Разное

Норманны картинки: D0 bd d0 be d1 80 d0 bc d0 b0 d0 bd d0 bd d1 8b картинки, стоковые фото D0 bd d0 be d1 80 d0 bc d0 b0 d0 bd d0 bd d1 8b

Содержание

фото и картинки скандинавских мореходов, как выглядят мужчины-воины и девушки викинги Но если муж отказывал жене в необходимом, не заботился о ней и детях, дурно обходился с ней, обижал ее родн

ЕЩЕ РАЗ ОБ ЭПОХЕ ВИКИНГОВ Предвижу, сколько зла наделают эти люди моими преемникам и их подданным…» Слова Карла Великого, сказанные им во время одного из первых появлений викингов у берегов Южной Франции, оказались пророческими.В те времена Англия уже стонала от набегов

История викингов Так что же представляли собой викинги? В 789 г. король Беортрик взял себе в жены Эдбюр, дочь короля Оффы. Именно в те времена впервые на трех судах появились норманны (буквально – люди с севера. – Прим, пер.), пришедшие из Хордаланда. Управляющий от государя,

Общество викингов Несмотря на закрепившийся за ними и сохранившийся на века имидж беспощадных морских разбойников и неустрашимых первопроходцев, в большинстве своем викинги являлись крестьянами-хуторянами, рыбаками, торговцами, кораблестроителями, ремесленниками,

Ладьи викингов Процесс эволюции ладей викингов Что может служить лучшим олицетворением эпохи викингов, как не их ладьи? Для самих викингов они являлись неотъемлемой частью их динамичной культуры, о важности кораблей говорит чрезвычайно широко распространенные

автора Фортунатов Владимир Валентинович

9. 6.9. Тур Хейердал в поисках викингов Современная Норвегия – одна из наиболее развитых и благоустроенных стран. А когда-то знаменитые викинги, предки современных норвежцев, уплывали далеко от дома, в котором жить было скудновато. Норвежцы гордятся своими знаменитыми

Из книги Альфред Великий и война с викингами автора Хилл Пол

Феномен викингов В глазах европейских священнослужителей викинги были живым воплощением пророчества Иеремии, предсказавшего в ветхозаветные времена, что жестокие пришельцы с севера будут свирепствовать и нести разрушения. Их луки и копья не будут знать милосердия. Но

Женщина во времена викингов пользовалась особым уважением и обладала особыми правами. Вряд ли можно говорить о некоей феминизации общества древних скандинавов, хотя многие современные “гендерные” исследователи говорят, что знаменитая скандинавская независимость женщин уходит корнями как раз в эпоху викингов.

Правильность поведения и красота женщины были для викингов особенно приятны, если соединялись со здравым умом, с чувством собственного достоинства и твердым духом. Скандинавы верили, что у мужественных женщин будут такие же дети. Знаменитый конунг Рагнар Лодброг говорил: “Я выбрал для своих сыновей такую мать, которая передала им свое бесстрашие”. Во многом внимание мужчин к таким неженским качествам матерей своих будущих детей объяснялось тем, что жители Севера надолго покидали свои усадьбы, отправляясь в дальние походы, и воспитывать будущих воинов приходилось женщинам.

Но и девушки внимательно выбирали себе женихов. Для них было важно, чтобы будущий муж проявил себя на поле брани, доказал свою храбрость и честность в бою. Причем молодость часто считалась недостатком жениха.

Остававшиеся дома и никогда не ходившие в военные походы мужчины, будучи даже богатыми и красивыми, никогда не пользовались у знатных и гордых девиц успехом.

Необходимым условием брака было равенство брачующихся сторон.


Итак, равенство положения, воинская доблесть и высокое звание были желательными, если не необходимыми, условиями брака.

Разница же в положении могла стать причиной развода. Прежде всего таким поводом стремились воспользоваться мужчины знатного рода. В сагах есть много примеров, когда конунг или ярл, влюбившись в знатную женщину, решал развестись со своей женой, не столь высокого происхождения. Очень часто именно происхождение было основной причиной окончательного решения. Так, в сагах рассказывается, что конунг Рагнар Лодброг хотел развестись с Кракой, дочерью норвежского бонда, чтобы жениться на Ингибьёрге, дочери шведского конунга, но, когда Крака открыла ему, что она дочь славного героя, Сигурда Победителя Дракона, и настоящее имя ее Аслауг, Лодброг оставил ее у себя и не поминал больше об Ингибьёрге.

Девушки, имевшие отца и братьев, не могли решить свою судьбу сами. Порядочная дочь всегда предоставляла отцу и старшему брату право выбора себе мужа.


Однако редко когда родичи неволили девиц и в большинстве случаев старались прислушиваться к их мнению. Хозяином в доме и старшим в семье всегда был отец. Его слушались не только дочери, но и сыновья, какими бы знатными воинами они ни были.

Независимыми были только вдовы, не имевшие отцов, и девушки-сироты. Они имели право собственного согласия на брак, и, в соответствии с законами, сын не мог выдавать мать замуж против ее воли. Но даже вторичные браки вдовых дочерей, воротившихся в отеческий дом, если отец их был еще жив, зависели исключительно от него.

Только отец мог выдавать дочь замуж. После его смерти, если у него были наследники, это право переходило к его шестнадцатилетнему сыну, который выдавал замуж также и сестер. Только за неимением сына мать имела право выбирать дочери мужа.

Впрочем, если двадцатилетняя девушка два раза напрасно просила позволения своего опекуна выйти замуж, то могла сама обручиться с третьим женихом, посоветовавшись наперед с кем-нибудь из родных, прилично ли для нее это супружество.

Когда же отцы (или опекуны) принуждали своих дочерей, то ничего хорошего из этого не выходило. Об одном таком случае рассказывается в “Саге о Ньяле”. У исландца Хаскульда была дочь Халльгерд Длинноногая. Она отличалась красотой и учтивостью, но нрава была тяжелого и вспыльчивого. Хаскульд не спросил согласия дочери на брак, потому что побыстрее хотел выдать ее замуж за богача Торвальда. Гордая Халльгерд возмутилась, ибо почувствовала себя “выданной за первого встречного”. Однако отец был неумолим. Он сказал Халльгерд: “Я не буду менять из-за тебя и твоего глупого честолюбия свои планы. Я решаю, а не ты, раз нет между нами согласия”. Халльгерд смирилась и вышла замуж за Торвальда. Однако счастья этот брак новобрачному не принес. Не прошло и полгода, как она смогла сделать так, что Торвальд был убит ее воспитателем.


Жених должен был обратиться к отцу невесты и передать ему предложение. Отправляясь свататься, жених одевался в свое лучшее платье. Свататься никогда не ездили в одиночестве, а только с отцом или ближайшим родственником.

Когда предложение было сделано и принято благосклонно, начинали договариваться о брачных условиях. Жених объявлял, сколько имения назначает будущей жене: это называлось “женским даром”. Также он назначал “дружеский дар” (выкуп за жену) будущему тестю, а отец невесты, со своей стороны, выделял дочери приданое, которое было ей вознаграждением за потерю прав на отцовское наследство. Дары и приданое давались золотом, серебром, рабами, домашней утварью и скотом. Усадьба никогда не делилась, и дочери никогда не давался ее “кусок”. Делалось это для сохранения в целости и сохранности земельного участка семьи.


“Женский дар” и приданое считались собственностью жены. В случае смерти мужа или развода с ним она была единственной и полноправной хозяйкой этого своего движимого имущества. После смерти женщины дары переходили в собственность мужа и детей, а если женщина умирала бездетной, то ее ближайшим родственникам.

Такой свадебный договор, который назывался “покупкой невесты”, аналог современного брачного контракта, по своей сути был настоящей торговой сделкой, потому что по его условиям дочь семейства поступала в собственность мужа. Договор заключался только в присутствии родных с обеих сторон.

После заключения договора переходили к обряду обручения, во время которого соединяли руки жениха и невесты. Знаком совершения помолвки был молот Тора, который клался на колени сидящей невесты, чью голову закрывали покрывалом.

Брак, совершенный без помолвки, назывался поспешным и слабым и считался незаконным. Всякая законная жена должна быть, по старинному выражению, куплена дарами, или, по словам вестготского закона, даром и словом, то есть быть выданной замуж с согласия отца и совета родных по предварительному соглашению. Она называлась брачной и законной женой, а дети ее становились законнорожденными и имели преимущественное право на усадьбу и имущество отца.

Девушка, вышедшая замуж без обряда, сманенная, похищенная или военнопленная, считалась наложницей, каким бы ни было ее происхождение, и дети, прижитые в таком браке, назывались незаконнорожденными.


Добрачные отношения с девицами не приветствовались.

Так, конунг Харальд Прекрасноволосый, воспылав страстью к красивой дочери финна Сваей, пожелал в первую же ночь после знакомства возлечь с ней. Отец строго ответил королю, что тот может получить его дочь только после обмена брачными клятвами. Нарушение этого правила считалось тяжелой обидой не только невесте, но и всем ее родичам.


Если же во время путешествия сопровождавшему жену друга или чужую невесту викингу приходилось спать с ней на одной кровати, то древний обычай требовал, чтобы они клали между собой меч или доску.

Яркий пример такого правила мы находим в “Песне о Сигурде Победителе Дракона” в “Старшей Эдде”. Сигурд, чтобы помочь другу жениться на воинственной Брюнхильд, принимает его обличье, на своем волшебном коне преодолевает огненную стену, окружающую жилище невесты, и проводит у Брюнхильд восемь ночей, но ночью на ложе между ними всегда лежал его обнаженный меч, выкованный карликом Регином. Этот же обычай мы находим и во время рыцарства. Так, обнаженный меч лежал на ложе между Тристаном и Изольдой. Историки считают, что средневековый культ Прекрасной Дамы и система рыцарского отношения к женщине возникли под влиянием христианства и прежде всего поклонения Деве Марии – именно из германских обычаев в области брака и семьи. Эти обычаи нашли у скандинавов эпохи викингов наибольшее и полное развитие.


Отец заботился о чести жены, сестры и дочери точно также, как о своей собственной. Девичья честь и целомудрие были не только “лучшим украшением” девушки, но и непременным условием уважения со стороны сограждан и возможности хорошо и удачно выйти замуж.

Даже такой знак внимания со стороны кавалера, как легкий поцелуй, мог быть достаточным основанием, чтобы отец девушки потребовал, в соответствии с законами того времени, взимания с шутника большого штрафа – и это при условии, что поцелуй произошел по взаимному согласию “сторон”. Если же поцелуй был сорван юношей против желания девицы, то меры наказания ужесточались. И виновника могли приговорить даже к изгнанию с родины.

В древне шведском законе написано: “Если возьмешь женщину за руку, плати полмарки в случае жалобы ее, если возьмешь за руку – восемь марок, если за плечо – пять, за грудь – целый эйрир”. Вот так скандинавы блюли честь своих сестер и дочерей. В законах были прописаны даже наказания за порванное платье или сорванную с головы повязку!


Древние законы Швеции называют падшую девушку женщиной, зависящей от милосердия отца и матери. Родители могли поступить с ней так, как считали нужным: или прощали ее, или лишали прав честной дочери.

В Скандинавии ранние браки не были в обыкновении. Конечно, случалось, что замуж выходили и пятнадцатилетние девушки, однако такие случаи были очень редки. Как мы уже говорили выше, девушки во времена викингов отличались гордостью и разумностью и предпочитали подождать хорошего жениха, даже если ждать приходилось долго.


Как правило, замуж выходили не ранее двадцатилетнего возраста, а женились после достижения двадцати пяти, а чаще всего тридцати лет.

Случалось, что брак откладывался на долгие годы. Время отсрочки определялось при обручении: обыкновенно свадьбу откладывали на три года, в тех случаях, если невеста была очень молода или жених отправлялся в важное путешествие или морской поход. В таком случае девушка считалась названой женой.

Если жених не являлся по истечении оговоренного срока, невеста могла выйти за другого. Однако случалось, что жених задерживался долее определенного времени, невеста выходила замуж, и тут нежданно-негаданно являлся нареченный муж. Смыть оскорбление в таком случае могли либо кровью, либо выплатой виры. Особенно тяжелым оскорбление было, если нареченная жена выходила замуж за другого жениха до окончания отсрочки. В таком случае молодого мужа ждала смерть, если только ему самому не удавалось первому убить нареченного мужа.

Однако за девушкой все-таки оставляли право изменить свое решение. В одном шведском законе позднейшего времени говорится, что если “чувство женщины переменится” после законного обручения, то она обязана возвратить обручальные дары и заплатить 3 марки виры и, сверх того, для восстановления доброго имени жениха должна подтвердить в присутствии двенадцати мужчин, что “она не знает никакого порока или недостатка за женихом и его родней и не знала того во время его сватовства и обручения”. Тот же закон имел силу и при нарушении обещания со стороны жениха, но в этом случае дары невесте назад не возвращались. Если законно обрученная невеста три раза в течение года отказывалась выходить замуж за своего жениха, то он собирал родных и брал ее силой, где бы ни нашел, но она считалась законно взятой, а не похищенной.

В те времена, когда похищение девиц и чужих невест принадлежало к числу великих подвигов, поездка обрученной невесты в дом жениха нередко становилась опасной. Поэтому жених обыкновенно посылал за ней вооруженную дружину друзей и родичей. Они должны были взять девушку под свою защиту и отвезти к супругу. Такая дружина называлась дружиной невесты. Возглавлял ее дружка. Когда дружина невесты прибывала в дом ее отца, то первым делом требовала от хозяина гарантий мира и безопасности. После полученных гарантий приехавшие посланцы жениха отдавали хозяину усадьбы оружие и седла, которые запирались в особом помещении. Дружка вместо жениха принимал приданое невесты. После нескольких дней пиршеств дружина невесты вместе с ней, ее отцом и близкими родными ехала в дом жениха, где и справлялась свадьба. Вечером невеста торжественно провожалась на брачное ложе. На другой день, в вознаграждение за девственность, жених делал ей подарок, называвшийся утренний дар.

С этого утра невеста становилась законной женой и хозяйкой усадьбы. Ей передавалась связка ключей от всех строений. Связка всегда находилась у хозяйки, и только она, полновластная правительница в усадьбе, решала все хозяйственные вопросы: в ее ведении были заготовка провианта и приготовление еды, стирка и уборка, починка платья, тканье и вязание. Именно она отдавала приказы служанкам, работникам и рабам.


В древнескандинавском языке были специальные слова, которыми обозначались права и обязанности хозяйки усадьбы: это “заведывание” ключами и домом, или внутреннее управление усадьбой. Существовал еще и особый правовой термин – внешнее управление домом. Но это уже было обязанностью хозяина.

Именно мужчина, хозяин усадьбы, решал вопросы покупок и продаж чего бы то ни было, поездок к родным и на тинги, вопросы замужества дочерей и женитьбы сыновей. Поскольку родовые связи были очень сильны в те далекие времена, то женщина всегда стремилась поддерживать связь со своими родичами и очень часто в спорных вопросах принимала сторону отца и братьев. Поэтому муж старался не особенно часто отпускать жену к отцу. Кроме того, жена без спроса не могла оставаться у своих родных более назначенного мужем срока.


Муж мог наказывать жену так, как хотел. Однако он рисковал, в случае нанесения жене тяжелого оскорбления, столкнуться с ее родичами, у которых было законное право вмешиваться в ее жизнь в случае необходимости. Если у жены были на то серьезные основания, она могла обратиться за помощью к отцу или старшему брату и всегда получала ее. Неверного мужа или мужа, избившего жену, в лучшем случае могли призвать к ответу на тинге, а в худшем – убить.

С женщинами находили постыдным не только драться, но и даже браниться. Оправданием “колотушек” могло служить только беспутство жены.

Женщины во времена викингов умели бороться за свои права и не боялись показаться смешными или нелепыми в глазах окружающих. Так, в “Саге о Ньяле” рассказывается об Унн дочери Мёрда, которая не боялась признаться отцу (а впоследствии вынести дело о разводе на всеобщее обсуждение) в том, что ее муж “не может быть ей мужем, и нет ей от него никакого прока, как от мужчины, хотя во всем прочем он не отличается от других”.

Женщины викингов были не только хранительницами очага, но также древних обычаев и традиций, а часто и семейной чести. В сагах есть великое множество примеров, когда именно женщины подстрекали своих мужей отомстить за поруганную честь рода кровью и не брать виру – презренный металл.


Женщины, в случае необходимости, готовы были сами возглавить дружину и вмешаться в “боевые действия”, принимая самые неожиданные решения.

Так, в “Саге о Греттире” рассказывается, что однажды хозяева хуторов в Исландии, которые ограбил Греттир, схватили его и решили повесить. Проезжавшая мимо Торбьёрг, хозяйка с Озерного Фьорда, была, как говорит сага, “женщиной недюжинной и большой мудрости”. Она решила вмешаться в творившееся, по ее мнению, бесчинство, ибо негоже было “людишкам” без особого рода вешать такого знатного человека, как Греттир, хоть и была бы ему такая казнь “по заслугам”. Однако отпустить просто так Греттира она не захотела, а потому потребовала от него клятвы “не бесчинствовать более на Ледовом Фьорде” и “не мстить никому из тех, кто участвовал в нападении” на него. Когда Греттир дал ей такую клятву, тогда Торбьёрг освободила его и пригласила погостить у нее в усадьбе до приезда мужа. Это, как говорит сага, “очень прославило ее по всей округе”. Но подобный поступок вовсе не обрадовал ее мужа Вермунда – и он потребовал от жены объяснений. “Я сделала так потому, что было у меня на то много причин, – отвечала ему Торбьёрг. – И первое, что тебе будет больше почета, раз у тебя жена на такое отважилась. Кроме того, Хрефна, родственница Греттира, того бы хотела, чтобы я не допустила убить его. А третье, что и сам он великий герой во многом”. Вермунд остался доволен объяснением жены и отвечал ей: “Всем ты мудрая женщина, и прими от меня благодарность”.


Женщина пользовалась многими правами в обществе. Она могла унаследовать права вождя общины и при этом могла оставить себе “должность” жреца местного храма.

Так, в одной из саг рассказывается о женщине по имени Стейнвёр, которая была жрицей в храме и содержала его на собственные пожертвования и пожертвования прихожан.


Женщина могла владеть собственностью и управлять ею. Она могла наследовать землю не только после смерти мужа, но и после смерти детей, у которых не было иных близких наследников.

В некоторых областях Скандинавии дочь могла претендовать на наследство родителей наряду с сыновьями. А мужчина мог считаться законным отпрыском королевского рода и претендовать на престол, если королевские предки были у него в роду только по материнской линии.


С женами викинги не только предпочитали не ссориться, но случалось и так, что были среди них “подкаблучники”.

В “Саге об Олаве Святом” рассказывается о Торберге сыне Арни, который согласился спрятать в своей усадьбе исландца Стейна сына Скафти против собственной воли, поскольку исландец был объявлен вне закона конунгом Олавом. Однако Торбергу пришлось укрывать преступника только потому, что так захотела его жена Рагнхильд, пригрозив, что если уедет Стейн, с ним уедет и она, и ее сын Эйстейн Тетерев. Укрывательство исландца было поставлено Торбергу в вину не только посторонними людьми, но и ближайшими родичами. А его брат Финн сказал, что “плохо, когда верховодит женщина и когда жена заставляет нарушать верность своему конунгу”.


Жены древних скандинавов, как уже стало понятно, отличались суровым характером. Но они умели и любить – любить “до гробовой доски”.

Уже стал хрестоматийным пример из “Саги о Ньяле” о верности жены Ньяля Бергторы. Когда сыновей Ньяля пришли сжечь в доме их недруги, то, в соответствии с кодексом чести викингов, самому Ньялю, уже очень пожилому человеку, и его жене было предложено покинуть дом, потому что “могли они погибнуть в огне безвинные”. Но Ньяль отказался, потому что, по его словам, был “человеком старым и едва ли смог бы когда-нибудь отомстить за своих сыновей, а жить с позором не хотел”. Бергтора же просто сказала, что “была отдана Ньялю молодой и пообещала ему, что будет у них одна судьба”, и предпочла сгореть заживо в доме с мужем и своими детьми и внуками.

Не чужда была женщинам тех далеких времен и ревность. Все в той же “Саге о Ньяле”, которую считают одной из самых известных, рассказывается об исландце по имени Хрут. Он зимовал со своим кораблем в Норвегии у конунга Харальда Серая Шкура и стал жить с матерью конунга Гуннхильд, которая была известна своим умением колдовать. Когда же Хрут собрался вернуться в Исландию и жениться там, это вызвало у Гунн-хильд вспышку ревности, и на прощание она обняла Хрута и подарила ему золотое обручье, сказав: “Если моя власть над тобой так велика, как я думаю, то ты не будешь иметь утехи в Исландии с девушкой, которая у тебя на уме. А с другими женщинами ты добьешься, чего хочешь”. Так оно и вышло. Хрут не смог жить с женой. “Когда он приходит ко мне, – жаловалась она, – плоть его так велика, что он не может иметь утехи со мной, и, хотя мы оба всячески стараемся, ничего не получается”. В результате они развелись. Надо сказать, что колдовство Гуннхильд было направленным, а месть необыкновенно изощренной: с другими женщинами, кроме жены, у Хрута все получалось.


Не менее сильной бывала и любовь мужчин.

В “Саге о Гуннлауге Змеином Языке” приводится рассказ о великой любви Гуннлауга и Хельги, которая была обманом выдана замуж за Хравна, который любил ее не меньше Гуннлауга. Он даже пошел на бесчестный поступок и поступил низко, исподтишка нанеся ему смертельную рану лишь потому, что не мог “уступить ему Хелыу Красавицу”. После смерти Гуннлауга и Хравна Хельга была отдана отцом замуж за Торкеля, человека богатого и достойного, кроме того, хорошего скальда. Он также очень любил ее и, когда Хельга умерла у него на руках, бросив последний взгляд на подаренный Гуннлаугом плащ, сочинил такую вису:

Умерла сегодня
Добрая жена моя.
На руках у мужа
Богу жизнь вручила.
Без нее в живых мне
Тяжело остаться 30 .


В обществе того времени, как мы уже говорили выше, были разрешены и разводы. Поводом для развода могло быть как недовольство мужа женой, так и наоборот. Однако причины для развода должны были приводиться сторонами очень серьезные.

Если муж отсылал жену домой к ее родным без объяснения причин, то он наносил им смертельную обиду и, кроме того, должен был вернуть приданое жены и обручальные дары, а также все сделанные любым человеком и им самим жене подарки во время брака.


О расторжении брака надо было объявить в присутствии свидетелей у супружеской кровати, потом у главных дверей дома и, наконец, на тинге.

Жена не могла взять с собой при разводе имущество, если совершила преступление или заслужила гнев мужа – например прелюбодеянием. Замужняя женщина, уличенная в этом преступлении, немедленно теряла все свои права и изгонялась из дома в том, в чем была. По предписанию одного закона того времени, “муж должен привести неверную жену к порогу, сорвать с нее плащ и, отрезав у ней половину одежд сзади, вытолкнуть за дверь”.


Жены также могли требовать развода. Однако если они покидали дом мужа без достаточной причины, то не могли требовать вернуть им приданое и дары. Мужья могли принудить таких жен вернуться.

В одной саге рассказывается, как Хельги, дочь исландца Торадда, в отсутствие мужа Торгильса ушла от него к отцу, так как ей не нравилось жить с мужем, который был намного старше ее. Когда Торгильс вернулся домой и узнал об отъезде жены, он вооружился и поспешно отправился в усадьбу тестя. Он вошел в дом в полном вооружении и, не говоря ни слова, взял Хельги за руку и увел с собой. Скафти, брат Хельги, хотел было со своими людьми гнаться за ним, как за похитителем сестры, но Торадд сказал ему: “Торгильс взял ему принадлежащее, и потому я запрещаю его преследовать”. И Торгильс удержал жену у себя силой. Однажды, когда они сидели на дворе, по двору петух гонялся за курицей и бил ее. Курица отчаянно кудахтала. “Видишь ли эту картинку?” – спросил Торгильс Хельги. “Что ж это значит?” – спросила она. “То же самое может случиться с тобой”, – отвечал Торгильс. Тут уж пришлось Хельги умерить свою гордыню, и с тех пор они жили хорошо друг с другом.


Но если муж отказывал жене в необходимом, не заботился о ней и детях, дурно обходился с ней, обижал ее родных или из трусости не хотел помочь им защититься от врагов или исполнить долг чести, то жена имела законные причины искать развода с таким мужем.

В сагах есть много примеров, когда жены разводились с мужьями или угрожали возвратить им ключи, если они не помогали их родным в беде или не защищали честь рода. Бездействие, трусость и невыполнение клятвы почитались ужасным грехом и очень веской причиной для развода.

В “Саге о Хёрде и островитянах” есть рассказ об исландке Торбьёрг, объявившей на тинге, что она погубит всякого, кто убьет ее брата, Хёрда, хотя ее муж, Индриди, принадлежал к числу злейших его врагов.

Хёрд не отличался мягкостью характера и особой добротой к сестре. Он даже хотел сжечь усадьбу Индриди и его самого. Он предложил сестре покинуть дом, но она отказалась, сказав, что навсегда останется с мужем. Когда же островитяне и Хёрд притащили к дому вязанки дров, Индриди и его людям, благодаря вещему сну Торбьёрг и заранее подведенному к дому ручью, удалось погасить огонь. Но Хёрд и тут не успокоился и вместе с другими отвел от дома ручей. Его сестру и ее мужа спасло лишь прибытие подмоги. Однако Торбьёрг по-прежнему продолжала защищать брата и объявила во всеуслышание, что будет за него мстить.

Хёрд вскоре убит был Торстейном Золотая Пуговица. Индриди, который тоже участвовал в той битве, вернулся домой и в присутствии свидетелей рассказал о смерти зятя жене. Торбьёрг узнала, что брата ее убили ударом в спину, когда он был безоружен. Вечером, когда супруги отправились спать, Торбьёрг попыталась зарезать в постели мужа, но тому удалось перехватить нож и при этом сильно поранить руку. Индриди спросил жену, что надо сделать, чтобы она простила его. Торбьёрг потребовала у него головы Торстейна, в противном случае угрожая разводом. На другой день Индриди убил его и принес голову жене. Но Торбьёрг согласилась помириться с мужем и быть ему всегда верной женой еще при одном условии: она пожелала взять к себе в дом жену и детей убитого брата. Муж позволил это, и все хвалили поступок Торбьёрг, говоря, что она честная женщина.


Кроме того, разводиться “без проблем” жёны могли еще и в случае, если супруг обнищал и не мог содержать семью, причинил жене вред или нанес смертельную обиду, а также, если муж вел себя недостойно – например, носил женскую одежду. Кроме того, жена имела право потребовать развода, если после свадьбы муж отказывался передать ей ключи.

Разведенные супруги могли вступать во вторичный брак. Если же смерть расторгала брак, оставшийся в живых супруг имел полную свободу вступать в новый союз. Многоженство не было в обычае, однако не считалось нарушением святости брака, если муж имел много наложниц.

Скандинавы очень любили женщин, и конунги и другие знатные люди часто имели большое количество наложниц. Немецкий епископ Адам Бременский даже с негодованием писал, что шведы в соответствии со своим достатком могли иметь не одну, а несколько жен. Однако историки полагают, что речь шла не о законных супругах, а о наложницах или рабынях.


Девушки-рабыни сопровождали дружины норманнов в походах и торговых поездках. Они не только прислуживали своим господам, но использовались и для любовных утех. Кроме того, их основная ценность заключалась в том, что они были товаром, который можно было продать на Востоке намного выгоднее, чем меха или моржовую кость.

Арабский купец Ибн Фадлан, повстречавший “русов” (свеев) на Волге, писал: “Они прибывают из своей страны и строят на берегу реки большие дома из дерева, и собираются в таком доме по десять или двадцать человек, и у каждого – своя скамья, и с ними девушки – восторг для купцов. И вот один из них сочетается со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. Иногда же соединяются многие из них в таком положении один против другого”.


Рожденные от таких связей дети считались незаконными, однако в случае необходимости или по желанию отца могли наследовать его имущество и даже усадьбу. Многих незаконнорожденных детей ждала незавидная участь: по повелению хозяина усадьбы, который часто и был их отцом, их могли утопить или отнести в лес на съедение диким животным.

В одной из саг читаем: “Когда Исландия была еще совсем языческой, существовал такой обычай, что люди, которые были бедны и имели большую семью, уносили своих детей в пустынное место и оставляли там”. Такой обычай существовал и в других Скандинавских странах.

Очень часто рабы, относившие детей в лес, выбрав место, близкое к какому-нибудь жилью или большой дороге, клали их между камней или в дуплах деревьях, стараясь сохранить младенцам жизнь – и часто преуспевали в этом, ибо случалось, что такие дети, оставшись в живых, бывали заботливо воспитаны теми, кто находил их.

Детей, как тогда говорили, “бросали”, если семья, по причине крайней бедности, не могла прокормить ребенка, если младенец был незаконнорожденным, что могло нанести бесчестье семейству, или мать которого по какой-нибудь причине не была любима отцом, или если их рождению предшествовали вещие сны, предвещавшие несчастья и беды, которые придут в семью с новорожденным.

Так, в “Саге о Гуннлауге Змеином Языке” рассказывается о рождении у Торстейна красавицы-дочери Хельги. Незадолго до ее рождения отцу приснился сон, который, будучи истолкован одним мудрым норвежцем, гласил, что к Хельге будут свататься два знатных человека, будут биться друг с другом из-за нее и оба погибнут в этой битве. Отец принял решение “бросить” девочку, но мать сохранила ей жизнь, тайком отправив к своей родственнице. Предсказание сбылось – и в свое время из-за Хельги действительно сразились двое знатных людей и оба пали в той битве.


Языческий обычай “выноса” детей продержался в Исландии еще некоторое время после официального принятия там христианства альтингом в 1000 году.

В “Саге об Олаве Святом” рассказывается, что “Олав конунг подробно расспрашивал о том, как христианство соблюдается в Исландии. Он считал, что оно там плохо соблюдается, раз законы там разрешают есть конину, выносить детей и делать многое другое, что противоречит христианской вере и что делали язычники”.


Однако выносить детей в более поздние времена разрешалось только бедным семьям.

В “Саге о Виги” X века говорится, что во время чрезвычайно жестокой зимы местный священник предложил пожертвовать храму денег, младенцев “вынести”, а стариков убить – в силу сложившихся невыносимых обстоятельств жизни и реальной угрозы для сильных членов общества умереть.

После принятия христианства законы всех Скандинавских государств особо “оговорили” системы штрафов за умерщвление ребенка и сам процесс признания ребенка мертвым. Так, в шведском законе “Гуталаг” указывается, что каждая роженица должна заранее указать своим родным, где она собирается рожать. В случае гибели ребенка свидетели должны подтвердить, что он умер своей смертью. А вообще, говорит закон, следует вскармливать каждого ребенка, а “не выбрасывать его”.


Новорожденного клали в доме на пол, и никто не смел поднять его до тех пор, пока отец не решал, бросить его или принять в семейство. В последнем случае его поднимали с земли и относили к отцу, который брал его на руки, обливал водой и давал ему имя. Это называлось носить детей к отцу. Само имя служило оберегом, было олицетворенным, значимым и обладало большой силой.

Вспомним хотя бы общеизвестный факт, что русский народ считал непозволительным называть черта его же собственным именем – особенно в определенные дни, – чтобы не накликать беду, чтобы нечистый не услышал и не явился на зов.

Общеизвестно, что имена различных народов являются одной из важных составляющих народного духа и всегда преисполнены глубокого смысла. В древности имя значило столь много и обладало столь великой силой, что назваться именем другого человека значило нанести ему вред. В Древней Руси великие князья, приняв христианское имя после крещения, скрывали его от окружающих, опасаясь ворожбы 31 .

Конечно, кто-то может возразить, что имена русские не имеют ни малейшего отношения к именам древнескандинавским – и будет совершенно не прав, ибо любое имя в любом языке, а уж тем более в столь давние времена, когда люди стремились оградить себя от таинственных и магических сил природы, было олицетворенным и несло в себе определенную информацию, служило оберегом 32 .


В семье древних скандинавов ребенку, прежде всего мальчику-наследнику, старались дать родовое имя чаще всего в честь умершего предка, чтобы новорожденный сразу после появления на свет мог войти в мир рода.

Родовое имя связывало ребенка с историей семьи и передавало эту связь в будущее. Поэтому неудивительно, когда в ребенке начинали видеть родича, в честь которого он назван. В “Саге об Эгиле” говорится: “У Скаллагрима и Беры было очень много детей, но все они вначале умирали. Потом у них родился сын, и его облили водой и назвали Торольвом. Он рано стал высок ростом и очень хорош собой. Все как один говорили, что он очень похож на Торольва сына Квельдульва, по которому он был назван”.

В “Саге о Сверрире” Олав Святой называет конунга во сне Магнусом, тем самым как бы принимая в свой род и благословляя, потому что имя Магнус значит “Великий” и “принадлежало” многим знаменитым королям, в том числе сыну и наследнику Олава Святого Магнусу Доброму.


Обливание водой было древним обрядом, во время которого ребенок посвящался богам. С этой минуты на него смотрели, как на вступившего в родство. Убить такое дитя считалось преступлением.

В отсутствие отца, а иногда и при нем, обязанность обливания и назначения имени ребенку принимал на себя другой; для того обыкновенно избирали значительных и богатых людей; так, по крайней мере, было у знатных. Этот обряд полагал начало самым тесным взаимным отношениям между восприемниками и их крестниками и обязывал их к взаимной дружбе и приязни.


Когда у детей прорезывались зубы, отцы обыкновенно делали им подарки – рабов или какие-нибудь драгоценные вещи. Эти подарки назывались зубной скот. До 15 лет дети жили в полной свободе и проводили время с другими своими сверстниками в занятиях, свойственных их возрасту: дочери учились у матерей ткать, шить и другим женским рукоделиям, а сыновья занимались военными упражнениями. Нигде не упоминается в сагах, чтобы отцы жестоко наказывали сыновей, однако в случае сильного гнева они прогоняли их из своих домов.

Детей часто отдавали на воспитание умным и рассудительным друзьям или родичам. Если кто хотел другому оказать свое уважение и приязнь или еще теснее сойтись с ним, то обыкновенно вызывался взять его сына на воспитание и в знак того, что принимал все отцовские обязанности, сажал ребенка к себе на колени, почему взятые на воспитание дети и назывались в старину сидящими на коленях.

Отдавали детей (прежде всего сыновей) на воспитание в дома мудрых людей вдовы и отцы-викинги, которые сами не могли воспитывать сыновей. Если у мальчиков не было родных отцов, воспитатели должны были награждать их имуществом и устраивать их счастье. Так, Ньяль смог “достать” названому сыну не только выгодную невесту, но и должность судьи в Исландии.


Погубить приемыша или причинить ему какой-нибудь вред почиталось низким делом.

ПРИМЕЧАНИЯ

25. Ожерелье Брисингов – знаменитое золотое ожерелье Фрейи, которое подарили ей подземные карлы Брисинги, предупредив, что оно принесет много несчастий асам. С этим ожерельем связано несколько мифов (см. пересказ в приложениях).

26. Тор ездит в колеснице, запряженной двумя козлами.

27. Муж Сив – Тор.

28. Вар – богиня обетов.

29. Пер. С. Свириденко.

30. Пер. M. И. Стеблин-Каменского.

31. Память народная связала определенные черты характера отдельных людей с именами, отметив наиболее яркие их проявления в метких высказываниях. Реестр таких характеристик сохранился в фольклорных произведениях русского народа:

Постоянная дама Варвара
Великое ябедство Елена

Толста да проста Афросинья
Хороший голос Домна
Взглянет – утешит Арина
Обещает не солгать Софья
С поволокой глаза Василиса
Наглая спесь Маримьяна
Песни спеть Дарья
Худое соврать Агафья
Промолвит – накормит Марина
Черные

НОРМАННЫ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

(от Nord и mann, букв. «северные люди») – общее название северогерманских племен, проживавших на территории Скандинавии. Норманны были известны как умелые мореплаватели и прославились своими грабительскими набегами.

Тяга к освоению новых территорий была вызвана отсутствием у норманнов необходимого количества ресурсов для поддержания существования быстро развивающихся племен. Достижения норманном в области кораблестроения позволяли северным путешественникам совершать плавание не только в северных морях, но и в Атлантике и Средиземном море.

Экспансия норманнов в Европе началась с конца VIII в. Нападениям на первом этапе подвергались Западно-Франкское королевство, побережье Британии, Исландия. От тактики периодических набегов норманны постепенно перешли к заселению захваченных территорий.

В 911 г. король франков Карл III Простоватый согласился уступить норманнам приморскую часть Нейстрии, при условии, что их предводитель Роллон, признает себя вассалом короля и примет христианскую веру. Таким образом, Роллон (после крещения Роберт) стал родоначальником династии нормандских герцогов. В Нормандии завоеватели быстро ассимилировались под влияние местного франкского населения.

Представителям нормандской династии удалось утвердиться и в Англии. После битвы при Гастингсе и смерти англо-саксонского короля Гарольда Годвинсона в 1066 г. Вильгельм Нормандский, известный как Вильгельм Завоеватель, стал правителем Англии. Вместе с Вильгельмом Нормандским в Англию были привнесены многие элементы французской культуры, французское государственное устройство, а также французский язык, истинно норманнских составляющих в ментальности завоевателей во второй половине XI в. сохранилось немного. Помимо королевства фраков и англо-саксонских земель норманны проникали в Шотландию, Ирландию, Южную Италию и на Сицилию. Норманны занимались не только грабежами, но и торговлей. Благодаря значительному развитию флота, норманнам удалось дойти до Багдада по рекам Европы и через Каспийское море. Многочисленные археологические находки подтверждают активность ведения норманнами торговых отношений. Вероятно, термин «норманны» можно считать синонимичным к терминам «викинги» и «варяги».

Иллюстрация:

Гобелен из Байё. конец XI века.

Автор статьи: Медведь А.О.

Литература
  • Барлоу Фрэнк. Вильгельм I и нормандское завоевание Англии / Пер. с англ. под ред. С. В. Иванова. — СПб.: Евразия, 2007
  • Горелов М. М. Датское и нормандское завоевания Англии в XI веке. — СПб.: Алетейя, 2007
  • Буайе Режи. Викинги: История и цивилизация. Пер. с фр. — СПб.: Евразия, 2012
  • Гуревич А. Я. Походы викингов. — М.: Книжный дом «Университет», 2005. — 2-е изд.
  • Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1985
  • Сванидзе А. А. Викинги — люди саги: жизнь и нравы. — М.: Новое литературное обозрение, 2014

Под Уссурийском сошлись в бою «викинги» и «норманны» » Новости Владивостока и Приморского края

Занятия «живой историей» — это не просто попытка изготовить заново предметы, найденные археологами, а воссоздать ушедшую эпоху, пусть даже эпизодически. Под Уссурийском прошла реконструкция исторических боёв. Сражения норманнов со сводными отрядами викингов увидела и наша съемочная группа…

Реконструкция средневековья, зрелищная и масштабная объединила более ста участников со всего Дальнего Востока. «Викинги» и «норманны» бок о бок жили и занимались ремеслами на протяжении четырех дней, не забывая отрабатывать тактические манёвры настоящего боя.

В этих шатрах — реконструкторы из Биробиджана и Хабаровска. Девушки рукодельничают; «викинги» обсуждают тактику предстоящего сражения и отрабатывают боевые приемы. Дмитрий из Хабаровска показывает приёмы игры клинком.

Дмитрий Проскурин, «варяг на службе у князя Новгородского»: «Переброс… очень просто, когда меч нужно срочно вернуть обратно в боевую позицию, вместо того чтобы он зашел за себя, делают вот такое вот движение и наносится сразу же удар».

Дмитрий виртуозно превращает «Девяточки» в «Дюжины».

В соседнем лагере готовят пищу и варят средневековый компот. Зажиточная горожанка перебирает струны лиры.

Виктория долго и тщательно создавала свой образ, изучала источники, спорила с паспортистами мероприятия. Так появилась дочь богатого горожанина из Нормандии начала XII века.

Виктория Шандыбина, «зажиточная горожанка конец X — начало XII вв., Нормандия»: «На самом деле это все натуральный шелк, натуральный лен, все с подкладом, шить очень долго, сложно и, несомненно, дорого! Потому что натуральные ткани сейчас дороги, дороги так же, как и в средневековье. В моих руках реконструкция средневековой лиры, её делали своими руками ребята из нашего клуба».

Чтобы не нанести увечий, мечи и клинки во время показательного боя не заточены, а наконечники копий и стрел спрятаны в кожаные или тряпичные чехлы. И вот призывно зазвучал боевой барабан.

Был еще круг «Одина» где воины сражались друг против друга, круг «Локи», в котором одного можно было атаковать группой и в этом сражении единственным выжившим стал Даниил Самойленко из Владивостока.

Ирина Чумак, зритель: «В этот раз очень понравилось, зрелище захватывающее, такого больше нигде не увидишь! В том году была с подругой, в этом году маму привела, чтобы посмотрела, очень нравится».

– А маме нравится?

– Да! Все очень реалистично!

Были еще штурм крепости, стрельба из лука, средневековая музыка. Важнее другое — историческая реконструкция оживляет старые ремесла, воссоздает ушедшую эпоху, пусть даже эпизодически.

 

 


Источник: “Вести:Приморье” [ www.vestiprim.ru ]

Настоящая игра престолов, сезон III, часть 2. Уэльс: Хивел Добрый и Рис Хитрый

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Наиболее успешные короли и принцы Уэльса старались с англосаксами, а потом и норманнами, дружить, насколько это было возможно, и перенимали их привычки, в том числе строили замки

Любой народ, выбирая себе героев из прошлого, особенно не задумывается об их побудительных мотивах. Крайне сомнительно, что те валлийские короли, которым удалось хоть в какой-то степени объединить страну, руководствовались гуманитарными соображениями и мыслями о построении нации. Почти наверняка ими правила жадность (чем больше земель, тем лучше), агрессивность (а вот сейчас я вас завоюю, нечего у моих границ селиться) и стремление к богатству (чем больше земель, тем больше налогов).

И Родри Великий, и его внук Хивел Добрый действовали исключительно из собственных эгоистических интересов, что, правда, не означает, что их дело полностью пропало.

Родри удалось первым хоть как-то объединить страну после ухода римлян и до прихода норманнов, и пока он был жив, все шло прекрасно. Но стоило ему умереть, и все вернулось на круги своя: относительно большое собранное им королевство было поделено на значительно меньшие части между его сыновьями.

Выжить в одиночку этим микрокоролевствам было не под силу, в результате чего их правители, кто раньше, кто позже, стали признавать верховенство англосаксов. Потеря абсолютной независимости компенсировалась относительной безопасностью, поскольку соседи тоже понимали, что к чему, и лезть против вассалов сильных восточных королей опасались.

Будем считать этот расклад одним из первых примеров договора о коллективной безопасности.

Хивел практичный

Подпись к фото,

Хивел Добрый в документальном фильме Би-би-си “Повесть Уэльса”. Поскольку никто не знает, как он выглядел, можно поверить и в этот образ. Опять же, в руках какой-то свиток, сразу видно, что перед нами человек образованный и думающий

Хивел, которого при его жизни никто не называл Добрым, был внуком Родри Великого и, видимо, унаследовал умение деда грамотно просчитывать ситуацию. Все началось с того, что Хивел с папой, королем Сейсиллуга Каделлом, присоединили к своей вотчине соседнее королевство Дивед.

По поводу того, как именно они это провернули, есть две версии: первая – что Хивел удачно женился на дочери его последнего короля Хливарха (или Лливарха), вторая – что Каделл с Хивелом его просто завоевали.

Против первой версии говорит то, что женщины по валлийским законам наследовать престол не могли. Как бы то ни было, но после смерти отца он оба королевства объединил, назвав расширенную вотчину Дехейбартом.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Раскрашенная статуя Этельстана на соборе в Рипоне. Этельстан, так же как и римляне, считал, что вся терриория Британских островов должна находиться под одной короной, а корона эта должна быть на его голове

И вот тут Хивел и продемонстрировал свою практичность, что до сих пор несколько омрачает его достижения в деле валлийской независимости: он признал англосаксонского короля Этельстана своим верховным правителем.

Вассальная зависимость обходится недешево, но она не так плоха, как о ней думают

Прозорливости и практичности Хивела можно поаплодировать, потому что он явно знал, с кем имеет дело. Этельстан был первым англосаксонским королем, который стал королем всей Англии. Это было очень полезно для англичан, но крайне опасно для всех остальных, потому что он жаждал объединить под своей короной не только всю Англию, что ему удалось, но и всю Британию.

Шотландцев в свое время от неизбежного завоевания спасла только смерть Этельстана.

Автор фото, Amgueddfa Cymru – National Museum Wales

Подпись к фото,

Серебряные пенни Хивела Доброго, отчеканенные на монетном дворе англосаксонского короля. Хивел, кстати, был единственным валлийским королем, которому удалось пустить в обращение собственную монету

Формальное признание короля Англии сюзереном и, увы, довольно крупная дань обеспечивали вассальным правителям безопасность, почти полную независимость и возможность заниматься делами своего королевства, вместо того, чтобы постоянно сражаться с превосходящими силами противника.

Относительно подчиненный Хивел настолько не вызывал у Этельстана тревоги, что тот даже разрешил ему чеканить монету не где-нибудь, а на английском монетном дворе в Честере.

После смерти первого короля всей Англии прозорливый валлиец перенес дружбу на его сына, Эдмунда, и грамотно не стал принимать участия в восстании других королей Уэльса против его власти, что дало Хивелу возможность в скором времени присоединить к своей вотчине еще два валлийских королевства: Поуис с Гвинедом.

Для Хивела и его королевства, в состав которого входила почти вся нынешняя территория Уэльса, наступили золотые времена: соседей не осталось, англосаксы не беспокоили, и он воспользовался покоем с пользой, создав первый валлийский свод законов, который действовал вплоть до XVI века, когда его полностью отменил Генрих VIII. Вообще-то это с его стороны было большим свинством, потому что династия Тюдоров имела валлийские корни.

Не факт, что Хивел был добрым, но явно был мудрым

Автор фото, Seth Whales

Подпись к фото,

Мраморный Хивел Добрый в зале “Героев Уэльса” Кардиффской ратуши. У скульптора была полная свобода действий, потому что как он выглядел, не знает никто

Сейчас совершенно невозможно сказать, кто и как составлял кодекс законов Хивела Доброго. Если верить популярной версии, то Хивел собрал грамотных людей, скорее всего, монахов, по всей стране, разместил их в одном из своих охотничьих домиков (домик, видимо, был довольно большим) и велел им создать свод законов, который был бы практичным, конкретным и понятным. Грамотные люди трудились весь Великий пост, перебрали кучу имеющихся законов и правил, выкинули те, которые устарели, сохранили и расширили те, которые представлялись полезными, и сочинили те, которых не хватало.

История прекрасная, но, скорее всего, выдуманная, потому что в хрониках нет абсолютно никаких даже намеков на этот эпохальный юридический саммит.

По большому счету, не так важно то, как именно новый кодекс появился на свет. Главное, что по средневековым, и даже, отчасти, современным меркам, он был невероятно прогрессивным.

Законы Хивела Доброго

Автор фото, Nftional Library of Wales

Подпись к фото,

Видимо, для того, чтобы все поняли, о чем идет речь, свод законов сопровождался иллюстрациями. За намеренную порчу чужого тела, в том числе и за выдирание волос, полагался штраф

Весь свод законов делился на две части: законы двора, в которых говорилось о порядке наследования, аристократической иерархии, титулах и связанных с ними обязательствах, и законы страны, имевшие дело с землевладением, уголовными, как бы мы сказали сейчас, преступлениями и правами подданных, в том числе и женщин.

У них, кстати, прав было гораздо больше, нежели в других странах средневековой Европы, и уж точно больше, чем в законах, привнесенных позднее Вильгельмом и его норманнами.

  • если жена отдавала кому-нибудь что-то, что она отдавать права не имела (несколько туманно, но, вероятно, в те времена было понятно, о чем идет речь)
  • если муж заставал жену с другим мужчиной
  • если жена нелицеприятно высказывалась о бороде мужа или пыталась навести на нее порчу (тут моя фантазия иссякает)

Но и у жены было право с мужем развестись, например, в том случае, если он ей изменял.

Автор фото, NAtional Library of Wales

Подпись к фото,

Целующаяся пара, иллюстрация к латинской версии законов Хивела Доброго

Кроме того, брак считался соглашением, а не церковным таинством, разводиться можно было без проблем по обоюдному согласию, вора не наказывали в том случае, если он совершал кражу для того, чтобы спасти свою или чью-то жизнь, незаконнорожденные сыновья и дочери имели такие же права, что и дети законные, если отец такое потомство признавал, и любой человек мог подобрать на дороге три вещи: подкову, гвоздь и пенни.

Последнее несколько напоминает нынешние английские законы о том, что из леса можно “выносить” фрукты, листья, грибы и цветы.

Но главное отличие законов Хивела Доброго от современных им кодексов других европейских стран заключалось в том, что упор в них делался не на старый принцип “око за око, зуб за зуб”, а на компенсацию. (Современные юристы его бы очень хорошо поняли). Для этого был составлен специальный прейскурант, сколько следовало платить за поврежденную часть тела (цена за потерянный глаз и потерянную руку была разной), сколько за убийство, и сколько за поджог.

Автор фото, National Library of Wales

Подпись к фото,

У нас уже был Хивел кинематографический, Хивел средневековый, а это – Хивел образца 1909 года. Картина английского художника Хью Уильямса. Мудрый человек в золотой короне читает толстый том. На самом деле нам совершенно неизвестно, какую именно роль он играл в составлении кодекса, только ли одобрял, или еще и сочинял сам?

Компенсация полагалась и за изнасилование, которое считалось одним из видов воровства. В том случае, если до изнасилования жертва была девственницей, то суд это утерянное качество условно восстанавливал. Если же насильник штраф выплатить не мог, то ему отрезали тестикулы, чтобы больше он аналогичным образом грешить не мог. Насколько такой вариант отмщения считать прогрессивным – решайте сами.

Хивел умер в 949 году, и созданное им королевство очень быстро развалилось на несколько государств, которые снова принялись враждовать друг с другом. Этой вражде было суждено закончиться только после того, как Уэльс окончательно и бесповоротно стал частью английского королевства, то есть, когда все его жители, кто в большей, кто в меньшей степени, стали “гражданами второго сорта”.

Однако принятый Хивелом свод законов действовал в некоторых частях Уэльса еще 600 лет. Недаром в “Хронике принцев” о его смерти говорится следующее: “И Хивел Добрый, сын короля Каделла, глава и слава всех бриттов (валлийцев), умер”.

А потом пришли норманны

Автор фото, Brassknocker

Подпись к фото,

Норманны любое завоевание начинали с того, что строили замки. Они и в Гастингсе первым делом возвели небольшую крепостицу из заготовок, сделанных еще в Нормандии. Так что идея ИКЕИ родилась вовсе не в Швеции

Если кто-то в состоянии назвать единственную дату из британской истории, то, скорее всего, это будет роковой 1066 год, когда власть в Англии перешла от англосаксов к норманнам, приплывшим с Вильгельмом Завоевателем.

И поначалу им вообще-то было не до Уэльса, потому что и в самой покоренной Англии дел хватало, поэтому если они и предпринимали какие-то телодвижения в этом направлении, то делали это вяло и без обычного для них военного энтузиазма.

Однако Уэльс был у них на повестке дня, и, следуя отработанному сценарию, они сразу же приступили к строительству замков. Один из баронов и, по совместительству, родственников нового английского короля, Уильям Фиц-Осберн, был первым строителем укреплений вдоль англо-валлийской границы. Они служили прекрасной базой для того, чтобы постепенно отбирать у местных королей их владения и наводить страх на коренное население. Замок в Чепстоу, например, Фиц-Осберн начал строить всего через год после битвы при Гастингсе.

Тем не менее, завоевание Уэльса было делом долгим и, так и хочется сказать, нудным. В Англии был один король, и его гибель на поле боя автоматически означала победу.

В Уэльсе королей и королевств было существенно больше, ландшафт же, особенно в северных районах, был гораздо сложнее для ведения регулярных военных действий, но прекрасно годился для партизанской войны, на которую валлийцы были большие мастера еще со времен римлян. Таким образом, по словам валлийского археолога Ричарда Тернера: “Это тот случай, когда разъединенность Уэльса пошла ему на пользу”.

Но норманны были народом упрямым и Уэльс все-таки покорили, хотя на это у них и ушло 200 лет.

Уэльс пограничный и Уэльс в чистом виде

Первым делом норманны обосновались на юге, который стал называться Валлийской маркой. Честно говоря, это не самый удачный, хотя и признаваемый перевод, потому что Welsh Marches означает Валлийское пограничье. Норманны, получившие эти земли в личное пользование (давайте смотреть правде в глаза, попросту отобравшие их у местных владельцев), тут же принялись за строительство, утверждая таким образом свои права.

По окончании строительных работ замки пограничных лордов пунктиром протянулись от английского Честера на севере до Чепстоу на валлийском юге, служа постоянным и мрачным напоминанием о том, кто теперь в доме хозяин.

Сам же Уэльс разделился на две части: Уэльс пограничный (Marchia Walliae) и Уэльс в чистом виде (Pura Walliae). В первом коренные жители потеряли практически все права и стали жить по нормандским законам, во втором – законы Хивела Доброго никто не отменял, а власть по-прежнему была в руках валлийских принцев, хотя с этого момента их жизнь проходила под постоянной угрозой нормандской экспансии. В общем, все поменялось для всех сословий и по всей стране.

В последующие десятилетия норманны, будем для простоты считать их с этого момента англичанами, были слишком заняты своими внутренними делами, чтобы всерьез заняться Уэльсом. Но после того, как на английском престоле оказался правнук Вильгельма и первый из Плантагенетов, Генрих II , валлийцам в очередной раз пришлось туго.

Лорд Рис и Генрих

Подпись к фото,

Лорд Рис из “Повести Уэльса”. Он такой молодой и симпатичный, потому что первый раз принял участие в битве, когда ему было только 14 лет, и пользовался большим успехом у дам

В начале XII века в Уэльсе появился король, который был достаточно умен для того, чтобы не противостоять англичанам одной только силой – Рис ап Грифид, более известный как лорд Рис, хотя при жизни, скорее всего, его так никто не называл.

Его хитрость и политическая изворотливость оказались гораздо более полезными в борьбе с иноземцами, нежели традиционные военные действия, хотя о них он тоже не забывал. Для начала лорд Рис взял на вооружение (в прямом смысле) боевое снаряжение и боевые тактики восточных агрессоров – кольчуги, латы и кавалерию.

До восшествия Генриха на престол Рис был занят тем, что потихоньку, не силой, так смекалкой, собирал окрестные королевства под свою руку. Так уж получилось, что Генрих стал королем Англии примерно в то же время, когда Рис стал правителем королевства Дехейбарт.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Генрих II, первый Плантагенет. Объективно, он был не самым плохим королем Англии, но весьма опасным врагом. Рис это понял

Он, так же как и Хивел до него, признал английского короля своим сюзереном и получил возможность без помех заниматься валлийскими делами по своему усмотрению.

Правда, поначалу он тоже сопротивлялся и пытался сломить настырных англичан силой. Разумеется, из этого ничего не вышло: он потерпел поражение, был вынужден, скрипя зубами, признать английское верховенство, потерял большую часть своих владений, отказался от королевского титула и отправил сына заложником в Лондон.

Но в последующие семь лет, пока Генрих был занят английскими и, главное, ирландскими делами, Рис постепенно вернул утраченные позиции и даже присоединил к своим владениям некоторую часть земель приграничных лордов.

Земли-то он отвоевал, но положение его оставалось довольно хлипким. И вот тут ему крупно повезло, потому что целый ряд окопавшихся в Уэльсе английских баронов решили не останавливаться на достигнутом и последовать за Генрихом в Ирландию в надежде на новую добычу.

Генрих был неглуп и сразу же сообразил, что валлийцы воспользуются временным отсутствием англичан, чтобы устроить небольшое восстание. Эта перспектива его настолько обеспокоила, что он поспешил наладить со строптивым Рисом более дружеские отношения.

Они встретились в небольшим городке Ньюнэм на границе Уэльса и Англии. Рис обязался выплатить Генриху дань в размере 300 лошадей и 4000 голов скота. Это была огромная “взятка”, но в обмен он получал право оставить себе все земли, отобранные им у английских лордов. Кроме того, Генрих вернул ему сына и даже назначил его юстициарием Южного Уэльса.

Фактически Рис оказался королем (хотя и без титула) большей части Уэльса. Полученной властью он распорядился следующим образом: понастроил замков в нормандском стиле и стал покровителем нескольких монастырей.

Одним из них был цистерцианский монастырь “Страта Флорида”.

Монахи как двигатель экономики

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сейчас от монастыря “Страта Флорида” осталась только одна входная арка и фундаменты зданий, но при лорде Рисе это было огромное хозяйство

Цистерцианцы в ту пору были “в моде” – это был относительно новый орден, известный своей святостью и желанием буквально следовать заветам Св. Бенедикта, от которых, по их мнению, отошел их родительский орден бенедиктинцев. То, что Рису удалось стать покровителем цистерцианцев в своей вотчине, говорит и о его вполне реальной власти, и о его влиянии.

Кроме того, по словам профессора Университета Уэльса Джейн Бертон, цистерцианцы были первым валлийским, так сказать, “международным” монашеским орденом, со связями по всей Европе: от Испании до Ирландии. Таким образом, Рис до некоторой степени поставил себя на ту же ступень, что и другие европейские монархи.

Подпись к фото,

А вот так монастырь мог выглядеть в ту пору, когда в нем кипела жизнь и процветала торговля

Еще один немаловажный момент: монахи были весьма экономически полезными. Если бы в XII-XIII веках существовали паровые двигатели, то можно было бы сказать, что цистерцианцы были паровозом средневековой экономики.

Они занимались сельским хозяйством, перерабатывали шерсть, ловили и солили рыбу, заботились о больных и бедных, выступая одновременно и как создатели рабочих мест, и как социальные службы. Как вы понимаете, иметь свой собственный монастырь было очень и очень выгодно.

Подпись к фото,

Как правило, в средневековых монастырях братия делилась на две категории: на тех, кто большей частью работал физически, и тех, кто занимался умственным трудом: писал и иллюстрировал манускрипты, организовывал производственный процесс, следил за библиотекой, лечил больных, и так далее. Но трудились все. О цистерцианцах говорили, что если их отправить в совершенно пустое и дикое место, то через год вас встретят цветущие сады и колосящиеся поля

У Риса могли быть (и, скорее всего, были) и другие соображения. Святые братья своими молитвами помогали ему облегчить немалое количество совершенных грехов. И тут действительно посредничество монахов Рису требовалось позарез, потому что, кроме успеха в деле борьбы с англичанами, он еще мог похвастаться немалым успехом у прекрасного пола. У него было девять сыновей и восемь дочерей, причем, если верить слухам, матерью некоторых из них была его собственная племянница.

Впрочем, последние годы лорда Риса оказались совсем невеселыми. Генрих I умер, его наследник, Ричард I, хорошо известный нам как Ричард Львиное Сердце, не собирался признавать “особое положение” валлийского правителя. Рис, обидевшись, решил возобновить военные действия против своих английских соседей, но умер, так ничего и не добившись.

Не король, а принц

Автор фото, AlexD

Подпись к фото,

Львы последнего коренного принца Уэльского

К этому времени история Уэльса уже насчитывала более сотни больших и малых, мудрых и глупых, агрессивных и мирных королей, и сам титул несколько поистрепался. Не исключено, что именно поэтому будущие правители Уэльса стали именовать себя не королями, но принцами, от латинского слова princeps, то есть первый. И до того, как Эдуард I присвоил этот титул своему наследнику, у Уэльса были свои собственные, родные принцы Уэльские, последним из которых стал Хлуэллин ап Грифид. Но о нем в следующий раз.

Графика Олеси Волковой

«Норманны и Киевская Русь» читать онлайн книгу 📙 автора Андрея Амальрика на MyBook.ru

Значимость работы Андрея Амальрика оценить не только сложно, но и, практически, невозможно. Научной значимости нет. Но давайте по порядку.
Когда-то давно, в начале шестидесятых годов прошлого столетия, студент исторического факультета МГУ написал курсовую работу (!) по истории взаимоотношений Киевской Руси и Норманнов. После совета переделать данную работу и, естественно, отказа её переделывать, студент Андрей Амальрик был отчислен из университета. После этого он стал видным диссидентом, пострадал, отсидел, эмигрировал в Испанию, где и трагически погиб в автомобильной аварии. Но ни до отсидки, ни после неё, ни до эмиграции, ни во время её Андрей Амальрик не написал больше ни одной исторической работы. Почему же так превозносится данная работа, которая никак не повлияла на изучение вопроса о происхождении самого названия Русь и, как следствие, возникновение Русского государства.
И вот тут начинается самое интересное.
Если кто подумает, что Андрей Амальрик этакий ученый-бунтарь, самородок, поднявший голову против официальной, насквозь идеологизированной, советской исторической науки, то он сильно ошибется. Андрей Амальрик сын известного историка, археолога Алексея Сергеевича Амальрика. То есть мальчик из советской “золотой молодежи”. В то время было модно в среде этой самой “золотой молодежи” высказывать бунтарские мысли, идти наперекор официальной идеологии, фрондировать. Так произошло и с А. Амальриком. Если бы в стране господствовала норманнская теория, то он написал бы работу антинорманнистскую. Главное, что бы не как все, а против течения. Сама работа не представляет никакой научной ценности. Это ремикс работы А. Шахматова по поводу происхождения Руси, и как названия, и как государства. Все опирается на то что финны называли шведов, которые и есть норманны, а по нашему варяги, русью. Действительно финны и сейчас называют шведов Ruotsin. А Швеция по-фински Ruotsi, а слышится это как русь. Но вот сами шведы себя все время называли svensk или Svensken. И на Руси их называли Свеи, Швеция именовалась Свенска, страной свеев. И получается, что летописцы, а в след за ними и норманнисты стали называть варягов-норманнов-викингов русью, только потому что так и называли их соседние финские племена. То есть пришли все три брата Рюрик, Трувор и Синеус править на Русь, у них народ местный поинтересовался, вы кто такие будите? А они в ответ мы норманны-варяги-викинги, а так-то мы шведы, али датчане. Но славянам запоминать это было в лом, и они решили – будем звать вас как финны вас зовут – русью, а то что вся эта чудь и чухонцы дикие, нам до того дела нет. Шведы, наверное, посовещались и согласились, заткнули поглубже все своё норманнское самомнение и национальное самосознание поглубже, и сказали: “Васаби с вами! Зовите как хотите, только в печь не ставьте”. И стали они жить поживать, у византийцев товар отжимать. Вот так оно было по мнению Амальрика.
Все это превращается в какой-то анекдот. Вопрос который ни один норманнист не удосужился задать – на каком языке говорили пришлые скандинавы-норманны и пригласившие их славяне? Как они понимали друг друга? С толмачом, али без него?
Вся курсовая работа Амальрика и построена на словесных доказательствах, да на трактовании Повести Временных Лет (ПВЛ). Да и сама работа занимает в издании чуть менее двадцати процентов. А остальные восемьдесят данного издания это словоблудие историка-самоучки О. Л. Губарева. Если в своей работе Амальрик просто оскорбил всех видных ученых-историков своего времени, то его последователь, адепт Губарев попытался оскорбить и унизить нынешних антинорманистов, дескать они не понимают очевидных вещей. И примерно шестьдесят процентов издания составляет уже статья самого Губарева, по качеству, может быть, немного лучше чем курсовая работа, но по сути такая же пустопорожняя. А какие предположения делает Губарев о судьбе Андрея Амальрика:

Впоследствии А. А. Амальрик стал известным диссидентом, его перу принадлежит ряд книг, публиковавшихся в самиздате. Широкую известность ему принесла пророческая работа «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?». Погиб А. А. Амальрик в Испании 12 ноября 1980 г. в автокатастрофе, при неясных обстоятельствах, что породило подозрения, что его смерть может быть делом рук КГБ.

Как известно Советский Союз просуществовал немного дольше, но что такое семь лет по меркам этих историков, семь лет туда, семь лет сюда… А про КГБ это уже становится традицией. Не было у Комитета более значимых дел, как устраивать автокатострофу в Испании, чтобы убрать какого-то диссидента.

В связи с продолжающимися попытками антинорманистов оспорить скандинавскую версию происхождения Древней Руси работа Амальрика по-прежнему актуальна. Кроме того, из нее видно, каким интересным историком мог стать этот студент, отлученный от науки из идеологических соображений.

Здесь и тебе уверенность, норманнская теория победила окончательно и бесповоротно, а доказать обратное это всего лишь жалкая попытка опровергнуть незыблемое. И предположение о несостоявшемся историческом величии диссидента Амальрика, это из области домыслов. Никто не мешал заниматься историей бывшему студенту, но ведь не занимался, и ничего так и не написал больше.

В критике ученых-антинорманнистов Губарев пошел по стопам своего обожаемого идола.

Историки-антинорманисты на страницах своих книг так отчаянно заклинали читателя не верить летописцу, выдумывали такие сомнительные гипотезы, пестревшие выражениями «возможно», «вероятно», «следует предположить», «не может не наводить на мысль», и т. д. и т. п., что поневоле ты начинал между строк вчитываться в доводы их оппонентов.
Работы советских историков-антинорманистов вызывали у меня множество вопросов. Чувствовалось, что они написаны почти на грани невежественности и сознательного искажения фактов.

Хочется заметить, что быть уверенным на сто процентов в своей гипотезе могут быть только неучи и кретины. А ученый человек, не имеющий доказательств своей гипотезы и теории всегда будет делать допущения: возможно, вероятно, можно предположить. Но Амальрик, а за ним и Губарев в своем мнении однозначны: мы правы, а кто не снами тот лох, реакционер и сотрудник КГБ.
Я купился на название, но что работа Амальрика (о котором я знать не знал, слыхать не слыхивал, хотя учился в свое время у главного антинорманниста всея Руси В. В. Фомина) окажется просто мальчишеским сочинением, для того что бы позлить выдающихся ученых, я и не предполагал. Нового ничего не узнал (все что есть в этих “трудах” я знал и до них), а вот осадок, как говорится, остался. Неприятный осадок.

Палеогенетики опровергли популярные мнения о викингах — Российская газета

Исследование 442 геномов погибших викингов позволило генетически охарактеризовать скандинавское население эпохи викингов. Как сообщается в журнале Nature, выяснилось: не все викинги были скандинавами и большинство из них не были блондинами – они принадлежали к той же смешанной расе, что и другие люди того времени.

Среди предков викингов, эпоха которых пришлась на период раннего Средневековья (от 793 до 1066 н.э.), были степные воины, анатолийские земледельцы, а также выходцы из стран Балтии и Центральной Европы. Это показал генетический анализ рекордного числа древних геномов – от 442 индивидов из разных частей Европы: от Скандинавии до Польши, России и Украины.

Викинги оказали решающее влияние на историю Европы. Около тысячи лет назад их боялись не только как безжалостных воинов. В течение короткого времени скандинавы-мореплаватели достигли большей части Западной Европы, Гренландии и Северной Америки. Соответственно, они серьезно повлияли на социально-экономический и культурный уклад Европы. “Викинги экспортировали идеи, технологии, язык, религию и повседневные обычаи”, – говорит Эске Виллерслев, палеогенетик из Копенгагенского университета (Дания), руководитель исследования и ведущий автор статьи.

Но кем на самом деле были викинги? Согласно клише все норманны были светловолосыми гигантами скандинавского происхождения. Однако некоторые археологические находки последних лет поставили под сомнение это предположение. Например, в Дании обнаружили захоронение викингов, в котором лежала женщина-воин. Причем, как оказалось, она была славянкой. А у некоторых викингов на погребальной одежде были арабские иероглифы.

Используя современные возможности палеогеномики, исследователи секвенировали геномы 442 мужчин, женщин и детей из могил европейских викингов – с территории Европы и Гренландии.

Кроме того, для сравнения были использованы геномы индивидов из различных эпох – от бронзового века (2400 до н.э.) до средних веков (1600 н.э.).

Результат удивил: далеко не все викинги были скандинавами. Исследование показало, что население Скандинавии эпохи викингов генетически происходит из смешения трех источников: мезолитических охотников-собирателей, неолитических земледельцев, предков из стран Балтии и Центральной Европы, а также степных скотоводов бронзового века из Центральной Азии. “Наше исследование существенно меняет образ викингов, – говорит Виллерслев. – Большинство из них не были блондинами – у них были каштановые волосы”.

Более того, даже в пределах Скандинавии викинги были генетически неоднородны. Некоторые группы значительно отличались от типичных “северян”. Исследователи выделили три группы: викинги из Дании, Швеции и Норвегии. Шведские викинги оказались более генетически разнообразны, чем норвежские и датские.

Геномы двух индивидов, погибших на Оркнейских островах (южная часть Атлантического океана) и в Норвегии, подтверждают: викинги были не столько однородным племенем, сколько культурой людей разного происхождения. Несмотря на то что они были похоронены в соответствии с традициями викингов, эти воины не были скандинавами. Они принадлежали пиктам – кельтскому племени, которое проживало на территории современной Шотландии. Два других викинга были наполовину пиктами, наполовину скандинавами, сообщают исследователи.

Генетические данные также говорят о том, насколько важную роль играло море для викингов. Они владели развитыми технологиями судостроения, и суда они использовали не только для торговли, но и для завоевания новых земель и доставки награбленных товаров. Скандинавские мореплаватели, в течение короткого времени достигнув большей части Западной Европы, Гренландии и Северной Америки, также способствовали культурному и генетическому обмену. Геномы жителей поселений из прибрежных районов Скандинавии показывает, что они часто были генетически более близки к обитателям побережья Балтийского и центрально-европейского побережья, чем к группам викингов во внутренних районах Скандинавии.

“Наши результаты противоречат общепринятым предположениям, кем были викинги. В учебники истории придется внести соответствующие изменения, – утверждает Виллерслев. – По нашим данным, не все викинги были исключительно скандинавского происхождения”.

В дыму варяжских баталий | Публикации

Людовик I Благочестивый (778–840) — король франков. Иллюстрация из Лангобардского свода законов, XI век. Рёрик долгое время оставался вассалом Людовика. Фото: LUISA RICCIARINI AGENCY

Все же в том, как формировалось Древнерусское государство, есть одна особенность, которую можно в определенной степени связать с деятельностью варягов, но которая никак не связана со спецификой образования скандинавских государств. Речь идет об объединении всех восточных славян в одном государстве. Это обычно воспринимают как нечто само собой разумеющееся. Между тем данное обстоятельство уникально: объединения в одном государстве не произошло ни у западных, ни у южных славян — у тех и других сложилось по нескольку государственных образований (Болгария, Сербия, Хорватия, Карантания, Великая Моравия, Чехия, Польша). А на Руси вокруг единого центра были объединены все восточнославянские племена. Формирование такого единого государства, вероятно, в значительной мере было обусловлено наличием мощного силового ядра — дружины первых русских князей-викингов. Она обеспечивала киевским князьям заметное военное превосходство над другими восточнославянскими князьями. Не будь этого фактора, скорее всего, у восточных славян к X столетию сложилось бы несколько государственных образований: как минимум два (у полян со столицей в Киеве и у словен и их соседей со столицей в Новгороде), а может, и более.

Следует также иметь в виду, что дружину Рюрика составляли (если верно его отождествление с датским Рёриком) люди, хорошо знакомые с самой развитой в то время западноевропейской государственностью — франкской. Дело в том, что Рёрик много лет (почти четыре десятилетия, с конца 830-х до 870-х) был ленником франкских императоров и королей, потомков Карла Великого, и владел Фрисландией (территория современной Голландии). Он и его приближенные (значительная часть которых были уроженцами уже не Дании, а Франкской империи), в отличие от большинства других норманнов той эпохи, должны были обладать навыками государственного управления. Возможно, это сыграло свою роль при освоении преемниками Рюрика огромной территории Восточной Европы. Но такого рода влияние на складывание древнерусской государственности, скорее, следует считать не скандинавским, а франкским, лишь только перенесенным скандинавами.

Скандинавская элита быстро ассимилировалась в славянской среде. Уже представитель третьего поколения князей — Святослав (сын Игоря) — имел славянское имя, а ведь именословы правящих династий носили сакральный характер, и пришлые династии обычно долгое время сопротивлялись ассимиляции. Например, у представителей правившей с конца VII века в Болгарском царстве тюркской династии славянские имена появляются только в середине IX столетия. В середине X века император Византии Константин Багрянородный, описывая в своем трактате «Об управлении империей» объезд дружинниками киевского князя подвластных территорий с целью сбора дани, называет это мероприятие славянским словом πολύδια — «полюдье». В едином скандинавском языке того времени существовал свой термин для обозначения такого рода объезда — «вейцла». Однако Константин употребляет именно славянский термин. В том же рассказе присутствует (в греческом переводе) и славянский глагол «кормитися»: дружинники, выходящие из Киева, в течение зимы «кормятся», по словам автора, на территориях подчиненных славянских общностей («славиний»). Очевидно, элитный слой Руси к середине X столетия уже пользовался в основном славянским языком.

Таким образом, в VIII–IX веках у восточных славян активно шли процессы государствообразования, и государственность сложилась бы и без участия норманнов. Тем не менее «варяжский вклад» в этот процесс нельзя недооценивать. Именно благодаря варягам (причем не любым викингам, а именно Рюрику и его наследникам с их дружинами) восточнославянские земли были вместе объединены.

1735 Латинская диссертация «О варягах» Готлиба Байера опубликована в «Комментариях Петербургской академии наук»: варяги — скандинавы.

1749 Герхард Миллер читает диссертацию-речь «Происхождение имени и народа Российского»: варяги — скандинавы. Михаил Ломоносов пишет «Замечания на диссертацию Г.-Ф. Миллера»: Рюрик с братьями «были колена и языка славенского». Академия принимает решение: диссертацию Миллера в свет не выпускать, ибо она может составить «бесславие» академии.

1766 Ломоносов издает «Древнюю Российскую историю»: варяги — славяне.

1768 Опубликована «История Российская с самых древнейших времен» Василия Татищева (написана в 1730-е): варяги — финны.

1788 Иван Болтин «Примечания на историю древния и нынешния России г. Леклерка»: варяги — финны.

1789 Тимофей Мальгин «Зерцало российских государей»: варяги — результат смешения финнов и славян.

1809 Выходит русский перевод книги Августа Шлёцера «Нестор. Русские летописи…» (немецкий оригинал вышел в 1802–1805 годах): варяги — скандинавы. Их никто не приглашал, они сами пришли на славянские земли и захватили их. Ломоносов в книге аттестован «совершенным невеждой во всем, что называется историческою наукою…»

1816 Николай Карамзин «История государства Российского»: варяги — потомки шведов, которые переселились в Пруссию, где частично ославянились.

1829 Николай Полевой в «Истории русского народа», отстаивая точку зрения антинорманистов и критикуя Карамзина, замечал: «ни имени варягов, ни имени руси не находилось в Скандинавии», «целое столетие Греция составляла первый предмет действий главного варяжского стана: иначе не можем назвать русских княжеств, основанных варягами».

1834 Осип Сенковский в статье «Возникновение Руси» заметил, что норманнский вопрос нельзя разрешить на основе летописей. Для этого надо привлекать скандинавские саги. Опираясь на них, Сенковский доказывал: варяги-русь были скандинавами, покорившими славян и финнов. Михаил Погодин защитил диссертацию «О летописи Нестора»: варяги — шведы.

1844 Арист Куник «О призвании шведских Родсов». Варяги — норманны, но отношения между ними и славянами были паритетными, поскольку и те и другие стояли на одном уровне развития.

1860 9 марта — публичный диспут между Михаилом Погодиным и Николаем Костомаровым (будущим автором «Истории России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей») «о начале Руси». Костомаров защищал тезис о литовском происхождении русов. Каждый остался при своем мнении.

1879 Сергей Соловьев «История России с древнейших времен»: варяги были норманнами, но стояли на той же ступени развития, что и славяне, то есть не могли над ними духовно доминировать, хотя и создали государство.

1891 Вильгельм Томсен в книге «Начало русского государства» впервые систематизировал археологические материалы: варяги — скандинавы, создавшие Русское государство.

1904 Опубликован «Курс русской истории» Василия Ключевского (читался в Московском университете с 1879-го): варяги — это вооруженные купцы-скандинавы, с которыми активно сотрудничали купцы из славянских земель.

1914 Выходит книга Туре Арне «Швеция и восток»: варяги — это норманны, но отношения между ними и славянами были паритетными, так как они стояли на одном уровне развития.

1919 Увидела свет работа Алексея Шахматова «Древнейшие судьбы русского племени»: на северо-востоке Европы варяги никакого влияния на процесс государствообразования не оказали, но, захватив власть в Киеве, смогли объединить север и юг Руси.

1924 Владимир Пархоменко в книге «У истоков русской государственности» развивает теорию южной Черноморской и Азовской Руси, к возникновению которых варяги не имели никакого отношения.

1943 Профессор Йельского университета Георгий Вернадский начал публикацию многотомной монографии «Древняя Россия»: норманны играют решающую роль в строительстве Древнерусского государства начиная с VIII века.

1944 Выходит книга Бориса Грекова «Культура Киевской Руси»: влияние скандинавов на славянскую культуру ничтожно.

1945 Издана книга Владимира Мавродина «Образование Древнерусского государства»: скандинавы не имели отношения к этому процессу.

1949 Владислав Равдоникас, авторитетнейший советский археолог, публикует статью «Старая Ладога»: влияние варягов на славян было минимальным.

1949 Владимир Мавродин читает в Ленинграде публичные лекции «Борьба с норманизмом в русской исторической науке»: «ученые» прислужники мировой реакции стремятся во что бы то ни стало опорочить, очернить историческое прошлое русского народа, принизить значение русской культуры на всех этапах ее развития. Они же «отказывают» русскому народу в инициативе создания своего государства ».

1964 Выходит книга Бориса Рыбакова «Первые века русской истории», обобщающая его труды за два десятилетия: варяги-русы — славяне, первое древнеславянское государство, предшественник Киевской Руси, образовалось в Среднем Поднепровье.

1965 Выходит книга Игоря Шаскольского «Норманнская теория в современной буржуазной науке»: норманизм научно несостоятелен и служит политической цели — принизить уровень культуры наших предков.
22 декабря на истфаке Ленинградского университета проходит дискуссия по поводу книги Шаскольского. Ему возражает археолог Лев Клейн: варяги оказали большое влияние на своих восточных соседей, в частности, именно от них происходит и название государства «Русь». Каждая из сторон осталась при своем мнении.

1985 Выходит монография Глеба Лебедева «Эпоха викингов в Северной Европе»: славяне и варяги взаимно влияли друг на друга как субъекты особой циркумбалтийской субконтинентальной цивилизации.
1996 Американские историки Джонатан Шепард и Саймон Франклин выпустили книгу «Начало Руси» (русский перевод — 2009 год), где утверждали, что восточные славяне не могли создать государство, поскольку находились на более низкой ступени цивилизации, нежели скандинавы.

2009 Выходит книга Льва Клейна «Спор о варягах»: скандинавское влияние значительно, их миграция способствовала становлению крупнейших городских центров Древней Руси.

2010 Выходит новая редакция учебника «История России с древнейших времен до наших дней» Андрея Сахарова. Автор возвращается к позиции Ломоносова: варяги — западные славяне, пришедшие из Пруссии.

Фотография Нормана Зееффа – Галерея Холдена Лунца

Норман Сифф за последние 45 лет был фотографом и режиссером, который запечатлел многие из самых узнаваемых лиц в мире — от Рэя Чарльза и Карли Саймон до Роберта Мэпплторпа и Энди Уорхола — в самые незащищенные моменты их жизни. Подлинность его изображений отражает его навыки коммуникатора и его способность создавать среду для художников и новаторов, способствующую раскрытию того, как они действуют творчески.Он документирует творческий процесс и при этом улавливает страсть и суть создателей.

Норман Сифф родился 5 марта 1939 года в Йоханнесбурге, Южная Африка. Зеефф с отличием окончил школу короля Эдуарда VII в Йоханнесбурге по естественным наукам и искусству. В 17 лет он был выбран самым молодым игроком южноафриканской национальной футбольной лиги. Зеефф получил квалификацию врача в 1965 году. В течение трех лет он работал в отделении неотложной помощи в больнице Криса Хани Барагваната в Соуэто, специализируясь на лечении травматического шока.В 1969 году он иммигрировал в Соединенные Штаты, чтобы реализовать свои творческие увлечения и художественные способности.

Вскоре после прибытия в Нью-Йорк фотографии людей, которых он встретил на улицах Манхэттена, были обнаружены знаменитым графическим дизайнером Бобом Като. Катон познакомил Сиффа с миром дизайна обложек альбомов, и его первое крупное фотографическое задание для The Band принесло ему немедленное признание. Его ранние работы также включают изображения Робби Робертсона, Патти Смит, Роберта Мэпплторпа, Энди Уорхола и других личностей Нью-Йорка.В 1971 году Сифф проработал год профессором фотографии в Беннингтонском колледже в Вермонте.

В 1972 году по рекомендации Катона Зеефф переехал в Лос-Анджелес, чтобы стать креативным директором United Artists Records, где его работы в области дизайна и фотографии были неоднократно номинированы на премию Грэмми. Три года спустя он открыл независимую студию на бульваре Сансет. Его фотосессии вскоре стали легендарными и собирали 30-40 зрителей на каждом сеансе, а в некоторых случаях их число превышало 200 человек.Сочетая в себе актерскую мастерскую и торжество творческой спонтанности, сеансы Зееффа были эмоционально увлекательным опытом, результатом которого стало множество знаковых образов с ведущими художниками и новаторами того времени.

Творческое взаимодействие Сиффа с художниками вдохновило его на съемку своих сеансов, начиная с сеанса Айка и Тины Тернер в 1975 году. Используя фотосессию как средство изучения внутренней динамики творческого процесса с художниками за работой, Сифф продолжил этот процесс для более 3½ десятилетий.Его кино- и магнитофонный архив, состоящий из более чем 400 съемок с участием музыкальных исполнителей, режиссеров, авторов, телеведущих, ученых, провидцев и предпринимателей, дает уникальное представление о художниках и новаторах в процессе творчества.

Pictures for the American People: Norman Rockwell, Maureen Hart Hennessey, Judy L. Larson: 9780810963924: Amazon.com: Books

В этой богато иллюстрированной книге собраны 14 эссе таких знаменитостей, как бывший директор Метрополитен-музея Томас Ховинг и искусствовед. Роберт Розенблюм и, наконец, прочно закрепили репутацию Роквелла в мире истории искусства.Каталог выставки в Высоком художественном музее Атланты, 133 цветные репродукции книги, удивительно большие, четкие и правдивые в цвете, и представляют собой, вероятно, лучшее введение в Роквелла для любого, кто серьезно относится к его иллюстрациям, или для тех, кто не пока нет. Несмотря на свою незаменимость, «Картины для американского народа» могут слегка раздражать давних поклонников Роквелла, особенно тех, кто вырос на «Субботней вечерней почте» и влюбился в Роквелла в то время, когда современные люди высмеивали его несравненные иллюстрации.А опытные любители Роквелла, вероятно, имеют на своих полках огромную работу 1970 года Томаса С. Бюхнера, тогдашнего директора Бруклинского музея искусств, «Норман Роквелл: художник и иллюстратор», которая стала первым всесторонним взглядом на этого уникального американского мастера.

А, хорошо. Пришло время миру искусства прийти в себя и начать ценить гениальность и тонкость художника, который смотрел на Шардена и Н. К. Уайета как на мастеров. Здесь собраны великие произведения Роквелла: «Клепальщица Рози», «Четыре свободы», «После выпускного», «Разрыв домашних уз», «Сплетни» и множество других, которые прославляют (и высмеивают) семейную жизнь маленького городка.Были и другие иллюстраторы вроде Роквелла в 40-е и 50-е годы, его самые популярные десятилетия, но, как пишет Стивен Хеллер в книге «Восстание против Роквелла», «Роквелл был на шаг впереди клише, в то время как его помощники отставали на милю». –Пегги Мурман

YA-Этот сборник эссе составляет каталог выставки работ Роквелла, путешествующей по семи городам США. В нем исследуются цели, достижения и наследие художника, а также его роль и статус в американском искусстве. Некоторые эссе восхваляют, некоторые дают анекдотичную, но поучительную информацию о предметах Роквелла, а некоторые предлагают глубокий научный анализ его работ.Поскольку в книге представлены работы разных кураторов и критиков, информация повторяется, а мнения часто категорически противоречат друг другу. Разнообразие интерпретаций стиля и работ Роквелла показывает сложность коллекции, которую часто считают простой и сентиментальной. Тем не менее, истинная сила книги заключается в 133 полноцветных рисунках и иллюстрациях, которые документируют успехи Роквелла как иллюстратора, художника и рассказчика. Наслаждение для случайных наблюдателей и студентов, изучающих искусство и историю искусств.
Vivien Jewell, WT Woodson High School, Fairfax, VA
Copyright 2000 Reed Business Information, Inc.

Из Library Journal

Превосходный текст является отличительной чертой этого каталога предстоящей выставки, путешествующей по стране в течение следующих нескольких лет. . Четырнадцать эссе историков искусства и ученых посвящены широким темам, конкретным вопросам (таким как десегрегация в школах) и критической судьбе работ Роквелла – без предубеждений или предубеждений.Как и само искусство Роквелла, каталог четко организован и доступен, и, как и его искусство, эссе продуманы и требуют внимательного чтения. Несмотря на краткость, эти эссе одинаково высокого качества. Иконой, которой он был, теперь можно взглянуть на работы Роквелла в историческом контексте; эта книга, отредактированная двумя кураторами музея, в этом отношении полностью преуспела. Выдающийся компаньон Нормана Роквелла: 332 обложки журнала, на которых воспроизведены все его обложки Saturday Evening Post, настоятельно рекомендуется для общих и искусствоведческих коллекций.
– Джек Перри Браун, Художественный институт. Чикагской библиотеки.
Copyright 1999 Reed Business Information, Inc.

Из Booklist

Даже если вы считаете, что книг Нормана Роквелла уже достаточно, обязательно взгляните на это сопровождение к крупной передвижной выставке искусства Роквелла — невероятно, но первая — – который в течение двух лет путешествует из Атланты в Чикаго, Вашингтон, Сан-Диего, Феникс, обратно в дом произведений искусства в музее Роквелла в Стокбридже, штат Коннектикут, а затем в музей Гуггенхайма в Нью-Йорке.Мало того, что многие картины прекрасно воспроизведены, но и 14 эссе (одно из которых написано сыном скульптора Роквелла, Питером) обсуждают художника, его привлекательность и влияние, а также отдельные картины, такие как, особенно хорошо, «Знаток», в котором бизнесмен смотрит на очень сносная имитация абстракции Джексона Поллока. Аура всего проекта не модно «ретро», а уважительно и внимательно относится к вопросам популярного, а не критически одобряемого искусства. Рэй Олсон

От издателя

Реклама: 1-часовой специальный выпуск о Нормане Роквелле, который выйдет в эфир по общественному телевидению этой осенью Продвижение: участие в праздновании 50-летия Абрамса Дополнительные права: основная подборка Книги месяца Club и альтернативный выбор качественного книжного клуба в мягкой обложке Морин Харт Хеннесси — главный куратор музея Нормана Роквелла в Стокбридже, штат Массачусетс.Энн Кнутсон, приглашенный куратор Высокого музея в Атланте, преподавала в Университете Карнеги-Меллона в Питтсбурге. Среди авторов: Томас Ховинг, Роберт Розенблюм, Джуди Л. Ларсон, Карал Энн Марлинг, Нил Харрис, Роберт Коулз, Ванда Корн, Стивен Хеллер, Дэйв Хики и Питер Роквелл, сын художника. Расписание выставок Высокий музей искусств, Атланта, 6 ноября 1999 г. – янв. 30, 2000 Чикагское историческое общество 26 февраля — 21 мая 2000 г. Предстоящие места проведения до 2002 г.: Художественная галерея Коркоран, Вашингтон, округ Колумбия.C. Художественный музей Сан-Диего Художественный музей Феникса Музей Нормана Роквелла в Стокбридже Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк

Ла Скала помнит Джесси Норман словами и картинками

Джесси Норман в Аиде в 1972 году, фото Эрио Пиккаглиани

Джесси Норман пела в Ла Скала нечасто, но те несколько случаев, когда она появлялась, производили огромное впечатление. Сегодня оперный театр опубликовал следующие фотографии из своих архивов в память о сопрано, которая умерла вчера утром в Нью-Йорке из-за осложнений после травмы спинного мозга, которую она получила в 2015 году.Ей было 74.

Руководство и все работники театра Ла Скала с глубокой скорбью восприняли известие о кончине Джесси Норман, поразительной артистки своим исключительным голосом, музыкальным интеллектом и чувствительностью к интерпретации, которые вознесли ее на вершину искусства. пения всех времен.

Концерт Джесси Норман с Альдо Чеккато в 1977 году, фото Эрио Пиккаглиани

Когда ей было 27 лет, 18 апреля 1972 года она появилась в Aida под управлением Клаудио Аббадо в постановке Джорджо де Лулло, костюмы Пьера Луиджи Пицци, с Джанфранко Чекчеле в роли Радамеса.Это было ее единственное оперное выступление.

22 июня 1977 года она спела « Sechs Lieder » Шёнберга под управлением Альдо Чеккато.

Джесси Норман на сольном концерте в 1987 году, фото Лелли и Мазотти

Норман вернулся 9 февраля 1981 года с пианистом Филиппом Моллом на сольный концерт Гайдна, Берга, Пуленка и Штрауса.

В последний раз она выступала 22 ноября 1987 года с Джеффри Парсонсом на сольном концерте с участием музыки Генделя, Малера, Берга, Дебюсси и Штрауса, заканчивая группой спиричуэлов.

Джесси Норман на сольном концерте, 1987 г., фото Лелли и Мазотти

Норман пела на президентских инаугурациях Рональда Рейгана и Билла Клинтона и на праздновании 60-летия королевы Елизаветы в 1986 г.

Три года спустя она спела «Марсельезу» в Париже на 200-летие Дня взятия Бастилии, одетая в эффектное платье с изображением трехцветного флага.

Она также была удостоена многочисленных наград, в том числе пяти премий Грэмми и почетной премии Кеннеди-центра (что делает ее в 52 года самой молодой, получившей эту награду за 20-летнюю историю).– Журнал для граммофонов

Внизу один из последних сольных концертов Джесси Норман в Генте, Бельгия, 2012 год.

Джесси Норман с пианистом Марком Маркхэмом в Генте, 2012 г., фото Грэма Спайсера

Если вам понравился этот пост, вам также может понравиться:

10 идеальных мест для Instagram в Нормане, Оклахома

Примечание. Этот пост может содержать партнерские ссылки. Подробнее см. на моей странице раскрытия информации.

Ищете лучшие места для фотосъемки в Нормане, штат Оклахома? Взгляните на эти места в Нормане, которые моментально попадают в Instagram, в том числе места для фотосъемки в кампусе Университета Оклахомы и за его пределами, места, которые популярны для фотографий помолвки Нормана, фотографий старшеклассников, винтажных и ретро-фотомест, фото выпускных вечеров и романтических фотосессий.

Не можете прочитать сейчас? Закрепить на потом!

Где остановиться в Нормане

Скоро!

Любите ли вы фотографию из Оклахомы?

Если вы любите фотографировать путешествия по Оклахоме и соседним штатам, подписывайтесь на меня в Instagram, чтобы ежедневно получать вдохновение! Вы можете нажать здесь или найти меня в приложении Instagram под @oklahomawonders. Счастливых путешествий!

Лучшие места для фотосъемки в Нормане, Оклахома

Вот мои любимые места в Instagram в Нормане… пока! Каждый раз, когда я возвращаюсь, я нахожу еще несколько и добавляю их в список, поэтому добавьте эту страницу в закладки, если вам нужны идеи на будущее.

Дом Бойда

Дом Бойда также известен как Белый дом OU и внесен в Национальный реестр исторических мест. Официальная резиденция президента OU, удобно расположенная в студенческом городке и такая мечтательная!

Местонахождение: 414 W Boyd St

Статуя любви в Якобсен-холле

Эта культовая статуя — одна из тридцати, выставленных в США покойным Робертом Индианой, известным американским художником. Возможно, вам больше знакома версия в парке любви в Филадельфии, но версия в кампусе в Нормане окрашена в красный и синий цвета.

Местонахождение: 550 Паррингтон Овал

Мемориальный стадион Оклахомы

Независимо от того, фотографируете ли вы стадион снаружи или вам посчастливилось сделать снимок футбольного матча внутри стадиона, на самом деле нет ничего, что кричало бы «Норман» больше, чем идеально сделанная фотография игрового дня, и это идеальное место для фото в игровой день! Краска для лица не требуется.

Адрес: 1185 Асп-авеню

ОУ Водонапорная башня

Водонапорная башня, возвышающаяся над кампусом, как очаровательный, но постоянный воздушный шар, является идеальным местом для фото.Он культовый, мгновенно узнаваемый и видимый с разных точек зрения. Найдите свой идеальный вариант для себя!

Расположение: Кампус ОУ

Государственный парк озера Тандерберд

Единственный государственный парк в большом районе метро, ​​Lake Thunderbird предлагает идеальное сочетание отдыха и развлечений. Кроме того, это великолепно!

Мои любимые фотографии озера — на восходе и закате, но доски и дорожки дают широкие возможности найти свой собственный вариант.

Местонахождение: 13101 Аламеда, д-р

Мемориальный союз Оклахомы

Студенческий союз является сердцем любого хорошего кампуса колледжа, и Мемориальный союз Оклахомы не является исключением.

Приходите и сделайте свои типичные студенческие фотографии. Идеально подходит для выпускного, посещения старшеклассников или просто бездельничать между уроками. Есть отличные места для фото как внутри, так и снаружи!

Адрес: 900 Асп Авеню

Красная телефонная будка

Было бы упущением не упомянуть красную телефонную будку за пределами профсоюза, которая предлагает свои собственные возможности для фотографирования и действительно заслуживает отдельного места в этом списке.

Если вы ищете фотосессии на тему Лондона или Великобритании, это должно быть частью вашего плана. Это, пожалуй, самое европейское место для фото в Нормане! Я имею в виду, если бы вы не знали, что эта картинка была из OU, откуда бы вы догадались?

Адрес: 900 Асп Авеню

Здания кампуса Университета Оклахомы

Хотя я уже назвал несколько своих любимых мест OU, не забудьте выйти и поиграть с тем, что там есть! Вы можете найти места, которые больше похожи на замок, чем на кампус, очаровательные фонтаны и водные фотографии, и, конечно же, людей, наблюдающих за уличной фотографией (только будьте уважительны).

Церковь Макфарлина

Трудно не поразиться красоте церкви МакФарлин, когда увидишь ее. Возвышаясь над районом, он больше напоминает Ирландию, чем Оклахому. Играйте с углами, временем суток и текстурами, чтобы найти то, что вам подходит.

Адрес: 419 S University Blvd

Дома по соседству

Красивые исторические дома в окрестностях кампуса предлагают свои уникальные идеи для фото. Вы можете найти красивые дома, красочные дома, те, которые были украшены хиппи, политические вывески и многое другое.Разнообразие того, что вы можете найти здесь, делает фотопрогулку рядом с кампусом такой полезной!

Что надеть в Норман

Скоро!

Советы по аренде автомобиля в Оклахоме

По Оклахоме ужасно трудно передвигаться без машины. Поверьте, я пробовал! В то время как мы пошли вперед и купили машину, когда мы вернулись, если вы будете здесь ненадолго (или если вы едете из другого города), то вам захочется арендовать машину.

Я использую Discover Cars, когда арендую автомобили в поездках.Вы сможете забрать машину в любом аэропорту или в родном городе.

Проверить наличие мест и узнать стоимость аренды автомобиля для поездки можно здесь.

Туристические ресурсы Оклахомы

Скоро!

Не забывайте о туристической страховке!

Отправляетесь в путь?

Прежде чем отправиться в путешествие, убедитесь, что у вас есть действующий полис страхования путешествий , потому что на дороге случаются несчастные случаи. Я использую World Nomad во время путешествий с 2016 года и с радостью рекомендую их.

Наличие страховки важно, когда вы находитесь более чем в ста милях от дома на случай несчастного случая, болезни, кражи и т. д.

Получите расчет стоимости страховки для поездки здесь.

Закрепите самые интересные места в Нормане для Instagram, вперед за приключениями!

Стефани — мама, родившаяся и выросшая в Оклахоме, и эксперт по путешествиям, побывавшая в более чем пятидесяти странах. Прожив четыре года в Восточной Европе, она вместе с семьей вернулась в Оклахому, чтобы написать о своих любимых местах в детстве: Оклахома, Техас, Нью-Мексико, Колорадо, Канзас, Миссури, Арканзас и шоссе 66!


Фотографии Тайлера Нормана | Свадебные фотографы

Мы наняли Тайлера Нормана для съемки наших свадебных фотографий и в качестве нашего свадебного фотографа.Он был рекомендован нашим организатором свадеб, и мы так рады, что услышали о нем, потому что работать с ним было просто здорово! Для нас было очень важно найти хорошего фотографа…

, потому что мы хотели, чтобы стиль фотографии соответствовал нашему личному стилю и хорошо переносился в стиль нашего места проведения. После встречи с Тайлером и просмотра его работ (его веб-сайт и Instagram — хороший способ сделать это) мы поняли, что он был для нас фотографом. С ним очень легко работать, он заставляет своих клиентов чувствовать себя комфортно и прекрасно общается с нами и нашим планировщиком.Мы наняли его для полного пакета услуг со вторым стрелком на свадьбу (это его жена, Крисси, которая тоже великолепна!) снимали наши помолвочные фотографии осенью 2019 года, и нам было очень легко с ним работать. Он заставил нас чувствовать себя очень непринужденно перед камерой и действительно хорошо разбирался в месте, где мы снимали, чтобы найти для нас хорошие фотосессии. Мне лично даже не нравилось фотографироваться, но мне нравилось бегать с ним по городу.Наши помолвочные фотографии стали идеальным представлением нас как пары, мы были так счастливы с ними. В итоге на нашу свадьбу в сентябре 2020 года повлиял COVID 19, и после попытки изменить 1000 способов мы в конечном итоге отложили на ноябрь 2021 года. Будучи профессионалом, который тяжело переживал пандемию, Тайлер оставался с нами, меняя место проведения и дата меняется. Когда мы, наконец, подошли к важному дню, Крисси и Тайлер были так же готовы к работе, как и мы. Их стиль съемки такой представительный, и они очень хорошо ладили с нашей свадебной вечеринкой, семьей и друзьями.Они помогали нам обоим сохранять хладнокровие, спокойствие и собранность, и у них не было проблем ни с одним ребенком, которого мы хотели получить. Опять же, Тайлер впечатлил нас своим взглядом на отличные фотосессии (мы поженились в районе Стрип), так красиво запечатлел место, цветы и церемонию и подарил нам великолепные парные портреты. Наши свадебные фотографии вышли лучше, чем мы могли себе представить. Серьезно, мы очень довольны всем альбомом. Это даже закончилось тем, что это был один из тех мрачных, серых холодных питтсбургских дней, но вы бы никогда не смогли сказать, потому что фотографии вышли такими красивыми, что вы могли подумать, что мы поженились в июне.Я не могу сказать достаточно о том, какой хороший опыт у нас был с Тайлером и Крисси. Помните, что это день, когда вы хотите оглянуться назад и сказать, что вам понравилось, как все выглядело, и Tyler Norman Photography сделает это наверняка!

Грег Норман снова ошеломил фанатов фотографией из душа

Грег Норман снова ошеломил фанатов. Изображение: Getty/Instagram

Грег Норман снова в деле.

Только что вызвавший всемирный ажиотаж после того, как раскрыл слишком много своей фотографии , прогуливающейся по пляжу, легенда австралийского гольфа снова ошеломил фанатов.

‘СОЗДАЛ РАЗЛОМ’: Грег Норман раскрывает тайную семейную душевную боль в Instagram в понедельник, показывая, как он стоит обнаженным в душе.

На фото, сделанном женой Нормана Кирстен, австралийская легенда в последний раз принимает душ в своем доме во Флориде.

«Спустя 30 лет это мой последний душ на закате в Tranquility», — написал Норман.

Сообщается, что бывшая первая ракетка мира навсегда возвращается в Австралию после продажи своей собственности в Соединенных Штатах.

В прошлом месяце Норман нашел покупателя на свой дом за 77 миллионов долларов во Флориде , а также продал свое ранчо в Колорадо за 52 миллиона долларов.

Сообщается, что Норман продал свой дом в Юпитер-Айленд-Бич семье миллиардера Лесли Векснера.

«Мы с женой чувствуем, что пришло время двигаться дальше после 30 лет здесь», — сказал Норман газете Miami Herald .

«COVID-19 и весь опыт пандемии, с социальным дистанцированием и изоляцией от наших семей, большинство из которых живут за границей, в прошлом году заставили нас осознать, насколько на самом деле коротка жизнь, и заставили нас переоценить то, как и где мы хотим провести остаток жизни».

Прощаясь с домом во Флориде, жена Нормана Кирстен сообщила, что пара направляется в Нижнее Подземелье.

«Наша любимая Shark Shack. Мальчик, мы будем скучать по нему», — написала она в Instagram.

Грег Норман с сыном на чемпионате PNC в декабре.(Фото Майка Эрманна/Getty Images)

Грег Норман вызывает новое безумие в социальных сетях

Фото из душа уже не в первый раз Норман ошеломил своих подписчиков пикантным фото .

В ноябре прошлого года 66-летний мужчина дал фанатам немного больше, чем они рассчитывали, на милых фотографиях со своей собакой на пляже.

История продолжается

То, что Норман считал совершенно невинной фотографией, оказалось, содержало очень опасную деталь.

«Я просто гулял со своей собакой, и это то, что есть», — позже сказал Норман Herald Sun .

«Я думаю, что некоторые комментарии были забавными, а я обычно не читаю комментарии, так что было довольно весело».

Норман не подтвердил, знал ли он о деталях с рейтингом X на своей фотографии, прежде чем опубликовать ее.

В любом случае, обе фотографии показывают, что легенда гольфа все еще находится в невероятной форме для 66-летнего мужчины.

«Я тренируюсь минимум пять дней в неделю, иногда шесть дней», — сказал Норман еще в 2018 году.

«У меня дома полноценный тренажерный зал.Я построил это. Здесь есть кардио-зал, тренажерный зал, свободные веса и все такое прочее.

«В конце концов, мне нравится поддерживать себя в форме в моем возрасте.

«У меня нет никакого эгоизма, но я люблю вести спортивную жизнь».

Нажмите здесь , чтобы подписаться на нашу рассылку, чтобы получать все последние новости из Австралии и всего мира.

Фотографии как веб-контент

Наши исследования по отслеживанию взгляда зафиксировали значительный разрыв в том, как пользователи относятся к изображениям веб-сайтов :

  • Некоторые типы изображений полностью игнорируются .Обычно это относится к большим изображениям хорошего самочувствия, которые носят чисто декоративный характер.
  • Другие типы изображений рассматриваются как важный контент и тщательно проверяются . Фотографии продуктов и реальных людей (в отличие от стоковых фотографий моделей) часто попадают в эту категорию.

Я провел бесчисленное количество колонок, разглагольствуя о первом типе изображений. К сожалению, многие веб-сайты по-прежнему больше одержимы хвастовством, чем тем, чтобы добраться до сути. Визуальное раздувание продолжает раздражать пользователей: даже при высокоскоростном подключении к Интернету и времени загрузки менее секунды пользователи по-прежнему предпочитают веб-сайты, которые фокусируются на нужной им информации:

  • В электронной коммерции фотографии продуктов помогают пользователям понять продукты и отличить похожие товары.
  • На личных веб-сайтах пользователи хотят видеть человека, стоящего за сайтом; авторские фотографии, например, являются ключевым ориентиром юзабилити для блогов.

Чтобы проиллюстрировать это далее, давайте рассмотрим несколько примеров из исследования по отслеживанию движений глаз, которое мы провели ранее в этом году.

Фотографии людей = Хорошо (если это настоящие люди)

Уже давно существует правило представления имиджа компании в Интернете с включением портретов руководящего состава, чтобы пользователи ассоциировали реальных людей с безликой корпорацией.FreshBooks.com делает еще один шаг вперед в этом руководстве и представляет фотографии всей своей команды:

. На самом деле это одна длинная страница, которую я разрезал на 3 сегмента, чтобы поместиться в этом пространстве. Исходная страница имела высоту 9335 пикселей, и наш тестовый пользователь прокручивал почти до конца. Как показывает этот пример, люди иногда прокручивают длинные страницы вниз, но обычно они уделяют все меньше и меньше внимания дальше по странице.

Здесь пользователь потратил на 10% больше времени на просмотр портретных фотографий , чем на чтение биографий, хотя биография занимала на 316% больше места.Из графика взгляда видно, что пользователь торопился и просто хотел получить краткий обзор команды FreshBooks, а смотреть фотографии действительно быстрее, чем читать полные абзацы.

Ключевым моментом является то, что это реальных человека, которые действительно работают в компании .

Напротив, пользователи игнорируют стоковые фотографии обычных людей :

Я предполагаю, что на этой фотографии из Йельской школы менеджмента на самом деле изображены настоящие студенты; стоковые фотографии редко бывают такими плохо обрезанными или показывают сутулых моделей (как в случае с парнем в синей рубашке).

Еще, на этой конкретной странице фото чистый наполнитель . Пользователи здесь, чтобы понять процесс поступления в школу, а не судить о степени неуклюжести учащихся.

Скорее всего, декан или другой менеджер попросил дизайнеров “оживить” страницу, чтобы университет выглядел более интересно и привлекал больше заявок. Но в сети возбуждение = игнорирование.

Чтобы заинтересовать клиентов, нужно предложить привлекательный опыт, что означает сосредоточение внимания на удовлетворении их потребностей.Этот урок в равной степени относится и к некоммерческим организациям, и к университетам, даже если они не называют свою целевую аудиторию «клиентами».

Сведения о продукте = Хороший

Сравните эти два примера страниц категорий электронной коммерции (галереи списков продуктов по категориям) от Pottery Barn и Amazon.com:

Миниатюры книжных шкафов тщательно изучались, тогда как миниатюры плоских телевизоров в основном игнорировались. На самом деле, на полной странице Amazon (здесь показана только верхняя часть) только 18% времени просмотра было потрачено на фотографии, а 82% — на текст.В среднем для каждого продукта миниатюра получила 0,9 фиксации, а описание — 4,4 фиксации.

Разница между этими двумя снимками очевидна: фотографии с телевизора не помогают в выборе между продуктами. Парень в каноэ против футболиста? Что, из-за того, что я больше смотрю футбол, чем водные виды спорта, я куплю телевизор, показывающий футболиста?

Это хороший пример того, почему не всегда хорошо копировать дизайн самых больших сайтов. Поскольку Amazon предлагает чудовищно широкий ассортимент товаров, они используют стандартизированный макет галереи, который работает для многих страниц различных категорий, не оптимизируя его для какой-либо отдельной категории.Напротив, Pottery Barn оптимизирован для более узкого ассортимента продукции, поэтому на его страницах категорий есть более подробные фотографии.

Большие фотографии = хорошо (по запросу)

При тестировании страниц товаров с подробной информацией об отдельных товарах пользователи уделяли еще больше внимания фотографиям товаров. Людям часто нравились альтернативные виды, и они переходили по ссылкам, чтобы скачать увеличенные фотографии.

Еще в 2005 году «Неадекватное увеличение фотографий» занимало 10-е место в моем списке 10 главных ошибок веб-дизайна.То есть, когда пользователи нажимают на ссылку на увеличенную фотографию, они получают в награду фотографию, которая может быть на 20% больше. Он должен быть как минимум в два раза больше , а лучше больше. К сожалению, эта ошибка все еще распространена спустя 5 лет после того, как я включил ее в список 10 лучших.

Да, пользователи не любят огромные фотографии, которые мешают их задачам. (Вышеприведенный пример Йельского университета показывает, чего делать не следует.) Но когда пользователи запрашивают расширение, это совсем другая история:

Обратите внимание, как крупным планом выглядит лицевая панель от ExtremeTech.com привлек 12 фиксаций. (Здесь он показан в масштабе 50% от исходного размера 714×868 пикселей.)

Образы, несущие информацию = Хорошо

Общим во всех этих примерах (и тысячах других в других наших исследованиях) является то, что пользователи обращают внимание на несущие информацию изображения , которые показывают контент, имеющий отношение к поставленной задаче.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back To Top