообще, со временем я научился различать несколько видов плача: от обиды, от страха и одиночества, от боли, капризный плач и, наверное, ещё несколько вариантов. Сразу ясно, как реагировать и нужно ли вообще.

 

О времени на детей: «давай поиграем 5 минут»

 

Выходных у меня, можно сказать, нет, потому что в выходные я служу обычно. А в будни дети учатся, да и я редко когда в будни сижу дома. Как в классических семьях, чтобы семья на выходные куда-то поехала, такого практически не бывает. Мы собираемся обычно в доме, он недалеко от храма, но видимся по чуть-чуть. Я даже мало участвую во вс

rusbatya.ru

БЕРЕЗИН ДИМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ - Древо

Священник Димитрий Березин
Димитрий Васильевич Березин (род. 1981), священник, настоятель Казанского храма села Молоково Ленинского района Московской области, благочинный Видновского церковного округа

Родился в 1981 году в городе Москве.

По окончании средней общеобразовательной школы в 1998 году поступил в Государственный университет управления, который окончил в 2002 году по специальности "Управление организацией (менеджмент)".

С 2002 по 2007 год обучался на вечернем отделении Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

В 2005 году окончил аспирантуру университета управления защитив кандидатскую диссертацию по экономике (логистика) на тему "Организационно-методическое обеспечение системы управления логистическими информационными потоками промышленной организации". В процессе обучения занимался внедрением информационных систем автоматизации предприятий, впоследствии руководил компанией, занимавшейся логистикой прессы.

22 мая 2006 года рукоположен в сан диакона архиепископом Можайским Григорием (Чирковым) в Никольском соборе города Можайска Московской области, и 23 мая этого же года назначен в штат Богородице-Рождественского храма села Тарычево Ленинского района Московской области [1].

12 ноября 2006 года рукоположен в сан священника тем же архиереем в Спасском храме поселка Клязьма Пушкинского района Московской области, с оставлением в штате храма села Тарычево [2].

В 2007 году стал соорганизатором и руководителем журнала для пап "Батя", посвященного вопросам ответственного отцовства.

13 марта 2009 года освобожден от обязанностей клирика Богородице-Рождественского храма деревни Тарычево и назначен настоятелем Казанского храма села Молоково Ленинского района Московской области [3].

В 2009 году назначен секретарем Епархиального миссионерского отдела. Являлся членом аттестационной комиссии и преподавателем Коломенской духовной семинарии.

10 ноября 2015 года назначен председателем Епархиального миссионерского отдела [4].

С 2017 года является членом Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте Российской Федерации.

16 апреля 2018 года назначен благочинным церквей Видновского округа [5].

День тезоименитства - 1 июня.

Награды

Церковные:

  • набедренник (2009)
  • камилавка (2011)
  • медаль преподобного Сергия Радонежского I степени (2013)
  • наперсный крест (2013)
  • благословенная грамота митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова) (2015)
  • медаль "В память 100-летия восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви" (2017)
  • палица (2018)

Светские:

  • знак "За заслуги перед Московской областью" III степени

Использованные материалы

  • "Новые назначения", Московские епархиальные ведомости, 2018 год, №4, стр. 45-46:
  • Профиль на официальном сайте Московской епархии:
  • Профиль на официальном сайте Видовского благочиния:
  • "Новые назначения", Московские епархиальные ведомости, 2015 год, №12:


[1]  "Указ № 1358 от 23 мая 2006 года", официальный сайт Московской епархии: http://www.mepar.ru/documents/decrees/2006/05/23/1302/

[2]  "Указ № 2779 от 13 ноября 2006 года", официальный сайт Московской епархии: http://www.mepar.ru/documents/decrees/2006/11/13/1518/

[3]  "Указ № 758 от 13 марта 2009 года", официальный сайт Московской епархии: http://www.mepar.ru/documents/decrees/2009/03/13/3097/

[4]  "Указ № 4572 от 10 ноября 2015 года", официальный сайт Московской епархии: http://www.mepar.ru/documents/decrees/2015/11/10/7063/

[5]  "Указ № 2527 от 16 апреля 2018 года", официальный сайт Московской епархии: http://www.mepar.ru/documents/decrees/2018/04/16/8455/

drevo-info.ru

«Главное – не остыть!» / Новости / pstbi.ru

Священник Дмитрий Березин окончил ПСТГУ в 2007 г. Отец Дмитрий – настоятель подмосковного храма в честь Казанской иконы Божьей Матери села Молоково, организатор и идейный вдохновитель уникального интернет-проекта «Батя» - журнала для пап. Как человек, руководивший успешным бизнесом, имеющий за плечами диплом престижного ВУЗа по перспективной специальности и кандидатскую степень стал православным священником? Об этом читайте в нашем новом интервью.

Отец Дмитрий, позвольте начать с традиционных вопросов: как Вы пришли в Церковь, была ли Ваша семья церковной?

Семья была обычная, советская. Правильнее всего было бы назвать её невоцерковленной, но верующей. Я не припомню такого времени, когда в нашей семье не было бы веры, но она практически никак не проявлялась. С другой стороны, хотя крещен я был в детстве, но в храм более-менее сознательно пришел только когда учился в старших классах школы.Во время обучения в институте несколько раз исповедовался. Этим тогда все и ограничивалось. Про Причастие я не знал ничего.

Куда Вы поступили после окончания школы?

В Государственный Университет Управления на специальность «логистика».

Почему именно этот университет и это направление?

Это достаточно известный и авторитетный ВУЗ который готовит хороших специалистов, для меня этот фактор был решающим, потому что каких-либо особых интересов в старших классах у меня не было: я немного увлекался компьютерами, мне была интересна экономика, потому я изначально поступал на факультет, связанный с программированием, автоматизацией процессов. Конкурс на этот факультет был очень большим, я не прошел, и попал на логистику, о существовании которой тогда мало кто знал. Специальность оказалась очень перспективной – она до сих пор остается у нас весьма актуальной. Учиться было интересно.

Как Вы нашли работу после окончания университета? Как вообще складывалась Ваша дальнейшая профессиональная судьба?

Учась на старших курсах, я уже работал в компании, внедряющий системы автоматизации предприятий, так что по окончании учебы я продолжил работать в этой сфере. Какое-то время я работал в самом университете: в компьютерной лаборатории. Было время, когда трудился в отделе дистанционного обучения там же.

Впоследствии Вы стали директором фирмы?

В какой-то момент мы просто устали заниматься дистанционным обучением: команда стала разваливаться, вот я и решил, что пора заканчивать. Тогда и появилась идея: начать что-то делать самим. В итоге мы с друзьями создали компанию по логистике: занимались перевозкой прессы - это довольно специфическая сфера, подразумевающая точную и быструю доставку груза в сжатые сроки.

Успешно ли развивался бизнес?

Компания существует до сих пор.

Отец Дмитрий, Вы сказали, что учась сначала в старших классах школы, в институте, несколько раз бывали в храме, исповедовались.
Как шёл процесс воцерковления по окончании института?

На четвёртом курсе, когда у студентов были каникулы, у меня появилась идея попутешествовать. На тот момент, как это обычно бывает в таком возрасте, особых средств не было. У меня была подаренная книга про путешествия автостопом, прочитав её, я решил поехать на Байкал. За месяц мне удалось обойти, а отчасти объехать значительную часть озера и вернуться обратно в Москву. Следующим опытом, более серьёзным, с точки зрения воцерковления, стала поездка на Камчатку. Я решил поехать в одиночку, так проще в техническом и бытовом плане, но у этого решения был замечательный побочный эффект: нахождение в одиночестве давало время для размышлений, появилось время для внутренней тишины. Кроме того, отступление от привычного образа жизни, где есть общественный транспорт, ходящий по расписанию, машина, горячая еда и вода, электричество, но где практически нет места для Бога, сыграло свою роль: в поездке ведь всё непредсказуемо, там много независящих от человека факторов: ничего заранее не гарантировано. Благодаря этому и появляется место для размышлений о Боге. Сложно сказать почему, но именно на Камчатке я купил свой первый молитвослов.

Читать молитвы я начал в каюте контейнеровоза по дороге во Владивосток, где-то в Тихом океане.

Потом была встреча со Свидетелями Иеговы: меня подвозила прекрасная семья из Хабаровска. Мы беседовали о Боге, иногда я понимал, что они не правы, но не всегда мог сформулировать почему, это во многом побудило меня более глубоко узнать православие. Так возникла мысль о втором высшем образовании – богословском.

Значит до поступления в ПСТГУ практики церковной жизни у Вас практически не было?

Можно сказать, что особо не было.

А как Вы узнали о Свято-Тихоновском университете?

В интернете: я начал искать место для обучения, сразу исключил вариант семинарии, в итоге мне подошло вечернее отделение ПСТГУ.

Поступление прошло гладко? Были ли какие-то проблемы?

На собеседовании я не знал каких-то элементарных вещей, так что, можно сказать, прошел на грани. Отец Константин Польсков с любопытством посмотрел на красный диплом ГУУ, затем на меня и сказал: «Ну ладно…посмотрим».

Как складывалась жизнь период обучения в Свято-Тихоновском университете? Как проходил процесс воцерковления?

Воцерковление происходило благодаря нашей замечательной группе. С многими одногруппниками я общаюсь и сейчас, а тогда, благодаря им участились походы в храм, жизнь стала более церковной, потом я начал алтарничать: ведь изучать литургику, не участвуя в богослужении, совершенно невозможно.

Был ли уже тогда священник, у которого Вы исповедовались регулярно?

Духовник появился практически сразу, первое время им был отец Алексий Гомонов, потом я стал алтарничать в храме села Верхнее Мячково (сейчас в этом храме служит другой наш выпускник – отец Святослав Малкин) и исповедоваться у отца Александра Шередекина, который оказал существенное влияние на меня.

Как получалось совмещать работу, учёбу и церковную жизнь?

Как-то получалось… Службы были, в основном, по выходным, а кроме того была возможность оставаться ночевать в храме.

Отец Дмитрий, скажите, а как Вы познакомились со своей супругой. Когда Вы обвенчались?

Знакомы мы были ещё со времени нашей общей учебы в ГУУ. Ну а поженились и обвенчались, когда я уже учился на втором курсе ПСТГУ. Хотя моя супруга там не училась, но поначалу часто ездила со мной на лекции.

Как все же получилось, что Вы, будучи успешным, по светским меркам, человеком, приняли сначала диаконский, затем священнический сан?

Наверное, меня «охмурили» церковники.

А кто конкретно и как «охмурил»?

Изначально, поступая в ПСТГУ я действительно не ставил перед собой такой цели – принимать священный сан. Подтолкнул меня к этой мысли мой духовник, отец Александр, это было на третьем курсе: я как раз тогда завершил написание диссертации по первой специальности. Размышлял я тогда примерно так: каковы могут быть результаты моего труда в светской сфере –

успешно развивающаяся компания, какие-то экономические достижения, в конечном итоге – вещи преходящие, но ведь есть и значительно более важные вещи: человеческие души, поэтому я и решил, что заниматься изменением этих душ в лучшую сторону гораздо нужнее.

Когда Вас рукоположили в диаконский сан, в каком храме Вы стали служить?

Храм Рождества Пресвятой Богородицы в Тарычёво, там служил друг отца Александра игумен Иннокентий (Язвиков), мы обратились к нему с такой просьбой, он её поддержал.

Долго ли Вы служили в диаконском сане?

Где-то полгода, затем в том же храме продолжил служение уже священником.

Став пастырем, Вы должны были брать на себя ответственность за душепопечение. Были ли здесь сложности?

Я не могу сказать о каких-то существенных сложностях. Большую помощь оказало чтение книг и общение с духовником. Помогал и предшествующий опыт общения с самыми разными людьми: прежде всего в ПСТГУ - многие студенты нашей группы были уже в солидном возрасте, среди них даже было несколько кандидатов наук. А вот священников до меня в нашей группе не было.

Отец Дмитрий, не могли бы Вы перечислить конкретные книги?

«Лествица», преподобный Макарий Египетский, авва Дорофей, в общем - святоотеческая классика.

Как Вы стали настоятелем храма?

Меня назначили настоятелем где-то то через два с половиной года после священнической хиротонии. Здесь к тому времени уже 18 лет совершалась служба, так что многих обычных для новоиспеченого настоятеля проблем удалось избежать.

Много ли у Вас сейчас постоянных прихожан?

Более 100 человек разных возрастов, трудно точно посчитать. В связи со строительством новых микрорайонов у нас стало больше молодых семей. Есть и молодые люди, и зрелые, и пожилые.

Отец Дмитрий, Вы являетесь одним из создателей и вдохновителей уникального для Рунета проекта «Батя», который презентуете как мужской журнал для пап. Скажите, как у Вас возникла такая идея?

Идея была простой: на дворе стоял 2007 год, самый разгар кризиса семьи. Возникла мысль сделать что-то хорошее в этой области. Тогда я уже руководил компанией, был определенный опыт созидания некоего дела, а главное - желание повлиять на ситуацию. Тогда и сейчас существовали и существуют проекты, направленные на противодействие абортам, но эти проекты – это, скорее, борьба с последствиями разрушения семьи. А как не допустить этого разрушения? Размышляя над этим вопросом, мы пришли к выводу, что многое связано с ролью мужчины в семейной жизни. Так мы и решили создать журнал «для пап». Старались «заразить» наших читателей примером хороших семей.

Мне здесь видится определенная проблема с целевой аудиторией. В церковном плане обычно семейный двигатель-женщина. Люди, для которых важно слово священника, как правило воцерковленные, но, в основном, проблемы возникают у людей, либо далёких от Церкви, либо лишь отчасти с Церковью связанных. Получается, что сам проект церковный, но основная проблемная группа – это люди нецерковные…

Мы изначально не делали церковный проект. Конечно, он был по сути православным, но о самом православии говорилось очень мало, старались брать темы, интересные для светской аудитории.

Как её можно привлечь?

Вообще, главная ошибка пап – непонимание проблемы, избыточная уверенность в своих знаниях. Многие отцы просто не знают, что делать с ребёнком, как его занять. Бывает так, что у папы есть желание что-то сделать, но часто он просто не знает, как это сделать. Для этого была создана рубрика «Делаем с папой».

Ведь раньше в сельских сообществах ребёнок очень рано начинал участвовать в рабочем процессе, а вот сейчас у него нет такой возможности, поэтому важно понять, что делать с детьми в семье.

А опыт, которым Вы делитесь, это опыт воспитания трёх Ваших дочерей и сына?

Не могу сказать, что у меня есть какой-то особенный личный опыт. Но есть некоторое представление о том, как должно быть.

Отец Дмитрий, Вам, как пастырю, наверняка приходилось сталкиваться с такими проблемами: если лишь отчасти церковная семья находится на грани развода, чем может помочь священник?

Такие семейные кризисы происходят по разным причинам, виноваты обычно оба супруга. Часто у них наступает момент, когда они перестают друг друга понимать, накапливается комок обид, недосказанности, несбывшихся ожиданий. Он зачастую проявляется неадекватным образом: через раздражение и озлобленность, а это происходит из-за отсутствия доверительного общения. Тогда любые попытки примирения заканчиваются ничем. Если есть понимание проблемы и необходимости её решения, то можно прибегнуть к помощи третьего человека - священника. Такие беседы принято начинать с исповеди: это нужно для понимания внутреннего духовного состояния человека. Потом следует беседа, в которой можно решить какие-то проблемы.

Роль «третьего человека» часто отводится сейчас не священнику, а семейному психологу.

Да, так бывает. Но психологи действуют в рамках определённой школы психологии, а принципы этой школы не всегда христианские. Кроме того, есть таинство покаяния – его психология не заменит.

Что делать священнику, когда в семье есть конфликт, но воцерковлена лишь супруга, супруг же далёк от Церкви? Здесь же возможности пастырского воздействия более ограничены…

Да, это правда. Часто, услышав об «ужасной второй половине», я прошу прийти супругов на беседу вместе. Иногда, послушав рассказ жены об ужасном муже, впоследствии побеседовав с мужем, узнаешь из разговора с ним, какая у него ужасная жена. Тут в любом случае важным бывает выслушать обе стороны.

Закончить хотел бы традиционным вопросом. Как вы полагаете, что главное в служении священника?

Я полагаю, что главное – «не остыть», поддерживать себя молитвой и покаянием. Очень сложно обходиться без духовника, особенно в молодом возрасте, когда много искушений. Тогда наличие старшего наставника очень важно. Нужно быть предельно честным перед Богом и перед самим собой.

Отец Дмитрий, благодарю Вас за интересную беседу.

www.pstbi.ru

Писатель Антон Тарасов|Дмитрий Березин


Путь Дмитрия, экспериментатора и оптимиста, к литературе был долог. По дороге от самого Берингова моря (где в небольшом местечке на Командорских островах в 90-м родился будущий соавтор Антона Тарасова) до Санкт-Петербурга Березин испытал на себе немало профессий. Художник по призванию и дизайнер по образованию, Дмитрий известен не только своими оригинальными дизайн-проектами. Березин – талантливый музыкальный исполнитель. Он создает каждый новый шедевр красками и кистью, тасуя ноты, а теперь и слова, в твердой уверенности, что лучшее творение еще впереди.

Реализовать себя в литературном жанре Дмитрия подтолкнуло знакомство с Тарасовым. «Учителя слова» у будущих соавторов практически одни и те же. В частности, Антон и Дмитрий выросли на книгах Стивена Кинга. Березин среди своих литературных предпочтений отмечает также Есенина и Достоевского. В произведениях, созданных в соавторстве с Антоном Тарасовым, угадываются поэтические ноты, присутствует надрывная интрига. Все это создает нюансы стиля, уникальные и узнаваемые.

Но любимым жанром Березина остается мистика. В произведениях она гармонично сочетается с представленной Тарасовым психологической драмой. Книги авторов раздвигают рамки привычных жанров художественной литературы. Никаких шаблонов, только свежий взгляд на привычные вещи, толика мистики и оригинальная подача профессионально приготовленного коктейля взыскательному читателю.

Березин в известных произведениях, уже ставших бестселлерами, выступил не только соавтором Тарасова. Книги проиллюстрированы художественными работами Дмитрия. Штрихи к портрету произведения порой говорят даже больше, чем слова.  В этом сила художественных образов талантливого питерского автора, чей творческий путь начался на далеких островах в Беринговом море.

anton-tarasov.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top