Советы тату мастера

Татуировки белорусский орнамент – орнамент засеянного поля и пробуждения земли

Белорусский орнамент: символы и их значение

Белорусские национальные узоры

 

Всевозможные предметы с белорусским орнаментом нынче очень популярны. Дизайнеры не упускают возможности поддержать этот модный тренд. Более подробно о белорусском стиле можно прочитать в этой статье.

 

Белорусские национальные узоры

Узоры и орнаменты – особенный вид народного творчества, тесно связанный с термином «декор», призванный не только украшать предметы и одежду, но и представляющий собой целую сложную структуру.

Простой белорусский орнамент

 

Белорусский орнамент отличается богатством колорита и множеством разновидностей форм узоров. В последнее время он стал очень популярен не только у людей в возрасте, но и среди молодежи.

Белорусский народный орнамент очень колоритен, и известен далеко за пределами республики

 

Схемы узоров применяются не только в дизайне интерьеров, но и в оформлении одежды.

Платье с вышитыми белорусскими национальными узорами

 

Белорусский орнамент активно используют дизайнеры со всего мира

 

Активно развивается тенденция на нанесение татуировок с национальными узорами. Среди молодежи это считается особым проявлением патриотизма и производится, чтобы акцентировать принадлежность к своей национальности. При этом делают такие татуировки не только в Белоруссии – в других странах эта услуга также популярна.

 

Особенности белорусских узоров

Яркими отличительными чертами орнаментов Белоруссии можно назвать преимущественное использование различных геометрических фигур:

  • квадрат;
  • ромб;
  • четырехугольник;
  • полосы и их детали.
Белорусский орнамент — прекрасный способ украсить интерьер

 

В некоторых случаях осуществлялось плавное перетекание фигур в растительные мотивы. Что характерно для белорусских узоров – это отсутствие в них символов смерти. Для белорусов орнамент – это своего рода оберег, который должен содержать в себе только положительное. Разумеется, надобности в создании оберегов с изображениями горя, смерти или боли не было.

Белорусские обереги

 

Национальный орнамент Белоруссии – это неизменный белый фон с красными изображениями на нем. Считается, что только у этой национальности получилось сохранить неизменным первоначальный вид узоров, существовавших еще со времен древнеславянских племен. Белый цвет признанно обозначает чистоту и открытость, а огненно-красный изображает кровь, солнце и, соответственно, жизненную силу. Черный цвет начали применять с конца позапрошлого века, но в мизерных количествах. Другие цветовые гаммы при этом не использовались.

Разнообразие белорусских узоров поражает

 

Богатство колорита обычно достигается с применением разных техник (шитье при помощи шнурков или дощечек), а также специальным расположением простых деталей узора с их определенным ритмом.

Белорусский рушник

 

При этом использование фигур, не связанных в орнаментальные ряды, было редким явлением. Мотивы в изображении орнамента.

Разнообразные фигуры белорусского орнамента

 

Разнообразие форм символов обусловлено широким ассортиментом мотивов, предпочитаемых народами Белоруссии:

Геометрический мотив – самый популярный вид. Включает в себя:

  • круги;
  • звезды;
  • ромбы;
  • точки;
  • ленты;
  • линии, прямые, ломаные или зигзагообразные;
  • шестиугольники;
  • кресты.
Схема для вышивки узоров

 

Растительный мотив – встречается чуть реже. Преимущественно состоит из:

  • цветов, особенно акации и лотоса;
  • листьев;
  • плодов, чаще всего винограда.
Растительный мотив белорусских узоров

 

Белорусские рушники с вышитыми виноградными гроздьями

 

Анималистический мотив – состоит из изображений, стилизованных под животных или детали их фигур. 

Мифические животные на белорусском орнаменте

 

Анималистический мотив белорусских узоров

 

Животные могут быть как реальными, так и вымышленными, мифическими.

 

Символика белорусского орнамента и ее толкование

Разновидностей орнамента может быть множество. Каждый имеет свое определенное значение, чем и обусловлено их применение для разных целей: 

  • Древо жизни — традиционно символизирует священное древо жизни – символ бессмертия и вечной жизни.
Древо жизни

 

Известным сюжетом является библейская история Адама и Евы, сорвавших запретный плод с древа жизни, за что их изгнали из Рая. Христианская культура дает этому вектору именно такое толкование. Помимо этого белорусы, как и остальные славянские народы, почитали деревья.

Древо жизни вышитое крестом

 

Особым уважением пользовался дуб, олицетворяющий силу и могущество. Этим деревьям поклонялись, а рубить их было запрещено. Все это объясняет популярность использования орнамента в украшении вышитых и тканых изделий.

Фотоальбом с вышивкой «Древо жизни»

 

  • Ярило на коне — ярило – древнеславянское божество солнца и плодородия.
Платье с орнаментом «Ярило на коне»

 

Считалось, что Ярило олицетворяет собой жизненные силы природы и помогает росту урожая. Вектор изображает бога Ярило, восседающего на коне. Копье в руках божества символизирует оружие, при помощи которого он победил кровожадного змея. Все это нашло отражение в белорусских легендах. А если провести параллель между славянскими верованиями и христианством, Ярило предстанет перед нами в образе Георгия Победоносца.

Ярило в белорусских вышивках

 

  • Житная баба (в древнеславянской мифологии) – богиня плодородия и урожая. В белорусских легендах можно прочесть множество упоминаний о ней. Это кукла, сделанная из пшеницы и ржи специально для осеннего празднования, во время которого положено отблагодарить солнце, землю и дождь за богатый урожай. Название вектора обусловлено термином «жить» – то есть «жизнь». Частое использование узора на тканых изделиях, рушниках, покрывалах и одежде можно объяснить особым почитанием и поклонением этому божеству.
Житная баба

 

  • Символ пробуждения природы весной — в основе создания орнамента лежит белорусская легенда о приближении солнца к земле, при котором вся природа пробудилась от зимней спячки. Суть сказания была доступно и колоритно изложена в элементах этого вектора. Можно проследить связь этого узора с божеством Ярилой и Древом жизни – каждый из них олицетворяет жизнь, а Весна – это и есть новая жизнь природы. 
Ярило и Древо жизни

 

  • Символ солнца — древние верования обожествляли и солнце. Было принято просить у него помощи, как у божества. У славян Солнце возглавляло пантеон богов, находясь на его вершине. Божество имело несколько разных наименований: Хорас, Даждьбог или Сварог.
Солнце

 

  • Единение солнца и земли — еще один вектор, изображающий воссоединение земли и солнца. Белорусские легенды поддерживают образ единения этих природных сил как тепло, жизнь, хороший урожай. Символ очень часто используется при вышивке полотенец, рушников, покрывал.
Белорусский рушник

 

  • Священное дерево встреч — изображение имеет значение своего рода пожелания живым от усопших. Чтобы их родные и близкие, внуки и дети не нуждались ни в чем, были здоровыми, а урожай радовал изобилием.
Дерево встреч

 

  • Символ предков — узор олицетворяет в своем роде молитву, прошение к Богу, за умерших родных и близких. Чтобы они оказались в Раю, земля была пухом, а солнце обогревало их.
Символика предков

 

  • Символ ребенка — вектор нередко использовался в качестве оберега для маленьких детей. Считалось, что он как талисман ограждает дитя от любых невзгод, несчастий и дурного глаза.
Символ ребенка

 

  • Символ матери — мать – начало всего живого. Самый популярный вектор у народов Белоруссии. Несмотря на то, что образ матери и ребенка использовался у многих народов, белорусы относятся к нему с особым трепетом. Скорее всего, это вызвано частыми нападениями на мирный белорусский народ, страдавший от вражеских набегов. И единственным способом выжить стала женская возможность рожать – создавать новые жизни. Поэтому орнамент входит во многие схемы, украшая большинство изделий из ткани.
  • Символ молодой девушкибереза — интересный по своему содержанию вектор. Изображает поникшую березу в центре – словно женщину после замужества. По бокам от нее изображены две молодые незамужние девушки.
  • Символ Берегини — значение вектора можно узнать из славянской мифологии. Берегиня – богиня семейного очага, рукоделия, хозяйства. Также она покровительствует воде.
Символ Берегини

 

  • Символ крепкой семьи — орнамент часто вышивался на рушниках, которые было принято относить в церковь, к иконе Божьей матери. Вектор, символизирующий солнце Особенно популярным было изображение солнца – основного божества древних славян. Узор несет в себе жизнь, новое начало и активно используется в тканых и вышитых изделиях различного рода.
Белорусский рушник на свадьбу

 

  • Узор, символизирующий богатство — у белорусского народа одним из популярных пожеланий является пожелание богатства и достатка. Чтобы нива давала обильный урожай, а в доме было изобилие во всем. В том числе это означает и большое потомство.
Богатство

 

  • Молодые венчающиеся — орнамент изображает двух венчающихся – парня и девушку. Венчание – священный обряд, существующий у всех славянских народов. Часто белорусы украшали такими узорами обрядные рушники.
Белорусский орнамент

 

Белорусские узоры – самобытные колоритные элементы, уникальные своим древним происхождением, а также оригинальным видом. Их применение не теряет популярности с давних пор и по сей день. Ношение узоров стало особым видом патриотизма, проявляемого к своей стране.

 

 

 

ethnoboho.ru

белорусский орнамент набивают даже аргентинцы

Иностранцы набивают себе белорусский орнамент в качестве сувенира и вместо "магнита на холодильник".

МИНСК, 11 авг — Sputnik. Вместо китайских иероглифов и кельтских рун белорусы все чаще набивают татуировки с белорусскими орнаментальными мотивами.

Но в последнее время за местным орнаментом приходят и иностранцы: совсем недавно орнамент в одном из минских салонов набила пара аргентинцев. Тату-мастер Алесь Таболич рассказал о не спадающей популярности орнаментальной татуировки.

"Довольно давно мы с женой решили сделать татуировки, символизирующие нашу национальную принадлежность. Тогда особенно популярны были геральдические тату. Но в отличие от гербов, орнамент не несет политической подоплеки, это традиционный оберег, который использовался в вышиванках. С этим орнаментом на международной конвенции в Киеве я занял второе место. Отсюда и начала расти популярность", — рассказал Таболич.

© Sputnik / Елена Васильева

Тату-мастер Алесь Таболич

Татуировка понравилась исполнительнице Шуме, которая рассказала об орнаментальной татуировке на своем сайте, и идея прижилась.

"Когда-то были популярны татуировки-иероглифы, но многие не понимали их значения. Многие набивали японских драконов, но ведь для нас это незнакомая культура. А славянская культура нам ближе, и татуировкой люди подчеркивают свою к ней принадлежность. Даже выезжая на море, люди узнают друг друга по татуировкам", — рассказал Таболич.

А что это у вас?

Аргентинцы, американцы, россияне — белорусский орнамент набили уже многие.

"Приезжаешь на море, и даже норвежцы спрашивают — а что это у вас? Начинаешь рассказывать про страну и культуру, о которой они прежде и не слышали", — рассказывает Таболич и принимается за работу над одной из орнаментальных татуировок.

© Sputnik / Елена Васильева

Тату-мастер Алесь Таболич делает татуировку

Недавно мастера салона ездили на фестиваль "Басовішча" в Белосток. Этнические белорусы просили набить орнамент, практически никто не выбирал абстрактный рисунок.

"Времена популярности геральдических татуировок ушло, многие разочаровались в политике, теперь людям культура интереснее государственности. А вот ни один политик не сделал у меня ни одной орнаментальной татуировки", — вспомнил мастер.

© Sputnik / Елена Васильева

Белорусский орнамент набивают даже иностранцы

Чемпионка по гребле из России тоже набила белорусский орнамент. Клиентка признала, что культура Беларуси ей нравится, а собственно русских орнаментальных символов она не знает, так что белорусский вариант вполне подошел.

"Вместо китайского иероглифа "любви" белорусу приятнее набить собственный орнамент. Почему люди покупают вышиванки, а не трусы Milavitsa? Потому что хочется привезти с собой частицу культуры", — пояснил Таболич.

Или просто модно

А кто-то набивает орнамент исключительно из "фэшн"-соображений.

"Человек не должен делать татуировку только потому, что "аккуратно и красиво". Если ты ничего не вкладываешь в нее, если культурный контекст тебе не важен, лучше не набивать орнамент", — уверен Таболич.

Сам он всегда был сторонником популяризации белорусской культуры. Кстати, перебивать татуировку с белорусским орнаментом еще не приходилось.

"Люди всегда пытаются самоопределиться, кто-то в одежде себя проявляет, кто-то в спорте, кто-то в татуировке. Одну из самых интересных орнаментальных татуировок набила девушка — рисунок вышел на полспины", — рассказал мастер.

Сейчас подобные татуировки набивают и украинцы, только с собственным орнаментом. К слову, использовать орнамент на билбордах и в одежде украинцы начали раньше нас, а вот в орнаментальной татуировке первыми были белорусы.

"Мне говорили, что идею нужно запатентовать, но как запатентовать орнамент? Это ведь народное творчество, а татуировка — всего лишь способ подачи", — считает Таболич.

Читайте также:

Ничего страшного: как мастер исправляет неудачные татуировки >>

sputnik.by

Зачем в Беларуси делают татуировки в национальном стиле

тренд или гораздо глубже?

Если когда-то татуировки были сладким запретным плодом и относились к ним, мягко сказать, без одобрения, то сейчас все стало с ног на голову. Потому что татуировки — это теперь модно! И отдельным заметным трендом стали тату в национальном стиле. Орнаменты, васильки и зубры не менее популярны, чем иероглифы и мудрые фразы про любовь. По крайней мере, так действительно кажется. Чтобы узнать, есть ли все-таки этот тренд и зачем люди делают себе тату в белорусском стиле, мы спросили наших героев.

Не очень понимаю людей, которые делают тату на японскую или китайскую тематику, да и любую другую, если они не относятся к этим странам. Как бы красивы ни были змеи, драконы и иероглифы — это чужая культура. Поэтому я решила набить родные мотивы и национальные орнаменты. А вообще, я к рисункам, не несущим никакой смысловой нагрузки, отношусь нормально — лишь бы было красиво и не «аляписто».

Только родные узоры. Фото предоставлено Дарьей

Такой позиции держится Дарья (25 лет), у нее на руке — васильки, а по спине спускается красный белорусский орнамент. По словам девушки, о татуировке она мечтала с 16 лет и решила для себя так: если за 4-5 лет не переболеет темой, то обязательно сделает рисунок на теле.

Вообще, синяя болезнь существует. Всё хорошо в меру и нужно уметь вовремя остановиться. Тело должно выглядеть гармонично, а рисунки — украшать его, либо быть не видны вовсе, если они несут сакральный смысл и очень важны для хозяина. Но каждый сам решает, что делать со своим телом, главное — не пожалеть и не превращать все в глупый эпатаж. 

Еще одна татуировка Дарьи — синие васильки. Фото предоставлено Дарьей

Чтобы узнать, есть ли действительно тренд на белорусскую тему, мы расспросили и нескольких мастеров из Витебска.

Валерия, тату-мастер:

Да, национальные татуировки люди бьют себе в большом количестве. Чаще всего это красный орнамент: смотрится стильно, особенно с животными или с цветами. Ко мне обращался парень с просьбой сделать такие узоры. Он переезжал в Польшу и для него это было как напоминание о родине. Мне кажется, что людей тянет на татуировки, потому что у старшего поколения отношение к ним было предвзятое. А вообще-то это в славянской культуре: в дохристианские времена татуировки были оберегами, причем чаще их делали женщины. Для нас это не чуждо. Такая татуировка связывает нас с местом, откуда мы родом. Мне кажется, это сейчас возвращение к корням. Кстати, раньше я считала, что люди долго раздумывают над татуировкой, но оказалось большинство просто хотят себе красивую картинку.

Фото предоставлено Валерией

Другой тату-мастер, к которому мы обратились с таким вопросом, тоже подтвердил, что тренд все-таки есть. По мнению Игоря, это связано с оберегами и забытой языческой культурой.

Если говорить о татуировках, связанных с белорусской культурой, то в голову сразу приходят орнаментальные узоры красного цвета, вроде тех, что на флаге нашей страны. Копнув глубже можно понять, что такие узоры имеют славянские языческие корни. Я это, кстати, нахожу слегка ироничным: страна ведь у нас православная. Некоторые люди делают такие тату в знак своих патриотических чувств, другие используют их как обереги, для усиления или ослабления своих хороших или плохих человеческих качеств. Из слов складываются предложения, а из знаков и символов наших предков складываются значения этих «рун», интересно, что особое значение имеет и место, где будет набит рисунок. 

По словам Игоря, татуировки в белорусском стиле — это не только узоры, есть еще много других тем. Так, изображают доспехи и кольчуги, славянских воинов, медведей, родные пейзажи, фотографии белорусских политиков и музыкантов, картинки, связанные с историей и ценностями страны, а также репродукции картин.

В моей практике были татуировки по мотивам народных сказок. Увлекательно подбирать символику и тему, мешать стили под вкус клиента и под своё видение. Безусловно, тренд белорусской символики есть, но сейчас он находится только у истоков. Его продвигают талантливые художники, татуировщики, модельеры и дизайнеры. И эта тема стала интересной и более развитой, по сравнению с тем, что было лет 10 назад, и развивается всё интенсивнее.

Свое отношение к новому тренду мы также предлагаем вам выразить в комментариях. Читайте также на нашем сайте не банальное интервью с витебским татуировщиком. 

vkurier.by

«Прошу, „забей“ меня!» Репортаж с белорусского фестиваля татуировки

Летучая мышь на шее, Чебурашка с фингалом под глазом, матрешки с пистолетами — у белорусов очень богатая фантазия, когда речь заходит о татуировках. На этих выходных в Минске проходит ежегодный Belarus Tattoo Fest, где можно посмотреть на диковинные изображения и сделать себе тату прямо в выставочном павильоне. Репортаж с конвенции мастеров нательного рисунка — в материале выходного дня Onliner.by.

В выставочном павильоне минского Дворца искусств собрались около 30 мастеров со всей страны: Минск, Гомель, Могилев, Пинск, Лида, Бобруйск — география белорусской татуировки, как оказалось, очень обширная.

Вообще, судя по рассказам организаторов, белорусы достаточно активно участвуют в европейском движении нательного рисунка и даже считаются немного снобами.

— Тусовка у нас большая, но достаточно разрозненная. Некоторые мастера отказались от участия: тут в ход идет какой-то личный фактор, и я этого, откровенно говоря, не понимаю, — рассказывает организатор фестиваля Алесь Таболич. — Я общался с российскими и украинскими организациями: они говорят, что у наших мастеров очень много понтов. А нормальные белорусские специалисты весь год катаются по западным тату-конвенциям, и таких достаточно много.

Сегодня сеанс у хорошего минского мастера в среднем стоит около $100, а длится он примерно три часа, больше выдерживают только самые стойкие клиенты. Правда, есть и исключения: экстремалы могут задержаться у татуировщика и на восемь часов.

— Сейчас очень развита белорусская татуировка. Это, можно сказать, тренд. И не только орнамент — даже «олдскул» делают на белорусский манер, — говорит Таболич. — Тут вам и портреты поэтов, и природа — все что угодно. А вот иероглифов, бабочек, стрекоз, надписей стало меньше: люди делают более обдуманные вещи и находят своих мастеров, как в парикмахерской. Я, например, делаю «ковры», как называют татуировку в виде белорусского орнамента, и ко мне приходят конкретно за ними. А вот член жюри из Бреста просто балдеет от Японии, говорит, что это классика.

Говорят, что за последние пару лет чувство стиля у белорусов стало намного более изысканным: люди начинают больше интересоваться искусством татуировки, приходят к мастерам с осмысленными эскизами. Правда, бывают и исключения.

— Однажды ко мне пришел парень и попросил изобразить на «пятой точке» известного певца ртом Тимати, — рассказывает молодой тату-мастер Дмитрий Миров. — А одна девушка заказала себе на лобке надпись «Fuck me». Правда, потом «перебила» ее на какой-то славянский оберег.

— «Купола» не бьют?

— «Купола» бьют только на зоне. За это можно и отхватить.

Дима занимается татуировкой четыре года. Говорит, что работа сезонная. Но если люди опытные и знающие делают тату зимой (в самое благоприятное время для украшения себя чем-нибудь этаким), то наплыв обывателей случается в конце весны и летом.

— Наши люди все равно идут к мастеру летом, когда тату меньше всего стоит светить на солнце, — рассказывает татуировщик. — Хотят красоваться, показывать новый рисунок и не заботятся о том, что его можно запороть под солнышком, потому что ультрафиолет недружелюбно относится к краске.

Как правило, никаких ограничений по татуировке нет. Кроме одного: украшать себя перманентными рисунками можно с 18 лет. Правда, это мало кого останавливает.

16-летняя гомельчанка Настя сделала первую татуировку год назад.

— Когда поняла, что меня за это не будут ругать, сразу попросила у мамы денег, — говорит девочка. — Теперь у меня шесть тату. В основном это персонажи из моих любимых фильмов: «Эдвард Руки-ножницы», «Кошмар на улице Вязов», «Техасская резня бензопилой». А скоро хочу сделать себе «рукава» и летучую мышь на шее. Мама не против.

То, что многие родители не против татуировок у своих детей, становится понятно уже спустя несколько минут прогулки по выставочному павильону. Многие молодые родители, украшенные тату, гуляют тут с колясками. А некоторые с удовольствием рассказывают, как сами украшали чадо рисунками.

— Я свою первую наколку (татуировкой это не назовешь) сделал 35 лет назад, тогда еще в Минске не было тату-салонов, — говорит 55-летний Игорь Коршакевич. — Написал на руке иглой, обмотанной ниткой, и тушью свое имя и имя девушки. Имя девушки потом перебил: мы расстались. Я больше для себя все это делаю: если могу сам — отлично, если нет — обращаюсь к мастеру. Сегодня у меня около 50% тела в татуировках, а недавно 25-летний сын попросил сделать ему первый рисунок. Ну, захотел ребенок — я и сделал. Две матрешки: одна с пистолетами, вторая с топором.

— А есть вещи, которые бы вы никогда не стали бить?

— Не буду бить японский стиль однозначно. Это как с тюремной татуировкой. Вот приедешь ты в Японию, и тут какой-нибудь член якудзы в ножки тебе упадет: сэнсэй! А какой я сэнсэй?

Еще несколько лет назад было сложно представить себе тату-салон в белорусском райцентре, а на людей, украшенных перманентным рисунком, смотрели если не с опаской, то настороженно. Сегодня мастера татуировки работают не только во всех городах областного значения, но и в регионах. Стоимость сеанса здесь, к слову, вдвое меньше минского прайса — в среднем $50.

На фестиваль, например, приехали специалисты из Лиды, которые называют себя «Бородатые дети».

— Хотелось что-то стебное, веселое придумать — вот и получились «Бородатые дети», — рассказывает мастер Андрей Концевой. — Что заказывают? В основном реализм и японский стиль. Но популярен и портрет: конкретные люди, киногерои. А недавно приходил парень, который попросил изобразить на руке Чебурашку в боксерских перчатках и с фингалом.

Есть на фестивале и своеобразные рекордсмены. Одна из них — Маша. Девушке 23 года, и у нее около 30 татуировок: лицо, туловище, ноги. Говорит, что первый рисунок сделала дома у знакомого в 16 лет: слушала панк-рок, нужно было соответствовать имиджу.

— Это были клевер и подкова на удачу, — вспоминает Маша. — Не самые удачные татуировки, если их вообще можно так назвать. Пришлось потом перебивать, облагораживать. Любимая? Они все у меня такие — как маленькие детки. Но самая-самая — погремушка с именем моей дочери.

— Если когда-нибудь она придет домой с татуировкой?

— Ничего плохого в этом не вижу. Это ведь никак не повлияет на ее совесть и честь. Человек не может быть плохим только потому, что у него есть тату: нужно судить по делам, а не по внешности.

Говорят, что сегодня у каждого шестого жителя Беларуси есть татуировка. А организаторы не исключают, что через пару лет салоны могут появиться даже в самых маленьких городах страны. В любом случае, хорошо, когда есть выбор.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. [email protected]

people.onliner.by

белорусский орнамент набивают даже аргентинцы — Рамблер/новости

МИНСК, 11 авг — Sputnik. Вместо китайских иероглифов и кельтских рун белорусы все чаще набивают татуировки с белорусскими орнаментальными мотивами.

Но в последнее время за местным орнаментом приходят и иностранцы: совсем недавно орнамент в одном из минских салонов набила пара аргентинцев. Тату-мастер Алесь Таболич рассказал о не спадающей популярности орнаментальной татуировки.

"Довольно давно мы с женой решили сделать татуировки, символизирующие нашу национальную принадлежность. Тогда особенно популярны были геральдические тату. Но в отличие от гербов, орнамент не несет политической подоплеки, это традиционный оберег, который использовался в вышиванках. С этим орнаментом на международной конвенции в Киеве я занял второе место. Отсюда и начала расти популярность", — рассказал Таболич.

Тату-мастер Алесь Таболич

Татуировка понравилась исполнительнице Шуме, которая рассказала об орнаментальной татуировке на своем сайте, и идея прижилась.

"Когда-то были популярны татуировки-иероглифы, но многие не понимали их значения. Многие набивали японских драконов, но ведь для нас это незнакомая культура. А славянская культура нам ближе, и татуировкой люди подчеркивают свою к ней принадлежность. Даже выезжая на море, люди узнают друг друга по татуировкам", — рассказал Таболич.

А что это у вас?

Аргентинцы, американцы, россияне — белорусский орнамент набили уже многие.

"Приезжаешь на море, и даже норвежцы спрашивают — а что это у вас? Начинаешь рассказывать про страну и культуру, о которой они прежде и не слышали", — рассказывает Таболич и принимается за работу над одной из орнаментальных татуировок.

Тату-мастер Алесь Таболич делает татуировку

Недавно мастера салона ездили на фестиваль «Басовішча» в Белосток. Этнические белорусы просили набить орнамент, практически никто не выбирал абстрактный рисунок.

"Времена популярности геральдических татуировок ушло, многие разочаровались в политике, теперь людям культура интереснее государственности. А вот ни один политик не сделал у меня ни одной орнаментальной татуировки", — вспомнил мастер.

Белорусский орнамент набивают даже иностранцы

Чемпионка по гребле из России тоже набила белорусский орнамент. Клиентка признала, что культура Беларуси ей нравится, а собственно русских орнаментальных символов она не знает, так что белорусский вариант вполне подошел.

"Вместо китайского иероглифа «любви» белорусу приятнее набить собственный орнамент. Почему люди покупают вышиванки, а не трусы Milavitsa? Потому что хочется привезти с собой частицу культуры", — пояснил Таболич.

Или просто модно

А кто-то набивает орнамент исключительно из «фэшн»-соображений.

"Человек не должен делать татуировку только потому, что «аккуратно и красиво». Если ты ничего не вкладываешь в нее, если культурный контекст тебе не важен, лучше не набивать орнамент", — уверен Таболич.

Сам он всегда был сторонником популяризации белорусской культуры. Кстати, перебивать татуировку с белорусским орнаментом еще не приходилось.

"Люди всегда пытаются самоопределиться, кто-то в одежде себя проявляет, кто-то в спорте, кто-то в татуировке. Одну из самых интересных орнаментальных татуировок набила девушка — рисунок вышел на полспины", — рассказал мастер.

Сейчас подобные татуировки набивают и украинцы, только с собственным орнаментом. К слову, использовать орнамент на билбордах и в одежде украинцы начали раньше нас, а вот в орнаментальной татуировке первыми были белорусы.

"Мне говорили, что идею нужно запатентовать, но как запатентовать орнамент? Это ведь народное творчество, а татуировка — всего лишь способ подачи", — считает Таболич.

Читайте также:

Ничего страшного: как мастер исправляет неудачные татуировки >>

news.rambler.ru

мастер тату об оригинальных заказах

Что модно нынче в мире татуировок и с какими необычными заявками обращаются минчане к мастеру? Об этом и не только – в репортаже корреспондента агентства «Минск-Новости».

Каждый день к Сергею Филоничу приходят с десяток посетителей. Большинство из них – девушки. Заказывают, как правило, миниатюрные работы – на них обычно уходит минут 20. Но есть среди его клиентов и весьма оригинальные личности. К примеру, преподавательница вуза, которая разменяла уже шестой десяток! Почти все ее тело украшено в буквальном смысле слова брутально: повсюду дикие звери, мифические персонажи… Вполне логичный вопрос: а как относятся к этому ее коллеги? Оказалось, руководство учебного заведения это не шокирует, поэтому замечаний не делают. Сами студенты от стильного педагога вообще без ума.

Не менее эксцентричным стал клиент, который попросил набить за ухом… электрический выключатель. Другой, побрившись налысо, заказал рисунок кирпичной стены на всю голову.

Бывают ситуации, когда отказываюсь выполнять заказ, потому как понимаю: клиент пожалеет о таком шаге, – говорит Сергей. – За работу, которая мне нравится, беру минимальную сумму. Например, последнее тату, которое делал, стоило 400 долларов, а я взял 150.

К искусству татуировки Сергей Филонич пристрастился, будучи в армии. В 2001-м открыл салон. За услугой перманентного макияжа, вспоминает, тогда выстраивались очереди. Неудивительно, что как-то за день он заработал 5.000 долларов. После решил попробовать себя в строительном бизнесе. Но вскоре понял: ему нужно творить… причем тату. Собрался – и несколько лет назад открыл студию в Первомайском районе.

Отмечает, что в последнее время в приоритете у минчан – белорусский орнамент. Набирает обороты и такой стиль татуировки, как old school. У рисунка четкие линии, отсутствуют тени – чем-то он даже похож на мультяшный. А вот иероглифы и надписи уходят в прошлое.

С ними было немало смешных случаев, – вспоминает собеседник. – Одна девушка попросила сделать на спине иероглифы, которые означали «дом», «счастье», «семья». Через два дня вернулась в слезах. Сказала, что последний знак перевела неправильно. Он расшифровывается как «петух».

Обращались к мастеру и иностранцы. Они просили написать на их теле фразу на русском языке «Удача любит смелых».

Сергей считает, что татуировки как наркотик: сделав одну, в скором времени захочешь обзавестись и другой.

Если человек постоянно возвращается к мысли наколоть рисунок, то рано или поздно он пойдет на такой шаг, – замечает мастер. – У меня была клиентка, которой мать запрещала даже думать об этом. Когда та умерла, у дочери, что называется, развязались руки – заказала сразу три рисунка.

Однако собеседник отмечает, что в обществе существует немало стереотипов насчет татуировок. Некоторые считают, будто наколки – удел бывших заключенных, другие убеждены, что в старости обладатели таких рисунков будут выглядеть нелепо.

Мир меняется, – поясняет мастер. – Бывшие заключенные обращаются, чтобы, наоборот, свести рисунок, потому как он мешает в той или иной сфере деятельности.

Для здоровья тату безвредны. Главное – неукоснительно следовать рекомендациям мастера. Иначе собственная халатность может привести к неприятным последствиям. Так, одна девушка, сделав тату на ноге, в тот же день искупалась в озере. В рану попал золотистый стафилококк. Без помощи врачей не обошлось, вспоминает Сергей.

Раньше были популярны временные татуировки, – рассказывает собеседник. – Подобные рисунки создаются красками для перманентного макияжа, которые впоследствии неравномерно обесцвечиваются. В итоге тату смотрится неаккуратно. Иногда рисунок не сводился полностью, приходилось прибегать к лазеру.

К слову, сводить тату не больно. За 4–5 сеансов лазер выводит рисунок «в ноль», не оставляя на коже следов.

Фото Алексея Колесникова и из архива Сергея Филонича

minsknews.by

Испытано на себе: один день в тату-салоне

"Здесь чудеса, здесь леший бродит, русалка на ветвях сидит", – примерно так представляется жизнь тату-салона многим из тех, кто далек от увлекательного, но совсем не страшного мира пирсинга, перманентного макияжа и рисунков всякого рода на теле.

Для тех же, кто является обладателем вышеперечисленного, не секрет: работа мастеров тату – это часто труд непростой – как физически, так и морально. Правда, и удовольствия от него не занимать. Говорят ведь: самые счастливые люди в профессии – парикмахеры и повара, так как они сразу видят результат своей работы и радость того, для кого она была проделана. Тату-мастеров, пожалуй, тоже можно добавить в этот список: они также создают новое на чистом листе и могут сразу оценить дело рук своих, увидев выражение лица клиента с обновкой на теле.

Какими бывают выражения лиц клиентов, трудно ли делать тату своему отцу, как это – набивать смайлик на женскую ягодицу и стоит ли убеждать клиентку в том, что твоя работа не происки сатаны, – в этом репортаже. Сегодня весь день мы проведем в тату-салоне "У Лисицы".

Первое впечатление, которое получаешь, войдя в святая святых людей татуированных: нет, здесь не страшненько. Не видно мастеров со зверскими лицами в кожаных косухах, не слышно душераздирающих криков их подопытных, не замечено ржавых гвоздей в качестве инструментов работы и "наркоманов проклятых" среди посетителей.

В общем, ровным счетом ничего из того, о чем рассказывали бабушки – наши с вами и те, что сидят у каждого подъезда.

Наоборот: здесь чисто, комфортно, эстетично. На полках – папки с эскизами работ, на экране – фильм "Амели", в вазочке на барной стойке – быстрые углеводы и экстренные эндорфины в виде конфет.

Это для определившихся. Для сомневающихся – фото на стенах с вдохновляющими примерами, табличка у ресепшена с провокацией "скоро лето, а ты все еще без тату…" и огромная витрина со всякими блестящими штучками, которые примагнитят любую девушку и сороку.

Заходит в "Лисицу" публика самая разношерстная: юные девочки – в ожидании пирсинга пупка и в сопровождении мамы с папой (родители очень переживают за вопросы санитарии и делают мастеру рентген подозрительным взглядом), солидные дамы в возрасте, которые приезжают из разных уголков страны за татуажем ресничного края ("лучше один раз из Гомеля приехать, чем каждое утро "рисовать лицо"), шумная группа китайских студентов, требующих на ломаном русском "татуировку 3D" ("нет никаких татуировок 3D, есть только тату с тенью, которая визуально создает объем", – миролюбиво разъясняет администратор салона).

Все эти клиенты радуют наш глаз, но сами не готовы к публичности: ситуации-то личностные, волнительные, а на кону – красота, которая будет с вами, если не станете лазером баловаться, до гробовой доски.

К счастью, в салон наконец заходит жизнерадостная девушка с открытой улыбкой и сразу становится понятно – это "наш клиент" во всех смыслах этого слова!

Выяснилось, что посетительницу зовут Светланой и она пришла делать первую в жизни татуировку.

– Что подтолкнуло? – поинтересовались мы.

– Честно говоря, это одно из моих спонтанных решений. Но, как показывает жизнь, именно они всегда оказываются лучшими.

– Что набивать будете, если не секрет?
– Имя любимого… Решила сделать ему такой подарок.

– Это станет для него сюрпризом?

– Неа, он меня раскусил! Но пока я сама не определилась окончательно с местом и шрифтом, так что эффекту неожиданности – быть!

Помочь определиться с местом и шрифтом – одна из основных задач тату-мастеров (да-да, "поиграться со шрифтами" их просят не реже дизайнеров). В данном случае за комфортное месторасположение и презентабельный вид имени "Alisher" на теле Светланы отвечает мастер Алеся.

– Выбирать зону живота, как планировала Светлана, я девушкам не советую, – прокомментировала Алеся, – особенно если речь идет о небольших татуировках и тонких линиях. Это та зона, которая неизбежно видоизменяется в силу физиологических причин – родов или естественного взросления организма. Кожа растягивается, контур тату начинает плыть – в итоге мы имеем совсем не ту картинку, которая радовала нас после визита к мастеру. Конечно, можно сделать коррекцию, но тут, как в медицине: лучше предотвратить заболевание, чем лечить последствия.

Посовещавшись, девушки приходят к компромиссу: размер надписи увеличивается примерно в полтора раза, линии остаются достаточно тонкими, но при этом становятся четкими, ну а прописку вся это красота получает у Светланы на плече.

– Страшно? – спрашиваем мы у Светы до начала работы.

– Нет! Я в предвкушении!

– Ну как это? А вдруг вас ждет невыносимая боль?
На лице Светланы отражается сомнение, но она смеется:

– Ну… Я так не думаю! Не надо меня пугать! А даже если и так, ради подарка любимому можно и потерпеть.

Мы видим, что просто так Светлану не испугаешь, и Алеся приступает к работе:

– И это все? Да ну, вы серьезно? Кровь из пальца брать неприятнее, – с облегчением удивляется Светлана, когда Алеся делает первые штрихи. – А это вообще не больно. Приятно даже моментами!

– Ага, вот он и мазохизм татуированных! – смеется мастер.

Когда "моментами приятная" и совсем недолгая тату-экзекуция заканчивается, Светлана улыбается еще шире, чем при нашем первом знакомстве.

– Знаете, потрясающее у меня самоощущение сейчас, новое какое-то, – комментирует она. – С одной стороны, появились воодушевление и удивительная легкость, с другой – чувствую гармонию и покой – будто поступила правильно, сделала все как надо. Совокупность таких чувств мне в новинку, но точно могу сказать: я счастлива! Если перефразировать известную рекламу: тату окрыляет!

Вот и смейтесь после этого над тату с именами любимых. Человек-то счастлив!

К тому же, как шутят тату-мастера: "Любовь живет до гроба, тату – на пару недель дольше".

В ожидании следующей записи Алеся отнекивается от рассказов о себе, мол, зачем это, я персона не медийная, но потом, за чаем с плюшками, соглашается поговорить.

– Знаете, с чего началась моя тату-история? С того, что мне надоело просыпаться каждое утро с мыслью: "Господи, снова на работу? Как я ее ненавижу!".

А работала я тогда реставратором в строительной фирме, и занималась этим делом пять лет.

Не женское это дело, скажу я вам! Особенно, если учесть, что выглядела я так же, как и сейчас, и была при этом бригадиром. Ну можете себе представить реакцию мужчин-строителей…

В общем, я сбежала оттуда. И нашла себя здесь. Можно сказать, проходила мимо салона, подумала "а вдруг? у меня ведь художественное образование!", зашла, попробовала свои силы – и прижилась.

Теперь я знаю, что такое заниматься любимым делом. Это работать по 12 часов – и не уставать, потому что все в кайф. Здесь нет однообразия, монотонности и скуки, ведь люди, их истории и пожелания не похожи друг на друга!

Иногда, правда, настолько ни на что не похожи, что приходится отказывать… Вот давеча заходил мужчина – просил дракона ему набить… на его мужском достоинстве. Мы отказали, как вы понимаете. (Смеется.)

Но подобные ситуации – это, скорее, исключение из правил. В основном заказы адекватны, интересны и полезны для моего профессионального опыта вне зависимости от их степени сложности.

Я говорю это не для прессы, а просто потому что так и есть: ценность каждого клиента для меня равнозначна. Возможно, через 10 лет меня накроют и боли в спине, и эмоциональное выгорание, но пока этот постоянный "движ" меня только подзаряжает силой и энергией. Мне кажется, так у всех, кто здесь работает! Кроме, может быть, Алеся… Алесь, тебе интересно изо дня в день рисовать женщинам брови? (Смеется.)
Алесь – тату-мастер со стажем, специфика которого – перманентный макияж, и, насколько мы успели понять, серьезный разбиватель женских сердец, верный своей супруге.

– Очень даже интересно! – отзывается Алесь. – Все брови и все женщины, между прочим, разные. А женщин я люблю. (Улыбается.)

Хотя всякое с ними бывало… Вот, помню, пришла ко мне такая дама… Ну, скажем, крупная. Весомая. Показывает рисунок – там две маленькие точки и скобочка. Я даже не понял что к чему, спрашиваю:

– Так а что набивать будем?

– Смайлик! – объясняет.

– Куда? – интересуюсь.

– А на ягодицу! Чтоб веселее было!

А что, собственно? Я сделал. Она была счастлива. (Смеется.)

Рисуя брови и губы, с таким экшеном не столкнешься. Хотя в татуаже тоже есть свои подводные камни!

Как-то пришла женщина ко мне на запись и давай осенять крестным знаменем себя и салон. Я спрашиваю:

– А зачем вы это делаете?

– Потому что все эти ваши наколки – происки сатаны!

– Хм… А нарисованные брови – нет? – спрашиваю.

– Брови – это брови, – отвечает. – Это совсем другое!

Я не удержался – сказал ей, что и татуировки, и брови мы делаем с помощью одного и того же устройства. А значит, сатана повсюду. Она передумала делать татуаж и ушла. (Смеется.)

Тем не менее, если отбросить подобные ситуации, мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь. Это здорово: делать человека красивым и самому получать от этого удовольствие.

До перманентного макияжа моей фишкой были татуировки с белорусским орнаментом. То есть, как говорят, "до того как это стало мейнстримом". Мы с женой сделали, по сути, первые белорусские орнаментальные тату – знак семьи и засеянного поля – в 2006 году. С этого все и началось.

фото из семейного архива Алеся Таболича 

Сегодня белорусский орнамент – это не попса, это национальный бренд. Не модное, а вечное. И мне кажется это правильным, я этим горжусь.

Делать тату с белорусским орнаментом гораздо лучше, как мне кажется, чем наносить на себя, к примеру, кельтские или малайзийские мотивы – коды, чуждые нашей национальной культуре. Другое дело, конечно, если это не просто тренд, а увлечение всей жизни… Как, например, в случае с отцом нашего директора – Владимиром Шаппо. Он сегодня придет делать новую татуировку… Ну, сами все увидите!

Новость о том, что директор "У Лисицы", Антон Шаппо, сегодня будет делать тату своему отцу, художнику и историку, Владимиру Шаппо, стала для нас неожиданностью. Но пропустить такое, конечно, было нельзя.

Когда Владимир приехал, сел в кресло и улыбнулся, стало понятно: вот оно – живое опровержение любых стереотипов. Тату все возрасты покорны!

Мы выяснили: Владимиру Шаппо 66 лет. И это его третья татуировка.

– Папа раскрепостился в зрелом возрасте, – пояснил его сын, а по совместительству мастер и директор салона. – Быть может, это произошло бы и в его молодости… Но не было у него тогда мастеровых красивых! (Смеется.)

– Да я, в общем-то, всегда спокойно относился к татуировкам, – прокомментировал Владимир. – Просто в моей юности с ними действительно возвращались из мест лишения свободы, а потому работы эти были примитивными, вульгарными зачастую.

Тем не менее уже в детстве я отмечал, что в них присутствовала определенная художественность. Например, на груди моего дальнего родственника, вернувшегося из мест не столь отдаленных, можно было увидеть крейсер, рассекающий волны (кстати, довольно неплохо сделанный!), на спине его стоял в полном вооружении Илья Муромец и держал под узды коня, а на ягодицах… На ягодицах были кочегар и топка.

В общем, понимание того, что татуировка – вещь серьезная, и инстинкт самосохранения по отношению к ней у меня сформировались еще тогда.

Позже, когда начал изучать историю искусств, убедился в том, что тату – это величайшая культура, древняя и очень серьезная. Посудите сами: все наши предки были татуированными. И не только афроамериканцы, как принято считать, но и славяне, арийцы. Помните новость о мумии принцессы Укока, найденной в Алтае? Она вся была в татуировках – красивых, значимых, мастерски исполненных!

Так может быть, наши предки просто были эстетичнее, умнее и культурнее нас?

Иногда я задаюсь таким вопросом.

– Когда перешли от теории к практике и решились на первое тату?

– В период, когда нужно быть меняться. Назовем это переходом в другое качество... Тогда я сделал татуировку, чтобы обозначить: я оставляю в прошлом определенную жизнь и начинаю другую. Многие наши люди проживают свою жизнь от рождения до смерти, будто в болоте болтаются. Мне это не кажется правильным. Нужна осознанность, разделение этапов, четкое самоопределение. Всё есть композиция, человек в том числе. Иногда эта композиция меняется. Вот сейчас вы как раз присутствуете во время этого процесса! (Улыбается.)

– И в который раз вы меняете свою композицию?

– В третий!

На спине у меня – великий японский художник Кацусика Хокусай. Благодаря серии его гравюр "Виды Фудзи" я написал свои "1000 видов Св.Софии". Татуировка – благодарность за вдохновение.

А сейчас отдаю дань уважения и восхищения своему любимому китайскому художнику Ци Байши. Он никогда не шел по пути узнаваемости и вульгаризма – только лишь абстрактного мышления. И благодаря этому ему удалось соединить тысячелетнюю историю культуры Китая с двадцатым веком.

– Не сомневаюсь, что Ци Байши сейчас с вами… Но абсолютно бытовой вопрос: вам не больно?

– Не буду скрывать: местами больно. Но вполне терпимо! (Улыбается.)

– Антон, а что вы чувствуете сейчас, набивая тату своему папе?

– Мне посчастливилось родиться в демократичной семье, где между отцом и сыном в силу возраста, статуса, авторитета – чего бы то ни было – пропасти не возникло. Мы с отцом родные люди и лучшие друзья. Так что сейчас я чувствую то же, что чувствовал бы, делая тату старшему брату или своему сыну. Я счастлив!

Интересно, хватило бы кому-нибудь смелости и ума задать Владимиру Шаппо извечно любимый тактичный вопрос о том, "не боится ли он, что его татуировки будут плохо выглядеть в старости"? Ей-богу, очень хотелось бы услышать ответ!

Тем временем жизнь в тату-салоне продолжает кипеть. Мы возвращаемся в кабинет Алеси, чтобы посмотреть, над чем она работает в данную минуту.

Как оказалось, "на приеме" у Алеси снова девушка, которая пришла за первой татуировкой – правда, на этот раз работой объемной, затратной по времени и силам.

– Меня зовут Татьяна, – представилась девушка. – Давно хотела сделать тату, а сейчас появился повод – и я решилась. Эта татуировка будет для меня некой памятью, символом. Ну и, конечно, я считаю, что это красиво. (Улыбается.)

– Не страшно начинать с такой большой работы?

– Немного страшно, но я надеюсь, что мой болевой порог меня не подведет. А если говорить о стереотипах и оценке общества, то до этого мне и вовсе нет дела. Эту татуировку увидят лишь те, кому я захочу ее показать. Благо, место ее расположения этому способствует.

– Близкие в курсе?

– Собственно, поход в тату-салон – это подарок моего парня. Так что он и идейный вдохновитель, и главная поддержка. Ну а мама… Мама узнает по факту! (Смеется.)

Татьяна готова к переменам, и Алеся приступает к работе.

– Место для тату в этом случае выбрано правильно, – комментирует она. – Но! У Татьяны очень много родинок. Благо рисунок позволяет их огибать. Однако в этом случае мне нужно быть максимально осторожной. Обладателей множества родимых пятен призываю подходить максимально ответственно к выбору месторасположения тату и к своему здоровью, соответственно.

Когда Алеся делает первые штрихи, Татьяна даже не меняется в лице.

– Я, конечно, чувствую: что-то происходит, – улыбается она. – Но это как комариный укус, не более.

Комариный укус – это, конечно, здорово, но когда он растягивается на несколько часов, ощущения от него могут измениться. К счастью, на глаза Татьяны попадается альбом с рисунками упомянутого выше Ци Байши.

– О, это же "Креветки" Ци Байши! – радуется она. – Обожаю китайское искусство!

Так с помощью силы живописи, уверенной руки Алеси и самоиронии Татьяны время протекло незаметно. Ну а результат… Он точно того стоил!

Когда краснота и припухлость сойдет, дерево на спине Татьяны расцветет окончательно. Хотя она радуется уже сейчас:

– Счастлива, что наконец решилась это сделать! Знаковая для меня вещь теперь всегда будет со мной. Думаю, она придаст мне сил и будет дополнительным стимулом к новым жизненным свершениям. Спасибо мастеру за профессионализм и прекрасную компанию!

– Алеся, не устали? – интересуемся мы.

– Немного затекла рука, – делится Алеся. – Сейчас пойду выпью кофе, подышу свежим воздухом – и пройдет. У меня как раз есть 15 минут до нового клиента.

Новый клиент Алеси – Даниил. Он учится на архитектора, работает дизайнером и делает "рукав" на всю руку. Это его третий сеанс.

– Я три года вынашивал замысел этой татуировки, – поделился Даниил. – Подошел к этому осмысленно. Не как к украшательству, а как к серьезному шагу. Долго обдумывал смысл, который хотел вложить в тату, долго сам работал на эскизом. Со всеми своими идеями и набросками пришел к Алесе – за месяц она довела все это до ума и подготовила вариант, который абсолютно устроил и меня как клиента, и ее как мастера.

Ну… и мы начали "забиваться"! (Улыбается.)

Работали с начала двенадцатого до пяти часов вечера. Алеся говорит, многие мужики от такого падают в обморок, потому у нее под рукой всегда есть нашатырь. (Смеется.)

А как по мне – ничего страшного! Интересно ведь! Сегодня, Алеся говорит, работа предстоит тоже на полдня!

И это оказалось правдой...

Прошел час…

И два…

И три…

К концу рабочего дня ребята продолжали свое безудержное художество и веселье. И нам стало понятно: самый патологический трудоголизм – трудоголизм людей творческих.

– Алеся, мы пойдем?

– Идите-идите, – усмехается Алеся. – Здесь работы до ночи! Но обязательно возвращайтесь.

Конечно, вернемся. Надо же посмотреть, остался ли Даниил в живых и что там у него разрослось – от кисти до плеча…

Ну а главное: скоро лето, а мы все еще без тату… Будем исправляться!

lady.tut.by

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Back To Top