Разное

Воровские картинки ауе – Ой!

Картинки про «Арестантский уклад един» (35 фото) ⭐ Забавник

Разнообразные Арестантский уклад един картинки для тех, кто в теме уголовной романтики. Картинки каждый сможет подобрать себе по вкусу, ведь тематики представлены самые разные.

Парни в спортивных костюмах, сидят на корточках, с семечками

Общак

 

Парни, на теле тату

Парни в столовой, колония, интернат

 

Парни и девчонки в лесу

 

А.У.Е жизь ворам.

 

Мужчина с золотыми зубами, тело в тату

А.У.Е.

Футболки с символикой АУЕ

 

Мужчина с тату, возле них дед в белой рубашке

 

Рулите с тюрьмы стройте храмы

 

Знак АУЕ

Нож, Цепочка, часы, знак на бумаге

 

АУЕ —  недетские игры сибирских детей

Нарды, рука держит игральные кости

 

А.У.Е.

 

Девушка держит плакат со знаком и надпись А.У.Е

 

Драка, трое на одного

 

 

АУЕ

 

 

Парни за решектой

zabavnik.club

Классные и блатные картинки на аву для парней и пацанов

Для того, чтобы скачать картинку, нужно нажать на неё ПКМ и выбрать пункт меню «Сохранить как…»

Затем при помощи дата-кабеля, Bluetooth или инфракрасного порта загрузите её себе на телефон.

Смотрите также — Фото девушек на аву без лица — самые красивые и прикольные
Смотрите также — Картинки на аву Адидас — самые классные, прикольные и интересные

pristor.ru

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Суды блокируют криминальные интернет-сообщества и без специального закона «об А.У.Е.»

Законопроект сенатора Белякова «о запрете криминальной субкультуры» пока не нашёл поддержки в Госдуме, тем более, что для блокировки соответствующих интернет-сообществ властям хватает и существующих законов.

В ноябре прошлого года в Госдуму был внесён №318286-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части запрета пропаганды криминальной субкультуры», автором которого выступил сенатор Антон Беляков. Документ вносит поправки в законы «О средствах массовой информации» и «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», которые направлены на запрет пропаганды криминальной субкультуры в интернете и средствах массовой информации. Проект закона был рассмотрен «Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей», а также Правовым управлением Госдумы, и общий вывод, который можно сделать из их отзывов — введение дополнительного «закона об А.У.Е.» нецелесообразно.

«Предложение автора законодательной инициативы, направленное на формирование высоких моральных ценностей у подрастающего поколения соответствует основным задачам государственной молодежной политики», — говорится в заключении «Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей», однако сам законопроект дублирует уже существующие законы, ограничивающие «вредную для детей» информацию, а внесение в федеральный закон №149-ФЗ нового перечня оснований для включения информации, содержащей пропаганду криминальной субкультуры, в реестр запрещённых сайтов, комитет считает нецелесообразным «ввиду отсутствия доводов о неэффектном применении норм действующего законодательства, позволяющих блокировать доступ к сайтам, содержащим информацию о молодежных криминальных движениях по вступившему в законную силу решению суда о признании такой информации, распространяемой по средствам сети «Интернет», информации, распространение которой в Российской Федерации запрещено».

К тому же, по мнению Комитета, следует привести в соответствие с действующим законодательством понятийно-категориальный аппарат законопроекта. Поскольку использование терминов «пропаганда криминальной субкультуры», «социокультурные ценности преступного мира» не определено действующим законодательством, это может привести к свободной и неоднозначной правоприменительной практике.

Также, не вполне ясно каким образом следует определять основания, согласно которым можно отнести ту или иную информацию к информации, пропагандирующей криминальную субкультуру. Не установлена и ответственность за нарушение предлагаемых законопроектом ограничений. В связи с этим, Комитет в таком виде законопроект сенатора Белякова поддержать не может.

Правовое управление ГД увидело в документе опасность для возникновения цензуры [почему только в нём?]:
«Если исходить из того, что субкультура является частью культуры, то возможно говорить о субкультуре преступной части общества. В данную субкультуру входят в том числе песни, фильмы, рассказывающие о «благородных бандитах». В связи с этим предлагаемые законопроектом меры потребуют цензуры кинофильмов, литературных, музыкальных и иных произведений».

«В отношении неформального молодежного сообщества «АУЕ», о котором говорится в пояснительной записке к законопроекту как о носителе определенной субкультуры, пропагандирующей образцы поведения преступного сообщества, необходимо учесть, что если она приобретает экстремистский характер, направленный на возбуждение социальной розни (по признаку отношения к «воровскому братству»), пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной принадлежности, воспрепятствование законной деятельности государственных (правоохранительных) органов, применяться должен Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»», — сказано в заключении Правового управления Госдумы.

Неожиданной также была реакция заместителя председателя Государственной Думы Ирины Яровой — одиозный депутат, чьими усилиями было внедрено уже достаточно большое количество законов, вводящих цензуру в Рунете, сказала, что законопроект Белякова избыточен. Бороться с такими явлениями как «А.У.Е.» можно, как с теми же «Синими китами», — на базе ранее принятых законов, читает она. Просто необходимо внимательней смотреть за правоприменением и вовремя отслеживать субкультуры, представляющие опасность для юношества. Тем не менее, именно Яровая «грешит» введением новых ограничений и карательных мер в российском законодательстве, и именно в её законопроектах эксперты находили и избыточность, и невозможность выполнения некоторых норм, и многие другие недочёты.

Надзорные органы, между тем, применяют уже существующие законодательные нормы для блокировки соответствующего контента, не дожидаясь принятия парламентом специального законопроекта. Так, прокуратура Тракторозаводского района г.Челябинска через суд признала запрещённой информацию в группах в социальной сети [речь, скорее всего, идёт о ВКонтакте], где осуществлялась «пропаганда криминальных традиций, сложившихся в местах лишения свободы, асоциального поведения, тунеядства, престижности совершения преступлений, вымогательства у сверстников денежных средств для передачи содержащимся в исправительных учреждениях лицам».

«В целях пресечения нарушения требований действующего законодательства прокурор района обратился в суд с требованием признать информацию, размещенную на интернет-сайтах, информацией, распространение которой на территории Российской Федерации запрещено. Судом Центрального района г.Челябинска требования прокурора удовлетворены. После вступления в законную силу судебные решения будут направлены для исполнения в Роскомнадзор», — сообщается на сайте надзорного ведомства.

Тема «А.У.Е.» стала, кроме всего прочего, бесконечным источником пиара для ряда политиков и бизнесменов.

Бизнесмен Аркадий Ротенберг собирается запустить серию бесплатных лекций с «равлекательно-развивающим» контентом для подростков в возрасте от 12 до 16 лет. По словам бизнесмена, целью проекта будет защита детей от «негативного воздействия улицы», в том числе от идеологии АУЕ, которая пропагандирует в социальных сетях уголовную субкультуру.

Ротенберг уточнил, что для проекта будет создаваться вирусный контент, который будут постоянно генерировать как для онлайн, так и для офлайн площадок. «Мы будем идти туда, где есть дети. Неважно. Они есть во «ВКонтакте» — мы будем делать интересный контент для «ВКонтакте». Они в Telegram — мы пойдем за ними в Telegram», — сказал предприниматель.

Возможно, в скором времени с лекциями о вреде «А.У.Е.» поедут очередные «ревнители морали», как это делали весь 2017 год представители «Лиги БезИнтернета», наводя страх на родителей рассказами о так называемых «группах смерти».

РосКомСвобода, со своей стороны, считает политику запрета каких бы то ни было групп или сообществ неэффективной, по большей части направленной на цензурирование интернет-пространства в России. Как показывает практика, ограничение доступа к тем или иным сайтам не улучшает статистику в плане борьбы с наркоманией, самоубийствами, экстремизмом, насилием над несовершеннолетними и т.п. Проблемы, окружающие нас в реальном мире, не всегда решаются щелчком компьютерной мыши и судебным постановлением о запрете того или иного URL и IP.

Источник: https://roskomsvoboda.org/36676/

joyreactor.cc

прикольные фото, анекдоты и видео / Развлекательный портал Funon.cc

В Усольском гвардейском кадетском корпусе действовало молодежное деструктивное движение АУЕ. Это субкультура, связанная с криминальным миром и берущая за правила жизни воровские законы.

Аббревиатура АУЕ имеет несколько расшифровок, наиболее распространенные — «Арестантский уклад един» и «Арестантское уркаганское единство». Никто не берется сказать, кто внедрял этот уклад — сами ученики, педагоги или другие сотрудники учреждения. Есть основания полагать, что некоторые воспитатели знали об АУЕ и даже симпатизировали этому движению, а среди обслуживающего персонала были люди с несколькими судимостями, в том числе за тяжкие преступления.

Кадеты

Избиения, издевательства в Усольском кадетском корпусе носили массовый характер. Эпизодов неуставных отношений насчитывается не один десяток. Наряду с обычными в среде подростков стычками и драками происходили и более организованные и жестокие происшествия.

По информации, поступающей из кадетского корпуса, наиболее сплоченная группа последователей АУЕ действовала в 10-м классе. Не исключено, что в ее формировании принял активное участие один из педагогов. Члены этой группы практиковали избиение «провинившихся» перед строем. При этом в вину могли поставить что угодно — от плохо вымытых полов до шепота в строю. Целью было не укрепление дисциплины, а моральное и физическое подавление всех, кто не в группе, и продвижение своего «уклада».

Одно из самых громких событий, после которого тайная жизнь кадетского корпуса, считавшегося образцовым образовательным учреждением, стала достоянием общественности — избиение кадетами курсанта. Из-за черепно-мозговой травмы, полученной при избиении, зрение подростка упало до 10 %. Но операцию сделать невозможно из-за еще одной травмы — смещения двух позвонков, в результате которой у него всё время повышенное давление. Факт избиения руководство старательно скрывало. Мальчику не оказали медицинскую помощь, в больницу он попал самостоятельно, под другим предлогом.

Издевательства в кадетском корпусе были изощренными. Например, довольно часто устраивали испытание «сухой крокодил»: кадету, опирающемуся руками на раму от кровати в положении спиной вниз, под спину ставили острую палку. Если он не мог удержаться на руках, то падал на палку.

«Фанера»: в ночное время в сушилке старшеклассники объявляли провинность кадетам младшего курса и били их в область солнечного сплетения. Это называлось «пробивать фанеру». Один ребенок после этого пожаловался своей маме на боли в области грудной клетки. Рентген показал перелом грудины.

Руководство корпуса организовало дачу показаний кадетами, в них они утверждали, что видели, как во время спортивных занятий мальчик случайно получил удар мячом. По словам матери, сын уверял, что избиение проходило в месте, где работает камера слежения. Однако запись за эту дату оказалась стертой.

Проводились «дискотеки»: ночью несколько старшеклассников заводили младших в сушилку, выключали свет и избивали. Во время одной из таких «дискотек» ребенок потерял сознание.

Вымогательства, хищения, кражи были обычным делом: отнимали всё, начиная от денег и телефонов и заканчивая продуктами, которые привозили кадетам родственники. Практиковалась плата «за косяки»: если плохо убрали в помещении, разговаривали в строю и так далее, ученики могли откупиться деньгами. В противном случае «провинившихся» ждало избиение.

Воспитатели

Жестокое отношение к окружающим демонстрировали не только кадеты, но и некоторые педагоги. Так, например, один из воспитателей — родственник Игоря Пименова (на тот момент являвшегося директором кадетского корпуса) — не только поощрял грубость и агрессию в своих учениках, но и сам мог ударить, оскорбить любого кадета, сотрудника корпуса и даже своего коллегу — педагога. Директор училища получал много жалоб на своего родственника, но только делал вид, что разберется: фактически он просто покрывал его жестокость.

Из эпизодов, запомнившихся кадетам, есть особенно яркие и демонстративные: например, как родственник директора броском через бедро кинул на пол женщину-педагога. Грубые публичные оскорбления — еще одна «фишка» этого воспитателя.

При этом именно он активнее прочих использовал уголовную лексику и рассуждал о порядках АУЕ. К своим воспитанникам педагог относился по-другому: на его личной страничке в соцсетях можно увидеть записанные им ролики, в которых кадеты, раздетые до плавок, выкрикивают агрессивные кричалки, читают рэп с непристойными словами.

Работники

По имеющейся информации, из 113 сотрудников Усольского гвардейского кадетского корпуса 17 имели судимости. Из них четверо — воспитатели, 13 человек — обслуживающий персонал: водители, вахтеры, кочегары. Как правило, дело не ограничивалось одним возбужденным уголовным производством: в послужном списке большинства из этих 17 по два и более преступления. Для директора Игоря Пименова они были вполне привычным контингентом: до этого он долгие годы работал директором исправительно-трудовой колонии.

Так, один из воспитателей обвинялся в краже и истязаниях, еще один — в нарушении ПДД, повлекшем серьезные последствия, и в дальнейшем — в подделке документов, двое — в угрозе убийства. У прочего обслуживающего персонала — возбужденные уголовные дела по кражам, хулиганству, подделке документов, злостному уклонению от уплаты алиментов, побоям, причинению ущерба чужому имуществу и другие. Один из уборщиков, например, был осужден по статье 107 УК РФ «Убийство в состоянии аффекта».

Но самый большой послужной список — у кочегара, который был на скамье подсудимых шесть раз и в общей сложности отсидел более 20 лет. Ему в разные годы выносили приговоры за кражи, хулиганство, истязания, два изнасилования, в том числе по части 3 статьи 117 УК РСФСР (групповое изнасилование лица, не достигшего 18 лет).

Уголовные дела

Часть уголовных дел была возбуждена до начала проверки Усольского кадетского корпуса: по имущественным преступлениям (пять краж мобильных телефонов за три месяца — с сентября по ноябрь 2016 года) и другие. По информации, имеющейся в публичном доступе, во время проверки правоохранительных органов возбуждено уголовное дело по факту халатности в Усольском кадетском корпусе. Кто пойдет на скамью подсудимых — бывший директор Пименов, кто-то из воспитателей, обслуживающего персонала или же сразу несколько человек — пока неясно.

IRK.ru ранее сообщал, что СУ СКР по Иркутской области подтвердило возбуждение уголовного дела по преступлению, совершенному уже при новом директоре — Мирзе Ахадове, который приступил к работе в декабре 2016 года. Как и у Пименова, слабым звеном в работе Ахадова оказались крепкие родственные узы. Его внук — учащийся кадетского корпуса — подозревается в вымогательстве денег и избиении одноклассника. Его тоже подозревают в приверженности АУЕ.

Министерство образования Иркутской области вновь, без привлечения правоохранительных органов и военных, намерено организовать конкурс и назначить очередного директора в это военно-образовательное учреждение. Во время таких конкурсов чиновники имеют возможность провести любого, кого хотят, как это было в случае с назначением Ахадова. На место директора кадетского корпуса в декабре 2016 года выдвигался также боевой офицер, только что вышедший в отставку. Он служил в горячих точках и руководил одним из лучших военных спецподразделений в России, пользовался заслуженными любовью и уважением со стороны своих подчиненных. Но комиссия минобра Иркутской области «срезала» его на знании закона об образовании. Ахадов был готов к этим вопросам, однако к работе со сложным коллективом оказался не готов.

https://www.irk.ru/news/articles/20170428/cadets/

funon.cc

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Суды блокируют криминальные интернет-сообщества и без специального закона «об А.У.Е.»

Законопроект сенатора Белякова «о запрете криминальной субкультуры» пока не нашёл поддержки в Госдуме, тем более, что для блокировки соответствующих интернет-сообществ властям хватает и существующих законов.

В ноябре прошлого года в Госдуму был внесён №318286-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части запрета пропаганды криминальной субкультуры», автором которого выступил сенатор Антон Беляков. Документ вносит поправки в законы «О средствах массовой информации» и «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», которые направлены на запрет пропаганды криминальной субкультуры в интернете и средствах массовой информации. Проект закона был рассмотрен «Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей», а также Правовым управлением Госдумы, и общий вывод, который можно сделать из их отзывов — введение дополнительного «закона об А.У.Е.» нецелесообразно.

«Предложение автора законодательной инициативы, направленное на формирование высоких моральных ценностей у подрастающего поколения соответствует основным задачам государственной молодежной политики», — говорится в заключении «Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей», однако сам законопроект дублирует уже существующие законы, ограничивающие «вредную для детей» информацию, а внесение в федеральный закон №149-ФЗ нового перечня оснований для включения информации, содержащей пропаганду криминальной субкультуры, в реестр запрещённых сайтов, комитет считает нецелесообразным «ввиду отсутствия доводов о неэффектном применении норм действующего законодательства, позволяющих блокировать доступ к сайтам, содержащим информацию о молодежных криминальных движениях по вступившему в законную силу решению суда о признании такой информации, распространяемой по средствам сети «Интернет», информации, распространение которой в Российской Федерации запрещено».

К тому же, по мнению Комитета, следует привести в соответствие с действующим законодательством понятийно-категориальный аппарат законопроекта. Поскольку использование терминов «пропаганда криминальной субкультуры», «социокультурные ценности преступного мира» не определено действующим законодательством, это может привести к свободной и неоднозначной правоприменительной практике.

Также, не вполне ясно каким образом следует определять основания, согласно которым можно отнести ту или иную информацию к информации, пропагандирующей криминальную субкультуру. Не установлена и ответственность за нарушение предлагаемых законопроектом ограничений. В связи с этим, Комитет в таком виде законопроект сенатора Белякова поддержать не может.

Правовое управление ГД увидело в документе опасность для возникновения цензуры [почему только в нём?]:
«Если исходить из того, что субкультура является частью культуры, то возможно говорить о субкультуре преступной части общества. В данную субкультуру входят в том числе песни, фильмы, рассказывающие о «благородных бандитах». В связи с этим предлагаемые законопроектом меры потребуют цензуры кинофильмов, литературных, музыкальных и иных произведений».

«В отношении неформального молодежного сообщества «АУЕ», о котором говорится в пояснительной записке к законопроекту как о носителе определенной субкультуры, пропагандирующей образцы поведения преступного сообщества, необходимо учесть, что если она приобретает экстремистский характер, направленный на возбуждение социальной розни (по признаку отношения к «воровскому братству»), пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной принадлежности, воспрепятствование законной деятельности государственных (правоохранительных) органов, применяться должен Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»», — сказано в заключении Правового управления Госдумы.

Неожиданной также была реакция заместителя председателя Государственной Думы Ирины Яровой — одиозный депутат, чьими усилиями было внедрено уже достаточно большое количество законов, вводящих цензуру в Рунете, сказала, что законопроект Белякова избыточен. Бороться с такими явлениями как «А.У.Е.» можно, как с теми же «Синими китами», — на базе ранее принятых законов, читает она. Просто необходимо внимательней смотреть за правоприменением и вовремя отслеживать субкультуры, представляющие опасность для юношества. Тем не менее, именно Яровая «грешит» введением новых ограничений и карательных мер в российском законодательстве, и именно в её законопроектах эксперты находили и избыточность, и невозможность выполнения некоторых норм, и многие другие недочёты.

Надзорные органы, между тем, применяют уже существующие законодательные нормы для блокировки соответствующего контента, не дожидаясь принятия парламентом специального законопроекта. Так, прокуратура Тракторозаводского района г.Челябинска через суд признала запрещённой информацию в группах в социальной сети [речь, скорее всего, идёт о ВКонтакте], где осуществлялась «пропаганда криминальных традиций, сложившихся в местах лишения свободы, асоциального поведения, тунеядства, престижности совершения преступлений, вымогательства у сверстников денежных средств для передачи содержащимся в исправительных учреждениях лицам».

«В целях пресечения нарушения требований действующего законодательства прокурор района обратился в суд с требованием признать информацию, размещенную на интернет-сайтах, информацией, распространение которой на территории Российской Федерации запрещено. Судом Центрального района г.Челябинска требования прокурора удовлетворены. После вступления в законную силу судебные решения будут направлены для исполнения в Роскомнадзор», — сообщается на сайте надзорного ведомства.

Тема «А.У.Е.» стала, кроме всего прочего, бесконечным источником пиара для ряда политиков и бизнесменов.

Бизнесмен Аркадий Ротенберг собирается запустить серию бесплатных лекций с «равлекательно-развивающим» контентом для подростков в возрасте от 12 до 16 лет. По словам бизнесмена, целью проекта будет защита детей от «негативного воздействия улицы», в том числе от идеологии АУЕ, которая пропагандирует в социальных сетях уголовную субкультуру.

Ротенберг уточнил, что для проекта будет создаваться вирусный контент, который будут постоянно генерировать как для онлайн, так и для офлайн площадок. «Мы будем идти туда, где есть дети. Неважно. Они есть во «ВКонтакте» — мы будем делать интересный контент для «ВКонтакте». Они в Telegram — мы пойдем за ними в Telegram», — сказал предприниматель.

Возможно, в скором времени с лекциями о вреде «А.У.Е.» поедут очередные «ревнители морали», как это делали весь 2017 год представители «Лиги БезИнтернета», наводя страх на родителей рассказами о так называемых «группах смерти».

РосКомСвобода, со своей стороны, считает политику запрета каких бы то ни было групп или сообществ неэффективной, по большей части направленной на цензурирование интернет-пространства в России. Как показывает практика, ограничение доступа к тем или иным сайтам не улучшает статистику в плане борьбы с наркоманией, самоубийствами, экстремизмом, насилием над несовершеннолетними и т.п. Проблемы, окружающие нас в реальном мире, не всегда решаются щелчком компьютерной мыши и судебным постановлением о запрете того или иного URL и IP.

Источник: https://roskomsvoboda.org/36676/

joyreactor.cc

АУЕ – что значит? Расшифровка, масти, субкультура, фото

АУЕ — что значит? Расшифровка, масти, субкультура, фото

5 (100%) 1 vote[s]
АУЕ — что значит? Расшифровка, масти, субкультура, фото

 

 

Она в считанные годы распространилась почти по всей территории страны, массово внедряясь в школы, интернаты и ПТУ. Основной контингент – дети в возрасте от 10 до 17 лет – самая беззащитная часть населения, и главное – та её часть, которой в скором времени предстоит строить будущее.

И каким же ценностям сегодня учат этих «строителей будущего» на школьной скамье? Вы не поверите. Арестанским. АУЕ – дословно означает «Арестанский уклад един» или «Арестанское уркаганское единство» – перевести аббревиатуру можно и так, и так. Собственно, основной посыл её идеологии отражён в названии – это фактически культ тюремных «понятий», тюремной романтики, стилизованный под молодёжную культуру.

Это культ силы, воровства и тунеядства. Впервые о нём заговорили на федеральном уровне год назад, когда банда подростков АУЕ атаковала полицейский участок в Забайкалье.

В течение всего 2016 года тема АУЕ активно поднималась во многих федеральных и региональных СМИ. Журналистам удалось выяснить, что это неформальное движение уже опутало собой всю Сибирь и часть Дальнего Востока. Однако больше всего оно распространилась в Забайкалье. В Чите, например, вся местная молодёжь знает об АУЕ, а большая часть открыто причисляет себя к этому движению. Остальные вынуждены с ним считаться.

Детские деньги в общак

Так, в некоторых местных школах члены молодёжной группировки, не стесняясь, собирают ежемесячные подати со своих одноклассников и других учеников. На их языке это называется «греф на зону» – деньги переводятся криминальным авторитетам, отбывающим наказания в тюрьмах. Об этом знают все – от родителей школьников до администрации учебных заведений, однако помешать такому положению дел никто не в силах.

Правоохранительные органы в таких историях сами едва не становятся жертвами, как к примеру в Челябинске, когда 27 мая подростки устроили беспорядки, выкрикивая «АУЕ» и набрасываясь на полицейских. В небольших населённых пунктах Дальнего Востока штат полицейских участков обычно очень маленький и противостоять разъяренной толпе подростков без применения оружия, он не в силах.

 

До судов «подвиги» малолетних уголовников тоже доходят крайне редко, так как мало кто осмеливается писать заявления на них. Для школьника из Забайкальского края пойти против АУЕ (то есть дать любые показания в суде) – значит пойти против всех своих друзей и одноклассников, стать презираемым изгоем в их обществе. В некоторых случаях на помощь детям приходят их родители.

 

Самосуд

 

Но даже взрослые состоявшиеся мужчины не могут найти законный подход к молодёжной среде. На их стороне остаётся лишь опыт и сила. Так, в посёлке Новопавловка Читинской области разъярённые родители учинили жестокий самосуд над школьниками, собиравшими дань для АУЕ с их детей. При этом, несмотря на откровенно незаконный характер их действий – похищение несовершеннолетних, нанесение им побоев и угрозы, – местные полицейские не спешат задерживать правонарушителей. Ибо родители несчастных школьников, по сути, выполнили за правоохранителей их работу. Поэтому то, что в столице вызвало бы бурю негодования и скандальные судебные процессы – в суровой реальности Читинской области оказалось необходимой мерой и, быть может, даже неким актом правосудия.

 

Однако заниматься самосудом – не только не законно, но и опасно. В некоторых случаях жестокость малолетних уголовников может распространиться и на родителей жертвы. Так, два года назад в Казани представители АУЕ убили школьника, отказавшегося выплачивать им «дань», забили насмерть его отца, избили мать и ограбили квартиру. К счастью, их удалось задержать по «горячим следам», после чего подростки сознались ещё в нескольких убийствах.

АУЕ Челябинск

Тем временем криминальная субкультура активно стремится на запад – поближе к белокаменной, и добралась уже до Урала. Там идеи АУЕ особенно популярны в Челябинске – городе-миллионнике. Наглядное свидетельство тому можно было увидеть в ходе недавнего инцидента на фестивале красок «Холи», состоявшегося 27 мая на одной из центральных улиц Челябинска.

Толпа обезумевших школьников – детей от 13-16 лет – буквально напала на автомобиль полицейских, прибывших обеспечивать порядок на мероприятии. Они облили красками служебную машину, пинали её и выкрикивали оскорбления в адрес правоохранителей, вынудив в результате тех покинуть фестиваль. Всё это сопровождалось радостными криками «АУЕ!». Причём этот лозунг одинаково скандировали и парни, и девушки.

АУЕ фото

В считанные годы, а быть может, и месяцы, криминальная субкультура распространилась по территории большей части России – от небольших вспышек в Подмосковье до тотального контроля молодёжи в Забайкалье. В результате проблему признали на федеральном уровне, причём степень угрозы уже оценивается как общенациональная.

Криминальная субкультура

Об этом прямо заявляет ответственный секретарь Совета по правам человека России и глава Союза добровольцев России Яна Лантратова. По её словам, масштабность и актуальность проблемы была выявлена специально созванной рабочей группой, в которую вошли действующие сотрудники прокуратуры и правоохранительных органов. Суть её Лантранова описывает просто:

«Выяснилось, что многие детские учреждения, в том числе и Забайкальского края, находятся под влиянием криминальной субкультуры под названием АУЕ – «арестантско-уркаганское единство», – рассказала Лантранова и тут же пояснила. – Это когда на зоне сидит человек, у него есть телефон, и он может поставить своих «смотрящих», устанавливающих свои порядки (речь идёт о школах, ПТУ и других общеобразовательных учреждениях). В том числе и в детских домах. И детей заставляют сдавать деньги на «общак» для зоны.

А если они не сдают, то переходят в разряд «опущенных», над ними издеваются, у них отдельная посуда, столы. Мы узнали, что рядом находится многопрофильный лицей, в котором за полгода пять детей совершили самоубийства.

Историю тихонечко замяли – сказали, что никакого отношения эти самоубийства к АУЕ не имеют. Хотя сами сотрудники нам сказали, что все взаимосвязано». В конце прошлого года эти сведения были переданы главе государства. В ответ Владимир Путин пообещал поддержку СПЧ в борьбе с новой напастью.

Собственно, масштабы, с которыми криминальная субкультура проникла в российские школы и общеобразовательные учреждения, поражают. Особенно заметно это в интернете. В социальных сетях существуют сотни специализированных групп, посвящённых АУЕ. А число их подписчиков может дать фору количеству подписавшихся на любое СМИ в тех же сетях. Комментарии вроде «АУЕ – жизнь ворам!» или «Фарту масти АУЕ!» можно легко найти на многих интернет-форумах, в чатах и даже в многопользовательских онлайн-играх.

Пожалуй, все активные пользователи Сети так или иначе сталкивались с этой аббревиатурой. Насколько можно судить, с её помощью представители криминальной субкультуры находят «своих» и отсеивают «чужих». Любые расспросы на тему «что такое АУЕ?» – тут же пресекаются. В лучшем случае, собеседник расшифрует аббревиатуру и начнёт неумело отшучиваться – на том разговор и закончится.

Дело в том, что один из законов (или вернее – «понятий») АУЕ запрещает рассказывать о движении посторонним людям, в особенности журналистам и полицейским. Поэтому добыть информацию непосредственно из первоисточника – очень сложно. Однако крупица за крупицей, читая их комментарии, изучая соответствующие паблики и анализируя деятельность этого движения, можно составить примерное представление о нём.

Арестантский уркаганский

Картина, в общем-то, рисуется совсем не радужная. Итак, в России действует некое неформальное криминальное движение, ориентированное на молодёжь школьного возраста. Чтобы примкнуть к нему, ненужно никуда записываться или где-то регистрироваться – достаточно просто заявить о своей принадлежности к этой субкультуре и соблюдать её законы (фактически тюремные законы на молодёжный лад). А вот покинуть движение уже нельзя. Как говорят, сами представители АУЕ – «тюрьма не отпускает». Попробуешь дать задний ход – тут же начнутся проблемы, вплоть до низложения на низшую ступень криминальной иерархии.

«Опущенные», к слову, тоже ведь часть АУЕ, просто они находятся в самом низу иерархической лестницы. Выходит, что в отличие от любых других известных субкультур, АУЕ – крайне хваткая и не по культурному агрессивная, которая, не стесняясь, хватает своими щупальцами всё, до чего может дотянуться. При таком раскладе, надо полагать, многие подростки причисляют себя к АУЕ не по собственной воле, а только лишь для того, чтобы чувствовать себя «своим» среди сверстников, а в иных случаях и вовсе ради личной безопасности.

Для субкультуры в её классическом и привычном понимании – это, пожалуй, уже чересчур. Никакая альтернативная культура не может быть столь навязчивой. Культура вообще не должна быть навязчивой. АУЕ – это не субкультура и никакое не движение, как заявляют в СПЧ. Это секта. Классическая тоталитарная секта для подростков со всеми атрибутами – от неприемлимости чужих взглядов до крайне агрессивных способов распространения своего влияния. Здесь всё то же самое, только вместо религиозной составляющей адептам предлагает некий «свод правил», или, если угодно, «понятий», согласно которым необходимо строить свою жизнь. И главное – не только свою, но и чужую – жизнь каждого окружающего, по мере возможностей.

Мораль при этом у сектантов очень своеобразная. Даже бывшие заключенные далеко не все поддерживают АУЕ. Многие выступают против них, считая «что у этих малолеток совсем ничего святого». Понимают они только силу, да и то по-своему. «Количество» и «качество», например, в их понятии что-то вроде синонима. То есть, если они смогут забить толпой здорового сильного мужчину и отнять у него кошелёк – они это сделают, ибо это «по понятиям». А тот факт, что жертва была явно сильнее любого из них один на один, никого не смутит.

Западло работать

О классическом трудоустройстве члены АУЕ даже не думают. Ведь «работать – западло». Можно только воровать, заниматься грабежами или, на худой конец, мошенничеством. Учиться, получать образование или просто читать книги в понимании – тоже «западло». Члены АУЕ верят только в тот опыт, который они, рано или поздно, получат в тюрьме. А в том, что такой этап в их жизни случится – они даже не сомневаются.

Собирая «грев на зону» малолетние уголовники говорят примерно так: «Сегодня мы греем тюрьму подачками, завтра эти подачки будут собирать для нас». Подводя итог, можно констатировать, что страна столкнулось с новой, ужасно извращённой тюремной идеологией, оказавшейся куда страшней своего оригинала. Она каким-то подозрительным образом сумела пробраться в массы, захватить умы миллионов подростков по всей России. И всё это – в считанные годы.

Жесткая иерархия

Совершенно не управляемая и хаотичная, на первый взгляд, субкультура вдруг оказалась построена на жёсткой иерархии, объединяющей разрозненную дикую стаю малолетних хулиганов в некое подобие общества. Это выглядит, по меньшей мере, странно. Даже гораздо более образованные и адаптированные к социуму люди не способны так объединяться без наличия лидера, обладающего должной харизмой и, желательно, внушительном кошельком.

Значит, наверняка такой лидер есть и у АУЕ. Кто-то управляет этой стаей, кто-то поддерживает её информационно, материально и идеологически. Ответ, кажется, лежит на поверхности. Кто-то из внушительных представителей криминального мира – некий авторитет, взявший на себя ответственность «за воспитание будущего поколения». Это самое простое объяснение, и, как правило, на него ссылаются все, кто так или иначе поднимал проблему АУЕ. Действительно, скорее всего, так оно и есть. Или кто-то очень хочет, чтобы все так думали.

Если же копнуть чуть глубже, то нам придётся представить последствия, которыми может грозить стране популяризация АУЕ в перспективе. Ведь это не просто локальная секта – её идеология распустила свои щупальца по всей России. Сегодня АУЕ – это уже целое поколение. Поколение, которое скоро войдёт во взрослый возраст. И войдёт оно туда без образования, воспитания и каких-либо человеческих ценностей. К чему это приведёт – догадаться не сложно. Целое поколение будет потеряно. Даже хуже – не просто потеряно или уничтожено, а превращено в быдловатую агрессивную стаю, которая всеми силами будет вставлять палки в колёса нормальным работающим людям. Страна окажется в глубокой социально-экономической яме, наподобие той, что возникла на Украине в ходе известных событий, закончившихся государственным переворотом.

Со временем рухнет вся финансовая система, обесценив национальную валюту в несколько раз. Тогда на улицах наступит хаос – по городам прокатятся локальные «майданы», сопровождаемые криминальным беспределом. А бессильную полицию заменят уважаемые и авторитетные воры, быть может, как раз из тех, кто сегодня громче всех кричит «АУЕ!». В таких условиях ни одна страна не сможет сохранить свой суверенитет… Кому это нужно? Уж точно не ворам.

Источник

 

infovzor.ru

А.У.Е., ACAB и блатная романтика. Опасен ли интерес подростков к криминальной культуре? | Екабу.ру

А.У.Е. (или АУЕ) означает «арестантский уклад един» или «арестантско-уркаганское единство». Это и приветствие, и в какой-то степени образ жизни. «Подростки с криками «АУЕ» убили мужчину, который сделал им замечание», «Сторонники АУЕ жестоко избили прохожего», «Адепты АУЕ собирают в школах деньги на общак, чтобы греть зоны», — подобные заголовки нередко встречаются в региональной прессе.

Многие помнят ролик, снятый весной в Челябинске на празднике красок Холи. В кадре школьники окружили полицейский уазик, пинают машину ногами и пытаются ее раскачать. «А.У.Е! А.У.Е!» — скандируют на видео дети.
В сети есть огромное количество сайтов и тематических групп, посвященных АУЕ, шансон перекочевал в рэп, все в воровских звездах. Тот же рэпер Баста, сидевший в жюри шоу «Голос», на сайте своего лейбла продает футболки и толстовки с символикой АУЕ и с все теми же звездами.

Интерес молодежи к блатной романтике для России не новость. В 90-е все это уже было, но не было интернета, отмечает председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

«В 90-е были города, где формировались такие банды, подростковые бригады, были свои кураторы. Для этого им надо было находиться на свободе. Здесь получается, что они даже из тюрьмы ведут агитационную работу, имеют доступ к интернету, компьютеру, мобильным устройствам и таким образом рекрутируют молодежь. Их задача понятна: поставить подростков на системный сбор пожертвований».[/quote]

Если верить СМИ, во многих школах одни подростки объясняют другим, что от тюрьмы у нас не зарекаются, оказаться там можно в любой момент — лучше быть к этому готовым. А еще лучше уже сейчас с воли поддерживать правильных сидельцев. Не скидываешься на общак — не по понятиям, могут избить. Рассказал родителям, а те обратились в полицию — дело может кончиться еще хуже. В Москве это звучит дико, за Уралом — уже нет, говорит практикующий психотерапевт Марк Сандомирский:

«Можно говорить о сугубо региональном реальном явлении — в Забайкальском крае, может, еще в некоторых регионах, дошло до Челябинской области, Урала. А вот в более благополучных регионах России можно говорить о формировании определенной молодежной субкультуры, когда оживление интереса подростков к криминальной культуре объединилось с современными средствами массовой информации, и именно интернет стал своего рода рупором или рассадником этой субкультуры, пробудил у массы молодых людей интерес к этому явлению».

Бороться нужно не с АУЕ, а с бедностью в регионах, уверен писатель Александр Сидоров, также известный как исследователь блатного языка Фима Жиганец:

[quote]«В лагере эти АУЕ через пару-тройку месяцев отскакивают, а в строгих хатах и СИЗО не употребляются вообще. Это просто низшее понимание уголовного мира. Там есть свои законы, традиции, плохие они или хорошие. Не нужно что-то абсолютизировать, что появилась какая-то русская молодежная мафия, собирает общаки. Это бред».

Однако не любить полицейских модно. Пока в Забайкалье школьники набивают звезды и «АУЕ», в столицах, где многие семьи могут позволить купить своим детям одежду Stone Island, Lonsdale и Fred Perry, подростки выбирают более дорогой способ выразить свое неуважение к правоохранительным органам и набивают аббревиатуру A.C.A.B. — all cops are bastards.

Текст

ekabu.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top