Разное

Карточные масти в тюрьме – Масти на зоне. Зоновские понятия. Тюремные законы

Масти на зоне. Зоновские понятия. Тюремные законы

В современном обществе не принято делить людей на какие-либо группы, сословия и касты. Однако это правило не касается мест лишения свободы, где уже на протяжении многих десятилетий существует строгая классификация осужденных на своеобразные группы (или, как говорят на зоне, масти).

Тюремные масти

Масти на зоне – это деление всех заключенных на своеобразные группы, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, правами и понятиями.

Абсолютно в любой тюрьме и колонии имеется четкое разграничение всех заключенных на определенные группы или масти: «блатные», «мужики», «козлы» и «петухи». Есть еще и так называемые промежуточные группы, которые меняются в зависимости от конкретного места лишения свободы. К таким «промежуточным» кастам относятся «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие.

Масти на зоне являются довольно закрытыми группами, и перейти из одной касты в другую практически невозможно.

«Авторитеты» зоны

Самой значимой, важной и почетной мастью на зоне являются «блатные». Эта каста самая малочисленная, и попасть в нее просто так не получится. Итак, кто такой «блатной»?

«Блатные» - это настоящая, практически безграничная власть на зоне. Именно члены этой группы устанавливают неписаные правила поведения в местах лишения свободы, следят за порядком на зоне, решают конфликтные ситуации, возникающие между заключенными, и наказывают «провинившихся» по всей строгости тюремного закона.

Особой группой «блатных» являются так называемые воры в законе. Это признанные криминальные авторитеты. Причем, они не обязательно должны промышлять кражами. «Вор в законе» - это человек, имеющий безупречную криминальную репутацию, правильные понятия и четко соблюдающий воровские законы.

Если отвечать на вопрос о том, кто такой «блатной», то можно сказать, что это авторитет, который ведет себя «правильно» не только на зоне, но и не имел никаких «косяков» на свободе. К примеру, «блатные» не должны служить в армии, на воле они не должны были занимать руководящие должности или работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами). В советские времена подобным авторитетам запрещалось иметь семью и состоять в какой-либо политической партии.

Самый главный

Лидером «блатных» является «пахан» - признанный криминальный авторитет. Если же такого на зоне нет, то назначается «смотрящий» - заключенный, выполняющий функции лидера.

«Пахан» и его приближенные (то есть «блатные») обладают на зоне особыми привилегиями. Они могут не работать, оставлять себе из «общака» все, что посчитают нужным.

В современном мире многие «блатные» на зоне взаимодействуют с администрацией исправительного учреждения и устанавливают те порядки, которые выгодны руководству колонии. Взамен «блатным» создаются комфортные условия содержания (они негласно получают спиртное, анашу, телефоны и прочие блага). Хоть это и не соответствует воровским понятиям, но рыночные отношения в наше время царят и на зоне.

Кто такой «мужик»?

«Мужики» - это, пожалуй, самая многочисленная и нейтральная группа заключенных. В ее число входят арестанты, получившие срок за совершение небольших преступлений. Как правило, это абсолютно случайные в тюрьме люди: попав на зону один раз, они стараются как можно быстрее освободиться и вернуться к обычной жизни на воле.

Указанная масть на зоне никакого авторитета не имеет. «Мужики» не принимают участия в разборках, не имеют права голоса и не вмешиваются в дела «блатных». Они не сотрудничают с администрацией тюрьмы, но и не прислуживают авторитетам зоны.

Среди «мужиков» есть, конечно, и такие арестанты, которых уважают «блатные» и даже прислушиваются к их мнению.

Эта группа заключенных считается нейтральной и довольно многочисленной. И если говорить о том, кто такой «мужик», это тот арестант, который по окончании срока забудет все как «страшный сон» и постарается больше на зону не возвращаться.

«Козлы» - это…

Если принадлежать к двум вышеописанным мастям почетно, то вот попасть в касту «козлов» - значит поставить себя против остальных арестантов. Как правило, к этой масти относят тех заключенных, которые по собственному желанию (а в некоторых случаях и по принуждению) стали сотрудничать с администрацией исправительного учреждения.

Так, если арестант согласился занять должность тюремного библиотекаря или завхоза, то он автоматически попал в касту «козлов». Осужденные, относящиеся к данной масти, активно сотрудничают с руководством тюрем, выполняя все их поручения. В связи с этим остальные арестанты относятся к ним как к предателям.

Подобное положение лишает «козлов» права участвовать в тюремных разборках, их не допускают до «общака», они не имеют права голоса. Между тем, с представителями данной масти можно здороваться, до них можно дотрагиваться и с ними, по желанию, можно общаться.

Врагу не пожелаешь

Масти на зоне неизменны. Из низшей касты нельзя перейти в более авторитетную. Так, «козел» никогда не станет «мужиком» или «блатным». А вот попасть в самую низшую касту можно.

Такая масть, как «петух», - настоящий кошмар для заключенного. Арестантам, попавшим в данную касту, на зоне живется, мягко говоря, не просто. Эту группу заключенных еще называют «обиженными», «опущенными», «неприкасаемыми». К этой масти относятся пассивные гомосексуалисты и заключенные, наказанные посредствам совершения с ними полового контакта. Причем, самого полового акта может и не быть: арестанту могут просто провести половым органом по губам, и с этого момента он будет считаться «петухом».

Представители данной масти являются изгоями: к ним нельзя прикасаться, нельзя у них ничего брать. «Петухи» пользуются отдельной посудой, имеют отдельное спальное место (как правило, при входе в камеру). С ними не принято разговаривать. «Петухам» запрещено приближаться к остальным заключенным ближе, чем на три шага. Именно они выполняют самую грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац.

Однако, когда «петухов» «употребляют» (именно так принято говорить на зоне), это не считается каким-либо оскверняющим контактом.

Существует и зловещая «традиция» - делать дырки в тарелках, ложках и кружках «петухов». Для того чтобы зеку, относящемуся к этой касте, покушать или попить, необходимо затыкать дырки пальцами. И это самое безобидное унижение из тех, которым подвергаются «петухи».

Тюремные законы являются очень строгими и жестокими. Поэтому малейшее отступление от установленных норм поведения неминуемо ведет к наказанию. Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям. Выдерживают это не все, поэтому многие заключенные, попавшие в касту «петухов», заканчивают жизнь самоубийством.

Бывает и такое

Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых местах лишения свободы бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.

Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники. На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:

  • «форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;
  • «черти» - то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;
  • «шныри», которые выполняют роль прислуги;
  • «прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.

На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты. К примеру, «приблатненные», в которую входят заключенные, которые составляют «свиту» «блатным» (при этом сами они блатными не являются). Или каста «негодяи», к которой относятся «блатные» арестанты, которые совершили какой-либо отвратительный поступок.

Жить «по понятиям»

К какой бы масти ни относился заключенный, он обязан соблюдать зоновские понятия. Понятия – это установленные нормы поведения заключенного в местах лишения свободы. Строгое соблюдение указанных неписанных правил помогает избегать возникновения конфликтных, а порой и опасных для жизни ситуаций.

Тюремные законы (или понятия) очень похожи на нормы жизни на свободе. Парадокс заключается в том, что часто арестанты, которые нарушали закон на воле (к примеру, воровали), в местах лишения свободы строго придерживаются правила «не воруй».

Основные зоновские понятия сводятся к следующему: не «стучи» и не кради у своих (то есть у таких же заключенных), не пускай «слова на ветер» (если пригрозил кому-то, то должен наказать; в противном случае накажут за болтовню).

Нельзя на зоне вмешиваться в чужие дела и разговоры, навязывать свое мнение, врать и ругаться матом (так как спрос за любое сказанное слово в тюрьме намного больше, чем на свободе).

Не стоит в местах лишения свободы жадничать: принято делиться с сокамерниками. Ну и, конечно, не стоит ставить себя выше остальных, ведь это может привести к страшным последствиям.

Странные нормы

На некоторых зонах есть и совсем странные законы. Особенно это касается колоний, в которых содержатся несовершеннолетние преступники. К примеру, нельзя ничего поднимать с пола, нельзя докуривать сигарету за арестантами, которые входят в более низкие тюремные касты.

Есть такие тюрьмы, в которых могут опустить только за то, что заключенный сходил в туалет и не помыл руки или заштопал себе носки.

Бывают и такие колонии, в которых в бане принято мыться двумя мочалками – одна до пояса, вторая – для всего остального. Полотенце, которое принято называть «вафельным», на зоне считается «полотенцем в клеточку». И очень не поздоровится тому заключенному, который этого правила не знает.

Зона «красная». Зона «черная»

По мастям делятся не только сами заключенные, но и места их содержания. Все зоны делятся на «черные» и «красные».

«Красные» - это те тюрьмы, в которых преобладают жесткие «ментовские» понятия. В подобных тюрьмах всячески поощряется взаимодействие заключенных с администрацией исправительного учреждения. Жизнь здесь протекает по правилам руководства зоны.

«Черные» тюрьмы (которых в России большинство) – это те исправительные учреждения, в которых все строится на воровских понятиях и тюремных законах. Здесь масти на зоне значение имеют огромное. Сотрудничать с администрацией такой колонии считается «западло».

На «черных» зонах заключенных, которые «стучат» руководству, относят к касте «козлов» (их еще называют «красными»). "Красный" на зоне никогда не сможет спокойно жить, так как у всех остальных арестантов он будет вызывать ненависть и будет считаться предателем.

Напоследок

За многие десятилетия в местах лишения свободы сформировались четкие и строгие правила и нормы поведения арестантов. Нарушение установленных правил приводит заключенных к наказанию, которое, чаще всего, заключается в переводе в самую низшую тюремную касту.

И если для обычного законопослушного гражданина подобное наказание кажется ребячеством, то для обитателей зоны – это самое суровое и строгое наказание. Ведь благополучное и спокойное отбывание срока напрямую зависит от того, к какой масти относится арестант.

Несмотря на то, что современное общество и мировоззрение внесло в тюремную жизнь множество нововведений, есть вещи, которые по прежнему остаются неизменными, – это тюремные касты (масти), воровские законы и понятия.

fb.ru

Тюремная • Arzamas

Автор Елена Нестеренко

«На одеялах лежала грязная пуховая подушка, и по обеим сторонам ее, поджав по-бурятски ноги, сидели партнеры — классическая поза тю­ремной карточной битвы. На подушке лежала новенькая колода карт. Это не были обыкновенные карты, это была тюремная самодельная колода, которая изготовляется мастерами сих дел со скоростью необы­чайной. Для изготовления ее нужны бумага (любая книжка), кусок хлеба (чтобы его изжевать и протереть сквозь тряпку для получения крахмала — склеивать листы), огрызок химического карандаша (вместо типографской краски) и нож (для вырезывания и трафаретов мастей, и самих карт)».

Варлам Шаламов. «На представку» (1956)

1 / 3

Валет червей. Тюремные игральные карты. СССР, 1953–1954 годы

Масти раскрашены по трафарету.

ГМЗ «Петергоф» / № ПДМП 113/5

2 / 3

Туз треф. Тюремные игральные карты. СССР, 1953–1954 годы

Масти раскрашены по трафарету.

ГМЗ «Петергоф» / № ПДМП 113/22

3 / 3

Девятка пик. Тюремные игральные карты. СССР, 1953–1954 годы

Масти раскрашены по трафарету.

ГМЗ «Петергоф» / № ПДМП 113/24

Тюремные карты, изготовленные именно на Колыме, носят особое название — колымский стос. В местах лишения свободы изготовлением карт занимаются специальные люди — «картодел» и «картолеп». Между этими понятиями существует социальное различие: первый — уважаемый человек в тюрьме, который может делать карты по своему желанию, второй занимается этим по принуждению.

Масти на самодельных тюремных картах, как правило, выглядят необычно, что связано как со способом их изготовления (использова­нием бумажного трафа­рета), так и с попыт­ками заключенных «завуалиро­вать» истинное назначение заготовок для карт, если они вдруг будут найдены при обыске. Есть отличие и в составе колод: в тюремных картах нет шестерок — всего в колоде 32 карты.

Шаламов описывает внешний вид такой колоды: «Бумага была плотная, толс­тая — листков не пришлось склеивать, что делается, когда бумага тонка  Например, газетная бумага, как на иллюст­рации.», «Масти не различались по цвету… Валету пик, например, соответствовало изображение пики в двух противоположных углах карты. Расположение и форма узоров столетиями были одинаковыми». Иногда карты все же были двуцветными, темный оттенок достигался с помощью чернил из химического карандаша, для красного могла использоваться кровь.

Тремя «классическими» карточными играми в тюрьме, по крайней мере во времена Шаламова, были терц, штос и бура. Играют всегда один на один, причем нередко оба игрока — шулеры: «Честная воровская игра — это и есть игра на обман: следи и уличай партнера, это твое право, умей обмануть сам, умей отспорить сомнительный выигрыш».

Рубрика приурочена к открытию Музея игральных карт в Государственном му­зее-заповеднике «Петергоф», которое состоится в декабре 2018 года. Сейчас более 2000 карт из собрания музея можно увидеть на выставке «В городе карт».

arzamas.academy

Тюремные будни. Часть 4. Разделение заключенных: касты, масти, разряды

В местах лишения свободы заключенные делятся на несколько довольно замкнутых групп. Это блатные, мужики, козлы и неприкасаемые, парии тюрьмы и зоны — петухи (гребни, пивни, шкварные, опущенные, обиженные), пернатые, кочеты и т.д. и т.п. Тюремные понятия и законы порой кажутся жестокими и бессмысленными.

Первый закон воровского братства запрещал вору трудиться. На свободе он должен воровать, в лагере — сидеть, причем в прямом смысле. Прибыв в зону, вор сразу же попадал в отрицали, нарушая режим и отказываясь работать.

Воры новой формации в большинстве случаев предпочитают работать. Они учреждают фирмы и компании, открывают сеть ресторанов и казино (как это сделал московский вор в законе Витя Калина, получивший корону не без помощи самого Япончика). Известны случаи, когда преуспевающие российские банки приглашали на работу воров в законе. Авторитет занимал должность руководителя службы безопасности и сам устанавливал себе месячное жалование. Торг, как правило, был неуместен. Взамен вор возвращал банку долги. Он даже в руки не брал гражданско-процессуальный кодекс. Ему было достаточно лишь названия фирмы-должника и фамилии директора.

Второе классическое правило воровского братства — не имей семьи. До 70-х годов законникам запрещалось жениться, иметь детей и даже поддерживать связь с родителями. Считается, что известная тюремная татуировка «Не забуду мать родную» имеет несколько иной смысл. Под «матерью» понималась воровская семья, которая вскормила и воспитала авторитета. Сегодняшнему вору в законе позволяют жениться, заводить детей и чтить родителей. Иногда отец или мать даже помогают добыть сыну воровской венец. Так было с Витей Калиной, мать которого была связана с Вячеславом

Иваньковым — «Японцем».

Воровской устав запрещал законнику окружать себя дорогими вещами — особняком, автомобилем и тому подобным, носить любые украшения (единственным украшением должна быть лишь татуировка) и копить личные деньги. Образ жизни вора старой закваски лаконично выразил главный герой известной комедии «Джентльмены удачи»: «Ты — вор. Украл, выпил — в тюрьму. Украл, выпил — в тюрьму». Действительно, часть своей добычи законник отдавал в обшак, а на остальные — гулял. Разгульная жизнь обычно длилась не более гола. Затем вор был обязан возвратиться в «дом родной»: сначала в СИЗО, затем в зону.

Это правило оказалось едва ли не самым болезненным для законника. Сегодняшний вор разъезжает в шедеврах мирового автомобилестроения, возводит трехэтажные особняки, в просторечии называемые «спортзалы». Он окружает себя телохранителями, ибо жизнь законника еще никогда не была в такой опасности, как сегодня (самому же вору до сих пор запрещено носить какое-либо оружие).

Чтобы стать вором в законе, мало быть уголовным авторитетом и чтить воровской кодекс. Нужно пройти коронацию, или посвящение в законники. Это непросто — нужно соблюсти ряд формальностей, которые сохранились и по сей день. Например, авторитет, положенец или пацан, входящий в окружение законников, замахнулся на воровской титул. Прежде всего, ему нужно заручиться двумя письменными рекомендациями от воров в законе. Причем законный стаж поручителей должен быть не менее трех (по другой информации — пяти) лет. После этого кандидат сообщает ворам о своих намерениях. По всем тюрьмам, следственным изоляторам и колониям рассылаются письма — малявы, они — же — ксивы. В них сообщается, что имярек по кличке такой-то собирается короноваться. Письма идут дорогой — тайной лагерной почтой, которая не менее оперативна, чем обычная почтовая связь. Каждый, кто знает о кандидате что-нибудь нелицеприятное, случай, порочащий воровскую честь, должен немедленно сообщить в «отдел коронации». Вспоминаются грешки и двадцатилетней давности.

Авторы рекомендательных маляв в ответе за тех, кого рекомендуют. Поэтому кандидату очень сложно скрыть характерную историю из своей биографии. Рано или поздно она станет всеобщим достоянием. Многие не проходят эту дистанцию и получают прозвище сухарей. Вторая попытка, как правило, также заканчивается неудачей. Если же претендент достоин воровской короны, назначается коронация. Ее могут провести и на свободе, и в зоне. Хотя большим уважением пользуется коронация в колонии или тюрьме. Некоторые из воров считают, что венец нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке. О деталях самого процесса известно немногое. О самой воровской короне также ничего не известно. Скорее всего, это символ, а не ритуальный инструмент. Далее следует клятва новоиспеченного вора в законе. Он обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом — «смерть за измену». В воровском клане существуют еще наколки, указывающие на законника. Скажем, парящий орел с короной над головой (его накалывают на груди), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Но их наносят после коронации. «Симулировать» вора в законе невозможно, не говоря уже о том, что очень опасно. Вора, прежде всего, выдают манеры, нажитые годами. Он ведет себя как законник, лишь переступив порог СИЗО или колонии. К тому же зэки узнают о его прибытии еще раньше. Это — закон преступного мира. Пока вор едет по этапу, для него уже готовят нары возле окна и достают «смокинг» — лагерную униформу поопрятней (зона обязана знать габариты прибывающего лидера). В тумбочке — двойной паек и курево.

К чудесам воровской коронации в 80-х годах прибавилось еще одно чудо — статус вора в законе можно просто купить. И не за большие деньги, а за очень большие деньги, которые вносятся в общак. Известны случаи, когда богатые криминальные авторитеты получали венец без единой ходки в зону. К деньгам добавляли воровской венец не только по идейным понятиям. Во-первых, авторитет, рэкетирующий фирмы и отмывающий деньги через банковские счета, уже не мог быть потесненным конкурентами, что называется, за здорово живешь. За вором теперь стоял мощный клан с длинными руками и многолетним опытом человеческого истребления. Когда погибает законник, воровской мир начинает свое расследование и выносит свой приговор. Согласно обычаю, за смертью вора должна следовать смерть убийцы. При заказной ликвидации ищут и убивают как заказчика, так и исполнителя. Во-вторых, вор становился смотрящим на каком-то хлебном участке (иногда участком был целый район или даже область), выбивая деньги на общак. В-третьих, вора могут пригласить для разрешения споров, часто хозяйственных, между преступными группировками («как скажет — так и будет»). И, наконец, четвертая выгода. Фартовая воровская жизнь может когданибудь дать трещину, и законнику придется идти в зону. Гораздо приятнее это делать коронованным, чем обычным криминальным авторитетом.

Но в «поправке» есть один недостаток. Специалисты из МВД считают, что воры, коронованные за деньги (их называют скороспелками), умирают чаще, чем воры классические. Судить о причинах никто не берется.

Блатные санкции

Вора коронует сходка, она же и развенчивает провинившегося. Любая блатная санкция, вплоть до пощечины, проводится с ведома сходки. Вор не имеет права сам наказать вора. Он должен созвать сходку и предъявить санкцию. Прикрытием для сходок зачастую служат массовые мероприятия -свадьбы, юбилеи или похороны. Воровской сбор могут назначить и в лесу, но безопасней его вуалировать под официальный прием. Тем более, что иногда просто пытаются совместить приятное и полезное. Если это похороны законника, то сходка не только проводит товарища в последний путь, но и решит, кто займет вакантное место. О «повестке дня» большинство воров не знает, расспрашивать же не принято: вор должен быть готовым ко всему, даже к самому худшему. На сходняках обсуждается судьба общака, уголовная стратегия на ближайшее время, расправа над предателем, передел зон влияния, очередной претендент на корону. Все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами. Если сорок лет назад сходку мог созвать любой из воров, то теперь она назначается общиной — группой из нескольких законников. Сходки бывают двух видов: местные и краевые. Все зависит от «повестки дня», от важности вопроса, который будет обсуждаться. Сходку назначают и в зоне, чтобы решить насущный вопрос, не ожидая звонка. Раньше у воров была традиция собираться в тюремных больницах под видом пациентов. Лечебное учреждение, опять-таки, выбиралось в зависимости от вопроса. Воров свозили то в городскую, то в областную, а порой и в республиканскую больницы. Там братва могла расслабиться, выпить за редкую встречу и уж потом приступить к делам. Здесь же в одной из палат порой вручалась и воровская корона.

Без оперативной связи воровской клан не выжил бы. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Воровская почта родилась еще до революции. «Малины» общались между собой с помощью связного, который был неприкасаемым. Независимо от текста письма, ударить курьера, а тем более убить, никто не смел. В своих посланиях паханы (главари) воровских группировок договаривались о совместных налетах, сообщали о стукачах и просто делились новостями. Тогда же стали выращивать и голубей, используя их в роли связного. Вскоре письма стали шифровать. Воровской жаргон стал первым способом шифровки такой информации. Затем возникла нательная символика — татуировки.

В зоне общаться сложнее. Тюремно-лагерные дороги — связные каналы -существуют десятилетиями. Каждая камера СИЗО или тюрьмы подключена к дороге. Если камера не имеет связи, ее называют пустой или лунявой. В ней содержатся стукачи, обиженные и опущенные, с которыми держать связь считается западлом. По наружной стене здания протянуты длинные веревки: вертикальные и горизонтальные. По этим веревкам постоянно гонят коней — передают мешочки, где спрятаны малява, сигареты или деньги. Иногда малявы шифруются, а иногда и нет: все зависит от ее важности. Письмо обычно шифруют с помощью буквенного кода. По дороге идет полная белиберда, но адресат знает, что значение имеет лишь пятая (вторая, шестая) буква. Шифр могут усложнить решеткой — специальным шаблоном, который поворачивается по тексту в нужном направлении. У каждого рецидивиста есть свой графический опознавательный знак, который ставится вместо подписи. Вор может ограничиться и своей кличкой в конце малявы. Но лучшая связь — через контролеров. Если сотрудника СИЗО или тюрьмы нельзя подкупить, его шантажируют.

Бабки общаковые

Воровской клан напоминает громадное предприятие с мощным капиталом, опытными кадрами, региональными представителями и уставом. Управляет фирмой воровской совет — сходняк. Как и любая фирма, воровской клан имеет свои кассы. Общаки бывают двух видов — лагерные и свободные.

Лагерная касса формируется внутри зоны и служит для грева карцеров и изоляторов, подкупа кумов, закупок спиртного и наркотиков, а также для личных расходов лидера, В каждом отряде существуют шнифты — местные кассы, за которые головой отвечают шнифтари — группа зэков, назначенных вором в законе. Они и собирают со всего отряда дань на общак: сигареты, чай, продукты, деньги и разную туалетную утварь. Размер дани устанавливает сходка.

Помимо общих поборов, берется налог с карточных игр. В 70-х годах за каждый стук (игру) в очко зэки отчисляли рубль, буру — два рубля, терц -пять. Налог оплачивал проигравший.

Любого, кто надругается над общаком — запустит лапу или обчистит — ждала смерть. Когда воровские ревизоры выявляли недостачу, начиналось целое расследование. Обычно спрашивали с кассира. Иногда общаковые деньги замораживали — клали на длительное хранение. Например, их могли закопать на кладбище под видом свежей могилы.

Сегодня, по мнению оперработников, воры стараются хранить наличность, притом твердую валюту, которая в меньшей степени подвержена инфляции. Такую кассу охраняют не один и не два человека. По некоторым данным, число хранителей свободного общака порой достигает двадцати бойцов, которых выбирают на сходняке. Стеречь кассу — дело почетное и довольно прибыльное. Эту миссию поручают фанатикам, самым преданным воровскому делу законникам. О месте хранения денег и способе их получения знает лишь охрана (ее называют сообщаковой братвой). Они ложится на дно и живет на конспиративных квартирах по фальшивым паспортам. Система безопасности общака продумывается настолько, что заговор внутри сообщаковой братвы ничего не даст. Притом воры-охранники имеют право убить любого законника, даже самого авторитетного, который попытается запустить руку в кассу. Разрешаются разборки и внутри охраны, вплоть до ликвидации.

Лагерный общак не идет ни в какое сравнение со свободным общаком, который оперирует миллионами долларов. Один авторитетнейший законник после прибытия в США получил от долгопрудненских воров почти 400 тысяч долларов для «поддержания штанов». Говорят, что, получив сумму, вор разочарованно вздохнул: он ожидал больше.

Пацаны, шестерки, быки и громоотводы — лагерная прислуга вора в законе. Нередко они служат законникам и на свободе, но там их услуги иного характера. В этом ряду самое выгодное положение у пацанов.

К пацанам относят отрицал, симпатизирующих ворам. Когда вор размораживает зону, то есть затевает массовые беспорядки, пацаны служат ударной силой, подстрекая мужиков на пьянство и саботаж.

Мужиками (или работягами) называют тех, кто стал на путь исправления, добросовестно работает и не конфликтует с персоналом ИТК. В мужики чаще всего попадают зэки, осужденные впервые, цеховики и расхитители, далекие от примитивной уголовщины. Мужики записываются в актив, пытаясь заслужить досрочное освобождение. В колонии создаются два мощных лагеря из пацанов и мужиков. Новичок, если он не «профессионал», должен принять одну из сторон. Во время лагерных бунтов пацаны по заданию авторитета не пускают мужиков в промзону, спаивают их водкой (иногда насильно) и провоцируют на драки. Мужики менее организованы и на массовый отпор не идут.

Наиболее преданных и авторитетных пацанов воры берут в свое окружение. Особое внимание уделяют молодежи, из которой выковывается достойная смена. Пацана могут признать положением, то есть потенциальным кандидатом на воровской венец. Многие клятвы во время коронации начинались словами: «Я как пацан, который хочет служить воровскому братству…»

Шестерки служат для общих услуг: передают записки) собирают деньги, ежедневно проводят влажную уборку возле нар вора, достают сигареты и спиртное, доносят о непорядке, трудятся за вора в промзоне, обстирывают и даже вслух читают книги. На свободе многие шестерки становятся паханами и возглавляют преступные группы. Некто Григорий Вербило в ИТК-29 прислуживал вору в законе, три года давал за него план в арматурном цехе и брал на себя все режимные провины законника. Выйдя из зоны, Вербило открыл в Челябинске фирму и стал торговать спиртным. Он ездил на иномарке и имел двоих телохранителей. Через год Гриша загремел в СИЗО за мошенничество и наркотики, которые нашли при обыске. Получив десять лет, он отправился в ИТК и опять попал в пристяжь: там свои порядки и обычаи. В зоне шестерки обязаны защищать вора, исполняя роль телохранителей. В случае его несанкционированного убийства или увечья отвечает пристяжь.Авторитеты часто набирают в прислугу лиц, имеющих опыт охранной деятельности.

Быки — прямые исполнители наказаний. Их также называют солдатами и посылают туда, где нужна грубая физическая сила. К примеру, опустить, отдубасить, а иногда и прикончить неугодного зэка. Ряды быков стараются пополнять здоровенными детинами, которые могут напугать впечатлительного мужика или суку одним своим видом. Умом быки не блещут, и среди них даже встречаются дебилы, признанные судебными экспертами психически здоровыми Самые опасные среди быков — так называемые торпеды. Это смертники, «камикадзе», которые выполняют задание любой ценой, даже если придется расстаться с жизнью. В торпеды может попасть карточный игрок, проигравший свою жизнь. Такие игры очень популярны у преступников и называются «Три звездочки» (иногда «Три косточки»). Если «камикадзе» отказывается выполнить приказ, то есть вернуть карточный долг, он об этом быстро жалеет Торпеды могут убивать не только в зоне, но и на воле. Но заказ на ликвидацию должен быть изначально выполним. Если победитель поручит зарезать главу африканской республики или прикончить «объект» на днях гае-то в Череповце, когда торпеде еще три года до звонка, — это западло. Иногда торпедам поручают убить милиционера, прокурора или госдеятеля (скажем, депутата). В таких случаях шансы получить «вышку» возрастают до предела. Поэтому перед смертельным коном игроки нередко оговаривают все нюансы.

И, наконец, последний представитель воровской пристяжи — громоотвод. Он защищает авторитета с юридической стороны: берет на себя его преступления. Подставу стараются проводить очень тщательно и грамотно, так как самих признаний громоотвода для следствия мало. Следователь может; пришить и липовое дело, записав плюс в свой актив, но тогда оно имеет большие шансы развалиться на суде. Роль громоотводов могут исполнять шестерки или торпеды, реже быки и пацаны.

Самая презираемая каста зоны — опущенные и обиженные. В нее попадают пассивные гомосексуалисты, лица, осужденные за половые преступления, и жертвы насилия в самой зоне. Опушенных называют петухами, маргаритками, вафлерами и отводят для них отдельную территорию, так называемый петушиный угол. В казарме петухи ложатся у дверей, в камере — у параши или под нарами. Иногда их заставляют сооружать ширмочки, дабы полностью оградиться от лагерного изгоя. В столовой есть петушиные столы и лавки, где питаются лишь опущенные. Если обычный зэк сядет в петушиное гнездо, он становится законтаченным и лишается былого уважения. Прибыв в ИТК или СИЗО, опытный уголовник прежде всего выясняет для себя, где ютится обиженная братия, чтобы не сесть в лужу. Петух обычно меченый: одет неопрятно и грязен (ему запрещается мыться в бане и туалетных комнатах вместе со всеми). В столовой он пользуется специальной посудой: в мисках, кружках и ложках сверлятся дырки, и, чтобы суп или чай не выливался, петух затыкает дырку пальцем. Уголовники часто вместо «опустили» говорят «подарили тарелочку с дырочкой».

Опущенным и обиженным поручают самую мерзкую работу: чистить туалет, выносить парашу, обслуживать помойные ямы. Если петух отказывается, его могут избить ногами (бить руками нельзя), окунуть лицом в парашу, или даже убить. Многие опущенные не выдерживают истязаний и сводят счеты с жизнью.

Разговаривать с петухом — западло, общаться с ним можно лишь половым путем. Идти в промзону бедняга обязан в хвосте колонны, ему запрещено приближаться к нормальному зэку ближе, чем на три шага, а тем более -заводить разговор. Петух обязан уступать дорогу, плотно прижимаясь к стене. Любой огрех чреват мордобоем. Причин для опускания много. Сделать отбросом зоны могут еще в следственном изоляторе, притом лишь за то, что ты нагрубил авторитету или стал качать свои права. Как правило, такое допускают новички, привыкшие командовать на свободе. Бывали случаи, когда «дарили тарелку с дыркой» за внешний вид, скажем, за смазливость, жеманность или чрезмерную интеллигентность.

Пассивные гомосексуалисты и насильники малолетних попадали в касту автоматически. Сокамерники еше в СИЗО узнают сексуальную ориентацию и статью, по которой обвиняется «новобранец».

Пассивного педераста зона метит татуировкой — выкалывает синяк под глазом или наносит определенный рисунок. Утаить клеймо практически невозможно, и петух остается им на вечные времена. Прибывая в очередной раз в СИЗО или НТК, он обязан прежде всего уточнить, где здесь петушиный угол. В случае утаивания и обмана опущенного могут убить те, кого он законтачил своим общением.

К обиженным относят зэков, которых отвергли, но не опустили. Например, законтаченных в общении с петухами, карточных должников, отцеубийц, развратников или просто доходягу, не умеющего за себя постоять. Таких называют парашниками. Они по лагерному рангу выше петухов, но уборка туалета их не минует. Парашника в любой момент могут наградить посудой с дырками.

Опускание — процесс стандартный: двое или трое держат, один насилует Иногда жертве цепляют на спину порнографический снимок для возбуждения. Если кандидата в петухи скрутить не удалось, пускаются на хитрость. Дождавшись, пока он заснет, зэки мастурбируют на его лицо или проводят членом по губам. После этого по лагерю или СИЗО объявляется, что полку вафлеров прибыло. Так поступали с бандитами, пошедшими против воров.

Долгое время опущенные были полностью бесправными. Их ставили ниже легавых, сук и козлов. Но их клан стал приспосабливаться к зоне, создавать свой устав и свою иерархию. Это происходило не во всех лагерях и тюрьмах. Опытные зэки считали, что больше всего петухов на общем и усиленном режимах, и называли такие зоны козлиными. Чем строже режим, утверждали они, тем меньше вафлеров и больше шансов им выжить.

Но самым любопытным является то, что петухи, пытаясь выжить, заставили с собой считаться. Они стали защищаться после того, как истязания достигли апогея: их заставляли есть испражнения и языком вылизывать парашу. Доведенная до отчаяния жертва шла на самоубийство, но не обычным путем. Петух выбирал наиболее злобного уголовника и бросался ему на шею, целуя и облизывая. Шокированный зэк убивал или калечил изгоя, но сам становился законтаченным. Былое уважение мигом улетучивалось, и посрамленный уголовник вскоре пополнял ряды обиженных.

Выйдя из ИТК на свободу, парашники, козлы и петухи становились серьезной опасностью для воров. Лагерные унижения порождали у большинства из них чувство ненависти, а у многих — желание отомстить. Опущенные бандиты вновь брались за оружие и начинали охотиться за ворами и их окружением: шестерками, быками, пацанами. Порой погибали те, кто лишь упоминал о своей связи с ворами.

Симуляцию болезни или намеренное членовредительство зэки называют мостырками (или мастырками). Их перечень настолько объемен, что потянул бы на хороший сборник лагерных рецептов. К чуть ли не повседневным рецептам относилось обильное потребление воды, которое могло закончиться водянкой. Чтобы вызвать жажду, зэки ели соль целыми кусками. Учащенное сердцебиение вызывалось водным настоем табака, который пили три раза в день. Чтобы сымитировать тяжелую гнойную рану, зэк разрезал кожу и вводил в надрез нитку, которой чистил зубы. Инфекция делала свое дело, и спустя два-три дня рана пугала самого симулянта. Болезненным, но эффективным, считалось прижигание полового члена.

Морщась от боли, зэк обрабатывал детородный орган горящей сигаретой. Ранки смахивали на сифилисные язвы, и мостырщик отправлялся в венерическое отделение. Симуляция гонореи переносилась не менее болезненно: в мочеиспускательный канал с помощью шприца вводили жидкое мыло, вызывающее раздражение слизистой и подозрительные выделения. Если кипяток лить на ногу или руку не прямиком, а через тряпку, обваренная кожа напоминает своей припухлостью и равномерной краснотой гангрену. Острое кишечное отравление или дизентерию имитировали тем, что съедали несколько кусков обычного мыла. Кто не мог проглотить мыло, пил мыльный раствор. Через несколько часов появлялись рези в животе и сильный понос.

Желающие получить высокую температуру вводили под кожу керосин. Кроме температуры, появлялись фурункулы, которые также можно было использовать при выборе «диагноза». В сустав руки или ноги загонялись иглы. Сустав распухал, синел и подпадал под признаки перелома конечности. Высококлассная мостырка определялась лишь рентгеном. Доходило и до намеренного членовредительства. Во время сильных морозов из окна выставлялись пальцы рук (реже ног). Отморожение часто заканчивалось ампутацией пальцев или даже кисти. Глотались зубные щетки, гвозди, ложки. Бывало, зэки собственноручно отсекали пальцы, мостыря производственное увечье.

«Ремонт болтов»

Так называют в зоне подпольную операцию по вживлению в половой член пластмассового шарика, призванного подарить партнерше или партнеру незабываемые ощущения. Подобное хирургическое вмешательство в мужское достоинство наблюдалось еще в дореволюционных допрах. Спустя полвека, способы и инструментарий лагерных «хирургов» не изменились. Несмотря на болезненность операции и ее осложнения. Пластмассовый шарик, вживляемый в член, назывался спутником. Спутник помещался не один (стоило ли из-за одного затевать всю возню?), а две-три такие крупные фасолины делали пенис скорее орудием пытки, чем наслаждения. Обладатели спутников любили рассказывать, как кричали от счастья их подруги. Теперь о самой операции. В большом грязно-буром куске хозяйственного мыла аккуратно вырезали маленькое отверстие. Вместо ножа зэки использовали черенок алюминиевой ложки, остро заточенный о бетонный пол. Над вырезанной в мыле ямкой плавили на горящей спичке целлофановый пакет. Издавая мерзкий запах и пуская едкий дым, пакет плавился и капал в отверстие. Когда ямка заполнялась, зэки ждали, пока целлофановая масса остынет. Затем кусок мыла разрезался тем же черенком от ложки и вытаскивался образовавшийся твердый сгусток, который начинали долго-долго шлифовать о бетонный пол камеры. Терли кусочек до тех пор, пока он не превращался в большую гладкую фасолину.

После этого за дело брался местный «хирург». Его основной инструмент — обточенная ручка от зубной щетки. Бритву использовать нельзя: надрез должен быть рваным и неровным. Пациент клал член на стол, за которым обычно камера ела, и двумя пальцами оттягивал на нем, распластывая по столу, кожу у основания головки. Эксперт по спутникам наставлял острие ручки зубной щетки и сильно бил сверху. В роли молотка фигурировал самый толстый том из книг, находящихся в камере. Ассистент (эксперт-оператор), не обращая внимания на кровь, быстро заталкивал в рваную щель фасолину-спутник. Рану немедленно засыпали растолченной таблеткой белого стрептоцида и перевязывали подручной тряпкой. Часто бинтом служила разорванная майка.

www.mzk1.ru

Масти на зоне. Зоновские понятия. Тюремные законы

В современном обществе не принято делить людей на какие-либо группы, сословия и касты. Однако это правило не касается мест лишения свободы, где уже на протяжении многих десятилетий существует строгая классификация осужденных на своеобразные группы (или, как говорят на зоне, масти).

Тюремные масти

Масти на зоне – это деление всех заключенных на своеобразные группы, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, правами и понятиями.

Абсолютно в любой тюрьме и колонии имеется четкое разграничение всех заключенных на определенные группы или масти: «блатные», «мужики», «козлы» и «петухи». Есть еще и так называемые промежуточные группы, которые меняются в зависимости от конкретного места лишения свободы. К таким «промежуточным» кастам относятся «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие.

Масти на зоне являются довольно закрытыми группами, и перейти из одной касты в другую практически невозможно.

«Авторитеты» зоны

Самой значимой, важной и почетной мастью на зоне являются «блатные». Эта каста самая малочисленная, и попасть в нее просто так не получится. Итак, кто такой «блатной»?

«Блатные» - это настоящая, практически безграничная власть на зоне. Именно члены этой группы устанавливают неписаные правила поведения в местах лишения свободы, следят за порядком на зоне, решают конфликтные ситуации, возникающие между заключенными, и наказывают «провинившихся» по всей строгости тюремного закона.

Особой группой «блатных» являются так называемые воры в законе. Это признанные криминальные авторитеты. Причем, они не обязательно должны промышлять кражами. «Вор в законе» - это человек, имеющий безупречную криминальную репутацию, правильные понятия и четко соблюдающий воровские законы.

Если отвечать на вопрос о том, кто такой «блатной», то можно сказать, что это авторитет, который ведет себя «правильно» не только на зоне, но и не имел никаких «косяков» на свободе. К примеру, «блатные» не должны служить в армии, на воле они не должны были занимать руководящие должности или работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами). В советские времена подобным авторитетам запрещалось иметь семью и состоять в какой-либо политической партии.

Самый главный

Лидером «блатных» является «пахан» - признанный криминальный авторитет. Если же такого на зоне нет, то назначается «смотрящий» - заключенный, выполняющий функции лидера.

«Пахан» и его приближенные (то есть «блатные») обладают на зоне особыми привилегиями. Они могут не работать, оставлять себе из «общака» все, что посчитают нужным.

В современном мире многие «блатные» на зоне взаимодействуют с администрацией исправительного учреждения и устанавливают те порядки, которые выгодны руководству колонии. Взамен «блатным» создаются комфортные условия содержания (они негласно получают спиртное, анашу, телефоны и прочие блага). Хоть это и не соответствует воровским понятиям, но рыночные отношения в наше время царят и на зоне.

Кто такой «мужик»?

«Мужики» - это, пожалуй, самая многочисленная и нейтральная группа заключенных. В ее число входят арестанты, получившие срок за совершение небольших преступлений. Как правило, это абсолютно случайные в тюрьме люди: попав на зону один раз, они стараются как можно быстрее освободиться и вернуться к обычной жизни на воле.

Указанная масть на зоне никакого авторитета не имеет. «Мужики» не принимают участия в разборках, не имеют права голоса и не вмешиваются в дела «блатных». Они не сотрудничают с администрацией тюрьмы, но и не прислуживают авторитетам зоны.

Среди «мужиков» есть, конечно, и такие арестанты, которых уважают «блатные» и даже прислушиваются к их мнению.

Эта группа заключенных считается нейтральной и довольно многочисленной. И если говорить о том, кто такой «мужик», это тот арестант, который по окончании срока забудет все как «страшный сон» и постарается больше на зону не возвращаться.

«Козлы» - это…

Если принадлежать к двум вышеописанным мастям почетно, то вот попасть в касту «козлов» - значит поставить себя против остальных арестантов. Как правило, к этой масти относят тех заключенных, которые по собственному желанию (а в некоторых случаях и по принуждению) стали сотрудничать с администрацией исправительного учреждения.

Так, если арестант согласился занять должность тюремного библиотекаря или завхоза, то он автоматически попал в касту «козлов». Осужденные, относящиеся к данной масти, активно сотрудничают с руководством тюрем, выполняя все их поручения. В связи с этим остальные арестанты относятся к ним как к предателям.

Подобное положение лишает «козлов» права участвовать в тюремных разборках, их не допускают до «общака», они не имеют права голоса. Между тем, с представителями данной масти можно здороваться, до них можно дотрагиваться и с ними, по желанию, можно общаться.

Врагу не пожелаешь

Масти на зоне неизменны. Из низшей касты нельзя перейти в более авторитетную. Так, «козел» никогда не станет «мужиком» или «блатным». А вот попасть в самую низшую касту можно.

Такая масть, как «петух», - настоящий кошмар для заключенного. Арестантам, попавшим в данную касту, на зоне живется, мягко говоря, не просто. Эту группу заключенных еще называют «обиженными», «опущенными», «неприкасаемыми». К этой масти относятся пассивные гомосексуалисты и заключенные, наказанные посредствам совершения с ними полового контакта. Причем, самого полового акта может и не быть: арестанту могут просто провести половым органом по губам, и с этого момента он будет считаться «петухом».

Представители данной масти являются изгоями: к ним нельзя прикасаться, нельзя у них ничего брать. «Петухи» пользуются отдельной посудой, имеют отдельное спальное место (как правило, при входе в камеру). С ними не принято разговаривать. «Петухам» запрещено приближаться к остальным заключенным ближе, чем на три шага. Именно они выполняют самую грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац.

Однако, когда «петухов» «употребляют» (именно так принято говорить на зоне), это не считается каким-либо оскверняющим контактом.

Существует и зловещая «традиция» - делать дырки в тарелках, ложках и кружках «петухов». Для того чтобы зеку, относящемуся к этой касте, покушать или попить, необходимо затыкать дырки пальцами. И это самое безобидное унижение из тех, которым подвергаются «петухи».

Тюремные законы являются очень строгими и жестокими. Поэтому малейшее отступление от установленных норм поведения неминуемо ведет к наказанию. Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям. Выдерживают это не все, поэтому многие заключенные, попавшие в касту «петухов», заканчивают жизнь самоубийством.

Бывает и такое

Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых местах лишения свободы бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.

Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники. На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:

  • «форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;
  • «черти» - то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;
  • «шныри», которые выполняют роль прислуги;
  • «прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.

На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты. К примеру, «приблатненные», в которую входят заключенные, которые составляют «свиту» «блатным» (при этом сами они блатными не являются). Или каста «негодяи», к которой относятся «блатные» арестанты, которые совершили какой-либо отвратительный поступок.

Жить «по понятиям»

К какой бы масти ни относился заключенный, он обязан соблюдать зоновские понятия. Понятия – это установленные нормы поведения заключенного в местах лишения свободы. Строгое соблюдение указанных неписанных правил помогает избегать возникновения конфликтных, а порой и опасных для жизни ситуаций.

Тюремные законы (или понятия) очень похожи на нормы жизни на свободе. Парадокс заключается в том, что часто арестанты, которые нарушали закон на воле (к примеру, воровали), в местах лишения свободы строго придерживаются правила «не воруй».

Основные зоновские понятия сводятся к следующему: не «стучи» и не кради у своих (то есть у таких же заключенных), не пускай «слова на ветер» (если пригрозил кому-то, то должен наказать; в противном случае накажут за болтовню).

Нельзя на зоне вмешиваться в чужие дела и разговоры, навязывать свое мнение, врать и ругаться матом (так как спрос за любое сказанное слово в тюрьме намного больше, чем на свободе).

Не стоит в местах лишения свободы жадничать: принято делиться с сокамерниками. Ну и, конечно, не стоит ставить себя выше остальных, ведь это может привести к страшным последствиям.

Странные нормы

На некоторых зонах есть и совсем странные законы. Особенно это касается колоний, в которых содержатся несовершеннолетние преступники. К примеру, нельзя ничего поднимать с пола, нельзя докуривать сигарету за арестантами, которые входят в более низкие тюремные касты.

Есть такие тюрьмы, в которых могут опустить только за то, что заключенный сходил в туалет и не помыл руки или заштопал себе носки.

Бывают и такие колонии, в которых в бане принято мыться двумя мочалками – одна до пояса, вторая – для всего остального. Полотенце, которое принято называть «вафельным», на зоне считается «полотенцем в клеточку». И очень не поздоровится тому заключенному, который этого правила не знает.

Зона «красная». Зона «черная»

По мастям делятся не только сами заключенные, но и места их содержания. Все зоны делятся на «черные» и «красные».

«Красные» - это те тюрьмы, в которых преобладают жесткие «ментовские» понятия. В подобных тюрьмах всячески поощряется взаимодействие заключенных с администрацией исправительного учреждения. Жизнь здесь протекает по правилам руководства зоны.

«Черные» тюрьмы (которых в России большинство) – это те исправительные учреждения, в которых все строится на воровских понятиях и тюремных законах. Здесь масти на зоне значение имеют огромное. Сотрудничать с администрацией такой колонии считается «западло».

На «черных» зонах заключенных, которые «стучат» руководству, относят к касте «козлов» (их еще называют «красными»). "Красный" на зоне никогда не сможет спокойно жить, так как у всех остальных арестантов он будет вызывать ненависть и будет считаться предателем.

Напоследок

За многие десятилетия в местах лишения свободы сформировались четкие и строгие правила и нормы поведения арестантов. Нарушение установленных правил приводит заключенных к наказанию, которое, чаще всего, заключается в переводе в самую низшую тюремную касту.

И если для обычного законопослушного гражданина подобное наказание кажется ребячеством, то для обитателей зоны – это самое суровое и строгое наказание. Ведь благополучное и спокойное отбывание срока напрямую зависит от того, к какой масти относится арестант.

Несмотря на то, что современное общество и мировоззрение внесло в тюремную жизнь множество нововведений, есть вещи, которые по прежнему остаются неизменными, – это тюремные касты (масти), воровские законы и понятия.

autogear.ru

Тюремные татуировки - Тату,оборудование в Москве

В уголовном мире тюремная татуировка испокон веков была "визитной карточкой" своего обладателя, являлась средством передачи информации. В преступном мире татуировки делят людей на «своих» и «чужих», в нательных татуировках заложена вся поднаготная преступника: число судимостей, статья и срок, отношение с властями, характер и положение в криминальной иерархии, сексуальная ориентация и профессия.   

Со временем, толковать тюремные татуировки стало для служителей порядка делом обычным, татуировки использовались для определения примет преступника, по каталогу восстанавливали, кем был погибший или когда требовалась идентификация подозреваемого. С 30-х годов в СССР, положение начало меняться и татуировкам стали уделять гораздо больше внимания. Преступники "совка" уступали по количеству и разнообразию наколок, подобранных и исполненных со смыслом и мастерски, лишь, пожалуй, членам китайских триад или якудза. МВД России располагало обширным количеством информации о татуировках, собранной в каталоги и  только для служебного использования, под грифом «ДСП». В начале 90-х годов, некогда закрытая информация, стала достоянием общественности, благодаря деятельности офицеров-криминалистов, например Дубягина и Болдаева, которые за время службы досконально изучили значения криминальных татуировок и располагали в частных коллекциях огромным количеством рисунков и фото: 

"Фрак с орденами"
Криминальные татуировки - это, своего рода, еще один язык, откровенно тайный, социальный и политизированный, закрытый от непосвященных "фраеров". Покрытое татуировками тело вора, своеобразный "фрак с орденами", покрытый регалиями, знаками чинов и отличий - передает определенную информацию таким же посвященным в секретный смысл изображенного. Весь послужной список вора, все подробности его биографии воплощаются в татуировках - это и "досье" и "послужной список", своеобразное средство повседневной коммуникации.

Тюремная татуировка, причастная к миру воров в законе, делает носителя неприкосновенным для любых действий со стороны, не утвержденных воровскими "понятиями". Достоверно известно, что присвоевшего себе наколки вора в законе, в "местах не столь отдаленных" жестоко убивают, ведь обман воспринимается как надругательство над "тюремными понятиями" - священным законным языком.

Текст татуировок не буквален и может читаться по-разному, в зависимости от разных обстоятельств, и даже части тела, на которую она нанесена.Сложность этого языка приводит к тому, что люди с большим опытом нанесения и чтения подобных изображений, приобретают "за забором" огромный авторитет, их называют "кольщиками", игла  - "пешня", "шпора" или "жало", тушь именуется "мазутой" или "грязью". А ведь "мазута" - это наиболее ценные в зоне продукты: чай, жир и повидло; таким образом краска для тату приравнивается к высшим материальным ценностям зоны, сама же татуировка называется "регалка", "расписка" или "портачка". Татуировки и тело - единое целое, находящееся в постоянном диалоге с окружающим миром, тюремные тату требуют от хозяина соблюдения речевых, жестовых и поведенческих правил!

"Автограф"
Как правило, это имя владельца или символ, заменяющий его, подобные тату настолько распостранены, что их можно лицезреть и за пределами воровского мира, нередко на запястьях окружающих.
К личным оберегам относятся нательные изображения ангелов-хранителей, Иисуса Христа, Богоматери, святых, церквей и черепов. Как видно, все они связаны с религиозной тематикой смерти и также несут скрытый сакральный смысл. Постоянное соседство со смертью - основополагающий принцип криминального восприятия мира, в воровском мире смерти в обычном понимании вообще не существует, чтобы "родиться" вором, нужно "умереть" дважды: покинув "мир малолеток" и оставив "мир воли".

"Черти кумовские"
Воровской мир не признает никаких авторитетов, кроме воровских, поэтому любые изображения "не по понятиям" считаются проявлением враждебного ворам внешнего мира, они отвергают "систему" в пользу воровского мира. Например, изображение и слово "черт" на жаргоне означает человека, не принадлежащего к ворам, и относится скорее к "ментам" или "чертовой роте" - сотрудникам ОВД и МВД, а "черти кумовские" - зеки, стучащие на сокамерников куму (сотрудничающие с начальством лагеря).

"Трефовая масть"
Понятие "масти" в воровском жаргоне однозначно и крайне важно, так обозначается одновременно и вся "малина", и все воры одной специализации, воровская судьба, удача или фарт. "Держать масть" на жаргоне значит "иметь власть, руководить, поддерживать порядок и соблюдения "понятий". Главные символы вора в законе - это знак трефовой или пиковой карточной масти, самые "козырные" в воровской колоде, сюда же относят изображения черепа, крыльев, знак креста, короны воровского короля, змей и орлов; еще один символ вора - это кот, символизирующий ловкость и удачу, который расшифровывается как - Коренной Обитатель Тюрьмы. "Воровская мать" - в тюрьме это не только определенная должность, но еще и прародительница воровского племени, носительница воровских законов; то есть персонаж "ритуальный" - на жаргоне: "маханка", "паханка", точно также как "воровская семья" на жаргоне - группировка воров, не подразумевающая родственных связей. Неспроста одна из воровских клятв - "Клянусь мамой!".

"Червонная масть"
К эротике такие татуировки никакого отношения не имеют: сцены совокупления насильно наносятся на неотдавшего священный для вора карточный долг, а "бл..дь", применительно к мужчине - у воров одно из страшнейших оскорблений. Ничего кроме ужаса на зоне татуировки "опущенных" не вызывают, все сторонятся таких, как чумного, даже случайное соприкосновение с таким - это "западло" и может "опустить" каждого на уровень чушка.

Татуировки, связанные с сексуальной стороной заключенных, выглядят более, чем неэротично. Например, корона со знаком червоной (вафл...ской) масти, надпись "мохнорылый", точки на определенных местах, некоторые виды перстней обозначают, что перед вами пассивный гомосексуалист. Кроме червей к "красной масти" относятся знак бубён, именуемый "кумовской мастью" (насильно накалывается "стукачам", лишает вора всякого авторитета и вызывает сексуальное насилие).

На зоне есть несколько способов, как стать обладателем татуировки. Изначально на этапах ИТУ в качестве красящего вещества использовали в худшем случае самодельную тушь из смеси сахара, мочи и сажи, а в лучшем случае пасту от шариковых ручек. Для нанесения татуировки служила спичка, к которой нитками крепились несколько швейных игл, а за их отсутствием, распрямленные и заточенные о стену или пол скобы от книг или тетрадей.

Татуировки наносили мастера владеющие искусством нательной живописи, они принадлежат к лагерной элите и пользуются всяческими привилегиями. Некоторые специалисты умели нанести татуировки «вчистую», без подготовки, но все-таки чаще на нужном месте, сперва набрасывался контур будущей картинки и только потом - иглы и чернил.  

Татуирование в неподходящих условиях - тяжелый процесс и опасный, первые симптомы неудобств появляются сразу после нанесения рисунка, место краснеет и припухает, болит и может повыситься как местная, так и общая температура. Если повезет, и в процессе нанесения татуировки не была занесена никакая инфекция, то боль, в зависимости от индивидуальных особенностей организма, стихает через несколько дней, в противном случае, подопытный оказывался в больничке. Иногда дело принимало серьезный оборот и зэку попросту ампутировали конечность, а мог и погибнуть от заражения крови. 

Послесловие
Провести подробную классификацию тюремных татуировок практически невозможно, смысл многих со временем меняется и переходит к другим закрытым сообществам. Из-за увлечения "блатными" татуировками могут возникнуть большие проблемы на воле, и тем более в местах лишения свободы.

Юрий Татуатор по материалам книги Балдаева Д. С. "Татуировки заключенных"

tattooator.pro

Существует три масти на зоне

Прочитав значение слов в кометариях к нему увидел что автор допустил ошибочку, не сочтите за грубость конечно, просто существует три масти на зоне а не две
1. Красные — всем понятная масть
2. Черная — думаю тоже знаете
и третья масть это шерстяная
3. Шерстяная масть — шерсть в определении блатного жаргона — это ссучившиеся блатные, а как известно ссучившейся пацан больше не имеет право жить по понятиям черных мастей поэтом их назвали шерстяными, может просто не так углубляются в терминологию определения мастей по цветам и привычно для всех существуют две масти черная и красная, но здесь совсем другое, красная масть если ты изначально жил по мусорским законам, ты будешь относиться к красным, черные так же, а шерстяная масть означает что ты жил раньше по черным законам и что-то заставило тебя, либо сам (но это скорее всего исключение), либо по вынужденной причине, объяснять не буду, все и так думаю знают по каким причинам может поменяться идеология и образ жизни относительно понятий и законов, вкратце хочу добавить к таким мастям относятся беспредельщики, в основном они и являются шерстяными, с одной стороны они все базарят на фене и первому заехавшему заключенному в хату кажется, что он попал в порядочную хату, но эта, так называемая хата, является беспредельной, т. е. шерстяной, где ссучившиеся блатные правят беспределом, их слова ничего не значат, так что в порядочной хате никто тебя не станет угонять и тем более опускать, пока не узнают о тебе.

Мне кажется вы не совсем правы, масти все же только две. Шерстяными называют не только бывших блатных, но и просто тех, кто работает на администрацию: козлов, быков. А они далеко не все (да как правило в основной массе никто) никогда и не жили по блатным законам. Поэтому все они относятся к красным. Кстати, потому и шерстяные. Фактически это слово и означает одно из синонимов козла, но со временем слово отделилось от этого смысла и стало означать понятие, хоть и близкое по смыслу к козлу, но немного различающееся.

www.vturme.ru

Зоновский "пулемёт" /карты/. Как изготовить. Своеобразная печатка.

День добрый, Други моя! А может где-то и утро или ночь! Но всё-равно доброе!
 
... Масть пиковая ложилась на столе!- слова из песни красивой...Как раз в тему и на любой вкус- 3 Короля всех мастей, но без "сердечного", и "мусорок" бубей впридачу! Да принесут они нам всем удачу и фарт! Хотя при игре в 21 "Карлик" и считается самой "конченной" картой, истины ради скажу, что так оно и есть, ибо к нему, почти всегда, если колода не "заряжена", карта не собирается как надо. Ничего не изменишь в этом уже, специфика суммы чисел в колоде такова...А вот "мусорок" как раз Ок, не то , что в жизни! На "стуке" самый "Огонь" будет!!! :-)))
 Но для того , чтобы к "Бородатому" всегда приходили 8 и 9, стос надо, и игру вообще, очень сильно полюбить и знать, уметь правильно тусовать и раскладывать и, конечно же,  с душой его изготовить! Как??- сейчас поведаю, может кому инересно станет, а может и пригодится когда в жизни  нашей, полной изгибов и поворотов...

Игра в лагере- Святое! Каста "Игровых"- особенная! В основном играют в 21, в "Секу", в "Буру" тет-а-тет. Реже в "Терс" лоб в лоб. "Рамс" тоже присутствует. Карты в лагере, если ЗеКа с ними на ты, по истине творят чудеса!
В первую очередь- основное пополнение Общего с игры идёт. Чем больше насущного на "О", тем мусора ручнее и быт и уклад жизни за колючкой достойнее для узников.
Во-вторых, если "Игровой" по-жизни ты, то себе безбедную жизнь и семейникам своим обеспечишь на срок весь. Да плюс за забор отгонишь сумму немалую для родных и близких своих .

 Играется всё, если оговорки не было- деньги живые или переводом на адрес, сигареты, еда вольная и ларьковая, шмотки качественные через барыгу на бараке, цифры карточек экспрессоплаты для телефонов...Если оговорка была, то только то, что огваривалось, например, только сигареты фильтровые, и всё...
Каждый уважающий себя "Игровой" имеет в личном несколько колод карт для разных случаев. Для особо ответственных и колода особая- Плёночная. Где за основу берётся плёнка от флюшки и обтягивается бумагой особым способом. Короче, зехеров своих предостаточно, как и в любом деле стоящем. Но сейчас не об этом..

Так как же, всё-таки, изготавливается стос на зоне? Сейчас поясню в 2-х словах, а именно :

-Делает их "Гуру" в своём роде, мастер великий! У которого руки ростут откуда надо и дар свыше для этого имеется! У тут  стоит добавить, что как изготовление стир, так и игра в них, очень злейшим нарушением считается на зоне распорядка ихнего. Как никак- поддержка Хода Воровского! Отсюда и последствия реальные, как минимум Шизо есть уже, но можно и на СУС угреться на 9 месяцев...Да ладно, что жути нам нагоняют кумовья!? Когда Шпана мусоров-то боялась?! :-)))...
Ну так вот, идём далее.
-Сначала клейстер изготовить надо. Для этого мякиш хлеба чёрного от 2-3-х паек понадобиться. Разломав его на мелкие кусочки, кладём в шлёмку и заливаем водой доверху. Даём настояться минут 15. Затем протираем его через тряпку. Получившуюся массу доводим до жидкого состояния, разбавив немного водой. Клейстер готов.
Берём 12 листов принтерной бумаги. Каждый лист разрываем поперёк на 3 равные части.
Далее понадобится кусок ровного стекла, типа оконного, примерно 40 на 40 см. Надо взять 1 листок уже порванной бумаги, положить на стекло и натереть клейстером. Положить на него поверх ещё 1 листок и натереть клейстером. Потом ещё один листок. Получится 1 тройной проклеенный лист. И так все 32 части / так как в тюремном стосе 6-к нет по определению / и + ещё 4 на запаски.
Далее, высушить всё, разложив на одеяле свободной шконки. Потом необходимо положить их под пресс. Это 2 ровные доски, прижатые шкафом, или тумбой, или той же шконкой. Подержать часов 5-6. Потом режем стеклом на равные части. Лагерный стандарт карт 5 на 7 см...
Заготовки готовы. "Мастер" берётся за стачивание углов и, по-сути, за заточку всего стоса. Как он это сделает, так и будет входить при замесе одна карта, аккурат в другую. И никак иначе! Делается это по началу куском острого стекла, затем доводится меленькой шкурочкой. Чтобы края не загибались и не лохматились при врезке, их промазывают пару раз желатином и дают просохнуть. Желатин-это пустая капсула от какого-либо антибиотика. Кладётся в ложку, разбавляется чуть водой, и разогревается на огне до полного растворения.
Всё, первая часть изготовления завершена! Иначе говоря, стос готов. Осталось его теперь подписать или нанести печатку. В зависимости от того, кто играть будет и во что. Многие, в особенности первоходы, в такой печатке постоянно путаются. Для облегчения для такой категории Игровых, стос подписывается по вольному. "Старые Арестанты", и это понятно, уважают тюремную печатку. Важно, что суть игры от этого не меняется. Каждому своё, как говорится!...
Заниматься подписью стоса будет уже другой человек. Художник. Дело непростое и очень трудоёмкое. Но большой профессионал своего дела справится с этим! В идеале, для этого подходят гелевые цветные стержни. Не хуже и обычные шариковые. 
Сначала мастера делают стосы на Общее, потом себе и другим. На каждую колоду уходит c неделю времени! А как иначе, хорошее исскуство требует жертв и времени! И просто изумительно, когда на бараке не один, а несколько деятелей этой нелёгкой, но очень нужной, необходимой и уважаемой профессии!!! Здоровья вам, Мужики!!!

P.  S.  Колода хороших карт с вольной подписью стоит под блок Мальборо. С зоновской печаткой- поболее. Плёночные отличной работы примерно блока 3 и выше...Но, поверьте старому Арестанту, в "хороших руках", где "стос поёт и крутится как надо", своему хозяину он приносит за процесс игры, куда более огромные дивиденды, отвечаю! :-))) Да, и поверье такое среди нас ходит- отыграл "красиво" на отлично- порви колоду! Она своё дело сделала! Заказывай или доставай новую! Так-то вот...
 Удачи всем и всегда в плюсе быть! И про "О" не забывайте, уделяйте по-возможности внимание искренне и с душой! Общак- дело добровольное... 
Сугубо лично-я-vestic.

vestic.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top