Разное

Туз что значит на зоне: Что означает «туз» на фене?Ксеня по фене

Содержание

туз - это... Что такое туз?

  • туз — туз, а …   Русский орфографический словарь

  • туз — туз/ …   Морфемно-орфографический словарь

  • ТУЗ — течеискатель ультразвуковой Словарь: С. Фадеев. Словарь сокращений современного русского языка. С. Пб.: Политехника, 1997. 527 с. ТУЗ теория управления запасами ТУЗ «тюрьма учит закону»; «тюрьма уже знакома» татуир …   Словарь сокращений и аббревиатур

  • туз — а, м. deux deus, южно фр. daus > ср. верхне нем. tûs, dûs > tuz. Народнолатинское два, двойка . Фасмер 4 115. 1. Игральная карта, с одним очком, изображенным посредине, в большинстве карточных игр считающаяся старшей в масти. БАС 1. Вот дед …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ТУЗ — 1. ТУЗ1, туза, вин. туза, муж. (польск. tus с нем. Daus). 1. Игральная карта в одно очко, считающаяся в большинстве карточных игр самой старшей в масти. Червонный, трефовый, пиковый, бубновый туз. Покрыть туза козырем. 2. перен. Важный,… …   Толковый словарь Ушакова

  • ТУЗ — 1. ТУЗ1, туза, вин. туза, муж. (польск. tus с нем. Daus). 1. Игральная карта в одно очко, считающаяся в большинстве карточных игр самой старшей в масти. Червонный, трефовый, пиковый, бубновый туз. Покрыть туза козырем. 2. перен. Важный,… …   Толковый словарь Ушакова

  • ТУЗ — 1. ТУЗ1, туза, вин. туза, муж. (польск. tus с нем. Daus). 1. Игральная карта в одно очко, считающаяся в большинстве карточных игр самой старшей в масти. Червонный, трефовый, пиковый, бубновый туз. Покрыть туза козырем. 2. перен. Важный,… …   Толковый словарь Ушакова

  • ТУЗ — муж., нем. игральная карта об одном очке. Пятый. туз в колоде? кулак. Ломается, как туз перед двойкой! В двойках хорош, а в тузы не годится, в начальники. Туз к масти. Рад бы играть, да тузы (да короли) нейдут. В тузы полез. | * Это туз, да еще и …   Толковый словарь Даля

  • туз —  ТУЗ    , а, м. Старшая карта масти.    ◘ Я дамой... Крой! Я бью тузом... А.С.Пушкин. Наброски к замыслу о Фаусте, 1825.    ◘ Нарышкин потребовал туза такой то масти. И .П.Липранди. Замечания на записки Ф.Вигеля.    ◘ Не отличался наш Долгов …   Карточная терминология и жаргон XIX века

  • Туз — 1. ТУЗ, а, вин. туза; м. [польск. tuz от нем. Daus] 1. Игральная карта, старшая в масти, с одним очком, изображённым посередине. Червонный т. Пиковый т. Побить тузом. Козырный (козырной) т. Ходить, пойти с туза. Остаться с тузом. Отбиться тузом.… …   Энциклопедический словарь

  • туз — 1. ТУЗ, а, вин. туза; м. [польск. tuz от нем. Daus] 1. Игральная карта, старшая в масти, с одним очком, изображённым посередине. Червонный т. Пиковый т. Побить тузом. Козырный (козырной) т. Ходить, пойти с туза. Остаться с тузом. Отбиться тузом.… …   Энциклопедический словарь

  • Значение татуировки четыре туза | Искусство татуировки! Татуировки фото, тату в Киеве.

    В наши дни татуировки с изображением игральных карт наносят любители азартных игр. Считается, что такой нательный рисунок будет привлекать фортуну и удачу в этих делах. Особенно популярны в тату тузы, так как они — старшие карты в колоде и потому, имеют самую мощную энергетику. При этом, масть карты также не менее важна. А вот о значении татуировки четыре туза расскажем Вам мы.

    В большинстве карточных игр и гаданий, тузы считаются самой сильной картой в колоде, картой старшего ранга. Они помогают выиграть и усиливают любые комбинации. Если же выпадают сразу четыре туза всех мастей, то победа в игре обеспечена. А вот в гаданиях данная комбинация означает стопроцентное исполнение задуманного желания или намерения. Это — однозначный символ удачи и успеха, покровительства фортуны.

    Значение татуировки четыре туза, если Вы не игрок, для Вас будет заключаться в успехе, удаче во всех делах. Вам всегда будет сопутствовать фортуна, а все Ваши планы будут безоговорочно осуществляться легко и успешно. В таком случае данный нательный рисунок может быть очень символичным и личным. Его можно сделать на закрытом в повседневной жизни, участке кожи. Он не будет предназначен для посторонних взглядов, но символически будет всегда Вам помогать.

    А вот если Вы — азартный игрок, то скорее всего Вы нанесете четыре туза на открытое место как, например, предплечье или шея. Такой «амулет» на Вашей коже будет оказывать психологическое давление на противников. Вы как бы говорите им, что в любом случае, фортуна на Вашей стороне и победа за Вами. Потому символизм такой татуировки весьма реальный.

    Очень часто четыре туза в татуировках не наносят в одиночестве. Их изображают с другими символами азарта: фишками и игральными костями. Очень популярно изображение карт вместе с купюрами денег, которые символизируют выигрыш. Также вместе с четырьмя тузами иногда изображают пистолет, символически показывая, что владелец такого рисунка всегда знает как добиться своего, любым путем. Азарт и алчность — это порок, а потому рядом с картами часто наносят чертика или череп.

    Стилистика татуировки с четырьмя тузами будет зависеть от того, какое впечатление Вы хотите, чтобы производила Ваша тату на окружающих. Чем более зловещий и яркий эффект нужен — тем более оригинальное, объемное, яркое и реалистичное изображение стоит наносить. Опытный тату-мастер подберет или создаст для Вас уникальный эскиз в реалистичном виде. Если Вам интересна идея тузов вместе с черепом, то можете ознакомиться с нашим каталогом татуировок с черепами.

    Татуировка на веках значение на зоне — тату у женщин в тюрьме

    Журналисты 66.RU поговорили с человеком, который провел последнее десятилетие в заключении, о том, какие татуировки в тюрьме не останутся незамеченными. По словам Дмитрия, как и во всем обществе, тюремные нравы по отношению к наколкам и их значениям за последние годы сильно смягчились — обладателей «самозванных» наколок на зоне стало так много, что борьба с ними потеряла всякий смысл. Однако из правил всегда есть исключения.

    Дмитрий, бывший заключенный:

    — Когда арестант попадает в камеру, у него обязательно спросят о значении изображений на его коже. Если он не сможет про них рассказать так, чтобы ему поверили, — его «попросят» их свести. И неважно, как это будет — по собственному желанию или нет. Впрочем, уверяю — в Абхазии на пляже с вас спросят больше, чем в тюрьме.

    По словам собеседника 66.RU, нормально сейчас сидят и люди с иероглифами, и даже со свастикой на плечах. Вообще, объясняет он, чем больше наколок у человека, тем меньшее значение он имеет на зоне. К носителям большого количества татуировок относятся как к дурачкам. Но если у человека есть особенные тюремные татуировки с подтекстом, а он не соответствует заявленному изображением статусу, то без внимания он точно не остается.

    Воровские звезды

    Фото: 66.RU

    Воровские звезды были у российского бойца смешанных единоборств Александра Емельяненко. Но он их почему-то забил сверху тучками.

    В советское время «воровские звезды» могли носить только криминальные авторитеты, накалывавшие восьмиконечные узоры на ключицы или колени. Первое означало: «Никогда не надену погон», второе: «Никогда не встану на колени перед ментами».

    «С тех пор статус этого рисунка несколько упал, но не настолько, чтобы понять и простить. Поэтому носителю такой живописи предстоит выбирать — выжигать ее сигаретами, кислотой или (если он очень дерзкий) вырезать ее вместе с кожей», — объясняет Дмитрий.

    Звериный оскал

    Тот, кто носит такую татуировку, как бы говорит: «Считаю себя уголовником и не собираюсь сотрудничать». Оскал подразумевает ненависть к представителям тюремной администрации и готовность на насильственные действия в отношении них.

    «Заключенным на такую татуировку будет откровенно наплевать. А вот от тюремной администрации вы можете отхватить по первое число. И не раз», — рассказывает Дмитрий.

    Паук

    Фото: 66.RU

    На самом деле в местах не столь отдаленных эта татуировка имеет два значения. Первое — перед вами наркоман. Второе — перед вами вор. Причем сидящий на паутине паук говорит о том, что арестант абсолютно не жалеет о своей судьбе.

    Дмитрий:

    — Если насекомое ползет вниз по паутине, то человек решил завязать с воровством. А вот ползущее вверх — явное обещание продолжить такую деятельность. При этом количество колец на паутине — значит срок, который человек провел в заключении. В общем, просто не колите пауков. Объяснение из серии, что это ваше любимое домашнее животное или что-то подобное, — не прокатит.

    Кот

    Даже любимые всеми «котики» — не самый безопасный выбор для татуировки. По сложившейся среди узников традиции превращать любое слово и изображение в аббревиатуру — «кот» будет означать «коренной обитатель тюрьмы». Да и без аббревиатуры милый котик на плече кроет в себе вора-домушника.

    Но на самом деле изображение котов не любят еще по одной причине. Считается, что такие люди легко могут войти в доверие. Как объясняет Дмитрий, человека с «котиком» будут долго проверять — узнавать, как он жил на воле, соответствует ли то, что он о себе говорит, правде. И при малейшем несовпадении — такой сиделец вылетит к опущенным.

    Колючая проволока

    Фото: 66.RU

    Изначально это изображение использовалось, чтобы подсчитывать годы, проведенные за решеткой. Вместо зарубок на стенке заключенные дорисовывали шипы к татуировке. Количество колючек на колючей проволоке означает годы в заключении.

    — Колючая проволока была тайным знаком, который включал людей в тюремное сообщество. Да, время не стоит на месте, но она до сих пор является символом лишения свободы. И если вы первоход, а на вашем лице набита колючая проволока, то сколько угодно можете объяснять, что это символ борьбы с государственной системой, — вас все равно сочтут за дурачка. А их там не особо жалуют. Впрочем, как и везде.

    А вот в женских колониях отношение к изображениям на теле — гораздо более лояльное. Но если прикопаются — придется отвечать.

    Значение татуировки туз

    Нет темы более щекотливой в тату-индустрии, чем та, которая затрагивает тюремную или религиозную символику. Вы ни сном ни духом можете не знать о скрытом смысле, который несет ваша тату. Однако при встрече, например, с «откинувшимися» бывалыми господами, нательный рисунок расскажет им о вас очень много информации.

    Историческая сводка

    Доподлинные подтвержденные факты говорят, что игральные карты существуют с XI-XII века. В восточной Азии, которая славится своим азартом, существуют документы, описывающие игры с применением бумажных картинок. До этого ходовыми были бамбуковые и другие таблички, на которых основываются разные игры, вроде Маджонга.

    Далее игровая индустрия распространялась постепенно на: Индию, Персию, Египет со всеми близь лежащими землями, а оттуда в Европу. Лишь в XVII веке карты дошли до Российских земель. И в 1649 году они были строго запрещены правительством. Далее царь Петр решает, что лучше все это узаконить, чем разводить подпольный «андеграунд» и позволяет мануфактурам создавать карты на продажу. В дальнейшем сами карты неоднократно меняли облик, а количество их почитателей увеличивается до сих пор.

    Религиозный посыл

    Как ни странно, но религиозные общины начали оплетать карты весьма странными значениями и символами, несмотря на то, что они были созданы через более чем 11-12 веков с момента предположительной жизни сына Бога. Например, христианство назвало игру в карты страшным богохульством, а каждой масти дало символическое значение:

    • Крести (трефы), разумеется, исходя из названия, означают тот самый крест, на котором римляне распяли Христа;

    • Значение тату тузы для верующих людей могут принимать совершенно разные, так как пики, исторически произошедшие из листа растения, стали обозначать копья, протыкавшие сына Бога, пока тот был прибит к кресту;

    • Бубна – символ гвоздей в теле Иисуса;

    • Черви же стали символом той губки, которой поили и обтирали людей на крестах, перед тем, как убить.

    Послушав все это, становится как-то не по себе, что о тебе люди подумают. И без того татуировки сопровождаются уймой расспросов и упреков, так еще и появятся те, кто будут вас сатанистом и иродом звать. Не всем такое по душе. Однако, это только начало. У данной символики есть и другая сторона.

    Тюремный посыл

    В тюремной сфере особое отношение к тату, которое имеет не столько художественное, сколько смысловое значение. Естественно, все зависит от масти. Имейте в виду, что татуировка туз пик значение: вы позиционируете себя как крутого авторитета-вора, к которому все идут на поклон. Это может расцениваться как вызов. Трефой отмечается вор в законе, который оставил прошлое позади, но не забыл корней.

    Значение татуировки туз красных мастей – это не самое лучшее из тюремного «ассортимента». Черва, набитая на мужчине, обозначает, что он «опущен» другими представителями мужского пола и используется в качестве сексуальной мишени. С бубнами все немного легче – пометка мошенника, которому даже свои доверять не должны.

    Альтернативные значения

    Ну, хватит о негативных сторонах вопроса. Как и во многих других изображениях, здесь есть и положительная сторона. Например, пиковый туз значение татуировки рассматривается как талисман удачи, еще со времен Второй мировой войны. Эту теорию ввели американские солдаты, любившие покер и исходившие из его принципов.

    Сейчас, во времена положительного отношения молодежи к нательным рисункам, карты вновь вошли в моду. На территории стран СНГ особый ажиотаж крутится вокруг одного изображения – четырех тузов вместе. Это то же отображение фортуны, но более понятное местным любителям «Дурака». Кроме того, такие тату еще совмещают с другими символами: смертью, черепами, оружием, деньгами. Обычно это делают «крутые плохие парни», кричащие всему миру: «Для меня жизнь и смерть – это игра!».

    Особое внимание уделите общему обыгрыванию композиции, ведь каждый элемент может негативно поменять даже самую художественную татуировку. Будьте бдительны и если не хотите проблем, лучше откажитесь именно от этой символики. Даже если вы девушка и все эти тюремные «штучки» не для вас.

    Многие люди, желая выразить свою оригинальность, делают татуировки. Как правило, каждая из них имеет какое-то символическое значение для владельца. Татуировка может рассказать о стремлениях человека, его характере и мечтах.

    Очень часто можно увидеть тату в виде креста. Давайте узнаем о том, что же символизирует этот знак, и зачем его наносят на кожу даже люди, далекие от религии.

    Общее значение

    Принято считать, что крест олицетворяет христианство, однако следует сказать о том, что этот знак появился ещё задолго до него. Его использовали во многих языческих обрядах. В некоторых древних культурах крест символизировал мужское и женское начало или же фаллический символ. В Ассирии он означал четыре стороны мира: восток, запад, юг, север.

    Очень красиво смотрится кельтский крест, то есть крест, который находится в середине круга.

    Лучше всего татуировка будет смотреться в голубом, зеленом или черном цвете. Христианский крест символизирует победу жизни над смертью, победу добра над злом. Такие татуировки часто украшают плечо или запястье, могут быть изображены на пальце.

    У девушек

    Татуировку крест очень часто выбирают верующие девушки, в жизни которых много значит религия. Это символ терпения, силы, целомудренности и чистоты. Если татуировка крест украшает плечо или руку представительницы слабого пола, это означает, что перед вами особа, которая заботится о своей чести, преданная и стойкая к невзгодам. Такое изображением может быть и на спине.

    Она также верит в Бога. Такое тату может сделать и та девушка, которая на данный момент находится в поисках смысла жизни, пытается разгадать загадки мироздания. В любом случае, она глубока и духовна богата.

    У парней

    Теперь поговорим о представителях сильного пола и о том, какое значение татуировки крест для них. Вполне возможно, что это человек верующий, однако часто такое тату выбирают и атеисты, которые ассоциируют этот знак с рыцарским крестом.

    Он олицетворяет силу, мужественность, решительность, а также, несомненно, честь. Такая татуировка на спине мужчины означает «я выбираю сам свою судьбу и несу ответственность за нее».

    Крест на шее — покорность перед судьбой.

    Татуировка на пальце (руке) означает память об умершем человеке и вечную скорбь о нем. Часто парни рядом с этим символом размещают какое-нибудь изречение, которое является девизом всей жизни. Именно по нему можно понять, что за человек перед вами.

    Тюремное значение

    На теле тюремных заключенных можно увидеть множество татуировок, например на руке, на пальце, на спине. Тату крест встречается очень часто на спине и символизирует сильную волю, непокорность, бесстрашие. Также он может олицетворять веру в свой рок и судьбу. Воры часто набивают себе татуировку в виде картежного креста.

    Также встречаются тату на спине в виде куполов с крестами, и означает количество преступлений. Стоит отметить, что преступники часто набивают изображение на пальце. Это их, так называемая визитная карточка.

    Тату проституток, примеры >>>>

    Ирина Прохорова — Тузы — Эхо Москвы, 08.04.2021

    А.Венедиктов― Добрый вечер! Это программа «Тузы». У нас в студии Ирина Прохорова, главный редактор «Нового литературного обозрения», просветитель и благотворитель. Добрый вечер!

    И.Прохорова― Добрый вечер!

    А.Венедиктов― Вы писали или сделали заявление в защиту Навального, других политзаключенных. Вам это зачем?

    И.Прохорова― Слушайте, по-моему, это нормальный гражданский долг и личный какой-то моральный императив. Ужасно, что 30 лет спустя после распада Советского Союза у нас опять политические заключенные, которые в ужасном состоянии, и издеваются над ними в тюрьмах. Ну какой-то национальный позор. Невозможно это терпеть.

    А.Венедиктов― Национальный позор. Но вам-то это зачем?

    И.Прохорова― Что значит «зачем»? А зачем всем другим?

    А.Венедиктов― Зачем всем другим, я спрошу у других.

    И.Прохорова― Слушайте, я как-то хочу жить в демократической стране, где работают законы, есть уважение к человеку, к его достоинству и жизни. И если эти законы нарушаются, причем вопреки Конституции, которая у нас вроде бы написана, но непонятно для кого: она не функционирует. Мне трудно с этим мириться.

    А.Венедиктов― Ирина Прохорова.
    Вы считаете это эффективным, такие обращения? Вы же к кому обращаетесь – к государю? Кто адресат и в чем эффективность?

    И.Прохорова― Вы знаете, это хороший вопрос, над которым я всё время думаю и думаю как раз в связи с очень многими событиями и даже такими, казалось бы, далекими – такими страшными политическими историями, как, например, последняя ярмарка Non/fiction, где в последний момент то ли организаторы вместе с «Эксмо-АСТ», то ли «Эксмо-АСТ» с попустительства организаторов в последний момент убрали презентацию книжки Киры Ярмыш.

    Вообще мне кажется, все эти проблемы исходят как бы из одной точки. Это вопрос о том, что конечно можно возмущаться и говорить, что это конечно ужасно… Вопрос заключается в том, есть ли у нас инструменты воздействия на институты насилия, на государство…

    И.Прохорова: Государство лепит новую идеологию. А мы сидим и ехидно комментируем: Ой смешно, дико

    А. Венедиктов― На принимающих решение.

    И.Прохорова― На принимающих решение. Понимаете, петиции, они всегда нужны, они во всем мире распространены. Но такое ощущение, что у нас это единственный оставшийся инструмент.

    Так вот для меня в течение многих лет – я все-таки живу активной жизнью как издатель, как благотворитель, я не могу делать вид, что я не вижу, что вокруг меня происходит, – для меня была всегда главная проблема: почему, справедливо критикуя недостатки каких-то институций, культурных или юридических, мы никогда не ставим вопрос о консолидации сил? Грубо говоря, мы имеем возможность эти институции защитить. Каким образом? Вот чтобы они не прогибались, грубо говоря, под давлением государства, чтобы они оставались свободными площадками. И пока – я не очень оптимистически на это смотрю – это всегда сложно, это понятно.

    Но мне кажется, что даже такого вопроса… вот, грубо говоря, политической воли людей, которых мы понимаем как гражданское общества, экспертное сообщество, называйте как угодно, у нас нет определенного социального слоя, который довольно широк, – я не вижу этой идеи, что, ребята, конечно легко встать в позу оскорбленной добродетели и сказать: «Как вы смеете?» Это мы всё время видим: «Эти сделали не ту выставку, эти кинули…» и так далее. Мне это больно и действительно ужасно, но я прекрасно понимаю, как давят прямо, косвенно на разные институции.

    Мы когда-нибудь ставим вопрос: Какие возможности у нас есть, чтобы, действительно, лоббировать интересы, отшибать это давление. Вообще, это же происходит ведь во всех государствах, правда?

    А.Венедиктов― Дело не только в институциях. Вот пример с премией «Белый слон» кинокритиков. Я просто напомню нашим слушателям: «Белый слон», экспертный совет этой премии решил присудить фильму Алексея Навального про дворец в Геленджике премию. После чего Андрон Кончаловский, который не институция (то есть он институция, но не институция), говорит, что это не кино с точки зрения кина, что называется, «поэтому снимите тогда мой фильм; это просто другая номинация, я просто не хочу в этом…». И его поддерживает Андрей Смирнов сегодня, который «Белорусский вокзал»… Он говорит: «Да, это правильный подход, потому что кино – это кино, а публицистка – это публицистика».

    Это же не институция, это просто люди. Когда я говорю – зачем вам это надо? зачем это ему надо – Андрону, великому или Андрею Смирнову? Это просто люди, это не институции со своим пониманием правильности.

    И.Прохорова― Я всё понимаю… правильности или некоторым внутренним компромиссам. Я менее всего буду ругать людей за компромиссы, потому что то давление, которое идет сейчас со стороны государства – это не игрушечки, это вполне себе серьезные вещи. И да, люди боятся, люди могу остерегаться. Или, положим, 10 лет назад, грубо говоря, это рассматривалось совершенно по-другому. Это был другой контекст. Да, можно было делать вид и говорить, что ну правда, номинация неправильно сформулирована. Но мы понимаем, что в нынешнем контексте такие вещи по-другому смотрятся и звучат, даже если они этого не хотели.

    И проблема наша, которая, я думаю, идет с советских времен, что мы принципиально не видим контекста, в котором мы выступаем.

    А. Венедиктов― Интересно.

    И.Прохорова― Смотрите. Господин Явлинский вдруг открыл для себя, как он не согласен с господином Навальным.

    А.Венедиктов― Ну, не вдруг, ладно. Он всегда про это говорил.

    И.Прохорова― Не в этом дело. Но понимаете, человек говорит, он считает, что это свобода слова, он такой независимый, он сейчас это сказал. Но мы же понимаем, что то, что ты говоришь в ситуации, когда человека арестовали, мягко говоря, аморально. А человек искренне считает себя центром земли: «Почему я не могу высказаться?» Это такой интересный переход на сторону силы подсознательный. Эту мы страшную силу критиковать не можем, зато у нас остается возможность своих бить. Это такая система компенсации: «Мы будем здесь свободу мнений высказывать, делая вид, что сзади не стоит этот страшный мастодонт».

    А.Венедиктов― Я бы не согласился с вами, Ирина Дмитриевна. Григорий Явлинский там же говорит и про Крым, и про политзаключенных, и про всё. Он критикует и туда.

    И.Прохорова― Всё прекрасно, и тем не менее, недаром это вызвало, мягко говоря, недоумение. Потому что, тем не менее, надо понимать…

    А.Венедиктов― Вы про контекст, это очень интересно…

    И.Прохорова― Понимаете, мы делаем вид – мы, условно говоря, – что мы не живем, условно, 97-м году, когда, действительно все всё говорили и как-то всё было ничего, а так коридор свободы страшно сужается. Давайте это признаем, к сожалению, что мы уже существуем в несвободном обществе. И разговор об этике, который у нас сейчас непопулярен – это разговор об этике как… вот что такое этика в несвободном обществе.

    У нас же ситуация: Да нет, у меня есть свобода, сейчас я вам как скажу! И это я каждый раз встречаю. Я говорю: Ребята, посмотрите, человек либо страшно болен, либо мы… прекрасно понимаем ситуацию, либо вообще человека арестовали. Но свобода слова предполагает и некоторый здравый смысл понимания вот этого специфического контекста, в котором это слово произносится. В общем, этика, она тоже ситуативна. И в данном случае некоторый цинизм, который существует отчасти как наследие советского – игнорировать этот контекст. Ну я могу быть… Знаете, у меня же был такой интересный опыт. Вообще 2003 год – это уж вообще легендарные времена…

    А.Венедиктов― Легендарные времена, травоядные.

    И.Прохорова: Как видит семью государство насилия? Побольше нам детей, пушечного мяса

    И.Прохорова― Травоядные. Но правда, это была осень, это была Франкфуртская ярмарка. После посадки Ходорковского. Но тем не менее, нам еще тогда было трудно представить, что мы будем жить сейчас. Я помню Франкфурт, Россия – гость на ярмарке. И мне Франкфуртская ярмарка предложила – я вхожу в комиссию – сделать такой как бы отдельный проект, собрать независимые издательства и сделать программу, параллельную официальной. То есть это не было противостояние, но это как бы самостоятельный проект. И сделали потрясающе. Там все только и толклись. Было страшно интересно и так далее. И пул журналистов был привезен Министерством печати освещать эту ярмарку.

    Я вернулась, тогда это были времена еще доинтернетовские. Мне выложили всю печать, что писали. И я наблюдаю очень интересную картинную картину. Один очень уважаемый человек пишет про нашу программу не то чтобы плохо, а вот, знаете, с такой постмодернистской иронией, когда ты не можешь понять, ему это нравится – не нравится. Такой стеб уничижительный. Я встречаю и говорю: «А вам что, не понравилась наша программа?» – «Нет, почему же?» Я говорю: «А почему же вы, собственно, так?» Он говорит: «Ну я что, должен прямо вас восхвалять?» Я говорю: «Если вам понравилось, почему бы нет? Но вы же не пишете так же иронически по отношению к официальной программе, где тоже можно придраться. Вы-то смотрите это изнутри, но читатель-то верит вам, что вот была прекрасная программа такая, а у нас не пойми чего». И человек вполне искренний, или изображая искренность, говорит: «Знаете, я как-то об этом не подумал». И вот эта история, она знаковая.

    А.Венедиктов― «Знаете, как я про это не подумал», да?

    И.Прохорова― «Я как-то не подумал». Журналист, который не видит – искренне, неискренне, неважно – своего читателя и в какой контекст он помещает свое ироническое письмо. Так и получается история.

    А.Венедиктов― А сейчас контекст сменился.

    И.Прохорова― Ну контекст сейчас, прямо скажем, значительно более драматический.

    А.Венедиктов― «Драматический» – вы сказали слово.

    И.Прохорова― Деликатно я бы сказала – драматический. И в данном случае ну да, есть некоторая ответственность и понимание, что ты и как говоришь. А как по-другому это бывает. Ну правда. Мы тогда возвращаемся в какое-то такое… как советская идея, что мы сидим на кухнях и безответственно чешем языками. Но мы пока еще существуем в отрытом социальном пространстве. И всё, что написано в Фейсбуке – это не кухня, а это вполне себе отрытое… И вот это поразительное явление – делать вид, что мы не понимаем, что мы адресуемся достаточно широкому кругу, а вроде мы говорим непонятно кому – маме на ушко, и порождает, я бы сказала, внутреннюю агрессию внутри того слоя, который должен консолидироваться.

    А.Венедиктов― У меня был вопрос. Я за вами записал слово «консолидироваться». Кто с кем? Консолидироваться с кем? Кто с кем должен, с вашей точки зрения, консолидироваться? Что вы имеете в виду под этим словом.

    И.Прохорова― Большое количество людей, думаю, те кто слушает и в том числе «Эхо Москвы», глубоко обеспокоены целым рядом проблем. Они возмущаются, пишут и так далее. Еще раз хочу задать вопрос: каковы инструменты общественного давление на те законы и инициативы государства, отдельных министерств, которые им не нравятся? А просто возмущение… Один небольшой момент. У нас есть институциональная солидарность. Вот смотрите, какие-то примеры небольшие, когда была история с Иваном Голуновым, стоило чуть-чуть объединиться медиа, и мы увидели колоссальный эффект. Если бы просто писались петиции с подписями отдельных людей, я думаю, такого эффекта бы не было.

    Так вот у нас есть профессиональная солидарность хотя бы – отбивать человека своего цеха.

    А.Венедиктов― Я думаю, профессиональная существует, Ирина Дмитриевна.

    И.Прохорова― Она развивается, по крайней мере.

    А.Венедиктов― Извините, я хотел спросить, чтобы не забыть. Такое ощущение, что под давлением институтов государства развиваются институты гражданского общества – все эти ОВД-Инфо… все вот эти. Не было бы такого давления – не было ОВД-Инфо.

    И.Прохорова― Слушайте, но ОВД-Инфо давно существует.

    А.Венедиктов― Но развивается.

    И.Прохорова― Смотрите, но на них и идет давление. И государство в этом смысле, к сожалению, несмотря на то, что может быть, мы будем себя тешить иллюзией, что мы вроде как более просвещенные и образованные, государство очень хорошо понимает, что институции – это и есть способ противодействия. Поэтому одно за другим эти институции расшибает. Грубо говоря, те люди, которые бы хотели некоторое другое устройство, мне кажется, не очень их защищают и не очень понимают.

    Я читала большое количество критики по отношению к Non/fiction. Я никак не защищаю эту всю историю, но что там пишется? «Да нафига нам такая институция? Да пошла она. Вообще она нам не нужна, раз она такая».

    С 98―го года существует уникальная площадка, которая до сих пор, несмотря на эту провинность, наверное, последняя вполне себе свободная зона. Уже и не нужно нам.

    А.Венедиктов― Ну нет, это какое-то маргинальное было мнение. Все пришли, все представляли.

    И.Прохорова― Нет, я просто читаю. Интересно, как люди выражают свое мнение в запальчивости. То есть эта сама идея, что ребята, как нам защитить, предположим, ярмарку Non/fiction, можем ли мы сделать так, чтобы, грубо говоря, издательства и организаторы не боялись брать какие-то важные риски на себя и под шумок за спиной экспертов быстренько в последний момент всё это не выбрасывать и так далее. А вместо этого говорим: «Да не нужна нам площадка, ну правда. А зачем?»

    И тогда, получается, что у нас в остатке? У нас появляется большое количество чудесных людей, атомизированное пространство, где люди ничего сделать-то, в общем, не могут, потому что каждый по отдельности, он у себя и сидит. Это понимание важности, что вообще-то странно после 30 лет опять снова объяснять, что демократия и свобода – это не благородное собрание люди доброй воли, а это система институций, которая в совокупности не дает государству наступать. Это в любой стране. Мы знаем, как только кризис провисает этой социальной системы, государство сразу наращивает давление. Мы это видим даже в самых старых демократических государствах.

    Так вот удивительно, что эта простая истина, которую нам рассказывают все политологи и социологи, она как-то в плоскость практики не переходит.

    А.Венедиктов― Напомню, Ирина Прохорова в программе «Тузы». Кстати, вы как вообще к феминитивам относитесь?

    И.Прохорова― Да хорошо отношусь.

    А.Венедиктов― Нельзя же сказать слово «тузиха», подождите. Я вот подумал, как сделать «туз» в женском роде?

    И.Прохорова― Слушайте, да, но это очень интересно. Все экспериментируют. Спокойно отношусь ко всем этим экспериментам. Они забавны. Что-то привьется, что-то нет. У меня ощущение, что тут можно расслабиться, потому что язык, он как-то сам потихонечку выстраивает феминитивы. И как только какие-то профессии или сферы жизни женщинами занимаются и легитимизируются в сознании, то тут как-то всё хорошо понимается. Слово «актриса» есть? Есть. Как «авторка»?..

    И.Прохорова: Ксения Собчак поддалась обаянию насилия

    А.Венедиктов― Не надо «авторка».

    И.Прохорова― Ни «авторка», ни «авторша» не работают. Но грубо говоря, и не будет работать никогда. Авторка звучит уничижительно как-то, уменьшительно. Это по-польски хорошо, но по-русски не очень. Но может быть, привыкнем.

    А.Венедиктов― Это не должно быть темой баталий. Или это в рамках новой этики так называемой эта тема баталий. Люди обвиняют тебя в том, что ты не оцениваешь женский пол. Реально, тоже как в Non/fiction. Как только ты перестаешь применять феминитивы. Это на самом деле не шуточка была, потому что я наблюдаю за такими же баталиями, как вы описываете, в Фейсбуке.
    Может быть, вообще история в том, что социальные сети вывели людей, которые сидели на кухнях и шептались, на публичную площадку. И кухонность всей этой истории, простота отношения, черное и белое – может быть, в этом причина?

    И.Прохорова― Я бы заметила, что социальные сети вывели во всех странах.

    А.Венедиктов― Ну да, конечно.

    И.Прохорова― Черт знает что там творится.

    А.Венедиктов― Конечно.

    И.Прохорова― Я иногда почитываю, очень забавно. Не очень отличается это всё. И более того, когда сейчас говорят: «О, какое помрачение сознания! И что с нравами творится?» – нет, это просто то реальное общество, которое всегда существовало. Просто реальное состояние сознания разных социальных групп очень видно теперь в соцсетях, очень удобно исследовать это и понимать, как реально работают разные социально группы и общество в целом.

    Если бы наши проблемы ограничивались нашими баталиями феминитивов, я была бы счастлива. Ничего страшного. Таких скандалов в истории культуры всегда бывает невероятно много. Слава богу, это не государство дискутирует с феминистками.

    А.Венедиктов― А как? Когда-то государства дискутировали с феминистками путем арестов, запретов.

    И.Прохорова― Оно сейчас по-другому действует. На самом деле все эти репрессивные законы в отношении семьи и все прочее…

    А.Венедиктов― Вот я про домашнее насилие. Слушайте, вы можете объяснить мне? Я реально не понимаю, клянусь вам. Я много чего понимаю, что делает наше государство. Но я не понимаю, почему государство выступает против закона о домашнем насилии – я не понимаю. Это одно из моих…

    И.Прохорова― Я понимаю.

    А.Венедиктов― Объясните.

    И.Прохорова― Мне кажется, всё просто. У меня есть время развернуть мысль?

    А.Венедиктов― Да, конечно.

    И.Прохорова― У нас есть традиция государства насилия. Сейчас, к сожалению, мы видим, как эти ростки превращаются в буйную растительность. В государстве, где идет эстетизация и героизация насилия, разумеется, насилие прежде всего в семью и внедряется. И обратите внимание, чем больше прессинг на общество и прежде всего на мужчин – они оказываются в зоне – тем больше государство им позволяет в качестве отдушины…

    А.Венедиктов― Компенсации.

    И.Прохорова― Компенсации: А бейте своих баб. Здесь вы ничего сделать не можете – ну тогда баб бейте. И более того, раз государство насилия, у нас насилие – культурный герой. Вот посмотрите, дикий скандал вокруг этого «скопинского маньяка».

    А.Венедиктов― Что он нам показал?

    И.Прохорова― А он показал, что Ксения Собчак – человек неглупый и возможно, из самых лучших побуждений хотела показать лицо зла – она поддалась обаянию насилия. Она просто вот растаяла, потому что в подсознательной ситуации у нас всегда насильник прав. Жертва у нас не уважается, ее презирают, она сама виновата. И вот эта ситуация, когда насилие не только эстетизируется – эротизируется для легитимации, получается, что как только это переводится в зону псевдоэротики, получается двусмысленная зона: вроде бабы может и сами виноваты?

    А.Венедиктов― Короткие юбки.

    И.Прохорова: У нас есть традиция государства насилия. Сейчас эти ростки превращаются в буйную растительность

    И.Прохорова― Да-да. Нам же все время говорят, что женщины сами виноваты. И попытка объяснить, что изнасилование не имеет никакого отношение к эротике и сексу, довольно сложна. Потому что это унижение человеческого достоинства. Принципиально это ничем не отличается от насилия в тюрьмах, в армии. Потому что изнасиловать – это самый главный способ унизить женщину. И поэтому вместо того, чтобы показать ничтожество этого человека, который, издеваясь над несчастными женщинами, ему казалось, что он Наполеон – царит, власть над жертвами душами – идут бесконечные разговоры про секс, про что-то…

    А Ксения, мне кажется, в данном случае точно выразила эту культуру насилия. Она не справилась с этим. Я не знаю, виновата она или нет, кто-нибудь мог бы с этим справиться. Отсутствие эмпатии в нашем обществе целиком по отношении к жертве, этот перенос – у сильного всегда бессильный виноват – это классика государства насилия: вы виноваты тем, что вы слабые. Вот оно и есть.

    А.Венедиктов― Ирина Дмитриевна, частично объяснили, а частично нет. Потому что вы говорите про общество – здесь я с вами согласен – но есть интересы государства и государственной партии, которой нужно законы принимать. И я плохо себе представляю, как сидит там, не знаю, Кириенко с Путиным, с Вайно, с Голиковой и говорят: «Так. Нам нужно компенсировать наше насилие. Давайте дадим…». Вот что? Я не понимаю.

    И.Прохорова― Послушайте, я бы сказала так: не всё же выговаривается. Наоборот, какая же была логика? Что нельзя вмешиваться в семью.

    А.Венедиктов― Да.

    И.Прохорова― Под видом… Сталинская… вот лезла в семью, разрушала – мы не будем, пусть сами разбираются. Я бы сказала, именно что это подсознательно. Культура насилия – традиция – настолько пронизывает общество, что эти законы создаются даже… то есть хотели как лучше, у получили как всегда. Это запрет беби-боксов. Помимо экономических историй – деньги не хотим – это абсолютное презрение к человеческой жизни, к этим несчастным детям.

    И как видит семью государство насилия? Побольше нам детей, пушечного мяса. Какие он будут, какое у них будет образование, неважно. Нам нужны головы. И более того, в таком государстве отношение к женщине чудовищно. Это такое криминализированное сознание, где статус женщины очень низок. Она должна рожать, слушаться мужчину, утереться, работать, не иметь никаких особых прав. Я сейчас немножко утрирую, но так оно, собственно, и есть.

    А.Венедиктов― Ну понятно.

    И.Прохорова― Поэтому как только начался этот так называемый консервативный поворот (можно назвать и по-другому), обратите внимание, сколько таких законов, унижающих человеческое достоинство в разных областях – в системе тюремной, где ужесточение, в семье – где угодно. А с другой стороны – как это всегда бывает, насильники, они всегда очень сентиментальны – а с другой стороны, чертом не ругайся, мат не должен быть и всё такое – бантики розовые. Очень характерная психология.

    А.Венедиктов― Ирина Прохорова в программе «Тузы». Про государство насилия. Какое там может быть место, я бы сказал, не культуры… а может быть, и культуры – «я милость к падшим призывал» – в государстве насилия, призывая, что это государство, которое делает ставку на силу?

    И.Прохорова― Какая может быть гуманистическая культура…

    А.Венедиктов― Какая?

    И.Прохорова― А ее и нету.

    А.Венедиктов― Как нету?

    И.Прохорова― Между прочим, я хочу заметить… Как-то всё время об этом думаю – о драматической судьбе, собственно, гуманистической мысли в России. Дело в том, что она была монополизирована и искажена советской риторикой, советской идеологией. Как это обычно делалось. Сначала у нас хотели сделать пролетарскую культуру воинствующую. Потом ничего интересного не получилось – давайте возьмем классику, на службу поставим себе. И с одной стороны, все это развитие мысли XIX века про милость к падшим как бы прихватили и вписали в этот абсолютно порочный канон. Поэтому мне кажется, эта дискредитированность этой гуманистической идеи…

    А.Венедиктов― В глазах кого?

    И.Прохорова― В глазах общества. Не дает нам возможность увидеть, что в принципе это надо как-то пересмотреть.

    Честно говоря, проще всего и удовольствие критиковать государство совершенно справедливо. Вопрос у меня, грубо говоря, у экспертного сообщества, к которому я… мы с вами принадлежим. А государство как может, лепит новую идеологию и слепит, уже слепило в некотором смысле. А мы сидим и ехидно комментируем: Ой смешно, дико. И так далее. Но дико не дико, а контуры мы уже прекрасно видим: такой поздний сталинизм с некоторыми украшательствами. А почему не ставим вопрос о том, а есть ли у нас другая система координат, грубо говоря, конкурирующая система идей, которую мы можем предоставить этому государству насилия? Вот грубо говоря, выстраивание какого-то мировоззренческого образа на гуманистической платформе. А это же колоссальная интеллектуальная работа, может быть, многолетняя. У меня такое ощущение, что этим мы сознательно не занимаемся. Государство поставило себе сознательно идею восстановить систему контроля и насилия. И как вы видите, что все законы – что о просветительской деятельности – дикие…

    И.Прохорова: Если бы наши проблемы ограничивались баталиями феминитивов, я была бы счастлива

    А.Венедиктов― Поговорим, да.

    И.Прохорова― И прочее. Они о насилии. Нам нужна цензура. Восстанавливать институт цензуры как-то не получается и странно, но все эти подзаконные акты, они вместе создают это ужасное гибридное цензурируемое пространство. Такое ощущение… А как с этим бороться? Вот сидеть и критиковать – этого недостаточно.

    А.Венедиктов― Мы сейчас поговорим, что достаточно. Просто вы так описали это всё, я думаю, многие считают, что дракона может победить только закованный в броню рыцарь или другой дракон.

    И.Прохорова― О, вот про рыцаря сейчас тоже поговорим.

    А.Венедиктов― Вот сейчас и поговорим. Я напоминаю, программа «Тузы». Ирина Дмитриевна Прохорова. благотворитель и просветитель, а также главный редактор «Нового литературного обозрения». Мы продолжим сразу после новостей.

    НОВОСТИ

    А.Венедиктов― Ирина Дмитриевна Прохорова. Программа «Тузы». Мы продолжаем. И мы остановились на том, кто может победить дракона. Я сказал о том, что я думаю, что в общественном экспертном образованном сознании дракона может победить либо другой закон, либо рыцарь, закованный в броню, не обладающий эмпатией по отношению к этой ящерице трехголовой и маленьким ящеркам и к тому, что она там дыхнула и помните, продезинфицировала озеро и спасла город от холеры. Может быть, так?

    И.Прохорова― Слушайте, мы сидим и радостно ждем, кода рыцарь на белом коне приедет, нас спасет. Я всегда думаю о том – вот приедет рыцарь или какая-нибудь неожиданно Жанна д’Арк неизвестно откуда приедет и под рукоплескание…

    А.Венедиктов― Феминизм.

    И.Прохорова― Неважно – рыцарь, дева, воительница. И вот дальше самое интересное. Дальше начинается реальная политика. Человек пришел к власти. Ему нужно опираться на какую-то мощную социальную группу для того, чтобы его поддержали. Вот скажите, на кого он будет опираться. Что мы как социальная группа… конституциям, солидарности из себя представляем. Мы такое, знаете, облако коллективное…

    А.Венедиктов― Образованный городской класс.

    И.Прохорова― Никакой поддержки такой институциональной не будет. Во-первых, снова на следующей день все начнут его критиковать (или ее) мгновенно радостно затопчут. А с другой стороны, что если мы не можем, извините, поддержать хоть какую-нибудь институцию, нет у нас такой солидарности мощной гражданской, посмотрит-посмотрит этот рыцарь и обопрется на тех же.

    А.Венедиктов― На драконят.

    И.Прохорова― На силовиков и на бюджетников, потому что они и есть реальная социальная среда, на которую можно надавить или которая в чем-то заинтересована. А мы опять оказываемся в этом состоянии. Вот это проблема. И кстати говоря, эта же проблема, которую мы видели в начале 90-х годов, когда молодые реформаторы пришли, которые не смогли, не захотели или реально не смогли поддержать тот социальный слой, а именно научно-техническую интеллигенцию, которая была главным двигателем революции – этот распался социальный слой – они же с тем же столкнулись. И этот консервативный порыв начинался уже тогда. Ельцин был вынужден уже опираться на какие-то силовые отдельные структуры, потому что в противном случае совершенно понятно… трон его шатался, что называется.

    И на самом деле это и есть главная проблема. Ну приедет этот рыцарь. Либо его сметут мгновенно, либо ему придется довольствоваться тем, что ему оставил предшественник. И наверное, мне кажется, в нынешней ситуации действительно надо было думать и нужно думать, как возможна такая консолидация – внутри сначала цеховая, межцеховая…

    А.Венедиктов― Внутрицеховая все-таки есть, мы это видели опять по делу Голунова, у нас во всяком случае.

    И.Прохорова― Медики начинают потихоньку самоорганизовываться – и то их давят. «Альянс врачей»*, посмотрите, какое давление. Но настолько социальные связи между нами слабые, настолько мы быстро умеем переругаться друг с другом. Ну конечно, если вы читаете в Фейсбуке какие-то жуткие гадости про самого себя или про самою себя, ну как потом консолидироваться? Довольно сложно.

    Есть какие-то вещи – это тоже культура, это та же этика, если мы говорим, – которые должны работать в обществе.

    А.Венедиктов― А не работают.

    И.Прохорова― А не работают.

    А.Венедиктов― Должны, но не работают.

    И.Прохорова: Свобода слова предполагает и некоторый здравый смысл понимания специфического контекста

    И.Прохорова― Потому что это и есть самое тяжкое наследие тоталитарного прошлого – атомизация общества.

    А.Венедиктов― Вы все время про наследие, Ирина Дмитриевна…

    И.Прохорова― Слушайте, но мы вышли из той культуры.

    А.Венедиктов― Мы же уже вышли.

    И.Прохорова― Выйти-то мы вышли, но хвост за собой тянем.

    А.Венедиктов― Культура из нас не вышла.

    И.Прохорова― Не вышла. Ведь сколько раз мы и функции как издателя или благотворителя или просто попытка издать какое-то не крупное гражданское движение, но какую-то историю. Собираются все чудесные люди. Три часа сидим – все переругались. И выясняется, что каждому важнее подсознательно опять же доказать, что ты самый умный, честный и замечательный.

    А.Венедиктов― Самодостаточный. Самоуважение большое. А как же объединять людей с самоуважением?..

    И.Прохорова― Другие страны проходили и научились это делать.

    А.Венедиктов― Но это нужно было пройти десятилетиям.

    И.Прохорова― Да, требуется время. Но важный момент мне кажется – формулирование первоочередных задач. Вот что является приоритетом в наших этих попытках ежедневных? А мне кажется, этот вопрос не ставится. Мы сразу растекаемся по куче каких-то… Вот грубо говоря, надо поддержать Навального. Неважно, кто как относится, правда. Вот политический заключенный, и это важная фигура символическая. Защищая ее, мы защищаем многих других. Тут же начинается: «А других-то вы не защищаете! Не буду тогда защищать». И понеслось!

    И опять же всё это прекрасные люди. Но вот эта система координат, это соотношение личной, приватной свободы и каких-то общественных обязательств, если мы говорим о гражданском обществе – мне кажется, это предмет разговоров. Но если мы никак не можем, такие умные, объединиться, значит, что-то есть или отсутствие какого-то культурного тренинга, кондиций и так далее, которые надо осмысливать. Иначе так и будет, все будут так ругаться и расходиться с чувством превосходства: «Я оказался чище всех, моя риза чище». Это конечно утешение, но оно слабое. И в итоге мы проигрываем. И мне кажется, что мы уже пришли к тому пониманию, что надо искать способы консолидации для защиты и институций, ценностей отдельных людей.

    Я так говорю, будто я пророк. Я говорю о самой себе. Я самокритикой в том числе занимаюсь.

    А.Венедиктов― Я понимаю. Это программа такая, когда люди размышляют. Не являются провозвестниками. Но вы вольно или невольно сейчас противопоставили в идеале личную, приватную честь индивидуальную и некий компромисс ради гражданского общества. А где граница?

    И.Прохорова― Нет, я не противопоставила.

    А.Венедиктов― Нет, противопоставили, буквально… я даже записал за вами.

    И.Прохорова― Нет, простите, главную проблему, которую я вижу, читая всякие споры, стараясь эмоциональные все высказывания отодвинуть и посмотреть, – вот как раз эта граница и является проблемой, которую сейчас обсуждают. Грубо говоря, личное достоинство – во что я не ввязываюсь, потому что это противоречит каким-то моим каким-то представлениям – и неизбежные разумные компромиссы ради общего дела, где границу я точно перейти не могу. Она очень зыбкая, непонятная, а главное наверное нет у нас понимания, что такое компромисс ради общего дела, а что такое есть полное соглашательство и сдача всех позиций.

    А.Венедиктов― Так я про это.

    И.Прохорова― Это и есть проблема. Во-первых, нет никогда никакого учебника, где вам показывают это.

    А.Венедиктов― И не будет.

    И.Прохорова― Это идея ситуативная, опять же идея контекста. Но еще раз говорю, все переругались. У меня был такой потрясающий опыт в 90-е годы, когда пригласили целый ряд издателей, интеллектуалов из Восточной Европы, шведы. Были какие-то семинары про демократию. Нас учили там демократии. Это было очень здорово. Я вот помню, приехало большое количество с Украины, России, Польши. И шведы нас принимали. И там выступали, и всё было замечательно. И я все время думал: «Боже, какие все-таки яркие люди – интеллектуалы из Восточной Европы. Такие скучные шведы там сидели».

    И.Прохорова: Давайте это признаем, к сожалению, что мы уже существуем в несвободном обществе

    А потом шведы сказали… Я не помню, о чем шла речь. Надо было разбиться на группы и разработать какой-то проект, делегировать какие-то внутри себя… и что-то там сделать, не помню что. Но я помню весь процесс, что шведы быстро сели, распределили между собой обязанности, расписали этот проект и представили. Восточно-европейские интеллектуалы все переругались – вот мы все переругались, – ничего толком не представив. Это точная матрица совершенно разных культурных установок. Шведы как-то нашли компромисс: кто у нас тут главный будет, кто за это будет отвечать, кто за то. Притом, что у них тоже есть свои амбиции. Человеческий капитал, он везде более-менее одинаковый.

    Но вот здесь для меня было такое невероятное прозрение. Вот они собрались и всё сделали, а мы не можем договориться ни о чем.

    Я не к тому, что мы такие бяки-закоряки. Это просто большая проблема, это проблема тоталитарного общества, где власть всегда давила любую форму ассоциирования, создавая такие сиимулякры ассоциации. И наработать это действительно сложно. Но если мы ставим себе такую задачу – наверное и найдутся площадки разумных компромиссов не против собственной совести, но против может быть собственной гордыни, которые позволяют главного добиться с какими-то мелкими потерями. А мы упираемся в мелочи и проигрываем главное. Мне кажется, это огромная культурная проблема. Наверное, стоит ее действительно обсуждать.

    А.Венедиктов― Если мы вернемся к большому обществу, не к части этого образованного класса, который не может договориться, вопрос: вот это городское образованное общество может договориться с теми, кто видит это по-другому, видит в патриархальном государстве, силовом государстве, в государстве насилия свою защиту, свою безопасность, гарантии будущего для своих детей? Искренне видит, я сейчас не говорю про карьеристов, которые будут менять свои взгляды как перчатки – трам-пам-пам. Вот здесь я вижу по-другому, я вижу, что Путин – Бэтмен и защитник – команда Путина – защищает страну, вывела страну из этого… Это я так вижу, я в это верю. Я рядом есть другое общество, о котором вы говорили, предположим, оно как-то консолидируется. Где точки взаимодействия?

    И.Прохорова― Это хороший вопрос. Во-первых, давайте не будем забывать, что все попытки какой-то активной социальной позиции дискредитируются очень системно.

    А.Венедиктов― Да, конечно.

    И.Прохорова― И не будем скидывать это со счетов.

    А.Венедиктов― А вы думаете, что власть будет сидеть сложа руки и смотреть, как ее разрушает другое?..

    И.Прохорова― А вот я еще раз хочу вернуться к идее. Где та привлекательная альтернативная модель будущего, история, которую можно большинству вполне себе городскому предложить как не менее привлекательное. И это не противоречит безопасности. Да, государство нужно для безопасности, но это подмена понятий. Наоборот, никакой безопасности сейчас гражданин любой лояльный не испытывает. Мы прекрасно видим, как это происходит. Он совершенно беззащитен.

    А.Венедиктов― Мы же про веру, Ирина Дмитриевна, которая не требует доказательств. Люди верят, им так кажется, они в это уверовали.

    И.Прохорова― Ну во-первых, не знаю, насколько все люди верят.

    А.Венедиктов― Не все. Зачем? Скажем, половина.

    И.Прохорова― Половина, неважно. И здесь ведь идея не в том, что бегать с дрекольем друг за другом, а объяснение, где происходит система этих подмен, где под видом безопасности и защиты происходит наоборот наступление на элементарные права граждан. Да, пока люди с этим не столкнулись, пока через их дом дорога не пройдет, их всех выкидывают на улицу, они искренне могут считать, что всё отлично и всё замечательно. Но когда это происходит, удивительным образом они сразу обращаются: «Где правозащитники?» Сразу вдруг вспоминают, что они существуют. Значит, отчасти этот разговор – лукавство, отчасти незнание какое-то.

    Мне рассказала одна чудесная правозащитница совершенно, я бы сказала, почти анекдотическую ситуацию. В ее доме где-то на площадке жил и видимо живет какой-то типа чиновник, работающий… в общем, человек с ней постоянно спорил и попрекал ее тем, что она нелояльная…

    А.Венедиктов― Я думаю, у нас у каждого есть такие соседи.

    И.Прохорова― Да, и долго ехидствовал. Она с ним очень вежливо пыталась объяснять и так далее. А он все время говорил: «Вы враги народа», и вся эта риторика соответствующая.

    А.Венедиктов― Знакомо.

    И.Прохорова― И там что-то произошло в его конторе, и видимо кто-то его подсидел. Короче, у него начались большие неприятности. И она говорит: «И тут я спускаюсь. Поднимается этот человек, на нем лица нет, и говорит: «Ну где ваши хваленые правозащитники?» Человек сразу уверовал.

    Поэтому не думаю, что прямо все такие наивные. Но вопрос, потому что портрет этого правозащитного сообщества искажен. А с другой стороны, видимо, не находится системы доказательств, социальных метафор и подходов, которые людям понятней, вот понятней, где они могут разделить ваши взгляды. Мы же говорим некоторым таким специфическим политическим языком, который не действует, который дискредитирован и может быть, мы сами для себя недоформулируем какие-то важнейшие понятия. Вот разговор об эмпатии – важнейший разговор, а у нас он тоже не очень есть.

    А.Венедиктов― А он в Твиттер не влезает. Сколько там знаков в Твиттере?

    И.Прохорова― Неважно.

    А.Венедиктов― Эмпатия не влезает.

    И.Прохорова― Простите, агрессия влезает, а эмпатия не влезает.

    А.Венедиктов― Да.

    И.Прохорова: Эту страшную силу мы критиковать не можем, зато остается возможность своих бить. Это система компенсации

    И.Прохорова― Может, эмпатии нету, так она и не влезает.

    А.Венедиктов― А, вот так вот?

    И.Прохорова― Именно так.

    А.Венедиктов― Интересно. Ирина Прохорова у нас в эфире.

    Хотелось поговорить про этот закон о просветительской деятельности, поскольку вы просветитель. Вот оно им зачем? Я тоже пытался понять. Чего вы хотите контролировать: каждый урок каждого учителя? Если строго. Каждую книгу? Невозможно. Каждую лекцию? Невозможно. Каждый твит или статью в Фейсбуке? Невозможно. Он невозможен. Чего вы хотите этим законом? Чего они хотят этим законом?

    И.Прохорова― Послушайте, даже в самые тяжелые времена тоталитарного общества всех проконтролировать было нельзя.

    А.Венедиктов― Почему? Пишущие машинки сдавали.

    И.Прохорова― Тем не менее, всю страну нельзя проконтролировать. Но это и не нужно. Достаточно внушить страх и ужас и систему каких-то показательных процессов, когда начинает срабатывать система самоконтроля и самоцензуры. Большое количество инициатив либо просто уйдет: А лучше не буду вообще, а то вдруг чего такое. Либо будет выхолащиваться. Собственно говоря, поскольку этот консервативный разворот в сторону идеи тотального…

    А.Венедиктов― Как-то очень вежливо: консервативный разворот…

    И.Прохорова― Ну а как можно?

    А.Венедиктов― Реакционный, мракобесный. Есть хорошее русское слово мракобесие.

    И.Прохорова― Ну реакционный, мракобесный. Назовем это так. В общем, как ни назови, понятно, что этот разворот, он же предполагает – что? Попытка, мечта об этом самом контроле…

    А.Венедиктов― То есть это контроль или самоконтроль?

    И.Прохорова― Во-первых, государство, которое развернулось в сторону огосударствления всего на свете – это логика неизбежная – за собой это тянет попытку выстроить систему этого бесконечного государственного контроля, переконтроля, расконтроля. Ну как Советский Союз был устроен: огромное количество надсмотрщиков везде, которые всё контролируют в меру своего понимания.

    А.Венедиктов― Вообще слово «надсмотр», не контроль, а надсмотр.

    И.Прохорова― Ну конечно. Вот тут как-то много всего, люди что-то делают. Смотрите, всё это начиналось с верхних этажей. Сначала разгромили НТВ. Дальше началось давление на независимые СМИ. Это был первый показательный процесс. Потом большой бизнес в лице Ходорковского. Потом дальше, дальше. Дошли сейчас до нижних ступеней, грубо говоря, и до просветительства. Это не то что они спохватились. Это такая внутренняя логика. Уж если вы поехали по этой дороге, вы уже не свернете, потому что это логика контроля, в идеале тотального контроля.

    А.Венедиктов― То есть не удивляет.

    И.Прохорова― Диктует свои… Ну что? Как старый советский человек я прекрасно понимаю, как эта логика работает. Попытка каким-то образом – а вдруг они будут как-то чего-то не то говорить? – все поставить под ружье и значит мундиры. Потом, не забывайте, под всем этим, идеологией, есть конечно подкладка и вполне себе бутерброда. Количество репрессивных органов развелось такое, а делать им нечего. Самое милое – это контролировать кого? Вот какие-то лекции, книжечки, непыльная работа, никто тебе пулю в лоб… это же не террористов ловить.

    А.Венедиктов― Не за бандитом бегать.

    И.Прохорова― Вернулись к приятным вещам: цензурировать какие-то театры…

    А.Венедиктов― Интеллигенты в очечках.

    И.Прохорова― Вот сейчас у нас песню на предмет… Это было бы смешно, кабы не было так грустно. Вот занялись любимым делом.

    А.Венедиктов― Это же другое поколение. Какое любимое дело? Те уже деды.

    И.Прохорова: То, что ты говоришь в ситуации, когда человека арестовали, мягко говоря, аморально

    И.Прохорова― А вот я вам говорю, как историк культуры, какими такими удивительными путями эта культура насилия передается от поколения к поколению, мы о конца не знаем эти механизмы.

    А.Венедиктов― Вот. Вот вопрос.

    И.Прохорова― Хотя отчасти знаем. Как человек, связанный с благотворительностью, когда в 2004 году я и мой брат создавали фонд – мы поддерживаем российские регионы – прежде чем писать программу, мы провели такие полевые исследования, фактически антропологические: что, чего, какие проблемы в культуре, в образовании, просвещении и так далее. 2004 год. Выяснилось, что тогда в большинстве библиотек присутствовали только советские книги, они не комплектовались с 89-го года. Воспроизводство советской ментальности… Ну потому что учились по советским учебникам, понимаете, да?

    А.Венедиктов― Понимаю, конечно.

    И.Прохорова― Это советское просто, таким образом…передаточные механизмы.

    А.Венедиктов― Удивительно, новое поколение, 30-летние, родившиеся в 90-м году, ну хорошо, в 80-м году – уже 40-летние, то есть это 80-й, то есть они при советской власти 10 лет… октябрятами закончили, я бы сказал так. Как это может быть? Мир открытый. Возможности огромные, карьеры разные.

    И.Прохорова― Алексей, мы ведь судим с вами по большим городам.

    А.Венедиктов― Я говорю о больших городах, да.

    И.Прохорова― А я говорю, что сейчас рекрутируются люди во власть и всё прочее очень часто из каких-то ужасных местечек, где чудовищные условия, полная безнадега, нищета, развращенность, мужчины пьют, умирают в 40 лет. Чудовищная история. Государство таким обездоленным создает эти социальные лифты.

    А.Венедиктов― Но это же тоже важно, подождите.

    И.Прохорова― Это важно. Но мы же понимаем, что часто эти люди, которых винить нельзя, им говорят: «Будешь верно служить…». Опричнина, как опричнина создавалась. Сужаются другие способы самореализации. Остаются эти каналы очень узкие. Туда берутся эти людей, для которых попасть не то что в Москву, а куда-то просто в местную власть – это уже источник существования, – да вот это и есть. О чем мы с вами говорим? Да это люди с таким бэкграундом, который и не учили, и не ставили такой задачи. Соответственно, они всем обязаны, и у них такое понимание. Отсюда – ненависть к просвещению власти.

    А.Венедиктов― Вот-вот, я про ненависть к просвещению.

    И.Прохорова― Потому что мы же видим, что к сожалению, восторжествовала антипросветительская политика совершенно сознательная. И мне кажется, это самое самоубийственное. Вот всё остальное можно пережить. Но странная история, что с одной стороны, власть претендует на некоторое первенство в мире, идею супердержавы. А с другой стороны, трудно представить себе, что она не понимает, что супердержава в современную эпоху – это количество золотых мозгов и компетенций.

    А.Венедиктов― Вот это удивительная действительно история. С одной стороны, «Спутник V» все-таки сделанный российской наукой, а с другой стороны вот это, то что вы говорите или академия наук – боже мой! – Президиум, верный из верных, лояльный из лояльных, выступает против закона. И все равно!

    И.Прохорова― Как бы верный, не верный, это все-таки ученые.

    А.Венедиктов― Нет, я говорю, политические верные и лояльные.

    И.Прохорова― Есть же какой-то предел безумию

    А.Венедиктов― Я к тому, что ими пренебрегают, их мнением.

    И.Прохорова: Вопрос в том, есть ли у нас инструменты воздействия на институты насилия

    И.Прохорова― Сейчас, с одной стороны, доедаются остатки образовательных конструкций позднего советского времени. Да могли мобилизовать, собрали лучших ученых, возможно заплатили – сделали. Но проблема мобилизационной экономики и культуры печальна тем, что на узком участке это можно сделать, а дальше воспроизводства же нету.

    Что произошло, почему мы так отстали? Был пореформенный период. Мы же понимаем, что все процессы, они по времени растянуты. За 50 пореформенных лет сформировалась новая культурная, интеллектуальная и образовательная среда. Ее частично убили, частично прибрали, в шарашки посадили. Вот кто эти великие Королевы и так далее? Это люди той эпохи, сформировавшиеся до революции, получившие еще в 20-е годы какое-то приличное образование. Они не оставляли учеников, их изолировали и всё. Потом эти погромные кампании, когда разгромили большое количество научных направлений. И дальше у нас пошла советская наука, которая просто – цап-царап! – как сказал наш президент, чаще всего просто какие-то достижения там адаптировала просто, насколько это возможно, к нашим условиям.

    В 91―м году при всем, конечно, трагизме был такой шанс, и отчасти стал реализовываться – выстроить модернизированное образование со всеми издержками. Всё это было сложно. И мы видим, что сейчас, как раз 30 лет спустя – я говорю о гуманитарных науках – в каких-то продвинутых, к сожалению, небольшом количестве вузов уже появилась абсолютно среда, работающая на… уровне.

    А.Венедиктов― Среда, вы сказали. Я хочу обратить внимание слушателей: среда – она сказала.

    И.Прохорова― Понимаете, поскольку у меня три гуманитарный журнала, издательство и так далее, я просто вижу.

    А.Венедиктов― Я же говорю, не просто люди, не просто звезды – среда.

    И.Прохорова― Это профессиональная среда. Вопрос: что с ней будет дальше? Все те запретительные меры, эти бесконечные отчеты, бюрократические табели о рангах, что засчитывается за публикацию, не засчитывается. Вместо понимания, что есть саморегуляция среды, что ученые хорошо знают, кто что стоит.

    А.Венедиктов― А вы друг друга покрываете. Знаю я этот аргумент.

    И.Прохорова― Эта логика именно. И вот эти все замеры, мы же понимаем, что они абсолютно ложны, что на самом деле в репутацию учебных заведений вообще не закладывается количество блистательных профессоров, которые там работают, количество нобелевских лауреатов или талантливых людей состоявшихся. Там работают совершенно другие критерии, которые никакого отношения к качеству образования не имеют.

    А.Венедиктов― Но им же детям своим тоже… они хотят, я имею в виду люди, опричники, они же хотят, чтобы их дети жили хорошо, чтобы их дети блистали – ну, хотят, любой родитель хочет.

    И.Прохорова― Но опять же, если мы говорим об архаическом сознании, я несколько раз слышала от разных чудесных людей, которые занимаются разным… вот попытки создания сети важных образовательных или медицинских институций, – они говорят, что это поразительно такое архаическое сознание, что «если я поднял трубку, – начальник, – и сказал: нам завтра нужно вот такое» – откуда ни возьмись из ларца выскочат специалисты. А невежество ведь не в количестве прочитанных книг, а в причинно-следственных связях, которые человек понимает или нет. Если вы не делаете системную образовательную среду, которая воспроизводит в индустриальном количестве специалистов высокого уровня, вы хоть оборитесь в этот телефон. Если их нету, то их нет.

    И.Прохорова: Ужасно, что 30 лет спустя после распада СССР у нас опять политзаключенные

    Значит, получается какая-то, как всегда, классическая российская ситуация. Сначала мы всех к ногтю, изгоняем иностранцев, своих губим и так далее. Всё это заканчивается. А потом опять зовем тех самых иностранцев, которых мы чистили и кричали, что они наши ценности разрушают. Потому что потом всё разваливается, люди уезжают, остается голое поле. Опять зовем варягов: Вы нам тут чего-то создайте. Это страшно обидно, потому что видно, что за 30 лет… да, многое удалось сделать, и очень печально, что если все это погибнет, захиреет. Ломать – не строить, сердце не болит!

    А.Венедиктов― Ирина Прохорова, главный редактор «Нового литературного обозрения», просветитель и благотворитель в программе «Тузы», но не «тузиха». Спасибо!

    И.Прохорова― Пока еще.

    * признан властями иноагентом

    Значение татуировки пиковая дама и других карт и мастей

    Татуировки с пиковой дамой и другими картами появились в тюрьмах и поселениях, это и не удивительно, из немногих развлечений там карты являются наиболее ходовым. Именно там появились первые профессиональные шулеры и игроки, владеющие колодой профессионально. Именно карточные шулеры набивали себе татуировку пиковой дамы на руку, которая означала что-то типа черной метки. Во многих играх пиковая дама означала скорое поражение, приносила неудачу, и как раз ее в виде наколки предпочитали карточные мастера. С цифрой 13 подобная ситуация, вроде бы она приносит несчастье, но некоторые люди хотят ее видеть на своем теле, наверно, чтобы опровергнуть ее негативное действие.

    В наше время популярность татуировки с пиковой дамой не угасла, правда отношение к ней немного иное. В произведение Пушкина «Пиковая дама» хоть речь и идет про карточные игры, однако главный посыл не в них. Поставив все деньги на эту карту, главный герой проигрывает все свое состояние и попадает в психиатрическую лечебницу, хотя да этого момента никогда не играл в азартные игры. Таким образом Пушкин показывает неважность судьбы, злого рока. Популярна татуировка пиковой дамы у девушек, стремящихся стать для кого-то «волей рока».

    Еще популярны татуировки карты с розой, пистолетами, кубиком (игральные кости), клевером, котом, смертью, девушкой, татуировки тузов, валетов, джокеров, королей, трех семерок.

    Стоит ли делать татуировки с игральными картами?

    Я считаю, что не стоит, даже если вы обожаете играть в карты, не надо себе набивать колоду карт или даже пресловутые татуировки «карты деньги два ствола», с последней то сразу все понятно, а вот карты почему-то многие считают безобидными. Любые азартные игры – это плохо, даже если вы играете не на деньги, все же нет уверенности, что когда-нибудь вы не станете играть по-крупному. Любые азартные игры, в том числе и карты- это грех.

    В конце я бы хотел отметить, что все религиозные трактовки притянуты за уши. Во многих источниках можно найти информацию о том, что якобы Крести- это крест, на котором распяли Иисуса, Пики – копье, буби – гвозди, червы – губка. Абсолютная чепуха, не ведитесь.

    Значение карточных мастей на зоне

    Как известно на зоне существует своя иерархия, нередко для ее наглядного представления заключенные делают наколки. Пиковая и трефовая мать означала воров в законе, авторитетных заключенных, они обычно набивали себе королей, валетов или тузов. Черви были знаком опущенных, голубых ил набивали шестерки червей или двойки. Буби также не были в почете, обычно их набивали еще не опущенным, но и не почитаемым сокамерникам. Исключением можно назвать наколки мастей карт на пальцы – это обычно делали шулера, еще одним из отличительных знаков карточных мастеров была корона из тузов или карты джокер.

    Тюремная • Arzamas

    Автор Елена Нестеренко

    «На одеялах лежала грязная пуховая подушка, и по обеим сторонам ее, поджав по-бурятски ноги, сидели партнеры — классическая поза тю­ремной карточной битвы. На подушке лежала новенькая колода карт. Это не были обыкновенные карты, это была тюремная самодельная колода, которая изготовляется мастерами сих дел со скоростью необы­чайной. Для изготовления ее нужны бумага (любая книжка), кусок хлеба (чтобы его изжевать и протереть сквозь тряпку для получения крахмала — склеивать листы), огрызок химического карандаша (вместо типографской краски) и нож (для вырезывания и трафаретов мастей, и самих карт)».

    Варлам Шаламов. «На представку» (1956)

    1 / 3

    Валет червей. Тюремные игральные карты. СССР, 1953–1954 годы

    Масти раскрашены по трафарету.

    ГМЗ «Петергоф» / № ПДМП 113/5

    2 / 3

    Туз треф. Тюремные игральные карты. СССР, 1953–1954 годы

    Масти раскрашены по трафарету.

    ГМЗ «Петергоф» / № ПДМП 113/22

    3 / 3

    Девятка пик. Тюремные игральные карты. СССР, 1953–1954 годы

    Масти раскрашены по трафарету.

    ГМЗ «Петергоф» / № ПДМП 113/24

    Тюремные карты, изготовленные именно на Колыме, носят особое название — колымский стос. В местах лишения свободы изготовлением карт занимаются специальные люди — «картодел» и «картолеп». Между этими понятиями существует социальное различие: первый — уважаемый человек в тюрьме, который может делать карты по своему желанию, второй занимается этим по принуждению.

    Масти на самодельных тюремных картах, как правило, выглядят необычно, что связано как со способом их изготовления (использова­нием бумажного трафа­рета), так и с попыт­ками заключенных «завуалиро­вать» истинное назначение заготовок для карт, если они вдруг будут найдены при обыске. Есть отличие и в составе колод: в тюремных картах нет шестерок — всего в колоде 32 карты.

    Шаламов описывает внешний вид такой колоды: «Бумага была плотная, толс­тая — листков не пришлось склеивать, что делается, когда бумага тонка  Например, газетная бумага, как на иллюст­рации.», «Масти не различались по цвету… Валету пик, например, соответствовало изображение пики в двух противоположных углах карты. Расположение и форма узоров столетиями были одинаковыми». Иногда карты все же были двуцветными, темный оттенок достигался с помощью чернил из химического карандаша, для красного могла использоваться кровь.

    Тремя «классическими» карточными играми в тюрьме, по крайней мере во времена Шаламова, были терц, штос и бура. Играют всегда один на один, причем нередко оба игрока — шулеры: «Честная воровская игра — это и есть игра на обман: следи и уличай партнера, это твое право, умей обмануть сам, умей отспорить сомнительный выигрыш».

    Рубрика приурочена к открытию Музея игральных карт в Государственном му­зее-заповеднике «Петергоф», которое состоится в декабре 2018 года. Сейчас более 2000 карт из собрания музея можно увидеть на выставке «В городе карт».

    Исследователь тюремного мира рассказывает о происхождении бандитского жаргона: Криминал: Силовые структуры: Lenta.ru

    Символ грядущего года — петух. По этому поводу записные остряки рунета сейчас много шутят, поскольку на уголовном жаргоне так именуют представителя низшей касты среди заключенных. Воровское арго, социолект преступного мира всегда вызывал большой интерес у публики, проникая в разные сферы общественной жизни. И это понятно: ему не откажешь в своеобразной выразительности. О наиболее известных заимствованиях из этого языка «Ленте.ру» рассказал исследователь тюремного мира, писатель, известный под псевдонимом Фима Жиганец, Александр Сидоров.

    — В местах лишения свободы «козел» и «петух» — страшные ругательства, — говорит собеседник «Ленты.ру». — С козлом все еще более-менее понятно: это вонючее животное, у него есть рога, а они среди арестантов всегда означают что-то позорное. Вначале козлами именовали пассивных гомосексуалистов, а с 60-70 годов прошлого века — помощников тюремной администрации. Но почему петух? В фольклоре это всегда положительный образ. Скажем, курицами, наседками называют стукачей. Это понятно: сидят, насиживают, слушают. А за что петуху досталось — вопрос. Пассивных гомосексуалистов в местах лишения свободы так называют давно, хотя во времена ГУЛАГа в ходу были больше диалектизмы «певень» или «пивень». Кстати, сегодня у слова «петух» в тюрьмах есть синоним — «пинч», сокращение от породы собак — пинчеров. Это жаргонное слово упоминается еще в поэме Игоря Михайлова «Аська», написанной в 1943 году.

    Материалы по теме

    00:11 — 21 ноября 2016

    00:09 — 27 октября 2016

    По словам Александра Сидорова, сегодня тюремный, уголовный жаргон — это уникальный сборник всевозможных заимствований, претерпевших определенные изменения. С приходом советской власти в местах лишения свободы оказались и интеллигенты, и белые офицеры, и купцы, и священники, и рабочие, и крестьяне. И от каждого социального слоя в огромный плавильный котел уголовного жаргона поступали свои словечки, профессиональные термины, необычные словосочетания.

    — К примеру, фраза «толкать порожняк», то есть вести пустые, бессмысленные разговоры, пришла от шахтеров. Порожняк — это пустая вагонетка, которая уходила в шахту за углем. Другой пример — «волына», пистолет. Это казацкое слово, так назывался оружейный ремень.

    «Жиган» — это диалектизм, то есть слово из народного говора, присущего определенной местности. Корни «жиг» и «жег» были связаны со значениями «палить», «гореть», «производить чувство, подобное ожогу», а также с нанесением болезненных («жгущих») ударов. Поначалу слово «жиган» ассоциировалось с огнем. Жиганами называли кочегаров, винокуров, вообще людей, запачканных сажей, а позже это слово перешло на «горячих», лихих людей — плутов, озорников, мошенников. В уголовном мире царской России жиганов очень уважали, они относились к высшей касте фартовиков, сливок фартового общества.

    — Иногда заимствуют и иностранные слова, — рассказывает Сидоров. — Так, по одной из версий, слово «халява» пришло в лексикон преступников из Польши. Есть польская поговорка: «Видно пана по халяве». Халява — это голенище сапога. Жулики специально шили сапоги с большими голенищами и расхаживали в них по базарам. Пока сообщник отвлекал торговца, вор тихонько прятал товар за голенище сапога — скидывал на халяву. Возможно, так и возникло современное значение этого слова — даром, бесплатно.

    Фраер (Freier) по-немецки — жених. В царской России мошенники именовали так солидных, богатых господ с репутацией — нередко чиновников, которые любили заглядывать к проституткам. Фраер легко мог стать жертвой мошеннической схемы: в самый ответственный момент в комнату, где он уединился с представительницей древнейшей профессии, мог зайти... ее муж. Причем вполне законный. Он со своей сообщницей-проституткой немедленно поднимал шум. Фраер, чтобы избежать скандала и спасти репутацию, отдавал мошенникам все деньги — и немедленно ретировался.

    Фото: Павел Кассин / «Коммерсантъ»

    — Любопытно, что мошенницу, замешанную в таких схемах, называли хиписницей или хипишницей. Это от слова «хупа» — так на иврите называется балдахин, под которым во время еврейской свадьбы стоят жених и невеста, — объясняет эксперт. — Сам же мошеннический прием с разводом фраера — это «взять на хипиш». Современные словечки вроде «кипиш» или «не кипишуй» произошли именно отсюда.

    Со временем фраерами стали называть не только респектабельных посетителей борделей и жертв хипиша, но вообще разных неудачников, простофиль. В ГУЛАГе же фраер — это обычно политический заключенный, интеллигент. Матерые уголовники их презирали. А вот политзаключенных 1960-1980-х годов, диссидентов уголовники уже уважали — за стойкость и убеждения. Тому способствовали и антикоммунистические настроения в уголовной среде.

    — И слово «фраер» уже обозначало не лопуха или лоха, как раньше. Теперь фраера стали мастью, идущей за ворами, их подручными, эдакими романтиками блатного мира, — отмечает Сидоров.

    — У воров в законе свой лексикон, — говорит собеседник «Ленты.ру». — Раньше их либо короновали, либо крестили, посвящая в воры. Ритуал зависел от вероисповедания (ведь крестить вора-мусульманина как-то странно). Взять того же Деда Хасана — он езид, у них особая религия, поэтому его именно короновали. Сейчас от этого стали отходить: в воровском мире решили, что ритуал лучше не разделять на коронацию и крещение, чтобы не было споров. Теперь говорят просто: по такому-то человеку «решили вопрос», то есть посвятили в воры. Такой вот канцеляризм.

    Фото: Сергей Михеев / «Коммерсантъ»

    Еще один любопытный нюанс: по традиции вор в законе обязан отвечать утвердительно на вопрос, является ли он вором, заданный кем угодно — вплоть до сотрудников полиции. Тем самым преступник фактически сознается, что возглавляет ОПГ.

    — Вообще, воры в законе чтут традиции — но с этой вышла накладка, поскольку сегодня она явно идет им во вред. Что делать в такой ситуации? Шакро Молодой, к примеру, после задержания вообще отказался общаться с правоохранительными органами перед камерой. А некоторые воры поступают иначе — на провокационный вопрос отвечают: «Я при своих». Это значит, я свояк, я при своих людях, при ворах. Те, кто в теме, поймут. А посторонним такое и понимать ни к чему.

    — Есть теория, что в русском уголовном жаргоне много заимствований из иврита, причем разошлись по стране они в основном из Одессы. У нас же было два главных воровских центра — Ростов и Одесса, славянский и еврейский. На самом деле оба города находились в черте еврейской оседлости. Евреев в Ростове было гораздо больше, чем в Минске или Киеве. И хотя 60-70 процентов отечественного уголовного жаргона — это вариации с живым великорусским языком, изученным Далем, немало в воровском арго и вкраплений из иврита и идиша.

    Фото: Василий Максимов / «Коммерсантъ»

    Эксперт отмечает, что с заимствованиями из иврита много путаницы. К примеру, некоторые исследователи считают, что слово «параша», то есть отхожее место в камере, пришло именно оттуда. На самом деле все гораздо проще: 27 октября отмечается день Параскевы Грязнухи. Осень, грязь, льют дожди. Праскева — это Прасковья, ласково Параша. «Парашей», «парашкой» по аналогии с Грязнухой стали называть кадку или ведро с нечистотами, которую каждый день выносил каторжанин-«парашник». В результате возникли такие выражения, как «нести парашу», «да это параша!». И иврит со словом «параша» (ударение на последнем слоге) — наставление, тут совершенно ни при чем.

    То же самое относится и к слову «ботать» (по фене) — говорить на воровском жаргоне. В нем ищут еврейские корни, а следовало бы посмотреть в другом направлении. В старину коровам на шею вешали ботало — колокольчик или погремушку. Отсюда и ботать — греметь, бренчать, говорить.

    Некоторые слова в уголовный жаргон пришли с Востока, — говорит эксперт. Одно из них — «шмонать». Его корень восходит к тюркскому слову «ашмалаш» — обыскивать, трясти, грабить. Слово «ашманать» упоминается в романе Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы». А уже от него образовались ныне распространенные в уголовной среде «шмонать» и «шмон».

    Имеет ли значение ваш пульс?

    Что бы вы почувствовали, если бы я сказал вам, что дам вам 100 долларов, плюс-минус 200 долларов?

    В течение многих лет это мало чем отличается от того, что мы делали с тренировками по ЧСС. При измерении интенсивности упражнений с помощью частоты пульса возникли две основные проблемы:

    1. Использование относительно неточных формул для выработки конкретных рекомендаций по интенсивности упражнений
    2. Прикрепление дискретных объективов типа «все или ничего» к различным диапазонам пульса

    Чрезмерная реакция на эти проблемы приняла форму предложения о том, что тренировка с использованием пульса не имеет значения, когда дело доходит до измерения интенсивности упражнений, особенно с ростом популярности высокоинтенсивных интервальных тренировок, где директива является простой « иди изо всех сил.”

    Не всем нужно использовать частоту сердечных сокращений для измерения интенсивности, поскольку их цели могут быть не такими конкретными, или их начальное состояние здоровья может быть недостаточно сомнительным, чтобы требовать определенного диапазона интенсивности для обеспечения безопасности при запуске программы упражнений. Однако большинству людей будет полезно иметь точные данные об интенсивности упражнений, которые помогут направлять усилия.

    Возраст - это не что иное, как число… пока оно не станет плохим числом

    Использование любой формулы, которая начинается с возраста, проблематично и приводит к огромным диапазонам ошибок, которые потенциально могут быть такими же большими, как и используемые нами тренировочные зоны.Любая формула, включая любую версию 220 - Возраст для расчета максимальной частоты пульса, будет беспорядочной по той же причине, по которой продажа обуви одного размера всем будет проблемой. Не каждый 50-летний человек имеет одинаковый уровень физической подготовки, и максимальная частота пульса определяется не только количеством лет, в течение которых вы живете.

    Сегодня, вместо того чтобы полагаться на формулы, у нас есть полевые тесты, которые измеряют определенные точки, в которых изменяется физиологическая реакция на интенсивность упражнений.Недавнее исследование показывает недопустимый уровень ошибки при использовании формулы теперь, когда у нас есть полевые испытания. Формулы подходят для некоторых людей, но ошибаются для достаточного количества людей, поэтому, если доступен лучший вариант, он должен быть предпочтительным.

    Неточность, уступка… Более точная

    В ходе полевых испытаний непосредственно измеряются две критические точки сердечного ритма для каждого человека. Первый порог вентиляции (VT1) возникает, когда интенсивность достигает точки, когда топливо для активности поступает в равных долях из углеводов и жиров.Второй порог дыхания (VT2) возникает, когда скорость накопления лактата в мышцах начинает превышать способность системы кровообращения его рециркулировать.

    Каждый раз, когда человек работает выше частоты пульса в состоянии покоя, он или она улучшает физическую форму (если она не работает) и, по крайней мере, поддерживает физическую форму (если она уже в хорошей форме). Помимо этого, два изменения интенсивности на VT1 и VT2 могут помочь определить больше. индивидуализированные тренировки, потому что они основаны на полевых испытаниях индивидуальной реакции, а не на формулах.(Подробную информацию о полевых испытаниях и подробные сведения, касающиеся VT1 и VT2, можно найти в Персональном руководстве для тренера ACE, издание 5 th .)

    Вы в зоне?

    Теперь о второй проблеме: использование диапазонов пульса для определения узких тренировочных целей, таких как «зона сжигания жира» или «зона кардиотренировки», как если бы в одной зоне все , которые вы выполняете, используют исключительно жир, а другой зона - единственное место, где можно найти улучшения сердечно-сосудистой системы.

    Работа выше уровня покоя, но ниже VT1 улучшит физическую форму у людей с нарушенной физической подготовкой и поддержит ее у людей со средним базовым уровнем физической подготовки. Работа между VT1 и VT2 максимизирует как калорийность, так и калорийность (объясняется в следующем абзаце) в интересах определения приоритета метаболической реакции во время тренировки. Работа выше VT2 максимизирует повышение способности выполнять на высоком уровне и отдает приоритет метаболической реакции после тренировки.

    Как многие люди теперь понимают, большая проблема с идеей зоны сжигания жира состоит в том, что она делает упор на более низкую интенсивность, потому что большая часть сжигаемых калорий поступает из жира. Но высокий - er не обязательно равен high . Большая часть небольшого числа - это еще небольшое число. Работа между VT1 и VT2 (которая будет выше, чем старые зоны сжигания жира) максимизирует калорийность за счет интенсивности, которая достаточно высока, чтобы сжечь относительно большое количество калорий, но достаточно низкой, чтобы обеспечить калорийности , то есть значительная часть калорий поступает из жиров.( Примечание: В VT1 смесь углеводов и жиров в качестве топлива для деятельности одинакова.) Что это означает? Во время тренировки сжигается значительное количество жира, и достигается значительное улучшение состояния сердечно-сосудистой системы.

    Работа выше VT2 обычно приводит к более коротким тренировкам для тех, кто преследует общие цели физической подготовки, а также к увеличению количества сжигаемых углеводов в качестве источника топлива для упражнений. Однако при такой интенсивности начинают проявляться эффекты «после ожога», и метаболизм немного ускоряется в состоянии покоя, когда организм переключается на использование большей части жира.Обратите внимание, что тренировка выше VT2 также требует высокой степени психологической приверженности.

    В окружении зон сжигания жира

    В результате обе эти зоны действительно являются «зонами сжигания жира». Между VT1 и VT2 вы сжигаете больше жира во время тренировки. Выше VT2 вы сжигаете больше жира после тренировки. Вскоре после того, как несколько лет назад я впервые узнал об этих методах от физиолога ACE, я начал использовать их со своими клиентами, и это улучшило результаты моих клиентов, предоставив более точные рекомендации по интенсивности тренировок, которые дали лучшие результаты без чрезмерных затрат времени. для клиентов.

    Прошли те времена, когда вам нужно было знать чей-то возраст, чтобы рекомендовать интенсивность тренировок с измерением пульса. Эта эволюция интенсивности тренировок сердечно-сосудистой системы является естественным явлением в любой области, поскольку методы меняются по мере роста понимания.

    ACE Fit | Калькулятор зоны частоты пульса

    Аэробная подготовка - это способность сердца, легких и системы кровообращения снабжать работающие мышцы кислородом и питательными веществами. Это включает в себя способность упорно заниматься такими видами деятельности, как эллиптические тренировки, ходьба, бег трусцой и езда на велосипеде.Повышение аэробной выносливости связано с улучшением здоровья и снижением риска хронических заболеваний, таких как ожирение, болезни сердца, диабет 2 типа, высокое кровяное давление и инсульт.

    Чтобы ощутить пользу для здоровья от тренировок на аэробную выносливость, вы должны участвовать в продолжительных аэробных упражнениях (в конечном итоге достигающих от 20 до 60 минут непрерывных тренировок) с интенсивностью (или уровнем), которая стимулирует аэробную систему. К счастью, если вы новичок, который долгое время был неактивен, вы можете начать с 5-10 минут аэробных упражнений и при этом получить пользу для здоровья от аэробики.Интенсивность аэробных упражнений (или насколько усердно вы работаете) легко определить, если вы знаете, как измерять частоту сердечных сокращений, и обращаете ли вы внимание на то, как вы себя чувствуете во время тренировки.

    Измерение частоты пульса

    Измерение частоты сердечных сокращений или пульса отображается в ударах в минуту (уд ​​/ мин). Чтобы оценить частоту сердечных сокращений, приложите кончики пальцев к участку пульса лучевой или сонной артерии. Если вы решили измерить пульс на сонной артерии, избегайте чрезмерного давления на сонные артерии, потому что они содержат рецепторы, которые ощущают повышение давления и реагируют, замедляя частоту сердечных сокращений.

    Чтобы определить количество ударов в минуту, возьмите частоту пульса, считая первые удары за ноль, в течение 10 секунд, а затем умножьте на шесть.

    Целевая частота пульса

    Скорость, с которой ваше сердце бьется во время тренировки, может использоваться для оценки того, насколько усердно вы работаете. При выполнении легких или умеренных упражнений частота сердечных сокращений увеличивается по мере увеличения скорости работы. Это гарантирует, что кровь поступает к мышцам, чтобы они могли получать кислород и питательные вещества, необходимые для продолжения работы.

    Возможность измерения частоты пульса позволяет определять интенсивность аэробных упражнений, измеряя пульс во время тренировки и сравнивая его с целевой частотой пульса. Распространенный метод определения целевой частоты пульса основан на процентах от расчетной максимальной частоты пульса. Введите свой возраст в подсказку ниже, и калькулятор отобразит диапазон, в котором будет сохраняться ваш пульс во время аэробных упражнений.

    Теперь, когда вы знаете свой целевой диапазон частоты пульса, вы можете проверять свой пульс через регулярные промежутки времени (каждые 5–10 минут) во время тренировки и сравнивать частоту пульса во время тренировки с целевой частотой пульса.Если частота пульса во время тренировки ниже целевого диапазона, немного увеличьте темп или усилие, чтобы достичь нужной интенсивности. Если частота пульса во время тренировки превышает целевой диапазон, немного уменьшите темп или усилие, чтобы оставаться в этом диапазоне.

    Хотя этот метод широко используется в фитнес-индустрии, для многих он может быть неточным. Следовательно, измерение интенсивности с использованием процента от прогнозируемой максимальной частоты пульса следует использовать вместе с другим методом для обеспечения соответствующей интенсивности упражнений.Метод, основанный на здравом смысле, называемый воспринимаемой нагрузки , всегда следует использовать в сочетании с другими методами мониторинга сердечного ритма. Воспринимаемое напряжение - это техническое описание простого внимания к тому, как вы себя чувствуете во время тренировки.

    Как вы себя чувствуете во время тренировки?

    Выполнение упражнений с соответствующей интенсивностью должно показаться сложным, но при этом должно быть ощущение, что вы можете продолжать их в течение длительного периода времени. Если вы работаете с слишком легкой интенсивностью, вы все равно получите некоторую пользу для здоровья, но не испытаете эффекта сжигания калорий и аэробной пользы, как если бы вы работали с соответствующей интенсивностью.Если вы слишком много работаете, вы не протянете долго, потому что сильно утомляетесь и рискуете получить травму в процессе.

    Быстрый и простой способ оценить интенсивность - проверить свою способность дышать и говорить. Вы должны иметь возможность дышать достаточно комфортно и ритмично на всех этапах тренировки, чтобы обеспечить безопасный и комфортный уровень упражнений, особенно если вы только начинаете программу упражнений. Вы также должны уметь говорить непрерывно, без проблем завершая короткие предложения.Если вы не можете продолжить разговор, возможно, вы слишком много работаете. Несмотря на то, что вам следует бросить вызов самому себе, используйте этот показатель для отслеживания вашей способности непрерывно говорить в течение 10-20 секунд в качестве эффективного ориентира.

    Зоны для тренировки пульса

    Еще один способ оценить интенсивность аэробных упражнений - сравнить свое самочувствие с установленным ориентиром, например с зоной тренировки частоты пульса. Для наших целей и для новичков целевые зоны тренировки можно рассматривать как светофор, где зеленый, желтый и красный свет соответствуют интенсивности упражнения.То есть зеленая тренировочная зона представляет соответствующий уровень интенсивности (от легкой до умеренной нагрузки), который указывает «продолжить», как зеленый светофор. Желтая тренировочная зона указывает на интенсивность от умеренной до высокой, и если ее выполнять слишком долго, это может привести к усталости. При тренировке в желтой зоне (упражнения средней и высокой интенсивности) тренирующийся должен замедлиться или действовать осторожно, если интенсивность кажется слишком высокой, аналогично правилам для желтого светофора. Наконец, упражнения в очень интенсивном темпе или очень высокой интенсивности отражают тренировку в красной зоне, которая соответствует красному светофору, что означает остановку.

    Упражнения в красной зоне могут быть вредными для новичков или людей с заболеваниями, и их следует использовать только для опытных спортсменов или под наблюдением квалифицированного специалиста в области здравоохранения. .

    Сведения о транзакции

    ACE | Служба таможенного и пограничного контроля США

    В качестве платформы, обеспечивающей единое окно в Соединенных Штатах, ACE предоставляет единую централизованную точку доступа для торгового сообщества для связи с CBP и ее государственными агентствами-партнерами (PGA).Таким образом, ACE - это система записи, с помощью которой электронные торговые операции проводятся и регистрируются CBP. Ниже приведен обзор того, какие транзакции и данные должны регистрироваться через ACE.

    Манифесты

    Электронные импортные манифесты для всех видов транспорта (воздушный, морской, железнодорожный и автомобильный) должны быть поданы в ACE.

    Записи (выпуск груза) и сводки записей

    Электронные записи и связанные с ними сводки записей, связанные со следующими типами записей, должны быть поданы в ACE:

    Записи и связанные сводки записей поддерживаются ACE
    • 01 - Потребление
    • 02 - Квота потребления / виза
    • 03 - Потребление - Антидемпинговая / компенсационная пошлина
    • 06 - Потребление - Зона внешней торговли (ЗСТ)
    • 07 - Потребление Антидемпинговые / компенсационные пошлины и квота / комбинация виз
    • 08 - Отсрочка пошлин
    • 09 - Сводка сверки
    • 11 - Неофициальная
    • 12 - Неофициальная квота / виза (кроме текстильных)
    • 21 - Склад
    • 22 - Повторный склад
    • 23 - Временный ввоз )
    • 31 - Потребление на снятие со склада
    • 32 - Квота на снятие со склада
    • 34 - Склад Снятие средств со склада - Антидемпинговая / компенсационная пошлина
    • 38 - Снятие со склада Антидемпинговая / компенсационная пошлина и квота / виза
    • 47 - Возврат
    • 51 - Регион службы администрирования оборонного контракта (DCASR)
    • 52 - Правительство - Облагаемый пошлиной

      Следующие типы записей НЕ поддерживаются в ACE.Заявки и соответствующие резюме заявок для этих типов заявок должны быть поданы в бумажном виде (не в ABI) в местный порт въезда:

      Для получения подробной информации о требованиях к регистрации PGA, текущих пилотных проектах и ​​способах участия, пожалуйста, обратитесь к документации PGA на PGA. Раздел пилотной информации на сайте cbp.gov.

      Для получения дополнительной информации о любых возможностях ACE посетите страницу функций ACE.

      Повышение устойчивости | Неблагоприятные детские переживания

      Устойчивость

      Устойчивость - это способность хорошо адаптироваться или «приходить в норму» перед тяжелыми жизненными событиями.

      Независимо от того, равен ли ваш балл ACE 1 или 17, существуют личные стратегии и ресурсы сообщества, которые могут вас поддержать. Прочные, стабильные отношения и ваша поддержка - это способы повысить вашу устойчивость. Это может помочь разорвать цикл ACE в вашей семье. Другой способ получить поддержку - обратиться к надежному члену вашего сообщества, например, к надежному соседу или другу, учителю, лидеру вашего сообщества, церкви или духовному лидеру. Поддержка и укрепление сообществ может повысить жизнестойкость каждого и уменьшить влияние ACE на вас и вашу семью.

      Некоторые поддерживающие факторы

      Социальные связи: Наличие друзей или семьи, которые могут быть рядом с вами в трудные времена или поддержать вас, может стать огромным фактором устойчивости. Сообщества могут поддерживать друг друга, когда что-то происходит. Единственный наиболее важный фактор в развитии устойчивости у детей - это наличие стабильных и преданных отношений с поддерживающим родителем, опекуном или другим взрослым. Люди, у которых есть прочные связи с семьей и друзьями и близкая социальная поддержка, лучше могут получить помощь в трудные времена.
      Устойчивость: Научитесь справляться со стрессом и заботиться о себе, чтобы заботиться о других. Устойчивость может быть повышена за счет отношений с другими людьми, которые могут вас поддержать, или путем обучения навыкам того, как поддерживать нервную систему в норме и в пределах зоны устойчивости. Ресурсы по устойчивости предлагают тренинги по многим из этих навыков, а на этом веб-сайте также есть видеоролики и информация о навыках.
      Знания о воспитании и развитии ребенка:
      Обеспечение безопасной и благоприятной среды для ребенка физически, умственно и эмоционально может позволить ему вырасти более сильным и более устойчивым к травмам.

      Конкретная поддержка в трудные времена: Обеспечение основных потребностей, таких как еда, одежда и жилье, с помощью любых ресурсов или поддержки, к которым вы можете получить доступ, обеспечивает прочную среду для роста устойчивости. (2-1-1 - это местный ресурс, который может помочь вам получить доступ к основам).
      Социальная и эмоциональная компетентность: Определите и поймите свои чувства, ощущения и эмоции, чтобы выражать и обрабатывать их здоровым образом, не обращаясь к вредным механизмам выживания.

      Использование этих предложений как в раннем детстве, так и во взрослом возрасте может уменьшить влияние ACE на вас и вашу семью.

      Навыки и информация, которым можно научиться прямо сейчас

      The Hand Brain Модель:

      Это видео показывает упрощенную модель того, что происходит внутри мозга, когда наши эмоции берут верх. Знание того, как наш мозг реагирует на стресс, может помочь нам лучше справляться со стрессовыми ситуациями. Прекращение реакции на стресс снизу вверх, отвлекая нервную систему от негативных ощущений, помогает нашему мозгу оставаться в сети.

      Зона устойчивости - это состояние, в котором мы чувствуем, что способны справиться с любыми жизненными трудностями. Когда мы находимся в зоне устойчивости, мы можем ясно мыслить, а в случае возникновения проблем мы можем продумать свои варианты и принять решение, основанное на рациональном мыслительном процессе. Мы не реагируем и не импульсивны. Когда мы находимся в стрессе или у нас есть неразрешенная травма из-за ACE или других событий в нашей жизни, мы можем в конечном итоге вылететь из нашей зоны и изо всех сил пытаться сохранить контроль над своей жизнью.Мы можем научиться навыкам, чтобы вернуться в нашу зону устойчивости и помочь другим сделать то же самое.

      Зона устойчивости:

      Ресурсы для повышения устойчивости

      Resources for Resilience - это организация, которая фокусируется на навыках устойчивости, которым может научиться каждый. Они предлагают тренинги по различным вопросам, которые можно найти на их веб-сайтах или в календаре на нашей домашней странице. Найдите их веб-сайт, нажав ЗДЕСЬ.
      Стресс - полезная часть жизни.Однако когда мы находимся в стрессе и остаемся в стрессе с течением времени, это плохо как физически, так и эмоционально, и мы не проявляем себя в мире как самые лучшие. Наш мозг не функционирует в полной мере, и мы чувствуем, что вышли из-под контроля над своим поведением и эмоциями. Нам нужно научиться отключать стрессовую реакцию, когда она включается и застревает, чтобы мы могли взаимодействовать с другими, не проявляя реактивности и импульсивности. Восприятие других ощущений - это навык, которому они учат, который может помочь в этом.

      Ресурсы для повышения устойчивости или предложения поддержки

      Resilience необязательно создавать самостоятельно. Фактически, он строится лучше и сильнее при поддержке сообщества некоторых из его членов. ЗДЕСЬ вы можете найти некоторые надежные ресурсы сообщества для поддержки устойчивых навыков.

      Зона

      | Куроко но Басуке Вики

      Зона


      Зона (ゾ ー ン Zōn ) - термин, относящийся к состоянию игрока, когда он достигает своего максимального потенциала.Это превосходная степень регулярной концентрации и сосредоточенности. Условия для входа в это состояние различаются у каждого человека.

      Одно из основных требований для входа в зону - это также огромное количество любви и страсти к игре. Кроме того, игрок должен быть очень талантливым, отвергая потенциальных кандидатов, таких как Химуро.

      Этот термин часто используется не только в реальных баскетбольных играх, но и в других видах спорта, когда игрок находится в очень хорошей форме во время конкретной игры.Пока этого состояния достигли только Аомине, Кагами, Мурасакибара, Акаши и Кисе. Во время финала Зимнего Кубка; Хаяма, Мибути, Небуя и Маюзуми тоже были в одном шаге от входа в зону из-за влияния Акаши, но не вошли в нее.

      Описание

      Аомине открывает ворота Зоны

      Согласно Мидориме, только вундеркинды могут использовать зону, и даже лучшие игроки, которые сосредоточены без Зоны, могут использовать только до 80% своего потенциала во время игры.Когда игрок входит в Зону, его глаза излучают токи электричества, что указывает на глубокую концентрацию игрока. Цвета электричества того же цвета, что и их глаза (то есть у Аомине голубые глаза, в то время как электричество тоже голубое). Зрение игрока становится полностью монохромным, а его слух полностью фильтруется.

      Основное требование для входа в Зону - непоколебимая страсть к баскетболу. Это требование сопровождается также необходимостью выполнять независимые условия пользователя, в большинстве случаев отчаяние от победы или стремление к конкуренции.Во время четвертьфинала Сейрин против Йосена, Аомине далее раскрывает, что для входа в Зону необходимо второе требование - талантов . Аомине объясняет, что, хотя Химуро - очень хороший игрок, он настолько лучший, насколько может быть обычный человек, и поэтому не может войти в Зону. [1]

      Когда игрок достигает дна, он достигает 100% своего потенциала.

      Также упоминается, что войти в Зону во второй раз будет намного сложнее, так как пользователь становится естественным образом зависимым от использования Зоны, зная о ее существовании. .Это было доказано, когда Кагами отчаянно заставлял себя войти в Зону во второй раз, но безуспешно. Дайки Аомине утверждает, что для входа в Зону не следует думать о входе в Зону, поскольку колеблющиеся мысли только нарушат поток концентрации. Позже Кагами смог войти в Зону, полностью отпустив желание и вместо этого играя изо всех сил. [2]

      Приближаясь к финалу Зимнего Кубка, Аомине раскрыл больше информации об условиях входа в Зону для Кагами во время их 1 на 1 перед игрой против Старшей Кайджо.Он отмечает, что у всех есть разные «триггеры» для входа в привилегированное состояние Зоны. Если вы невероятно сосредоточены на игре, вы можете нажать на спусковой крючок, войдя в нее. Для Кагами его спусковым крючком, по-видимому, является «желание сражаться за своих друзей, его команду». [3]

      Обратной стороной Зоны является то, что выносливость пользователя быстро истощается. Игрок не может оставаться в этом состоянии в течение всего матча, создавая ограничение по времени, при котором зона пользователя будет ослабевать, прежде чем он будет вынужден выйти из ясного психического состояния.Однако было показано, что Кагами превышает свой временной лимит, когда у него есть надлежащая мотивация, такая как борьба за своих товарищей по команде. Чтобы преодолеть истощение выносливости во время последней четверти матча против Ракузана, Кагами зарезервировал использование Зоны в определенные моменты во время нападения, чтобы сохранить выносливость.

      Вторая дверь охраняется привратником

      Находиться в Зоне - все равно что погружаться в воду. Чем больше пользователь использует Зону, тем больше он тонет. Как только они достигают дна, пользователь использует 100% своего потенциала.Внизу есть вторая дверь, даже за Зоной. Аомине описывает это как «Зону за пределами Зоны», которая намного сильнее. Однако эту дверь охраняет стоящий перед ней таинственный привратник. Если пользователь хочет открыть вторую дверь в Зону, ему придется пройти через привратника и открыть ворота. [4]

      Что находится за второй дверью.

      Зона прямого привода

      Когда Кагами понял истинное значение Зоны за пределами Зоны, его привратником оказался Куроко. [5] Когда дверь открыта, товарищи по команде пользователя Зоны могут идеально синхронизировать свои действия с последним посредством простого зрительного контакта, что позволяет им выполнять командную игру со скоростью Зоны, которая превосходит даже предсказания Акаши. Отмечается, что Аомине не смог открыть вторую дверь из-за отсутствия у него командной игры и продвижения индивидуальной игры в качестве аса. Когда игрок открывает вторую дверь, она называется Зона прямого привода , истинная форма Зоны. [6]

      Пользователи

      Зона Аомине

      Аомине (аниме) Аомине (аниме) | Аомине (манга) Аомине (манга)

      Аомине в зоне

      Аомине в Зоне, пока глаза испускают токи электричества

      Когда Аомине находит достойного противника, он полностью раскрывает свой потенциал.Под этим влиянием он находится «в Зоне», что означает, что никто другой не может его остановить, если они тоже не находятся в Зоне. [7]

      Только самым лучшим из элитных игроков предоставляется разрешение на вход в Зону, но Аомине небрежно проталкивается внутрь. Открытие ворот в Зону означает открытие ворот для вашего полного потенциала, на все 100% своих возможностей и способностей. В случае Аомине его скорость удваивается, по крайней мере, до такой степени, что он может легко прорваться через двойную команду, и его сила резко возрастает.Его способность забивать из любого места значительно возрастает, а навыки Аомине становятся еще более подавляющими. [8]

      Из-за прошлых побед Аомине, на него не оказывалось столько давления, как в матче против старшей школы Сейрин, а точнее, Кагами. Он начал получать удовольствие от игры против своего первого реального оппонента через некоторое время, и это чувство удовольствия и азарта открыло для него ворота Зоны. [9]

      Разница между его Зоной и Зоной Мурасакибары в том, что он случайно, вошел в Зону, в то время как кажется, что он вошел по собственной воле.

      Зона Кагами

      Кагами (Аниме) Кагами (Аниме) | Кагами (манга) Кагами (манга)

      Кагами в зоне

      Кагами в зоне

      Когда Кагами находится в Зоне, его рефлексы, скорость и особенно прыжковая сила и сила значительно увеличиваются. Кагами впервые получил доступ к Зоне, когда он снова был под давлением проигрыша То и хотел защитить всех от аса Поколения Чудес, Аомине.

      В матче против Йосена во время четвертьфинального раунда Зимнего Кубка Кагами активирует Зону во второй раз. На этот раз он даже способен бросить трехочковый, не боясь промахнуться и с идеальной точностью. Находясь в Зоне в этом матче, Кагами может прыгать еще выше, а также способен одолеть Мурасакибару, который специализируется на силе (даже блокирует полностью заряженный Молот Тора), и делает бесполезным выстрел миража Химуро.

      Перед финалом Зимнего Кубка Аомине также рассказал Кагами, что его условие для активации Зоны - это когда последний находится в состоянии отчаяния, чтобы сражаться за своих товарищей по команде, это Сейрин. [10] Кагами, приняв совет Аомине, может активировать Зону прямо в начале матча. [11]

      Также отмечается, что Кагами может выполнить свой фирменный прием, Метеоритный джем, только находясь в Зоне. Это потому, что Meteor Jam требует огромной силы прыжка, чтобы забросить мяч в корзину и контролировать мяч левой рукой.

      Зона Мурасакибара

      Мурасакибара (Аниме) Мурасакибара (Аниме) | Мурасакибара (манга) Мурасакибара (манга)

      Мурасакибара в зоне

      Мурасакибара в зоне

      По словам Аомине и Кисе, с точки зрения способностей он отвечает таланту, необходимому для входа в Зону, но, к сожалению, он никогда не сможет этого сделать, потому что предполагалось, что у него не было самого простого необходимого термина: любовь к баскетболу.Однако такие предположения оказались ошибочными, когда Мурасакибара неожиданно вошел в Зону. На грани отчаяния и истощения против старшей школы Сейрин в четвертьфинале Зимнего Кубка, включая Кагами, уже находившегося в Зоне, Мурасакибара открыл ворота Зоны. Его сила существенно выросла, а его сила вместе со скоростью стала больше, чем раньше. [12] [13] Это доказано, когда Кагами в Зоне все еще нуждался в помощи Киёши, чтобы заблокировать Мурасакибару от выполнения Молота Тора (хотя Зона Кагами подходила к концу).

      После матча Мурасакибара заявил, что бросил баскетбол, но вскоре заплакал. Дав понять, что у него действительно есть страсть к баскетболу, Мурасакибара входит в экстремальные условия Зоны. [14]

      Зона Акаши

      Акаси (аниме) Акаси (аниме) | Акаши (Манга) Акаши (Манга)

      Акаси в Зоне

      Акаси в Зоне

      Акаши знал о Зоне до того, как стал свидетелем матча Сейрин против То во время Зимнего Кубка, но, увидев, как Аомине входит в него, Акаши был удивлен его потенциалом, и он искал свой собственный спусковой механизм для входа в Зону и, наконец, нашел его.После того, как он победил Мибути, Хаяму и Небую в битве три на один, Акаши заявляет, что его спусковой механизм - это когда он перестает полагаться на своих товарищей по команде в своей победе и вместо этого решает одержать победу самостоятельно. [15] Его зона будет использоваться только как козырная карта в ситуациях, когда Ракузан наверняка проиграет.

      Когда Акаси вошел в Зону во время четвертой четверти финальной игры против Сейрин, его скорость и время реакции резко возросли. [16] Он объединил его с Глазом Императора, чтобы остановить Кагами, который также был в Зоне.Находясь в Зоне, скорость и ловкость Акаши огромны: он способен обогнать даже Кагами, когда он находится в Зоне на быстром брейке, и ведение мяча прошло мимо нескольких защитников, уводя мяч от одного берега к другому. Однако Сейрин удалось остановить Акаси с помощью комбинации Куроко и Кагами, где Куроко использует свой Квази-Императорский Глаз, чтобы предсказать движения Кагами и двигаться в противоположном направлении, чтобы перехватить Акаши. Эта тактика Императорского Глаза использовалась, чтобы дважды остановить Акаши, в результате чего он был шокирован и расфокусирован, что привело к потере Зоны.

      "Зона" старшей школы Ракузан

      Ракудзан (Аниме) Ракудзан (Аниме) | Ракудзан (Манга) Ракудзан (Манга)

      Ракузан в «Зоне»

      Ракузан в «Зоне»

      Когда на поверхность всплыло истинное «я» Акаши, он начал использовать свой Императорский Глаз, чтобы отточить пасы своим товарищам по команде. Таким образом, членам его команды больше не нужно было беспокоиться о получении передач, поскольку Акаши рассчитал траекторию, скорость и силу указанных передач до такой степени, что те, кто их получил, могли подумать о своем следующем движении и начать движение, прежде чем даже коснуться мяча. , и, таким образом, товарищи по команде Акаши могли улучшить свои характеристики, хотя и не до обычных 100%, предоставляемых Зоной, а до 90% своих способностей, как заявляет Рико. [17] Игроки Ракузан не входили в Зону, но были за один шаг до входа в нее.

      Зона Кисе

      Кисе (аниме) Кисе (аниме) | Кисе (манга) Кисе (манга)

      Кисе в зоне с Perfect Copy

      Кисе в зоне с Perfect Copy

      Кисе входит в Зону во время третьей четверти игры против Джаббервока. Кисе смог это сделать, вспомнив слова Касамацу перед началом матча.Эти слова должны были побеждать, но не из мести, а чтобы доказать все, что их сэмпай сделали для спорта.

      Мидорима заявил, что Кисе в сочетании с его Совершенной Копией является самым сильным игроком на площадке, даже превосходя Сильвера по скорости и силе. Однако он также упомянул, что это комбо не продлится очень долго из-за того, что и зона, и идеальная копия истощают много выносливости у пользователя.

      Находясь в этом состоянии, Кисе может как справиться с Сильвером самостоятельно, так и удержать Джаббервока в страхе.Он даже смог превратить разницу в семнадцать очков в разницу в десять, только позволив соперникам забить дважды, прежде чем сильно утомился и заменил Акаши.

      Список литературы

      1. ↑ Kuroko no Basuke Глава 165, страница 16
      2. ↑ Куроко-но Басуке, глава 164, стр.
      3. ↑ Куроко-но Басуке, глава 232, стр.17
      4. ↑ Куроко но Басуке Глава 261, страница 16
      5. ↑ Куроко но Басуке Глава 270, страница 16
      6. ↑ Куроко-но Басуке Глава 270, стр.17
      7. ↑ Куроко-но Басуке, глава 134, стр.
      8. ↑ Куроко-но Басуке, глава 134, стр.13
      9. ↑ Куроко но Басуке Глава 133, страница 8
      10. ↑ Куроко но Басуке Глава 232, страница 16
      11. ↑ Куроко-но Басуке, глава 232, стр.17
      12. ↑ Куроко-но Басуке, глава 168, стр.
      13. ↑ Куроко но Басуке, глава 168, страница 9
      14. ↑ Куроко-но Басуке, глава 169, стр.11
      15. ↑ Куроко-но Басуке Глава 260, стр.15
      16. ↑ Куроко-но Басуке Глава 260, стр.17
      17. ↑ Куроко но Басукэ, глава 268

      NFL 101: Представляем игру с бегом по зонам | Bleacher Report

      Getty Images

      В сегодняшнем выпуске серии «NFL 101» на Bleacher Report бывший защитник НФЛ Мэтт Боуэн раскрывает основы игры с зонным бегом, чтобы вы могли лучше понять схему и ее выполнение. профессиональный уровень.

      Щелкните здесь, чтобы получить подробную информацию об игре Power-Running.

      В разделе «NFL 101» на прошлой неделе мы сосредоточились на основных схемах Power-running, которые используют блоки «человек» или «угол» в точке атаки для создания беговых дорожек, с блокировщиками лидов, работающими через отверстие.

      Сегодня давайте посмотрим на схемы зон, которые постоянно отображаются на ленте по всей НФЛ, когда линейные игроки атакующей команды делают «шаг зоны» в унисон к игровой стороне, чтобы заблокировать «зону» или первого защитника. показать в их разрыве.

      Это позволяет линии нападения блокировать несколько фронтов защиты с возможностью работать с полузащитниками второго уровня, которые переходят к мячу по схемам зон.

      Команды НФЛ, которые используют концепцию зон, ищут защитников, у которых есть обзор, скорость в дыре и способность сокращаться, чтобы найти бегущие дорожки в точке атаки.

      Elsa / Getty Images

      Вспомните Лесона Маккоя в системе Чипа Келли, Ариана Фостера, Мэтта Форте, Маршона Линча, Альфреда Морриса, Реджи Буша или Джамаала Чарльза.Защитники, которые могут пробить дыру, определить правильные беговые дорожки и продемонстрировать вертикальный рывок, чтобы выйти на поле.

      Используя ленту для тренеров All-22, вот список схем зонального бега, на которых мы сосредоточимся сегодня:

      - Односторонняя внешняя зона

      - Двусторонняя внешняя зона

      - Внутренняя зона

      - Разделенная зона

      - Растяжка «G»

      - Внешняя зона (призрачное движение WR)

      Односторонняя внешняя зона 9000

      Внешняя зона с одним защитником - это наиболее распространенная схема бега на основе зон, которую мы видим сегодня в НФЛ по сравнению с 4-3, 3-4 и никелевыми защитными фронтами.

      Команды будут запускать внешнюю зону из дробовика, пистолета или со спиной в «точке» (выровненной прямо за защитником под центром) из Jet / 10 (4WR-1RB), Posse / 11 (3WR-1TE -1RB) Группы личного состава Ace / 12 (2WR-2TE-1RB) или Heavy / 13 (1WR-3TE-1RB).

      Вот взгляд на внешнюю зону с одним защитником из матча Сэйнтс-Сихокс в плей-офф дивизиона, с персоналом Heavy / 13 на поле для Сиэтла.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      «Сихокс» используют «шаг по зоне» к закрытой стороне формации.Это позволяет тайтовому флангу закрытой стороны, захвату, защитнику и центру работать в унисон, блокируя первого защитника, показавшегося в их промежутке.

      На тыльной стороне (или на открытой стороне расстановки) защитник и захват переходят на игровую сторону с натянутым концом, используя технику «шарнира», чтобы заблокировать защитный конец.

      Используя эту схему блокировки, Маршон Линч может подтолкнуть мяч к краю построения или использовать свое зрение, чтобы срезать его внутрь в зависимости от углов преследования полузащитника.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Когда полузащитник идет сильным, Линч определяет защитника в яме, использует свое видение, чтобы найти место для бега, и сокращается, чтобы работать вертикально вверх по полю.

      Это вынуждает безопасность при беге выполнять захват открытого поля против Линча после положительного выигрыша в схеме зон.

      Двусторонняя внешняя зона

      Внешняя зона двух защитников использует те же принципы блокировки зоны, что и при взгляде на одного защитника, с защитником или H-защитником, ведущим к краю построения, чтобы отслеживать первого защитника, который показан как основной игрок поддержки бега (подумайте о сильной безопасности, упавшей в Обложке 3).

      Давайте посмотрим на пример двухзащитной внешней зоны, используя фильм о матче Redskins-Vikings в прошлом сезоне, с персоналом Regular / 21 (2WR-1TE-2RB) на поле для Вашингтона.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Когда линия нападения переходит в сторону игры - и оба защитника работают до второго уровня, чтобы подобрать полузащитников, направляющихся к мячу, - защитник выбирает внешний путь к краю поля. формирование и «отслеживает» основного игрока поддержки.

      Это дает убегающему Альфреду Моррису возможность нажимать мяч снаружи или искать укороченные дорожки внутри, чтобы нанести один удар и вертикально атаковать защиту.

      Взгляните на оборонительный конец Джареда Аллена (выделен зеленым на задней стороне построения), выровненный по линии фронта 4-3 викингов. В схеме зон ограниченный защитник часто остается незаблокированным, поэтому комбинация захват / защитник может переходить на сторону игры (получать дополнительный блокирующий) и работать до второго уровня защиты.

      Аллен отвечает за возвратный ход, загрузку и реверс и должен сжимать / ограничивать край, чтобы Моррис не разрезал заднюю часть после передачи по сравнению с быстрым потоком к мячу.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Моррис может следовать за защитником и прижиматься к краю построения. Тем не менее, когда центр заботится о захвате носа, а правый защитник блокирует полузащитника на втором уровне, Моррис определяет внутреннюю беговую дорожку, делает один быстрый проход и прорывается через отверстие для взрывного усиления против викингов.

      Это прекрасный пример бегущего бека, выполняющего схему зоны, проявляя терпение в обращении с мячом и используя свое зрение, чтобы найти дорожку, чтобы подняться по полю вертикально (бег до «дневного света»).

      Внутри зоны

      Если вы изучаете опцию чтения (или упакованные игры), то вы видели несколько примеров схемы внутренней зоны из дробовика и пистолета, когда квотербек считывает путь крайнего защитника через точка сетки.

      Также бегите из «точки» из персонала Ace / 12 или Posse / 11, бегущий назад выбирает внутренний путь (думайте под гору) с линией нападения, используя ту же технику впереди, чтобы перейти на игровую сторону расстановка при блокировании первого защитника, показавшегося в их промежутке.

      Вот пример внутренней зоны (за пределами дробовика) из матча Иглз-Букс, с личным составом отряда / 11 на поле в «Оранжевой» расстановке парных слотов (разброс 3х1).

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Когда Bucs играют на обложке 6 (четверть-четверть-тайм), они показывают «мягкий» ход по сравнению с Eagles.

      Это позволяет атакующей линии переходить на открытую (слабую) сторону построения левым отбором, используя технику петли, чтобы смыть защитный конец поля при внешнем рывке.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Это проблема для Букс, поскольку центр работает до защитника Майка, а правый защитник сглаживает передний захват. Это дает бегущему Лешону Маккою возможность легко атаковать внутреннюю линию, а защитный конец теперь удален на закрытую сторону построения.

      И со свободным безопасным замедлением в считывании бега / паса (освобождение ресивера № 1) Маккой взламывает защиту Бак для взрывного усиления из-за блокировки зоны спереди по сравнению с блоком «мягкого» бега. .

      Разделенная зона

      Разделенная зона - это вариант игры с бегом в базовой зоне с вытягиванием вперед / назад, противоположным схеме блокировки впереди, чтобы выгнать сокращенного защитника.

      Также называемый техникой / блоком «бим», H-Back (или тайтовый конец мяча в персонале Ace / 12) тянет, чтобы создать сокращенную полосу против защищающегося, который остался незаблокированным. Подумайте о ловушке против крайнего защитника, который протискивается в сторону игрового потока.

      Давайте посмотрим на этот пример разделенной зоны из матча Сихокс-Кардиналс с персоналом Ace / 12 на поле для Сиэтла.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      «Сихокс» используют схему зон на открытой стороне формации (H-Back off the ball). Линия нападения переходит на открытую сторону построения, а тайт-энд в форме буквы «Y» (тайт-энд по мячу) работает до второго уровня защиты.

      Это вынуждает полузащитников второго уровня усиленно переходить на игровую сторону, при этом H-Back использует технику «бим», чтобы оттолкнуть от урезанного защитника.

      Линч может подтолкнуть мяч к игровой стороне расстановки или отступить, чтобы атаковать беговую дорожку, созданную H-Back при оттягивании.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Тренеры научат H-Back в этой ситуации «рубить» защитника сзади (блокировать колени), когда он отжимается от края, и это то, что мы видим здесь у Сихоукса с поток защиты атакует в открытую сторону.

      Это позволяет Линчу (с блокировкой от широкого приемника на предохранителе) отбрасывать мяч и отбрасывать этот пробег наружу для продуктивного выигрыша.

      Зона разделения имеет некоторое сходство с блоком «wham», о котором мы говорили на прошлой неделе при просмотре ленты 49ers.Заставьте защиту течь на игровой стороне и поймайте крайнего защитника, чтобы обеспечить обратную полосу для бега.

      Растяжка «G»

      Растяжка «G» - это еще одна схема блокировки зоны (та же самая техника, что и внешняя зона с одним защитником) с защитником на игровой стороне («G»), тянущим, чтобы заблокировать первого защитника, который показывает в его пробеле.

      Команды также будут запускать растяжку «C» и подтягивать центр к краю формации, чтобы нацеливаться на основного игрока поддержки края.

      Вот взгляд на Stretch "G" из матча Бэарз-Редскинс с персоналом Posse / 11 на поле для Чикаго.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Краснокожие демонстрируют свои 3-4 защитных фронта с защитой для носа в тени (за пределами плеча центра) и защитным концом закрытой стороны в форме «4i» (внутреннее плечо взяться).

      Линия нападения отходит к игровой стороне, центр которой достигает носа, а захват блокирует оборонительный конец. Это позволяет атакующему защитнику Кайлу Лонгу подтянуться и подобраться к полузащитнику, показавшемуся в его промежутке.

      Бегущий назад Мэтт Форте может перебросить мяч на игровую сторону или попытаться сократить дистанцию ​​в зависимости от пути от открытой стороны за пределами полузащитника (защитник с сокращенной защитой).

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      С Лонгом, оснащенным полузащитником, Форте может следовать по пути охранника вверх по полю или искать место для бега внутри.

      Здесь Форте отрезает этот мяч обратно к открытой стороне формации из-за потока от защиты и способности защитника подобраться к внутреннему полузащитнику, пытающемуся перебросить верх.

      Внешняя зона (Призрачное движение)

      Как мы уже говорили выше, ограниченный защитник (вне игрового поля) часто остается разблокированным, поэтому нападение может получить дополнительный блокирующий и исключить поток / преследование мяча. .

      Однако, чтобы не дать защитнику срезанного мяча втиснуться внутрь и не сыграть, когда мяч сокращается, нападавшие будут использовать широкий приемник при «призрачном движении» (движение в сторону заднего поля).

      Это заставляет ограничивающего защитника удерживать зад и играть для возможного обратного хода широкого приемника.

      Вот быстрый пример использования бокового угла All-22 из матча Медведи-Викинги с личным составом Posse / 11 на поле в расстановке 3x1 Doubles Slot.

      Предоставлено: NFL Game Rewind

      Медведи используют схему с одной задней внешней зоной, но они отправляют Алшона Джеффри на короткое время, разделяют движение (движение в ядро ​​формации) и направляют широкий приемник на «призрак» действие по удержанию защитного конца задней стороны (сокращенный защитник).

      Это создаст еще одну возможность для Форте, поскольку он сможет отбить мяч, когда конец будет играть в обратном направлении.

      Следующее в серии «NFL 101»: разделение возможности чтения

      Мэтт Боуэн, ветеран НФЛ с семилетним стажем, является ведущим национальным писателем НФЛ в отчете об отбеливателе.

      Follow @ MattBowen41

      Не выключайте ACE, вот почему

      Теперь, когда у нас и у сообщества было время протестировать третий патч на консолях следующего поколения, мы хотели предоставить некоторые дополнительные сведения и обновления о том, как все работает, на основе примечаний к патчу.Самое главное, что мы хотим коснуться, - это настройки NBA 2K21 ACE. Люди, использующие ОС, имеют долгую историю с ACE. Некоторым это нравится, а другие не верят и никогда не поверит.

      Для непосвященных ACE находится на вершине настроек вашего тренера, и в основном он определяет, как ваш тренер / ИИ будет изменять план игры на протяжении всей игры в нападении и защите, чтобы иметь дело с тем, как обстоят дела. Таким образом, он обрабатывает защитные прикрытия, вызовы атакующей игры и так далее. Люди, работающие с ОС и не только, с годами перестали доверять ей, потому что они считают, что она отменяет то, что они изменили в настройках (что временами было правдой в некоторые годы).Так что некоторым людям просто нравится выключать его. Однако не делайте этого.

      Теперь вы можете изменить настройки темпа и отскока при включении / выключении менеджера ACE

      Этот патч попросту неверен. Если вы выключите ACE, вы не сможете контролировать темп и подборы. Эта информация пришла от крестного отца Sim Nation и нынешнего разработчика NBA 2K, Da Czar. Иногда он собирается вместе для дружеских бесед после исправлений, и именно здесь он показал, как отключение ACE вызовет эту проблему.

      Отключение ACE также вызовет некоторые другие ошибки, поэтому Царь рекомендует либо отключить нападение, либо защиту, если это необходимо для настроек ACE, но на самом деле просто оставьте их обоих включенными, чтобы не рисковать. Он говорит, что вместо того, чтобы отключать ACE, вам следует больше верить в то, что любые изменения, внесенные в настройки, будут сохранены. Если они не работают, значит, это ошибка, и вам следует сообщить об этом в 2K с помощью тикета или сообщить нам об этом на форумах, объяснив, какие настройки не сохраняются (с визуальным подтверждением).

      Проще говоря, ACE больше не должен отменять что-либо, что вы изменяете, но вы должны оставить его включенным, чтобы избежать некоторых пугающих ошибок. (Кроме того, Царь говорит, что они не могут просто удалить опцию «выключить ACE» из меню, потому что это полностью замораживает игру.)

      Кроме того, внесенные вами изменения настроек атаки вступят в силу не при первом владении, которое вы сделаете (так как это постоянное владение), а скорее при следующем новом владении, которое вы начнете. Он также должен отображать «custom» в «gameplan» для вас в этом меню «offensive settings» теперь, когда вы вносите какие-либо изменения (как показано выше).Если по какой-то причине вы не можете ничего изменить в меню настроек атаки, это, вероятно, означает, что вы находитесь в защите, а параметры настройки атаки могут быть недоступны во время защиты.

      Городская форма / суды и образы игроков

      Обновлены формы для следующих команд:

      • Philadelphia 76ers (обновленная форма City)
      • Chicago Bulls (обновленная униформа Сити)
      • New York Knicks (обновленная форма City)
      • Cleveland Cavaliers (обновленная городская форма)
      • New Orleans Pelicans (обновленный логотип спонсора)
      • Los Angeles Clippers (обновленный логотип спонсора)
      • Бостон Селтикс (обновленный логотип спонсора)
      • Brooklyn Nets (обновленный логотип спонсора)
      • Denver Nuggets (обновленный логотип спонсора)
      • Лос-Анджелес Лейкерс (обновленный логотип спонсора)
      • Washington Wizards (обновленный логотип спонсора)

      Самый крупный из них, не показывающийся для людей, - это New York Knicks.Униформа Сити отсутствует в селекторе майки, следовательно, нет и Городского суда.

      Следующие игроки получили обновления подобия и / или подписи лицевых анимаций:

      • Пол Джордж
      • Демар ДеРозан
      • Брэдли Бил
      • Кемба Уокер
      • Дреймонд Грин
      • Руди Гоберт
      • Бен Симмонс
      • Хассан Уайтсайд
      • Робин Лопес
      • Стивен Адамс
      • Исаак Окоро
      • Келли Обре мл.
      • Кассиус Стэнли
      • Ришон Холмс
      • Драгоценный Ачиува
      • Джош Грин
      • Аарон Несмит
      • Тарик Оуэнс
      • Эдмонд Самнер
      • Джален Смит
      • Кира Льюис мл.
      • Саддик Бей
      • Стив Новак
      • Келенна Азубуике
      • Девин Васселл
      • Химези Мету
      • Ален Смаиладжич
      • Наз Рейд
      • Зилан Читэм

      В день выпуска патча были некоторые люди, которые не видели эти обновления.Или они могли видеть обновления в редакторе состава, но тогда они не переводились в игры. Похоже, что на следующее утро эта проблема была устранена с помощью обновления списка, но если кто-то все еще не обновлен, который есть в этом списке, сообщите нам. Кроме того, просто напоминаем, что у некоторых игроков уже есть альтернативные стили в игре, между которыми вы можете переключаться. У Де'Аарона Фокса, например, действительно короткая стрижка, если вы зайдете на вкладку «аксессуары» в редакторе списка и измените стиль на «низкий».

      The City / Rec Прочие заметки

      Здесь пара быстрых нападающих:

      Дальнейшие улучшения были сделаны для приглашения и присоединения к друзьям в городе

      На PlayStation друзья теперь появляются в верхней части вашего телефона, но, по словам пары человек на форумах, на Xbox это не так.

      Добавлена ​​обновленная форма для игр Rec Center

      Я не играл в The Rec с момента выхода патча, но, опять же, некоторые люди говорят, что это все еще черно-белые майки.

      Теперь вы можете пропустить анимацию вашего MyPLAYER, возвращающегося к скамейке после замены

      Это может быть еще одна проблема, связанная с Xbox, поскольку мне удалось пропустить эту анимацию, но другим пользователям Xbox не повезло.

      Улучшены возможности плееров CPU, используемых в качестве замены для игр Pro-Am Walk-On.

      В некоторой степени это взгляд смотрящего. Мы слышали, что игроки в целом лучше, но они все еще недостаточно стреляют и по-прежнему слишком сильно отстают от стрелков.2K могут делать часть этого намеренно, потому что не хотят, чтобы люди потом жаловались, что это слишком сложно против ИИ-игроков, но общая точка зрения ОС такова, что эти ИИ-игроки могут быть лучше.

      Устранено редкое зависание при импорте сканирования лица через приложение MyNBA2K

      Я полагаю, что это было в нескольких примечаниях к патчу, но мы снова были проинформированы, что это все еще не работает правильно для всех.

      Облигации будущего

      Возвращаясь к последнему видео Da Czar, он говорит, что нам следует ожидать, что в будущем патче в игру будет добавлена ​​пара загонщиков для 2-3 зон.Я знаю, что некоторые люди борются с зоной в сети, и поэтому он будет помещать эти две или три пьесы в каждую книгу, чтобы вы могли быстро добраться до них во время игр. Предположительно, это приведет к тому, что игрок окажется на высокой стойке и сделает пару других логических вещей, которые сделают зону относительно легкой в ​​обращении, если вы можете стрелять. И, опять же, эти игры будут специфичны для прохождения зоны 2-3, а не любой другой зоны.

      Защитники ЦП теперь правильно распознают направление экрана даже после его переворота

      Что касается выбора, я хочу использовать эту заметку о патче, чтобы сейчас быстро упомянуть одну вещь (но в какой-то момент на следующей неделе или около того).Выбор и бросок слишком прост против ИИ, и никто не будет с этим спорить. Хотя в играх один на один, по моему опыту, это не так уж плохо, и Царь рекомендует управлять хеджем / бигмэном в последовательности выбора и броска, а не защитником с мячом или случайным вспомогательным защитником, если у вас возникли проблемы с его защитой. Если вы хорошо контролируете точку атаки и делаете это правильно, большинство других игроков, как правило, тоже должны выполнять свою работу в игре. Царь говорит, что защитник живой изгороди борется с тем, как долго оставаться с живой изгородью, прежде чем вернуться к своей исходной отметке, и я считаю, что это также может испортить ротацию, если вы не справитесь с большим контролем за живой изгородью.

      Опять же, на 100% возникают серьезные проблемы с подборкой, когда идет против только ИИ, но для элементов, управляемых пользователем, теперь, когда переворачивание подборки не нарушает защитные покрытия задней стороны, у вас есть приличный контроль над обработкой подборки. и перекатывается на защиту от других пользователей.

      Связанные

      .

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

      Back To Top