Разное

Фото скинхед: Как и где одевались скинхеды в России: Стиль: Ценности: Lenta.ru

Содержание

Движение скинхедов White Power: история создания, идеология. Справка

Скинхеды появилось в Англии в конце 60‑х годов XX века с возникновением движения так называемых “модов” (mods). “Моды” были выходцами из бедных рабочих районов английских городов. Они были первыми, кто противопоставил свой образ жизни тогдашней английской “золотой молодежи”. Среди “модов” сразу же стали возникать ответвления, которые внесли значительные изменения как в одежду, так и в поведение, поскольку исходили уже не столько из эстетических соображений и желания как‑то выделить себя из толпы, сколько из удобства одежды для драки. Они первыми стали коротко стричься, чтобы в драке нельзя было схватить за волосы. Сугубо расовых мотиваций в движении скинхедов в Англии тогда еще не было, а основной принцип претензий, который двигал первыми скинхедами, был скорее классово‑территориальный.

В 80‑е годы XX века под влиянием очередной волны переселенцев из Азии и агрессивной социальной политики английские скинхеды все больше стали превращаться в политизированные боевые группировки расистского толка.

Этому в немалой степени способствовало появление панк‑рока, из которого выделился крайне жесткий, ритмичный и энергичный жанр “Oi!” (так приветствуют друг друга выходцы из городских низов Англии), ставший фирменным музыкальным стилем скинхедов и настоящей “музыкой действия”. Отсюда берут начало все наиболее популярные ультраправые музыкальные группы и исполнители – Landser, Bound for Glory, No Remorse, Freikorps, Frank Rennicke. Тогда же, под влиянием творчества лидера самой популярной мировой скингруппы Srewdriver (“Отвертка”) Яна Стюарта Дональдсона и американского публициста Дэвида Лейна складывается и идеология движения скинхедов – White Power (Белая власть) – гибрид из германского национал‑социализма и модернизированных расовых доктрин Третьего рейха.

Базовой ценностной установкой движения White Power являются знаменитые “14 слов” Дэвида Лэйна (We must secure the existence of our people and a future for white children – “Мы должны защитить существование своего народа и будущее для наших белых детей”).

“14 слов” – это одновременно и идеологическая платформа, и девиз, и руководство к действию, она же входит в знаменитый цифровой шифр скинхедов – “14/88”. Число 88 является закодированным приветствием “Heil Hitler!” (“Хайль Гитлер!”), поскольку буква “H” стои?т в латинском алфавите восьмой. Число заповедей Дэвида Лэйна также равно восьмидесяти восьми.

Отсюда вытекают понятия о “Белом мире” (Белой Европе) и концепция RaHoWa (Racial Holy War – Священная расовая война), обосновывающие абсолютную ценность и жизненную необходимость выживания белой расы в борьбе с другими расами, а также евреями, левыми силами и в целом с современным типом либерально‑демократического общества.

С точки зрения адептов White Power, раса выше нации, а интересы “Белого мира” распространяются поверх узкополитических и узконациональных интересов отдельных белых народов, представляя собой этакий «белый интернационал». Поэтому расология White Power предполагает гораздо более широкий формат содружества белых наций с включением в идею “Белого мира” и “Великой Белой Европы” славян и некоторых других белых народов, считавшихся Гитлером неполноценными.

Приблизительно в 1992‑1993 годы идеи White Power стали проникать в Россию, хотя точное время появления носителей White Power на русской почве остается неизвестным. В это время возникают основные русские рок‑группы, исповедующие идеологию White Power – “Коловрат”, “Штурм”, TNF, “Вандал”. В 1994–1998 годы в России возникают и первые крупные группировки скинхедов: “Белые бульдоги”, “Скинлегион”, русский филиал Blood&Honour, “Национальный фронт”, “Объединенные бригады 88” и другие.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

 

Субкультура. Британская история X. Скинхеды

 
  
Английские моды 60-х на стиле: мохеровый костюм, макинтош, полосатый блейзер

Во второй половине десятилетия наметилось несколько путей развития данного образа. Мир музыки захватывала волна психоделии, и мода не могла остаться в стороне. Вечеринки становились настоящим калейдоскопом сюрреалистических узоров и ярких красок. Совершенно другой стиль разработали для себя молодые люди, которых стали называться «хард-модами», (англ. “hard mods”). Он был проще, практичнее и сильно контрастировал с образами богемы. 

Первые хард-моды середины 60-х, Англия

 

Нельзя утверждать, что это было намеренным противостоянием моде. Различия между хард-модами и представителями «золотой молодежи» и творческой интеллигенции были естественными: разница на уровне социальной среды вела к расхождению во вкусах и взглядах на жизнь. Однако к концу 60-х она стала более заметна и внутри самой субкультуры. Тех модов, которые буйствовали во время знаменитых погромов на юге Великобритании в середине 60-х, можно смело считать хард-модами. Они любили подраться, занимались кражами и разбоем, носили холодное оружие и нередко объединялись в настоящие банды. Это были молодые люди, родившиеся после войны. 

Британская пресса о столкновениях модов и рокеров в Брайтоне, Англия, 1964

Моды убегают от полиции после драки с рокерами на брайтонском пляже, Англия, 1964

Подростковый возраст данного поколения пришелся на время, когда трудности военных и послевоенных лет остались позади: можно было жить, не думая лишь о том, как прокормиться и восстановить страну. Начиналась мод-революция шестидесятых, ориентированная на тинейджеров. Всем хотелось идти в ногу со временем. Вокруг появилось много музыки, клубов и стильной одежды, и все это могло стать твоим – были бы деньги! 

Fashion мекка «Свингующих Шестидесятых» — Carnaby St.
, Лондон
Знаменитая лондонская Carnaby St. в 1967 году. Моды приехали на шопинг 

Набравшая обороты британская экономика предоставляла рабочие места, давая возможность честным трудом скопить на стильный костюм и мотороллер. Можно было пойти и более «легким» путем – криминал во всех своих проявлениях помогал раздобыть деньги на новую одежду, наркотики и походы в самые модные клубы города. В пятницу ночью моды вели себя как прожигатели жизни, поп-идолы и люди из высшего света, но наступал день, и многим из них снова надо было выходить на работу или искать незаконный заработок.

«Меня называли хард-модом… СМИ ухватились за историю с погромами [знаменитое столкновение модов с рокерами на юге Англии в 1964-м году] и описали модов как безумную толпу наркоманов, склонных к насилию и беспорядкам.

Конечно, в ерунде, которую строчили газеты, было зерно правды. Среди модов были те, кто поехал в Брайтон, Маргит и другие города только ради того, чтобы устроить там полный беспредел. Должен признаться, я был в их числе.

Репутация была всем. Я начал носить с собой оружие (топор) и был готов воспользоваться им, если понадобится… Внешний вид был очень важен – все вокруг были буквально обязаны носить шерстяной костюм”

Джон Лео Уотерс

 

 

Британские хард моды конца 60-х, Лондон

Хард моды атакуют рокера на музыкальном фестивале в Брайтоне, 1964
Хард моды избивают рокеров, Брайтон, Англия,1964

 

 

Дело в том, что, несмотря на стремление к элитарности, истоки мод-движения во многом лежали в рабочей среде. Бедные и неблагополучные районы южного Лондона были домом для многих модов и обыкновенных подростков, которые со свойственной их возрасту живостью впитывали городскую культуру.

Брикстон – один из таких районов – включал в себя обширную ямайскую диаспору. Упадок экономики, волна преступности, ураган, опустошивший в 1944-м году восток Ямайки, а также обещание рабочих мест со стороны правительства Великобритании влекли в Лондон иммигрантов с Карибских островов. Резкий приток иностранцев из далекой страны сыграл важнейшую роль в трансформации хард-модов в скинхедов. В 1962-м году бывшая британская колония получила независимость, но столь масштабное политическое событие не могло не иметь и негативных последствий для населения. Многие ямайцы продолжили эмигрировать в бывшую метрополию. 

 

 

На новом месте молодёжь Ямайки познакомила лондонских сверстников со своей культурой. На острове была своя субкультура: руд бои (англ. rude boys) – буквально «грубые парни», но в ямайском английском скорее «жесткие», «суровые». Руд бои были выходцами из рабочего класса и нередко проявляли насилие по отношению друг к другу и окружающим. Жизнь их была нелегкой, ведь зачастую они росли в самых неблагополучных районах Кингстона, столицы не самой спокойной страны. Как и многие молодые люди, тем более дерзкие и зачастую замешанные в криминале, руд бои стремились одеваться с иголочки: костюмы, узкие галстуки, шляпы «трилби» и «порк пай». Возможно, этот стиль был навеян джазовыми музыкантами США. Руд бои предпочитали самую свежую и современную местную музыку: ска, а затем и рокстеди.

  


 

 

Ска представляет собой музыкальный жанр, возникший на Ямайке на рубеже пятидесятых и шестидесятых годов. Объединение американского ритм-энд-блюза с карибскими стилями менто и калипсо привело к появлению совершенно нового и весьма характерного звучания.

Во второй половине шестидесятых музыка ска эволюционировала в рокстеди. По сравнению с предшественником, данный стиль отличает замедленный темп, синкопированный бас и использование небольших коллективов с электрической бас-гитарой (ранние ска-группы представляли собой большие ансамбли и в основном использовали контрабас). Важнейшими ска-группами и исполнителями были и остаются Toots and The Maytals, The Skatalites, Bob Marley and the Wailers (лидер последних стал одним из самых узнаваемых музыкантов в истории), The Upsetters (группа знаменитого продюсера Ли «Скретча» Перри), Деррик Морган, Макс Ромео, Принц Бастер, Дезмонд Деккер и многие другие.

 

 

Итак, на волне эмиграции молодежная культура Ямайки попала на берега Туманного Альбиона. Неудивительно, что в силу близкого возраста, любви к музыке и желанию выглядеть интересно, английские ребята стали перенимать стиль руд боев. Моды традиционно любили американский соул и ритм-энд-блюз, но также весьма интересовались музыкой Ямайки. Огромная заслуга в этом принадлежит английскому лейблу «Melodisc Records», основанному в 1949-м году и выпускавшему афро-карибскую музыку. Компания начала записывать в Лондоне ямайских музыкантов и, развивая успех этих записей, основала подразделение «Blue Beat Records». Оно специализировалось на любимой руд боями, модами, а затем и скинхедами музыке ска и рокстеди.


   

 

Одним из ярчайших музыкантов, с которым сотрудничал лейбл был Принц Бастер – человек, внесший огромный вклад в становление ска и популяризацию жанра в Великобритании. 

Молодежь южного Лондона с большим интересом посещала рассчитанные на ямайцев клубы, которые назывались «ска-бары», училась танцевать ска и перенимала элементы стиля. Пластинки с афроамериканской и карибской музыкой разлетались в магазинах как горячие пирожки.


Хард мод на ска вечеринке в окружении ямайских иммигрантов, конец 60-х, Англия

Таким образом, когда в конце шестидесятых часть модов стала тяготеть к психоделической музыке, у модов южного Лондона уже была особая связь с музыкой Ямайки, и хард-моды не последовали за богемой. Коренные жители Лондона и иммигранты, хард-моды и руд бои слились в субкультуру, которую стали называть скинхедами (англ. – “skinheads”). Название субкультуры составлено из двух слов: «skin» – «кожа» и «head» – «голова». Существует версия, что это слово было взято из лексикона американских пехотинцев.

«… Мода и музыка менялись. В клубах начали играть странную музыку вроде The Byrds и Джими Хендрикса, и модам не оставалось ничего другого, как ходить в ямайские клубы – только там не переставали играть черную музыку. Итак, моды ходили в ска-клубы и перенимали стиль рудбоев, но поскольку они не были черными, они не могли так себя называть, поэтому они позаимствовали слово «скинхеды», которым называли новобранцев морской пехоты США, которым брили голову, когда они шли в армию. В морской пехоте новобранца называли «скинхедом» только офицеры, вроде: «Эй, ты, бритоголовый, иди сюда!». Так что изначально стиль скинхедов был белым вариантом стиля рудбоев.» 

Дик Кумс 

 

 

Англия, конец 60-х, первые скинхеды танцуют ска. Клетчатые рубашки button down и удлиненного фасона костюм Tonic Suit

 

 

Эти люди все дальше уходили от рафинированности модов, и через несколько десятилетий связь двух субкультур едва прослеживалась. Но остановимся поподробнее на скинхедах первого поколения, так называемых традиционных скинхедах (Traditional Skinheads). 

Как они выглядели? К привычным для модов брюкам «Ста-Прест» (англ. “Sta-Prest”), которые отлично держали форму, добавилось ещё несколько не менее практичных элементов: джинсы, подтяжки и тяжелые рабочие ботинки. Стрижки стали короче и проще. Некоторые, по моде руд боев или из практичности рабочих, брились практически наголо. Скинхеды носили любимые модами и хард модами мохеровые костюмы «Tonic Suit», однако со слегка удлиненным фасоном, и клетчатые рубашки «button-down», воротник которых фиксируется пуговицами. 

 


 


 

Восточный Лондон, 1980. Скины-скутеристы. Удлиненный пиджак от мохерового костюма Tonic в сочетали с джинсами на подворотах и мартинами. Справа – комбинация бомбера и Sta-Prest

Культовое фото — Лондон, 1969. Скинхеды и хиппи. Белые рубашки, узкие подтяжки, джинсы на подворотах и тяжелые ботинки Dr. Martines – классический скиновский лук конца десятилетия 
Лондон, Скинхеды 70-х


   

 

 

 

 

 

Огромной популярностью пользовались классические рубашки-поло и знаменитый бомбер MA-1, ставший впоследствии иконой образа субкультуры и фактически её синонимом. Не исчезли из гардероба хард модов-скинхедов и куртки Харрингтон. Среди верхней одежды также пользовалась успехом ветровка Monkey Jacket – хлопковый полуспортивный бомбер с окаймляющими полосками на воротнике, рукавах и резинке снизу, а также рабочая куртка британских докеров Donkey Jacket.

Любопытной деталью была манера подворачивать брюки. Вначале слегка, чтобы были видны ботинки, затем сильнее, чтобы показать цветные носки, взятые из стиля руд боев. По воспоминаниям тех лет, как-то раз организаторы концерта дали знаменитому певцу регги Дезмонду Деккеру костюм, а он попросил укоротить брюки на пятнадцать сантиметров. В подражание своему кумиру подростки стали подворачивать свои брюки. Не говоря о том, что в определенной мере мистер Деккер поспособствовал и моде на короткие стрижки среди восторгавшихся им будущих скинхедов.

 

 

 

 

  

Британская хард-рок группа Slade — икона скинхед движения второй половины 60-х, 1969  
  

   


 

 


 

 

Обувались скинхеды в лоферы – туфли без шнурков, отчасти напоминающие мокасины, и броги – туфли с перфорацией. Эта обувь была наследием модов. Визитной же карточкой, наравне с подтяжками и бритой головой, стали ботинки фирмы Dr. Martens. Безусловно, как бывает с любой субкультурой или модной тенденцией, многие скинхеды слепо копировали данный образ, который легко было сымитировать любому представителю рабочего класса. Безусловно, скинхеды и не хотели выглядеть как франты, как модники и студенты художественных университетов. Но настоящие британские скинхеды конца шестидесятых славились как люди с тонким вкусом, умением подать себя и ботинками, в которых можно было разглядеть свое отражение.

 

Что касается времяпрепровождения, скинхеды не занимались чем-то неожиданным для представителей молодежи из рабочего класса. Они ходили в клубы, где до потери пульса танцевали ска или напивались пива до сходного состояния. Как и моды, скинхеды любили покататься на скутере. Посещали они и футбольные матчи. Данный вид спорта традиционно является самым популярным в Великобритании и неудивительно, что скинхеды вместе со всеми стремились на стадионы. Порой споры о футбольных предпочтениях выливались и в драки. Конечно же, скинхеды, будучи молодыми людьми с желанием выглядеть мужественно и сурово, дрались. Дрались с рокерами, с хиппи, друг с другом. Откровенно говоря, практичность в одежде, которая отличала скинхедов от щеголей-модов, и нужна была на случай «непредвиденных» обстоятельств. Однако главной, подлинной и даже единственной страстью первых скинхедов был не футбол и не драки, а музыка. Многие из скинхедов того поколения стали серьезными коллекционерами пластинок, а о посещаемости клубов, в которых в конце шестидесятых можно было танцевать ска, не приходится и говорить.

 

Скутер скинхед, Англия, 1969

Арест Денни Экклза — скинхеда и лидера молодого состава околофутбольной фирмы Chelsea Shed Boys, 1969 

Вокзал английского города Саутенд-он-Си, май 1970. Полиция досматривает группу скинхедов, приехавших отдохнуть на побережье на время Банковских каникул
Воспитательная беседа не увенчалась успехом: скинхеды устраивают беспорядки на пляже Саутенда, весна 1970

Кризис доверия: полицейский обыскивает скинхеда – фаната Челси. Начало 70-х

Шестьдесят девятый год принято считать расцветом культуры скинхедов. Популярность движения была на пике. Большого успеха добились тогда в Англии музыканты Дезмонд Деккер, Деррик Морган и Макс Ромео. Эти и другие исполнители привили скинхедам любовь к регги – жанру, который стал следующим витком развития ямайской музыки после менто, ска и рокстеди. Некоторые группы, игравшие то, что ретроспективно назовут «скинхед-регги» (например, The Pyramids), даже сочиняли и записывали песни специально для скинхедов (“Skinhead Girl”, “Skinhead Jamboree”, “Skinhead Moonstomp” и др.). 

Приложение к британскому музыкальному журналу, выпуск от 01.09.1969. “Skinhead girls захватили власть на танцполе!!!” 

Скутер скинхед. Надпись на мотороллере: “Рыцари шторма в Ста-Престах”. Название группировки

 

 

В самом начале семидесятых, как шутят некоторые скинхеды, волосы у них на головах отросли, и они стали называться «свидхедами» (англ. “suedehead”). Волосы свидхеды действительно предпочитали более длинные, чем скинхеды. Стиль одежды стал более формальным и элегантным. Если скинхеды надевали пиджаки и брюки «ста-прест», отправляясь в клуб, свидхедов можно было встретить в таком виде и в будний день. Зачастую вместо тяжелых рабочих ботинок предпочтение отдавалась брогам и лоферам. С другой стороны, именно в начале семидесятых скинхеды и свидхеды стали носить знаменитые ботинки Dr. Martens. Неотъемлемой частью гардероба стали свитеры с V-образным вырезом, которые свидхеды носили с клетчатыми рубашками. Воротнички последних обязательно были выполнены в стиле «button-down».

  


 

 


 

 

Английские скинхеды 70-х. Черные Харрингтоны, рубашки поло, спущенные подтяжки

Кэжуальные скинхеды конца 70-х. Хрестоматия стиля: минни купер, клетчатые рубашки button down, знаковый красный Харрингтон, куртка Monkey Jaket, укороченные брюки Sta-Prest, черные лоферы
 
 

 


 

 

Предпочтение в дизайне пиджаков отдавалось клетке, в частности плетению Глен, узору «гусиные лапки». Брюки «ста-прест» вытесняли джинсы. В качестве верхней одежды свидхеды выбирали кромби. Теперь эти пальто считаются основной верхней одеждой любого скинхеда, предпочитающего классический стиль. Все такой же любовью пользовались рубашки-поло. Не вышли из моды и подтяжки. Что касается музыкальных пристрастий, сердцами свидхедов по-прежнему властвовали ритм-энд-блюз, соул, ска, рокстеди и регги.
Скины в пальто Кромби и брюках Sta-Prest, Англия, 1981

Старый знакомый Саутенд 10 лет спустя. Английские скинхеды приехали отдохнуть на Банковские каникулы, 1979

Классический английский клетчатый орнамент Глен

Книга английского писателя Ричарда Аллена “Свидхед”, 1971

Свидхеды и скины – фанаты Тоттенхэма, 70-е 

Таким образом, вернувшись во многом к традиционному стилю модов и добавив лоска, свидхеды во многом оставались скинхедами. Существуя какое-то время параллельно с ними, в дальнейшем они смешались в один общий стиль.

Немаловажным витком в истории скинхедов стали бутбои (англ. “bootboys”), которые существовали параллельно со свидхедами и смузи в первой половине семидесятых. Определенно, они интересовались стилем скинхедов рубежа шестидесятых-семидесятых гораздо больше, чем смузи. Бутбои вернули тяжелые рабочие ботинки и джинсы, хотя зачастую оставляли волосы не слишком короткими и носили широкие брюки, известные как «оксфордские мешки». Из динамиков по-прежнему звучало ска и скинхед-регги. Эти люди запросто могли попасть в криминальные хроники, т.к. зачастую становились футбольными хулиганами. Фанатское движение набирало обороты: появлялись организованные группировки, которые называют фирмами. Столкновения между радикально настроенными болельщиками становились все более частыми, и полиция на матчах постоянно была настороже.


Британские бутбои 70-х
 

Повышенное внимание со стороны стражей порядка привело к тому, что футбольные фанаты стали маскироваться под законопослушных граждан. На рубеже семидесятых и восьмидесятых таких болельщиков стали называть «кэжуалс» (англ. “casuals”). Они носили дорогую одежду и внешне выглядели весьма интеллигентно. Такой образ хулигана не вызывал должного ужаса у читателей, и пресса тиражировала фотографии бритоголовых татуированных скинхедов и называла их главной проблемой футбола. Газеты нисколько не заботил тот факт, что люди дрались не потому, что были скинхедами – они дрались потому, что были футбольными фанатами.

Скины – фанаты Вест Хэма Юнайтед, начало 80-х
 

Говоря о периоде семидесятых-восьмидесятых нельзя не отметить, что многие подростки стали присоединяться к скинхедам из среды панк-рока. Таким скинхедам была близка музыка групп Sham 69, Cock Sparrer, Angelic Upstarts и др. Этот жанр ретроспективно назовут “Oi”. Молодые люди перенимали друг у друга идеи и взгляды на жизнь. Появились панки, испытали возрождение субкультуры моды, многие яростно увлеклись футболом или политическими доктринами самого разного толка. В частности, в рабочей среде были сильны позиции националистической партии «Британский национальный фронт» (Эта партия вела активную пропаганду в фанатской среде и выпускала популярный молодежный журнал «Бульдог», который читали скинхеды. Ультрас Челси, Лидса, Ньюкасла и, в первую очередь, Ливерпуля особенно отличались расистскими акциями – примечание Merc).

 

 

 
Фотосессия рядом с офисом ФК Вест Хэма Юнайтед, Лондон, начало 80-х

Серьезные парни. Моб скинхедов настроен решительно. Восточная Англия, 80-е
 

В политике всегда присутствует определенный дуализм и политическими противниками данной партии были ультралевые политические движения. Фундаментальные различия идеологий и политизированность молодежи тех лет привели к тому, что и многие скинхеды, как важная часть общества, не остались в стороне и стали принимать или отвергать новые веяния. 

[Значительная часть скинхедов, в первую очередь, связанная с околофутбольным движением, стала отождествлять себя с ультраправыми идеями и называться НС-скинхедами (бритоголовыми), в то время как их оппоненты, также выходцы из традиционных скинхедов, организовали субкультуру антифа, известную как Sharpies (шарпы) – примечание от Merc ].

 

Английские шарпы конца 70-х

Английские бритоголовые 80-х

Обложка современного художественно-документального минни-сериала “Это Англия” английского режиссера Шейна Медоуза о скинхедах 80-90-х
 
 

  

   

 

 

«Я был скинхедом с 1978/79-го года. Поначалу моей музыкой было ска… затем (в начале 80-х), я стал часто ходить на oi-концерты… Было много драк, но не потому что мы были скинхедами, просто футбол был тогда таким, я думаю, СМИ пытались представить это так, что ВСЕ скинхеды были головорезами и являлись самой большой проблемой футбола, но правда в том, что большинство футбольных хулиганов были кэжуалс, но фото молодого парня с пробором и в джемпере не помогало продать газету так, как фото татуированного скинхеда. Нас называли по-разному в зависимости от взглядов, в основном политических, или стиля одежды. Невероятно, насколько разнообразна культура скинхедов…»

Алан Джесс Уэбстер

 

В целом рубеж семидесятых-восьмидесятых стал для страны временем острых социальных проблем. Кто-то старался остаться в стороне, кто-то становился их отражением.

Взаимоотношения в обществе, в молодежной культуре и в среде самих скинхедов сплелись в тугой клубок противоречий. Но это другая история.

Сергей Кошелев

Специально для www.merclondon.ru

 

Жизнь со скинхедами – BBC News Русская служба

  • Вакана Коно
  • блоггер

2002 год был годом Чемпионата мира по футболу. Перед матчем между российской и японской сборными мы, японцы, жившие тогда в университетском общежитии на севере Москвы, заранее купили много продуктов, чтобы несколько дней не выходить из университетского городка. Мы по своему опыту знали, что будет после матча.

Не к счастью, а к сожалению, победила японская команда. Прямо после матча случилось то, чего мы ожидали. Точнее, все оказалось еще хуже, чем мы ожидали. В центре Москвы, где был установлен большой экран, на котором транслировался матч, несколько тысяч человек, в том числе футбольные фанаты и бритоголовые, поджигали автомашины, били стекла в магазинах, избивали людей с азиатской внешностью, нападали друг на друга. Во время беспорядков погиб 17-летний русский мальчик.

За 1999-2002 годы, когда мы с мужем жили в Москве, нескольких наших знакомых азиатских студентов избили скинхеды. Я, как женщина, была в большей безопасности. Но во дворе нашего дома молодой человек с сумасшедшими глазами грозил мне, делая жест “Хайль Гитлер”. Несколько раз ночью кто-то звонил по телефону и кричал “Уезжай из России” (мне бросали эти фразы иногда и на улице и молодые, и пожилые). Местные милиционеры с большой собакой не один раз ждали мужа у нашего дома, требовали деньги… потом мы решили переселиться в общежитие.

Однажды в мае наши друзья, русская пара, пригласили нас в гости на подмосковную дачу. Вечером часов в восемь мы вместе ждали обратный поезд на платформе. Еще было не совсем темно и на станции было немало народу. Мы заметили несколько молодых людей с бритыми головами и в странных желтых масках, которые неизвестно откуда возникли на платформе. Буквально через секунды они окружили нас четверых. Так как я читала и слышала о многих трагедиях избитых или убитых русскими неонацистами, я в отчаянье подумала, что завтра утром обнаружат мой труп, и это до смерти огорчит моих родителей, ждавших меня на родине. А оказалось, что, к большому счастью, что они не “настоящие” неонацисты, а неопытные хулиганы, которые пока только подражают неонацистам.

Сначала они только говорили: “Женщин мы не трогаем”, «Ты белый. Нормальный. Почему дружишь с желтыми?”, “Уезжай из России”. А потом в ход пошли кулаки. Не знаю, чем бы это кончилось, если бы вовремя не пришел поезд, в который мы вскочили. Никто из стоявших на платформе не пришел нам на помощь. (Знаю, что бывают и смелые люди, которые оказывают помощь иностранцам в таких случаях. Когда днем у метро избили нашего друга, русские бабушки и тети кричали и звали помощь.)

После этого события и после того, как на многих знакомых японцев нападали на улице, я стала внимательнее. Перед тем, как войти в вагон метро, я всегда внимательно смотрела в окна, чтобы не оказаться лицом к лицу со скинхедами. Когда на улице мне попадались сомнительные личности, я прятала черные волосы и глаза под шапкой.

Дискриминация и неонацизм существуют в любой стране. И таких людей везде немного. Остальные нормальные, добрые. Я думаю, что такая жизнь в России для меня была ценными опытом. Я получила возможность задуматься о насилии, о страхе, о дискриминации, испытав это все на себе. Я узнала, что дискриминация не способна заставить человека перестать дружить с людьми из этой страны, потерять любовь, уважение и интерес к ее культуре. Но одновременно я узнала, что самое страшное – не только само насилие, но и жизнь в страхе. И этот страх может вызвать непонимание даже у самых близких друзей, которые полагают, что мой страх не имеет ни малейшего основания, не видя ситуации в своей стране.

Но я не думаю, что у меня есть право писать о дискриминации, о том, что такое быть “в меньшинстве”. Быть японкой в современной России, несмотря на то, что там есть неонацисты, далеко не худший вариант в истории человечества. Многие русские искренне помогали мне, давали добрые советы, приглашали в гости, рассказывали о своем детстве, дарили подарки, желая сделать что-то хорошее для иностранки. Жить как иностранка в России имело и плюсы, и минусы. У многих людей, подвергающихся в России дискриминации, жизнь гораздо труднее и страшнее, и у них возможности написать об этом не было, нет и, у некоторых, уже никогда не будет.

Ваши письма

А в Японии есть подобные проявления по отношению к иностранцам?<br><strong>Nataliya, Greece</strong><br/>

“Жизнь иностранца с нетипично-славянской внешностью, в России можно в некотором роде сравнить с ситуацией, когда человек не успел спрятаться дома до начала комендантского часа. ” В России ну очень много людей с неславянской внешностью. В 90-х мне действительно было страшно на улицу выходить. Только мне кажется, что внешность тут была ни при чем. Хотя, конечно, любое отличие, выделяющее человека из толпы, опасность усугубляет. За последние 7 лет ситуация улучшилась, по крайней мере у нас в городе.<br><strong>Галина, Красноярск</strong><br/>

Вакана, хочу выразить сожаление, что в моей стране происходит такое, но это реальность, увы. По поводу расизма. Разумеется, во многих случаях это расизм, и никак иначе это не назовешь. Но можно добавить, что он у нас носит неоднозначный характер. В тех краях нашей страны, где проживает коренное население с нерусской внешностью, расизма не видно. И думаю, вряд ли расовую ненависть можно так тщательно и долго скрывать. Видимо, раздражение или ненависть к себе подобным может мимикрировать, проявляясь то в виде расовой, то в виде социальной, а то и просто бытовой ненависти. Был бы повод.<br><strong>игорь, РФ</strong><br/>

Конечно, я помню этот матч. Естественно, стыдно (в который раз…) за своих соотечественников. Ужас, что это произошло с (почти) знакомым тебе человеком. Толерантность – это не известное слово головах московских подростков. В моем городе такие события пока не правдоподобны. И это тоже Россия. А к москвичам в России всегда было особое отношение. <strong>10pa, 89 регион</strong><br/>

Добрый день, Вакана Являюсь постоянным читателем Вашей рубрики и как многие восхищаюсь литературным уровнем Ваших статей и искренней любовью к России. И честно сказать ждала когда Вы напишите об ЭТОМ. Вы правы, у многих кто живет в атмосфере постоянного страха, мало возможностей сказать об этом и деться им некуда потому что, когда они слышать в свой адрес “понаехали” и “уезжайте” им некуда уехать ведь Россия и их РОДИНА!!! Жить в России и быть представителем национального меньшинства с нетитульным разрезом глаз и цветом волос очень не просто. с уважением Ирина<br><strong>Ирина, Санкт-Петербург</strong><br/>

Очень по-делу, но очень слабая статья. Эмоции по делу, статья – слабая. Во-первых это не неонацизм, а расизм. Нацизм в России – это производное “Наци” – фашиста, а фашизм – это теория и практика разрушения этических барьеров как ключ к победе в эволюции. Кстати – наци и “наши” омонимически стоят рядом – это милая шутка нашей анонимствующей власти, шутка эта как раз и является нацизмом – одной из разновидностей цинизма. Расизм – это единственно точный термин в контексте В а ш е го комментария.[]<br><strong>Димак, РФ</strong><br/>

Мне искренне жаль, что вам пришлось увидеть Россию с этой стороны<br><strong>Сергей, Россия, Мирный</strong><br/>

Москва совсем не Россия. Даже нисколько не Россия. Язык разве что русский используют, чтобы учить и ругать всех вокруг и порочить Россию в глазах всего мира.<br><strong> </strong><br/>

Не только иностранцам,даже россиянам опасно здесь где блюстители правопорядка не отличимы от бандитов. “Кругом майданщики,кругом домушники…”<br><strong>есть, сами знаете</strong><br/>

Национализм идёт от незнания истории, либо от её интерпретации “умными дядями”-закоренелыми националистами. Поэтому хотелось бы заметить что не все нацисты скинхеды, и не все скинхеды нацисты. Скинхеды это молодежная субкультура. А в России под “скинхедами” подразумеваются асоциальные лица, как правило несовершеннолетние, безработные или агрессивно настроенные жители спальных районов, реже представители рабочего класса, использующие символику и когда это удобно — идеи НС-скинхедов для оправдания хулиганских действий. Также в официальном дискурсе средств массовой информации и государственных деятелей Российской Федерации слово скинхед используется в качестве ярлыка в рамках существующего явления социальной стигматизации, когда скинхедом объявляется каждый, кто совершил какое-либо преступление против иностранцев или лиц “нетитульной” национальности на какой-либо территории. <br><strong>Михаил, </strong><br/>

Я жила в Лос Анжелесе в районе, где жили латиноамериканцы и белые, и те и другие не доброжелательно относились ко мне, они делали что им хочется не обращая внимания на других, а особенно на имммгрантов, выпускали опасных собак на улицу, что не можно было выйти на улицу,включали музыку на всю громкость по ночам, кидали бутылки из-под русской водки на наш двор, кричали чтобы мы уезжали откуда мы приехали.<br><strong>Оксана, Ивано-Франковск</strong><br/>

Дорогая Вакана!Мы с мужем с интересом читаем ваш блог. Последняя ваша заметка нас очень огорчила, но и порадовала, потому что ужасно то, о чем вы пишете, но как замечательно! Вы хороший писатель, у вас живой, точный и культурный слог. Приезжайте к нам в Нью-Йорк, русско-говорящее население в большом Нью-Йорке скоро достигнет миллиона, так что будет с кем пообщаться. А вот с проявлением расовой ненависти за двадцать лет не столкнулась ни разу. Этот город принимает всех, невзирая на цвет кожи и цвет паспорта – тепло и дружески.Так что ждем вас в Нью-Йорке!<br><strong>Ольга, Нью-Йорк, США</strong><br/>

На признать что Вы правы! Удивляет Ваша смелость! Удачи Вам и надеюсь что всётаки будет больше положительного в вашем опыте в нашей стране!<br><strong>Сергей, </strong><br/>

Конечно, такие случаи (и уж тем более такие люди) не украшают нашу Москву. Но, по моему мнению, всегда обычный уголовник ввиду отсутствия у него совести (по определению) стремится «оправдать» свои действия политической или национальной причиной, представить преступление как деятельность по защите своей нации(народа). И таким образом, смягчить свою ответственность, если его поймают. А ловят-то их часто и приговоры судов в отношении таких «борцов» мягкостью не отличаются.

Любой россиянин должен всегда помнить о многонациональности России.

Но вот Вы пишете:«У многих людей, подвергающихся в России дискриминации, жизнь гораздо труднее и страшнее, и у них возможности написать об этом не было, нет и, у некоторых, уже никогда не будет. » Но ведь любой преступник или человек из криминальной среды должен подвергаться определенной дискриминации(не буду писать подробно) хотя бы для того, чтобы Вы могли избежать описанных опасных ситуаций! Всегда с интересом читаю Ваши эссе, уважаемая Вакана. Буду ждать следующей статьи.<br><strong>Челюскинец, Москва</strong><br/>

Приезжайте в Алма-Ату. Алма-Ата не Москва. У нас половина населения выглядят как Вы, уважаемая Вакана, а половина как я (Ваш покорный слуга, знаете ли, такой светловолосый славянин). И по-русски здесь говорят не хуже, чем в Москве. И народ вполне дружелюбный. У нас нет московского чванства и заносчивости. Слава те Господи — скинхеды на нашей почве не произростают, а о развале империи здесь особенно не тужат. Чужую культуру уважают и к иностранцам относятся уважительно.<br><strong>Александр, </strong><br/>

У нас в Днепропетровске, Слава Богу, такого нет.<br><strong>Андрей Захаров, Днепропетровск</strong><br/>

Дорогая Вакана-сан.

Я с большим почтением отношусть к Вашей способности, ни смотря ни на что, сохранять любовь к русскому народу и его культуре.

Жизнь иностранца с нетипично-славянской внешностью, в России можно в некотором роде сравнить с ситуацией, когда человек не успел спрятаться дома до начала комендантского часа. Каждую минуту подстерегает опасность. Причем опасность может исходить так же от обычных хулиганов и или даже от хранителей правопорядка, призванных эту опасность устранять.

Вы абсолютно правы, жить в постоянном страхе – ни чуть не лучше самого насилия. И мне очень жаль, что Ваш страх вызывал непонимание со стороны близких Вам людей. Возможно продолжительная изоляция России, как один из факторов, порождает ксенофобию, поэтому хочется верить, что ситуация меняется к лучшему.

Здесь я хотел бы призвать читателей воздержаться от комментариев вроде “а у вас в Японии (США, Германии, Франции) тоже к русским (китайцам) плохо относятся”. Не оправдывает и не делает нам чести <br><strong>Артём, Auckland, New Zealand</strong><br/>

К величайшему сожалению в Росси национальная проблема имеет место быть. Кроме того она, как мне кажется, потихоньку подогревается. Я твердо убежден, что государство должно быть прежде всего правовым (а не национальным). Во всех описываемых Вами эпизодах прослеживается в первую очередь неуважение к Закону. За это государство должно карать и карать жестко. По реакции же правовых органов можно сделать вывод, что государству свои прямые обязанности глубоко “по барабану”. К сожалению это проявляется не только в национализме, но и во многих ругих областях. Но на мой взгляд – национализм (дискриминация по национальному признаку) одно из самых отрицательных явлений во всем мире. Очень печально, что это явление присутствует в России. И еще более печально, что неявным образом оно подогревается.<br><strong>Boris, </strong><br/>

Скинхеды конечно отвртатительны – я с женой был в похожей ситуции на безлюдной пригородной платформе. Нас окружили три угрюмых пьяных типа, один из которых лез на рожон. Другой правда его держал, но между ними обсуждался вопрос – евреи мы или нет, то есть нас бить или не бить? Как в Японии я не знаю но когда я был там (довелось побывать в командировке несколько раз) японцы держались со мной, русским, очень настороженно. Некоторые, похоже, были в состоянии паники узнав что я русский. Наверное, бы в Японии были скинхеды, то меня бы первого побили если бы четко знали что я русский. Конечно, мало кто из японцев может отличить русского от, скажем, американца или француза.<br><strong>Victor, USA, Philly</strong><br/>

подозреваются трое парней 17-19 лет

Вечером 26 июля около 10 вечера на двух кыргызстанских мигрантов, которые возвращались с работы, напала группа скинхедов. У троих местных парней 17-19 лет при себе оказалось холодное оружие.

Получивший ранение ножом в сердце 25-летний Аскарбек Т. уулу скончался на месте. А 32-летний Уранбек К. был ранен в руку и успел убежать. Через неделю он опознал троих нападавших и дал показания против них.

Оба кыргызстанца были выходцами из Джалал-Абадской области, земляками и работали в Москве на стройке. В тот день они возвращались в свое общежитие в районе Малые Каменщики.

Тело погибшего Аскарбека 29 июля было отправлено на малую родину – в село Кара-Суу Аксыйского района.

Пресс-секретарь Посольства КР в РФ Гульбарчын Байымбетова сообщила, что расследование произошедшего находится на контроле диппредставительства:

Гульбарчын Байымбетова.

«Юрист посольства и сотрудник представительства МВД КР в России побывали на месте случившегося и провели разбирательство. По данным российских следственных органов, наши граждане подверглись нападению со стороны трех преступников. По подозрению в этом преступлении задержано трое россиян. Дело находится на контроле Посольства. От нашего имени в Следственный комитет РФ был направлен запрос».

По факту случившегося отделением Следственного комитета по Таганскому району Москвы было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство».

При обыске Федеральной службой безопасности в доме подозреваемых были обнаружены различные виды холодного оружия, одежда с неонацистской символикой и соответствующая литература.

Один из троих подозреваемых – по кличке «Белый» – известен как ультраправый национал-патриот, активист нацистких группировок. В социальных сетях была обнаружена его группа поддержки, состоящая из 1,5 тысяч последователей. Родители парня признались. что знали, чем увлекается их сын, но их попытки остановить парня не увенчались успехом. Сообщается, что против него уже дали показания двое других подозревсаемых в нападении.

NO

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Невероятное превращение скинхеда-мента в священника

Приятель Вальки вскакивает и направляется к нему. Все мгновенно затихают: сейчас будет драка! Валька, приоткрыв рот, с восторгом глядит на дуэлянтов. Но те, наскоро оглянувшись по сторонам, раздумывают драться: всё-таки кругом полно народу, а ещё волонтёры, священник.

— Поздравьте, батюшка, на работу выхожу! — морщась от удовольствия, хвастается Виктор. Бравого вида пожилой человек, довольно неплохо одетый. Так и не скажешь, что бездомный. 
— Поздравляю, а куда? — на удивление безрадостно откликается отец Вячеслав.
— Охранником меня берут в магазин! Вчера там был. Спрашивают: рубашка у тебя есть хорошая, однотонная? Говорю: две штуки! Они говорят: а штаны? И штаны есть, хорошие, только погладить нужно. Вот только обуви нет нормальной. А они и говорят: ничего, мы тебе купим, потом отдашь, только размер скажи! Вот так! С понедельника уже выхожу.
— Ну хорошо, — не сразу отвечает батюшка, и я впервые обнаруживаю, что его улыбка может быть и другой — равнодушно-дежурной.

Народ поел и постепенно расходится. Остаётся только переминающийся с ноги на ногу Кеша — низенького роста мужик лет 55 с опасливо-хитрым взглядом. Ранее они о чём-то негромко тет-а-тет переговаривались с батюшкой.

Мы собираемся ехать дальше, и отец Вячеслав подзывает его.

— Ну, Кеш, что надумал? Едем?
— Едем, — послушно отвечает тот.

Периодически батюшка у своих знакомых осведомляется, не нужен ли кому-нибудь работник. И пристраивает туда обитателей адаптационного центра или кого-нибудь из бездомных. Вот и Кешу, кажется, пристроил.

По пути отец Вячеслав начинает расспрашивать будущего работника. 

— Расскажи о себе. Сидел?
— Что ж, врать не буду, — с каким-то даже удовольствием отвечает Кеша. — Сидел, да. 
— Пьёшь?
— Нет.
— Честно?
— Честно.
— А пил?
— Не буду отказываться. Пил.
— Сильно?
— Оооо, — машет рукой Кеша. — Пальцы ног потерял по пьяни. Подмёрз. На работе выпил, чтобы согреться, и переборщил.
— Но теперь точно в завязке?
— Точно, батюшка.
— Я почему спрашиваю — пить нельзя. Вообще. Ни капли, ничего. 
— Это как скажете. А курить можно?
— Курить можно.
— А то я курю, — важно говорит Кеша и начинает разминать сигарету.

Мы передаём его с рук на руки. Работодатель с Кешей уезжают, а отец Вячеслав некоторое время смотрит им вслед. На лице священника сомнение.

— Ну посмотрим, может, что и выйдет, — говорит он.
— Часто не выходит?
— Часто. Бездомные в основной своей массе ненадёжные люди. Тем более убеждённые бездомные, которые уже «подсели» на бродяжничество. Это наркотик своего рода. Они не хотят нигде оседать. В приюте им скучно, к тому же там не выпить. Да и вообще в любом месте долго — скучно. И работать они толком не хотят. Тянет их, короче говоря, свобода — от морали, от обязательств.
— Но не все же. Вон Виктор охранником устроился.
— Да никуда он не устроился! — машет рукой отец Вячеслав. — Уже полгода от него слышу: «выхожу на работу», «выхожу на работу». Потом приезжаю — а он опять тут, и алкоголем от него несёт. Жалко его, конечно. Два высших образования, был когда-то директором строительной фирмы в Тольятти. Начал пить — лишился всего, включая квартиру свою. Жил в гараже. После у меня при храме жил, я ему дом снимал. И опять начал попивать. Я его раз предупредил, второй, а потом он сам уехал. Потом и гараж пропил.

Мы собираемся ехать дальше. Но батюшкина «Калина» начинает себя странно вести. Не сразу заводится. А буквально через пару минут глохнет — и по закону подлости на оживлённом перекрёстке.

— Вот испытание… Стартер опять барахлит! Ах ты… Да ты ж… — переживает батюшка. Думаю: неужели чертыхнётся сейчас или того хуже? Но нет: самое страшное, что вырывается из уст священнослужителя, это вполне невинные «ёлки-моталки». Машины сигналят; некоторые, объезжая, явно собираются сказать застрявшему водителю пару ласковых и уже открывают рот, но, завидев растерянного человека в рясе, передумывают.

Наконец мы заводимся и едем в мэрию.

В Петербурге скинхед-трансгендер испортил граффити с Данилой Багровым

Граффити с героем фильма «Брат-2» Данилой Багровым на площади Александра Невского в Петербурге покрасили красной краской. У портрета Бодрова появилась надпись: «В чем сила, брат? В ЛГБТ. хЕВАх». Последнее слово – подпись жителя Петербурга Анатолия Оброскова, который называет себя скинхедом-трансгендером. Он, в частности, выдвигался на выборы президента России от «Партии ультраправых трансгендеров и натуралов» и поддерживал партию “Коммунистов России”

От Дурова до Черчесова. Культовые петербургские граффити, которые мы потеряли Городская хроника

От Дурова до Черчесова. Культовые петербургские граффити, которые мы потеряли

В пятницу, 20 июля 2018 года, в сообществе группы «Ельцин был скином» «ВК» он пояснил свой поступок. “В чем же сила брат ? В правде! И это верно. Только правда у всех своя. И для нас правда не может быть связана с ксенофобией. Правда только на стороне угнетенных. А значит сейчас на стороне ЛГБТ”, – написал он на стене сообщества

15 июля Обросков написал, что он написал на граффити с изображением тренера сборной России Станислава Черчесова: «Почему мундиаль в гомофобной стране?» Оба граффити авторства объединения художников HoodGraff. Авторы рисунка с героем фильма «Брат-2» заявили «Фонтанке», что планов перерисовывать портрет Бодрова у них нет. «С этим, скорей всего, справятся коммунальщики», – предположили они. Подпись хЕВАх в ноябре прошлого года заметили и на граффити Арсения Павлова (Моторолы), а также портрете Героя РФ Магомеда Нурбагандова в поселке Металлострой

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

«Суицида с моей стороны не может быть». Жизнь и смерть Тесака — самого известного российского ультраправого

Днем 16 сентября сразу несколько изданий со ссылкой на источники сообщили, что неонацист Максим «Тесак» Марцинкевич совершил самоубийство в челябинском СИЗО-3. Позже эту информацию официально подтвердили в областном управлении ФСИН и адвокат Марцинкевича Валентина Трофимик. По информации издания Baza, первым сообщившего о суициде, Марцинкевич находился в одиночной камере.

«Утром в одной из камер ГУФСИН области обнаружен осужденный 84 года рождения без признаков жизни. Предварительная причина — суицид. На место происшествия незамедлительно прибыли медработники учреждения, которые провели комплекс реанимационных мероприятий, но положительного результата они не дали», — сообщила представительница ведомства Ольга Емельянова. Управление ФСИН объявило о начале служебной проверки.

Как писала Baza, не раскрывая источники информации, в своей предсмертной записке Марцинкевич сообщил, что не хочет доставлять неприятностей администрации СИЗО, а также попросил передать своей девушке, живущей в Екатеринбурге, книгу «Протекционизм и коммунизм» и личный дневник. Записку он закончил словами «Простите меня». Позже обрезанный тетрадный лист с таким содержанием и датой — 15 сентября 2020 года — опубликовал канал НТВ. Областное управление СК предварительно подтвердило, что умерший оставил записку; ведомство начало доследственную проверку.

Защитник Марцинкевича Владимир Краснов в разговоре с Business FM со ссылкой на челябинского адвоката сообщил, что из его подзащитного выбивали показания. «Там очень неприятная история, я располагаю информацией о ней косвенно, через третьи руки. Адвокатесса, которая была у него на пересылке, говорила, что якобы его систематически избивали, добиваясь признаний в совершении неких убийств. Приезжали специально обученные люди из Москвы и вместе с местными специально обученными товарищами добивались признательных показаний в совершении неких убийств», — сказал Краснов. Он также знает про явку с повинной. Адвокаты и родственники ждали его в Москве «недели через две», чтобы «подключиться и все выяснить».

Еще один адвокат Тесака Алексей Михальчик также рассказал изданию «Подъем», что 9 сентября у Марцинкевича была местная защитница, которой заключенный рассказал, что его «последние три месяца пытали, заставляли подписать какие-то явки с повинной по убийствам в Москве 90-х годов».

Адвокат Иван Сидоров, представлявший интересы Марцинкевича в ходе разбирательства по последнему делу и во время отбытия наказания, рассказал «Медиазоне», что летом имел возможность пообщаться с ним по видеосвязи во время рассмотрения административного дела о компенсации за затянутое судопроизводство. Марцинкевич рассказал, что у него серьезные неприятности: пришлось написать явку с повинной.

«Потом было еще одно заседание [по административному делу], и он вроде сказал, что явка не подтвердилась — якобы показания он дал, но дело возбудить не удалось, поскольку они за сроком давности все прекратились, — вспоминает защитник. — Но потом поступила новая информация от адвоката, что какие-то дела они все же решили возбудить или по крайней мере проверить информацию, в связи с чем его везли из Красноярска в Москву. Везли его через Новосибирск, и Челябинск должен был быть отправной точкой».

Адвокат Сидоров считает, что с самоубийством Тесаку «помогли»: «Не было какой-то конкретики, он говорил: мы встретимся в СИЗО с адвокатом, и я все расскажу. Конкретно не говорил, говорил, что 105-я [статья УК], что за 99-й год какое-то ему вешали убийство, в котором заставили его сознаться. События 99-го года, в которых он якобы признался добровольно спустя 21 год. Сказал, что все расскажет в Москве».

«Конечно, пытки там [были] или не пытки, по видеосвязи он не мог сказать, но вид у него был очень подавленный, — вспоминает Сидоров. — Он говорил, что несколько раз ездил на больничку. Действительно, его не было в Красноярске в СИЗО, адвокат [Трофимик] четыре раза не могла попасть, потом вдруг написал отказ от адвокатессы, хотя в начале просил, чтобы она его защищала и чтобы кто-то к нему пришел».

Красноярский адвокат Валентина Трофимик рассказала «Медиазоне», что в последний раз видела Марцинкевича в конце августа. Позже она разместила на сайте своей адвокатской коллегии заявление, в котором подчеркнула, что ей о причинах смерти подзащитного официально не сообщалось: «Достоверных сведений о применении мер физического воздействия во время содержания в СИЗО-1 нет. Полагаю, что на моего подзащитного могло быть оказано психологическое воздействие, поскольку он находился в нестабильном психо-эмоциональном состоянии».

Тем временем адвокат Алексей Михальчик подал заявление о возбуждении дела по статье об убийстве. «Марцинкевич М. С. морально устойчивый, волевой человек, который никогда не высказывал суицидальных намерений, — написал защитник в заявлении на имя главы СК Александра Бастрыкина. — 09.09.2020 он жаловался защитнику на пытки, которым его подвергают с целью склонения его к признанию в совершении преступлений, которых он не совершал».

Дела Тесака

Марцинкевич никогда не скрывал своих неонацистских взглядов, с юности он кочевал по разным ультраправым организациям и, как большинство наци-скинхедов конца девяностых и начала двухтысячных, вероятно, был причастен к уличному насилию — впрочем, обвинений в этом ему никогда не предъявляли. В середине двухтысячных он организовал небольшую группировку «Формат 18», это число — принятое в среде ультраправых цифровое обозначение первых букв в имени Адольфа Гитлера. Через несколько лет ее признают экстремистской организацией.

Участники «Формата 18», который сам Тесак называл «творческим объединением», снимали ролики с рассуждениями о превосходстве «белой расы» и постановочными «казнями» мигрантов. Большей частью эти ролики, видимо, и правда не были документальными, но их популярность породила вал видеозаписей уже реальных нападений и убийств, которые в те годы совершали многочисленные ультраправые банды.

Один из самых известных подобных роликов с реальными убийствами был опубликован под названием «Казнь таджика и дага» — на нем двое мужчин в масках на фоне нацистского флага убивают двух мигрантов. Убийцы называют себя представителями Национал-социалистической партии Руси. Вскоре на сайте чеченских сепаратистов «Кавказ-Центр» появилось заявление этой партии, авторы которого признали над собой «политическое руководство Национал-социалистического общества (НСО)», потребовали передать власти лидеру НСО Дмитрию Румянцеву и освободить Максима Марцинкевича — к моменту публикации ролика «казни» в августе 2007-го он уже месяц как был в СИЗО. Это двойное убийство не раскрыто до сих пор.

Примерно в то же время Тесак примкнул к Национал-социалистическому обществу (НСО) Дмитрия Румянцева — оно вскоре тоже будет запрещено как экстремистское. Участников «НСО-Север», одного из подразделений организации, в конце двухтысячных осудили почти за три десятка расистских убийств. Один из лидеров неонацистов Максим «Адольф» Базылев скончался после задержания в 2009 году — по официальной версии, он перерезал себе вены в ИВС. Эту версию сам Марцинкевич не считал убедительной: в 2014 году в письме из СИЗО он писал, что «ликвидировать человека в этой системе стоит недорого», и просил соратников не верить возможным сообщениям о своем суициде в будущем; в конце 2019 года он повторял, что «суицида с моей стороны не может быть ни в коем случае».

В 2009-2011 годах по приглашению режиссера Ильи Хржановского Тесак принял участие в съемках кинопроекта «Дау», где во время импровизационного «разрушения мира “Дау”» отрезал голову свинье под песню «С чего начинается Родина».

В НСО Марцинкевич близко общался с Сергеем Коротких по прозвищу Малюта (он же Боцман) — белорусским неонацистом, перебравшимся в Москву. После ареста Тесака в 2007 году он участвовал в расколе НСО, но вскоре уехал из России — возможно, в связи с уголовным делом о подрыве фонарного столба на Манежной площади (о его связи с этим взрывом российские следователи скажут только в 2012 году). Друзья продолжили общаться и после первых отсидок Тесака — один из последних раз они вместе попали в новости в 2013 году, когда в Минске ранили ножом одного из местных антифашистов, обливших их мочой из водяных пистолетов; позже ему позволили уехать из Беларуси, а дело прекратили.

В 2014 году Малюта уехал в Донбасс воевать в собранном из местных ультраправых полку «Азов». Он получил украинский паспорт из рук президента Петра Порошенко и стал одним из ключевых персонажей местной ультраправой сцены. Тесак же снова оказался в тюрьме.

Но в первый раз он сел не за насилие. В феврале 2007 года Тесак с соратниками пришли на политические дебаты в московский клуб «Билингва» — в тот вечер о судьбах демократии спорили публицисты Юлия Латынина и Максим Кононенко, а вел дебаты тогда еще член «Яблока» Алексей Навальный — и начали там вскидывать руки в нацистском приветствии и кричать «Зиг Хайль!».

Марцинкевича обвинили в возбуждении ненависти с угрозой применения насилия (часть 2 статьи 282 УК) и приговорили к трем годам в колонии-поселении. Вскоре к этому сроку добавились еще шесть месяцев за один из роликов «Формата 18».

Выйдя на свободу в 2010 году, Марцинкевич опубликовал книгу о тюрьме под названием «Реструкт!», уделив в ней немало места рецептам блюд, которые можно готовить в условиях СИЗО. Через несколько лет и эта книга уже привычно оказалась в перечне экстремистских материалов.

«Вот как сварить суп в чайнике? Надо нарезать лук, морковь, помидоры, нарезать мясо (его можно или взять из диеты или, если повезет, выловить из баланды), два пакетика приправ, обязательно капусты, все это в двухлитровый чайник засыпать, успеть все это проварить и потом успеть снять и перелить в пластиковый контейнер до того момента, как запах пойдет на продол. Чайник необходимо сполоснуть, налить туда воды и поставить кипятиться! Потому что, как только продольные унюхают внутрикамерную кулинарию — тут же открывается кормушка и засовывается голова мусора, который говорит: «Покажите-ка мне чайник! Что вы в нем варите?» И если что-то варится, то чайник забирают где-то на неделю примерно, и камера вынуждена просить кипяток у продольных. Короче, быт портится, сидеть так сидеть тяжело и неинтересно»

Рецепт из книги Марцинкевича «Реструкт!»

Он завел блог на ютубе, и его проект «Оккупай-педофиляй» с роликами, участники которых издевались над предполагаемыми педофилами, быстро набрал популярность среди ультраправой молодежи. Параллельно Тесак вел платные семинары о поведении в тюрьме и воровстве продуктов в магазинах, продавал книгу, пытался организовать финансовую пирамиду Tesak Money.

Во время протестов 2011-2012 года Марцинкевич пытался выступать со сцены на Болотной площади (его не пустили) и избраться в Координационный совет оппозиции (тоже безуспешно, ему отказали в регистрации). Эти запреты активно освещала лоялистская пресса как доказательство двойных стандартов оппозиционеров-либералов.

В ноябре 2013-го на него снова завели дело по 282-й статье — внимание следователей привлекли видеоролики «Выкинуть чурок! Предвыборная агитация!», «Тесак о фильме “Сталинград” и ситуации в Бирюлево» и «Тесак о фильме “Околофутбол”» — но Марцинкевич успел сбежать на Кубу. Оттуда его выдали России уже в январе.

По этому делу он получил 2 года и 9 месяцев заключения (вынесенный районным судом пятилетний срок сократил Мосгорсуд). Пока Тесак сидел, силовики плотно занялись его последователями из движения «Реструкт», участвовавших в «сафари» на предполагаемых педофилов и наркоторговцев. Одно из дел было возбуждено после ролика «Оккупай-Наркофиляй №8», на котором Марцинкевич и его соратники ловят, как они утверждают, продавца спайса, рвут ему рубашку, бьют и заставляют есть обнаруженное при нем растительное вещество.

В декабре 2018 года Бабушкинский районный суд Москвы приговорил неонациста к 10 годам колонии строгого режима по делу ультраправого движения «Реструкт». Подсудимого признали виновным в разбое (часть 2 статьи 162 УК) и хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК).

СтатьяЧетвертое дело Тесака. Максим Марцинкевич — от «Формата-18» до сюжета на Первом канале

По версии следствия, в 2013 году Марцинкевич вместе с соучастниками избили Хамидилло Мухтарова, которого заподозрили в торговле наркотиками, и украли его телефон.

Летом 2017 года Бабушкинский суд уже назначил Марцинкевичу девять лет колонии строгого режима. Кроме разбоя и хулиганства неонацисту также вменяли умышленное уничтожение имущества (часть 2 статьи 167 УК) и экстремизм (часть 2 статьи 282 УК) из-за книги «Реструкт», которая включена в перечень экстремистских материалов. Однако Мосгорсуд отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение.

Марцинкевич отбывал наказание в Республике Коми. В октябре 2019 года Сыктывкарский городской суд смягчил ему наказание с 10 до менее чем девяти лет, сняв обвинения в экстремизме (часть 1 статьи 282 УК) в связи с декриминализацией статьи.

«Эти восемь лет — с учетом того, что там часть срока зачли “день за полтора”, когда он находился в “Матросской тишине”, в [Краснопресненской пересыльной тюрьме], — у него заканчивались в апреле-мае 2021 года», — говорит адвокат Иван Сидоров.

В заключении Марцинкевич стал интересоваться либертарианством и переосмыслил отношение к наркопотребителям. В Красноярск осужденный прибыл зимой этого года, и там начались проблемы: его сторонники в своем канале писали, что его уже несколько месяцев то увозят в больницу, то возвращают в СИЗО, а адвокатов “пускают раз через три-четыре” — в том числе из-за карантина по коронавирусу.

«Будем обжаловать решения Сыктывкарского суда, Чтобы пересчитали, как мы считаем, верно, и Максим вышел раньше этого срока, — писали сторонники Тесака в мае. — Конечно, УДО и прочее ему не светит».

Редактор: Сергей Смирнов

Обновлено в 23:00. Добавлена информация из заявления адвоката Трофимик.

фотографий скинхедов на Flickr | Flickr

Песня с картинкой: youtu.be/FpH0gre8AQw

Мир – настоящий свинарник

Люди ведут себя как свиньи

Аккумуляторное хозяйство

Тысячам тонн мертвецов

Мы живем во времена фанатиков

Безумные научные угнетение

Мы находимся в джунглях

И везде это закон оружия

Организованная проституция

Гниение, рвота и тошнота

Третий мир убивает свиней, которые едят свою пищу

Напряжение растет, солдаты царапины

Забиты на бойнях

Сожжены в лабораториях

Припаркованы в городах-общежитиях

Заключенные за вашей комнатой для свиданий

И в Чили подозреваемые готовят пищу

В государственных печах

В Европе повстанцы гниют

9000 бункеры изоляции

Человек, который разрывается на части

Динамизм по исполнению ioners

Обезьяны led… слабоумие

Бетов становится ультра-жестоким

С одной стороны, денежная система

С другой стороны, военная тень

В расчетах все кончено

Шлагами кровь заливает кровью

Свиноводческая ферма, вооруженная копом

Свинарник апартеида

Свинарник Dst

И Ле Пен – ((крайне правый французский лидер)) – свинарник

Давай, поднимите пальцы! Поднимите пальцы, все пальцы!

Итак, мы доверяем вам, никогда больше 20%, никогда больше! Мы все еще против.Молодежное движение, молодежное движение! Так что на всех нацистских демонстрациях присутствуйте, присутствуйте и блокируйте их! Потому что мы черные, мы белые, мы желтые и вместе мы динамит!

Молодежь облажалась с Национальным фронтом!

Молодежь облажалась с Национальным фронтом!

Молодежь облажалась с Национальным фронтом!

Французская молодежь, иммигрантская молодежь, солидарность!

Молодежь облажалась с Национальным фронтом!

Молодежь облажалась с Национальным фронтом!

Молодежь облажалась с Национальным фронтом!

Спасибо сегодня вечером, ты молодец, так что в следующий раз, когда толстый Лепен будет гулять по Франции, я хочу увидеть, как ты кричишь, как сегодня, хорошо?

Молодежь мира, нахуй национальный фронт!

фотографий: британские скинхеды в 1980-е были чертовски молоды, рассержены и стильны | Риан Дандон

Если вы слышите «скинхед» как синоним неонацизма, подумайте еще раз.

У этой британской субкультуры долгая и разнообразная история, восходящая к 1960-м годам, когда модники рабочего класса отделились от своих более буржуазных собратьев. Отличаясь практичной одеждой – рабочими ботинками, подтяжками – и короткой стрижкой промышленных рабочих, скинхеды стали самостоятельной субкультурой, пересекаясь с зарождающимися панк-рокерами, грубыми ямайскими парнями, танцорами ска и регги. К концу 70-х появилась вторая волна скинхедов, отчасти скромная реакция на коммерциализацию панка.Отсюда смесь влияний – включая футбольное хулиганство и политику правого крыла – внесла свой вклад в любое количество вариаций стиля, незначительное меньшинство которых основывалось на расовой принадлежности.

К тому времени, когда Гэвин Уотсон начал фотографировать своих друзей и соседей в Хай-Викомб, Бакингемшир, первая волна культуры скинхедов 1960-х годов пришла и ушла. Расцветом Watson стали 1980-е – десятилетие, отмеченное суровой строгостью Тэтчер и появившимися в ответ художественными движениями.Возникли панк и новая волна, и субкультура скинхедов была частью смешения в этой андеграундной среде рабочего класса.

Портрет фотографа в молодости. © Gavin Watson / Youth Club Archive

Работа Уотсона примечательна по нескольким причинам, не в последнюю очередь из-за нежности, которую он проявляет к группе, которую долго критиковали в СМИ. Его картины кажутся реальными, потому что они вводят нас в круг друзей так же, как мы можем воспринимать жизнь: различия в близости и расстоянии, отмеренная последовательность взгляда, оттенки сантиментов, опровергнутые прагматизмом.Короче конец молодости.

Самопровозглашенный тинейджерский «див» («компьютерщик» в американских терминах), когда он делал эти снимки, Уотсон уверял, что то, что мы видим, реально. В его неторопливой фигуре он спокойно обращается к личности как к чему-то слишком сложному для названий – череде тихих моментов, перемежающихся тишиной. Как человек, который верит, что все останется неизменным навсегда. И хотя мы знаем, что этого не может быть, создание фотографий – отличный способ хоть ненадолго избавиться от неловкости.

Кожа Гэвина Уотсона была опубликована в 2007 году. Его фотографии любезно предоставлены художником и лондонским архивом Молодежного клуба .

Фотографии, раскрывающие правду о культуре скинхедов

Культура скинхедов зародилась на улицах Лондона в 1969 году, когда мод-сцена умирала, и новая волна буржуазной богемы упивалась риторикой Тимоти Лири «включай, настраивайся, бросай».Снисходительные претензии хиппи-сцены были оскорблением для британской рабочей молодежи; они создали образ скинхеда, бунтаря, вернувшегося к истокам, которого во многом неправильно понимали.

Изначально скинхеды были первым поколением, которое перебралось из исторических трущоб Ист-Энда в новые на тот момент бруталистские поместья 1960-х годов. Разгневанные тем, что их отрезали от старых сетей поддержки, скины стремились восполнить эту разрушительную потерю, создав свою собственную утопическую мифологию об общем прошлом рабочего класса.

Охватывая свое чувство маргинализации от мейнстрима, скины приняли униформу, которая начинается с бритой головы и заканчивается ботинками Doc Marten, с намеком на стиль и звучание поколения Windrush. Типичные повстанцы в поисках хорошего времяпровождения, скины массово сбегали в пабы, на футбольные матчи и концерты с участием ска, рокстеди, регги и даб-диджеев и групп.

Скинс открыто отверг исторические кодексы почтения, скромности и жесткой морали рабочего класса и в процессе стал идеальной мишенью как для преследований со стороны полиции, так и для фашистской тактики в 1970-х и 80-х годах, навсегда запятнав имидж культуры скинхедов. призрак хулиганов и неонацистов.

В новой книге Skins: A Way of Life (вышедшей сегодня через Carpet Bombing Culture) автор Патрик Поттер устанавливает рекорд феноменальной истории культуры скинхедов в Великобритании. Здесь Поттер рассказывает правду об этой субкультуре.

Он вдохновлен культурой Вест-Индии

«Вы – подросток из рабочего класса, живущий в Лондоне в конце 1960-х. Культура хиппи вступает в свою психоделическую фазу, и вы не хотите иметь с ней ничего общего.Происходит что-то еще – эти элегантно одетые жители Вест-Индии устраивают вечеринки, а ночи играют в новом звуке. Это полностью под землей.

«Trojan Records была не единственной игрой в городе, но она стала олицетворением всей этой ранней культуры ска. Я не могу сказать достаточно о долге британской молодежной культуры перед влиянием Вест-Индии. Группы увидели публику скинхедов и ответили им песнями типа “Skinhead Moonstomp”, и какое-то время, по словам присутствовавших там людей, это был прекрасный межкультурный момент.”

Стиль был неотъемлемой частью сцены

«Я думаю о первоначальном скинхеде как о младшем брате или сестре Модификатора. Они выходят на сцену еще до того, как бросят школу, поэтому у них совсем нет денег. Позже, когда вы бросите школу и у вас будет немного денег, на вас все еще сильно повлияет ваш старший брат по моде. Вам нужны правильные ярлыки. Но вы хотите сделать образ более жестким, убрать континентальные штрихи и андрогинность. Вы хотите немного больше Реджи Крей и немного меньше Дольче Виты.

«У вас есть костюм на выходные. Вы можете носить броги или лоферы с кисточками, а не только ботинки каждый день. Джинсы и ботинки для террасы или в будний день. Классическая верхняя одежда кокни, если вы можете себе ее позволить, будет включать в себя кромби или овчину ».

Татуировка скинхеда, Лестер-сквер, Лондон, 1981 г. Фотография Дерека Риджерса

Но этот стиль скинхедов привлек не тот элемент

«Субкультуры на ранних стадиях довольно подвижны стилистически, позже они превращаются в униформу.В 1970-е вы получаете совершенно другой образ скинхедов в стиле постпанк. Выбеленные джинсы, Док Мартенс, Бен Шерман и подтяжки с тремя сотнями отверстий. Летные куртки Ма-1 по-прежнему хорошо смотрятся. К сожалению, такой взгляд заставит всех спросить вас, не расист ли вы.

«В 1970-е годы Великобритания переживала фазу правого популизма, и отчужденная молодежь из рабочего класса рассматривалась как идеальная революционная армия, ожидающая своего вступления в ряды. У Национального фронта было молодежное вербовочное крыло, и он начал нацеливаться на концерты.В причудливой форме они также нацелены на возрождение двухцветного ска. Даже The Specials пришлось прекратить выступления, потому что весь первый ряд отдавал нацистские приветствия ».

Радикальные правые разрушили все, что изначально существовало для культуры скинхедов

«В 1981 году компания Oi! Панк-концерт в Саутхолле закончился гонкой: паб сгорел. На международном уровне расистские движения приняли образ военных скинхедов 1980-х годов, закрепив идею нацистской тупицы во всем мире. Все это удобно вешать на шею скинхеду, но большинство скинов так и не вошли в НФ, и большинство избирателей НФ не были скинхедами.

«Это сложный вопрос, лежащий в основе всего. Были ли [оригинальные] скинхеды жестокими? Я видел несколько фотографий скинхедов, топающих людей. В культуре рабочего класса был тип насилия, который был спорадическим, почти ритуализированным и самоограничивающимся. Они ссорились, в основном друг с другом, в основном из-за территории и обычно не чрезмерно. Это было частью жизни рабочих 1960-х годов ».

Девушки-скинхеды, Лестер-сквер, Лондон, 1981 г. Фотография Дерека Риджерса

Своевременная переоценка своего наследия

«Прошло почти 50 лет с 1969 года, который был безмятежным годом для оригинальных скинов.Есть ощущение, что сейчас хорошее время, чтобы попытаться восстановить то, что на самом деле происходило за всей моральной паникой.

«Я считаю, что все субкультуры по сути своей утопичны. Люди пытаются представить себе через коллективный уличный театр мир, в котором они хотят жить. Есть два способа взглянуть на утопию: вы либо помещаете ее в будущее, либо в прошлое. Скины олицетворяли золотой век культуры рабочего класса, полу-вымышленную версию их недавнего прошлого. Они оба праздновали и убегали от этого – это палка о двух концах.Они боготворили своего дедушку-докера кокни, но они также хотели лучшей жизни, чем он ».

Skins: A Way of Life вышел сегодня через Carpet Bombing Culture

Образ чернокожих скинхедов Vic Mensa – напоминание об истинном происхождении субкультуры

Оригиналы – 3 года назад

Элайджа К.Watson Элайджа Уотсон – редактор новостей и культуры Okayplayer. Когда…

Фото: Викки Форд / Sneakshot Photography

Фото: Викки Форд / Sneakshot Photography

Образ чернокожего скинхеда Vic Mensa – напоминание об истинном происхождении этой субкультуры.

Черный скинхед. Помимо названия песни Канье Уэста 2013 года, фраза была воспринята как оксюмороническая.Пара слов, которые, возможно, не принадлежат друг другу, учитывая связь последнего с сторонниками превосходства белой расы и неонацистами.

Эта ассоциация была не всегда такой. Субкультура скинхедов родилась из расового единства – этим термином обозначали группу людей, объединенных модой и музыкой в ​​Лондоне, Англия, в 1960-х годах. Но после своего зарождения субкультура превратилась в нечто совершенно иное, настолько, что эстетика скинхедов – короткие волосы, ботинки, белая футболка, джинсы и подтяжки – стала синонимом белых националистических ценностей.

Вик Менса вышел на сцену в Нью-Йорке прошлой ночью со свежим вырезом после того, как избавился от своих дредов pic.twitter.com/fVYUzb190e

– XXL Magazine (@XXL) 3 июня 2018 г.

Недавно в Твиттере начала распространяться фотография Vic Mensa , выступающего вживую в бальном зале Bowery в Нью-Йорке, и ряд фанатов сравнили его внешний вид с Дереком Виньярдом из American History X (знаменитый образ Эдвард Нортон ). В фильме Нортон – скинхед-неонацист, чьи насильственные действия против чернокожих приводят его в тюрьму и способствуют смерти его младшего брата.

Nah mensa выходит на сцену и выглядит как Дерек из американской истории x pic.twitter.com/FrKK6AjtBV

– Дарриус (@Darrius_Lamarr) 4 июня 2018 г.

https://twitter.com/SpacemanTheJinn/status/1003742895738966021

Эстетика черных скинхедов не новость для Mensa. В прошлом году он был практически в том же гардеробе, что и на фото для его клипа «OMG». Также есть старый пост в Instagram о съемке видео с подписью «Черные скинхеды». Однако сравнение с Norton сопровождалось этой картиной, скорее всего, из-за новообретенного телосложения Менсы и лысой головы.

Но интересно отметить, насколько эстетика и термин скинхед стали синонимами превосходства белых, учитывая, что оба они берут свое начало в черной культуре.

Субкультура скинхедов изначально была связана с молодежью из рабочего класса в Лондоне, Англия, в 1960-х годах. Эта итерация движения, считающаяся первой волной, была ответвлением другой молодежной субкультуры под названием мода. Скинхеды были отнесены к таковым из-за их коротко остриженных или лысых голов, но их мода была вдохновлена ​​модой, а также субкультурой грубых мальчиков Ямайки.

Ямайка имеет легендарную историю с Соединенным Королевством, островной страной, служившей британской колонией в период с 1655 по 1962 год. После Второй мировой войны произошла массовая миграция ямайцев в Великобританию, многие из которых заполнили вакантные рабочие места по всей стране. . Ямайские иммигранты не только работали на одной работе с британцами, но и населяли те же рабочие и бедные районы, что и они. Находясь в такой непосредственной близости друг от друга, молодежные субкультуры грубых мальчиков и скинхедов не могли не сойтись.

Чернокожие ямайцы принесли с собой музыку, такую ​​как даб, ска, рокстеди и регги, а также модные вещи, такие как полосатые костюмы, тонкие галстуки, свиной пирог или шляпы Трилби – оба из них были частью субкультуры грубых мальчиков, которая получил известность в Кингстоне, Ямайка, в начале 1960-х годов. Имя, используемое для описания мятежной и агрессивной молодежи, разочарованной бедностью и неравенством во всех ямайских трущобах, грубые мальчики стали неотъемлемой частью субкультуры скинхедов.

Вид скинхеда был столь же крутым, сколь и устрашающим.Рабочие ботинки, прямые джинсы, брюки, подтяжки и рубашки на пуговицах – практичный стиль одежды, отражающий их экономические обстоятельства.

«Чистый, аккуратно выглаженный правонарушительный вид обязан, по крайней мере, столько же грубым мальчикам, сколько формальным и очень жестким стереотипам о белых люмпенах», – писал Дик Хебдиге в своей книге 1979 года Subculture: The Значение стиля . «… Через общение с вест-индейцами в местных молодежных клубах и на улицах, копируя их манеры, принимая их проклятия, танцуя под их музыку…»

В своем документальном фильме BBC История скинхедов , Дон Леттс – черный ямайец – исследовал отношения между ними, причем скинхеды признали, насколько влиятельной была субкультура грубых мальчиков.

«Это было уникально, и это была связь, которую мы связывали с нашими черными друзьями», – сказал Тони Хэддоу. «Это было то, чем мы все могли поделиться. Я имею в виду даже то, что мы были одеты – высокие брюки и тому подобное – все это пришло с Ямайки, я бы сказал, а не из штата».

По мере того, как субкультура скинхедов становилась все более заметной, ямайские артисты создали новый жанр, посвященный исключительно этой группе – скинхед-регги. Desmond Dekker , Skatalites , Symarip – эти артисты и группы обслуживали британский и ямайский альянс скинхедов.Однако с появлением скинхедов произошла их коммерциализация. Субкультура превратилась в тенденцию, а также в тактику вовлечения белой молодежи в ультраправые политические группы.

На протяжении 1970-х годов такие группы, как Национальный фронт и Британское движение, использовали разочарованную молодежь для продвижения своей фашистской идеологии.

«Мы пытались думать о расовых войнах», – сказал Джозеф Пирс , бывший член Национального фронта, в История скинхедов .«Наша работа заключалась в том, чтобы разрушить мультикультурное общество, многорасовое общество и сделать его неработоспособным».

«[Нашей целью было] заставить различные группы ненавидеть друг друга до такой степени, чтобы они не могли жить вместе», – добавил Пирс. «А когда они не могли жить вместе, вы попадаете в то гетто, радикализованное общество, из которого мы надеялись подняться, как пресловутый феникс из пепла».

Политизация субкультуры скинхедов, а также ее распространение на растущей панк-сцене еще больше исказили ее корни.К концу 1970-х годов широкая публика стала рассматривать субкультуру скинхедов так, как она воспринимается сегодня во всем мире – группой, пропагандирующей расизм и неонацизм.

Хотя это не похоже на намерение Mensa пролить свет на истоки субкультуры скинхедов, это способ показать, как мультикультурные корни этой группы превратились в нечто совершенно иное. Помимо вирусного гардероба, на артистке был еще один наряд, напоминающий о зарождении субкультуры.

Полосатый наряд, галстук – пуговица справа от него даже является прямым намеком на влияние субкультуры грубых мальчиков на эстетику скинхедов, где заглавными буквами написано «Rude Boy».

Менса всегда использовал панк-означающие на протяжении всей своей карьеры. Однако именно эта последняя итерация привлекла наибольшее внимание из-за своей связи с субкультурой скинхедов. Но важно отметить, что то, что Mensa может делать – намеренно или нет – является формой восстановления.Напоминание – и введение – в эстетику, которая изначально принадлежала не жестоким белым националистам, а рабочему классу Великобритании и Ямайки, воспевающим культуру друг друга.

Разум скинхедов: каким должен быть расист

Темные корни выдают ее; она не натуральная блондинка. Мы не знаем, почему она решила красить волосы, но для таких мужчин, как ее парень, прическа (выбритая наголо или почти) является косметическим выражением идеологической приверженности.Они скинхеды.

Она идентифицирована только как подруга мужчины по имени Роб, который протягивает руку к камере в «Seig Heil», пока они «целовались». Она, одетая в черную майку и черный бюстгальтер с круглой спинкой, бирка была только что видна, прижала Роба к потертой стене. Он без рубашки, и его пальцы, кажется, почти касаются линзы фотоаппарата. Он явно татуирован; она, крепко обхватившая его шею обеими руками, – нет. Один угол фотографии затемнен, но дверь справа от них ведет в другую комнату с гораздо более ярким светом.Точно так же, как дверной проем обещает заглянуть в скрытое пространство, эти фотографии призваны показать, как выглядит мир из фильма «Внутри разума скинхеда». Но на самом деле фотография показывает нам только поцелуй, его навязчивое сочетание романтического акта с жестоким жестом. Мы не можем (мы не могли) по-настоящему заглянуть в «разум скинхеда». Вместо этого фотографии дают нам окно в их личную жизнь, а наблюдаемая нами дисфункция становится отражением их отвратительных убеждений.

Это и еще девять похожих фото составляют галерею изображений для статьи Бретта
Гандлока.Гандлок описывает себя как фотографа, «которого привлекают маргинальные и отчужденные группы», но говорит, что его интерес здесь был больше к «образу жизни» его неонацистских подданных, чем к их идеологиям. Он пишет в почти нейтральном стиле журналиста, предоставляя своим читателям морализировать против превосходства белых. За исключением изображения, в котором один мужчина с обнаженной грудью удерживает другого, ошеломленного, у залитой кровью стены после драки, изображения на удивление лишены насилия.

В тексте, Gundlock подчеркивает важность семьи и сообщества в движении скинхедов, отметив, что они «упорно трудиться, чтобы выработать новое поколение.Это описание заставляет скинхедов казаться более человечными, более понятными. Но фотографии работают против этого, подчеркивая неприятные условия, в которых происходит эта тяжелая работа. Они живут в негостеприимных жилищах. Мужчины взаимодействуют друг с другом физически интенсивно, неопределенно сексуально и грубо относятся к женщинам. Поскольку они намекают на формы убожества – буквальные или переносные – эти изображения реанимируют мотивы, восходящие к истокам социальной документальной фотографии.

Первые приверженцы этого жанра были вдохновлены реформизмом прогрессивной эры.Они разошлись по городским трущобам и сельским лачугам, намереваясь запечатлеть тяжелую повседневную жизнь своих жителей. Меньшие по размеру и более быстрые камеры давали любителям приключений необходимую мобильность; со временем технология вспышки позволила им проникнуть в темные и недоступные иным образом места, где разворачивалась бурная ночная жизнь. Такие коллекции, как «Как другая половина жизни» Джейкоба Рииса, опубликованные в 1890 году, сочетают в себе визуальные и текстовые изображения тесноты и антисанитарии, зависимости от дохода работающих детей и нетрадиционных гендерных ролей или семейного устройства.Целевая аудитория таких изображений была далека от этих условий. Изображения в «В голове у скинхеда» основаны на похожих визуальных сокращениях.

Gundlock дополняет тревожный контент эстетическим выбором. Освещение на фотографиях часто плохое или тошнотворное. Снимки часто получаются немного не в фокусе или некорректно. И объекты, даже когда их лица видны, не смотрят прямо в камеру. Единственное исключение – молодая девушка с широко открытыми глазами и открытым ртом, которая, кажется, смотрит прямо, хотя и ничего не понимает, в глаза камере и зрителю.Она смотрит через плечо на незнакомого мужчину, который носит ее с собой, и выражение ее лица напоминает портрет Дайан Арбус. Он одет в черное, с соответствующими белыми знаками отличия власти, вытатуированными на его черепе и пришитыми на рукаве его куртки. Со своими светлыми волосами и голубыми глазами она олицетворяет невинность и тем самым усиливает контраст с одетыми в темное мужчинами в кадре.

Второй снимок в этой части представляет собой внешний вид ничем не примечательного многосемейного дома.Дома не обязательно выглядят привлекательно; они невзрачные, функциональные, напротив парковки, усеянной небольшими островками травы, одним или двумя деревьями. Но также нет никаких видимых признаков того, что это «плохой» или агрессивный район. Подпись говорит нам только, что это «дом скинхедов в Гамильтоне». Основной свет на фото, холодный и голубоватый, падает от уличного фонаря. Большой зеленый мусорный бак упирается в подсвеченную лампу. Мусорный бак намекает на то, как мы можем понять людей в доме (белый «мусор»), несмотря на то, что снаружи он выглядит достаточно респектабельным.Сама фотография наклонена влево, вызывая тревожный эффект.

Благодаря камере Гандлока мир скинхедов кажется глубоко гомосоциальным, поскольку подчеркивает прочные связи между мужчинами. Многие из их взаимодействий выглядят сексуальными, что намекает на гомоэротическое течение в обществе. Мужчины, если они находятся в помещении, часто бывают без рубашки или почти без рубашки и свободно касаются друг друга. На первой фотографии в истории показаны два человека в профиль, оба по имени Тайлер, их лбы соприкасаются друг с другом, и один – с обнаженной грудью – обнимает другого с улыбкой, а этот мужчина мечтательно смотрит вниз.Подпись говорит нам, что они разговаривают, что они выпили. Но также похоже, что они склоняются к чему-то более интимному, например, к поцелую.

Отношения между мужчинами часто кодируются как гомосексуальные, в то время как гетеросексуальные отношения между мужчинами и женщинами часто изображаются как извращенные, лишенные очевидной привязанности, связывающей мужчин. Есть оформление «Seig Heil». И молодую девушку, рожденную двумя неонацистами, на фото, которое я описал выше, несет мужчина, который не является ее отцом; нет упоминания о том, где могут быть ее родители.

Еще один снимок застывает пару – Ричарда и Иззи в атласных зеленых бомберах – посреди ссоры. Они сидят на грязном на вид бордюре, похоже, как дома среди окурков и выброшенной жевательной резинки. Ссора говорит о том, что их отношения конфликтные. А публичное расположение (они, по сути, «в сточной канаве») показывает, что они не знают или не заботятся о нормах поведения, которые следует сохранять в тайне. Нашивка на спине куртки Ричарда (пылающий череп в платке с флагом Конфедерации) гласит, что он «рожден, чтобы поднять ад.Это намекает на то, что неонацизм в его генах, как если бы он был продуктом плохого репродуктивного совпадения, предназначенного для такой жизни.

Ранние социальные документалисты вызывали шок и отвращение, чтобы вызвать симпатию зрителей. Они работали в узнаваемых местах, например, в семейных домах, чтобы их состоятельная аудитория могла сориентироваться и интерпретировать то, что они видят. Но это также позволило им увидеть различия между их собственными домами и семьями и теми, кто из другой половины, которые, возможно, пытались и потерпели неудачу, подражать их более высоким стандартам.Образы Гандлока основаны на аналогичных формах узнавания. Делая это утверждение, я не утверждаю, что его предметы заслуживали «лучшего» или более щедрого изображения. Но я действительно думаю, что это проблематичный способ попытаться сделать расизм видимым, особенно потому, что изображения опираются на загруженные обозначения пола, сексуальности и класса. Таким образом, фотографии предполагают, что только «эти» люди являются расистами, и убеждают остальных из нас, что, если мы не живем или не выглядим так, мы не должны быть такими. Таким образом, эта визуальная стратегия рискует отвлечься от всех других способов закрепления мышления сторонников превосходства белой расы в гораздо более прекрасной среде.

– Ребекка Адельман

( Фото: Бретт Гандлок Подпись: Роб «seig heil’s» целовался со своей девушкой. Подпись 2: Конор несет дочь другого скинхеда. Родители молодой девушки были членами неонацистской группировки. Подпись 3: Дом скинхеда в Гамильтоне. Подпись 4: Тайлер и Тайлер разговаривают во время пьянства (испытуемые предпочли не разглашать свои фамилии) Тайлер (слева) был осужден за убийство второй степени и получил жизнь в тюрьме после того, как он и другой скинхед забили до смерти мужчину в Калгари. Подпись 5: Ричард и Иззи спорят перед местной пиццерией.)

Как движение скинхедов превратилось из инклюзивного в расистское

До того, как связать с неонацизмом, культура скинхедов зародилась среди молодых английских и ямайских рабочих общин в Лондоне 1960-х годов.

Джон Даунинг / Getty Images Офицер полиции задерживает скинхеда в Саутенд-он-Си, Эссекс, 7 апреля 1980 года.

У них его просто больше не было. Устав от пустых обещаний движения хиппи и жесткой экономии, царившей в то время в британском правительстве, скинхеды появились в Лондоне 1960-х и сплотились вокруг одного: носить статус рабочего класса как предмет гордости.

Однако радикальные правые политики похоронили эту миссию в пользу открытого расизма и, в конечном итоге, неонацизма, это был лишь вопрос времени. В The Story of Skinhead Дон Леттс – один из первых лондонских скинхедов – прослеживает эту историю и предлагает отрезвляющую, непростую историю о том, как легко расизм может проникнуть в политику рабочего класса.

Первая волна скинхедов

PYMCA / UIG через Getty Images Трое скинхедов возятся с ножами на Гернси, 1986 год.

Первая волна скинхедов означала одно: признание своего статуса “синих воротничков”. Многие самоидентифицирующие себя скинхеды в то время либо росли в бедности в государственных жилищных проектах, либо «бездельничали» в пригородных домах и чувствовали себя изолированными от движения хиппи, члены которого, как они считали, воплощали мировоззрение среднего класса – и то, которое не касалось их уникальные заботы.

Изменение модели иммиграции также сформировало растущую культуру. Примерно в то же время ямайские иммигранты начали прибывать в США.К., и многие из них жили бок о бок с англичанами рабочего класса.

Эта физическая близость дала шанс для устойчивого культурного обмена, и довольно скоро английские дети увлеклись ямайскими записями регги и ска. В знак уважения к моде и рокерским субкультурам, которые им предшествовали, скинхеды надевали гладкие пальто и мокасины, взъерошивая волосы в стремлении стать крутыми сами по себе – и отмежеваться от движения хиппи.

Расизм закрадывается в

Джон Даунинг / Getty Images «Группа скинхедов нападает во время выходных в Саутенд во время государственных праздников.»7 апреля 1980 г.

К 1970 году первое поколение скинхедов начало пугать своих сверстников. Популярные СМИ усугубили этот страх, ярким примером которого послужил культовый классический роман Ричарда Аллена « Skinhead » 1970 года о расистском лондонском скинхеде, одержимом одеждой, пивом, футболом и насилием.

Вторая волна скинхедов не обиделась на это изображение; вместо этого они начали отражать и проецировать это – особенно расизм. Действительно, Skinhead де-факто стал библией для скинхедов за пределами Лондона, где футбольные фан-клубы быстро взяли субкультуру – и ее конституционную эстетику – наверх.

Политическим группам не потребовалось много времени, чтобы попытаться использовать растущую субкультуру для собственной выгоды. Крайне правая партия «Национальный фронт» увидела в скинхедах группу мужчин из рабочего класса, чьи экономические трудности, возможно, сделали их особенно сочувствующими этнонационалистической политике партии.

Wikimedia Commons Национальный фронт марширует в Йоркшире, около 1970-х годов.

Итак, партия начала проникать в группу. «Мы пытались думать о расовых войнах», – сказал Джозеф Пирс, ныне раскаивающийся член Национального фронта, который писал пропагандистские материалы для группы на протяжении 1980-х годов в книге The Story of Skinhead .«Наша работа заключалась в том, чтобы разрушить мультикультурное общество, многорасовое общество и сделать его неработоспособным».

«[Наша цель состояла в том, чтобы] различные группы ненавидели друг друга до такой степени, что они не могли жить вместе, – добавил Пирс, – а когда они не могли жить вместе, вы попадали в это геттозированное радикализированное общество. из которого мы надеялись воскреснуть, как пресловутый феникс из пепла ».

Национальный Фронт продавал пропагандистские журналы на футбольных матчах, где, как они знали, они смогут привлечь широкую аудиторию.Это был экономичный шаг: даже если бы только один из десяти посетителей купил журнал, это все равно оставалось от 600 до 700 потенциальных новобранцев.

В своих усилиях по привлечению большего количества членов партия также использовала сельские условия, в которых оказались многие скинхеды. Один бывший скинхед, фигурирующий в История скинхедов , вспоминал, что Национальный фронт открыл единственный ночной клуб в нескольких десятках миль от одной сельской общины – и разрешал входить только своим членам. Тем, кто хотел танцевать, приходилось слушать пропаганду.

Саутхоллские беспорядки и субкультура сегодня

PYMCA / UIG через Getty Images Скинхеды жестикулируют, пока пешеход проходит мимо, Брайтон, Великобритания, 1980-е.

Со временем попытки правых кооптировать культуру скинхедов начали гнить последних изнутри. Например, Sham 69, одна из самых успешных панк-групп 1970-х годов с необычно большим количеством поклонников скинхедов, вообще прекратила выступать после того, как поддерживающие Национальный фронт белые скинхеды взбунтовались на концерте 1979 года.

Барри «Бмор» Джордж, скинхед, изгнанный из-за вступления в субкультуру и захвата ее субкультуры, политически мотивированной расовой политики, выразился так:

«Люди много спрашивали меня, ну вроде хорошо, вы, кажется, немного знаете о скинхедах, я думал, что они все расисты… Зависит от того, где вы начнете читать свой рассказ. Если вы вернетесь назад и начнете свою историю с самого начала, и получите хорошую основу для своих знаний о культуре скинхедов и о том, откуда она зародилась … Вы знаете, о чем она.Вы можете увидеть, где это было искажено. Это действительно началось как одно; теперь он разветвляется, чтобы означать невыразимые вещи ».

В конце 1970-х также произошел последний всплеск мультикультурного признания с 2-тонной музыкой, в которой ска в стиле 1960-х годов смешивалась с панк-роком. И когда этот жанр иссяк, Oi! музыка начала набирать обороты, сочетая дух рабочего класса скинхедов с энергией панк-рока.

Правые националисты освоили этот жанр практически с самого начала. Strength Thru Oi! , знаменитый сборник Oi! музыка, предположительно ошибочно, была названа в честь нацистского лозунга, а на обложке был изображен неонацист, который в том же году будет осужден за нападение на чернокожую молодежь на вокзале.

Когда этот человек был освобожден из тюрьмы четыре года спустя, он продолжал обеспечивать безопасность банды под названием Skrewdriver. Хотя он начинался как неполитический Oi! группа, со временем она сблизится с различными правыми политическими группами и в конечном итоге станет одной из самых влиятельных неонацистских рок-групп в мире.

Питер Кейс / Mirrorpix / Getty Images Полицейский осматривает разрушения после беспорядков в Саутхолле 3 июля 1981 года.

Музыка и насилие переплелись, что, пожалуй, наиболее ярко проявилось в беспорядках в Саутхолле в 1981 году.В тот день, когда это стало известно, два автобуса скинхедов направились на концерт, расположенный в Саутхолле, пригороде Лондона, который в то время был домом для большого населения Индии и Пакистана.

Эти скинхеды нашли азиатскую женщину по дороге на концерт и ударили ее по голове, разбив окна и разрушая предприятия. Один 80-летний пенсионер сказал The New York Times , что скинхеды «бегали туда-сюда, спрашивая, где живут индейцы. Это было совсем не хорошо.”

Возмущенные индейцы и пакистанцы последовали за скинхедами в паб, где проходил концерт. Вскоре после этого произошла полномасштабная драка на расовой почве.

«Скинхеды были одеты в форму Национального фронта, повсюду были изображены свастики, и на их куртках было написано« Национальный фронт »», – сообщил The New York Times представитель Молодежной ассоциации Саутхолла. «Они прятались за заграждениями милиции и забрасывали толпу камнями. Вместо того чтобы арестовать их, полиция просто оттеснила их.Неудивительно, что люди начали принимать ответные меры ».

Инцидент в Саутхолле укрепил восприятие скинхедов как откровенно расистской и агрессивной субкультуры, и последующие поколения этой субкультуры, особенно в тюрьмах США, работали над тем, чтобы ассоциации оставались неизменными. Что касается духа рабочего класса, который в первую очередь продвинул субкультуру?

Его прародители не думают, что у них есть шанс вернуть это повествование.

«Эти идеологии были проданы людям, которых скинхеды ассоциируют с [фашизмом].- сказал Джимми Пёрси, солист Sham 69. «Это похоже на брендинг».


Подробнее см. История скинхедов :

Узнав об эволюции скинхедов, прочитайте Джорджа Линкольна Роквелла, основателя американской нацистской партии. Затем откройте для себя ужасное прошлое и настоящее отрицателей Холокоста.

Она была “скинхедом-неонацистом”

Шеннон Фоули Мартинес не уклоняется от разговоров о своей прежней личности, хотя это отвратительно в приличном обществе.

На самом деле, пытаясь загладить боль, которую она причинила другим в подростковом возрасте, теперь она посвящает бесчисленное количество часов тому, чтобы делиться своей историей.

«Я была скинхедом-неонацистом», – начала Фоули Мартинес, разговаривая по телефону из своего дома в Джорджии перед тем, как приехать в Питтсбург, чтобы обратиться к преподавателям и студентам на конференции «Классы без границ» на тему «Антисемитизм, ненависть и социальная ответственность». Находясь в городе, она также говорила со студентами J-JEP, J Line, религиозной школы синагоги Адат Шалом и некоторых государственных школ в окрестностях Питтсбурга.

Получите еженедельник «Еврейские хроники» по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости Бесплатная регистрация

Фоли Мартинес рассказала о корнях своего расизма, проследив его до того, как она росла в семье, где она «всегда чувствовала себя белой вороной, а я никогда не чувствовал себя принадлежащим ей».

Хотя в ее семье не было явных злоупотреблений или наркозависимости, она сказала, что «это было супербезфункциональным и суперсонозависимым.Я рос, никогда не чувствовал себя по-настоящему в безопасности ».

Чувство чужой усугубилось, когда ее семья переехала из-за пределов Филадельфии к северу от Толедо, штат Огайо, когда ей было 11 лет. Ей было трудно приспособиться к своим новым сверстникам, которые одевались иначе, чем она, говорили иначе, и слушал разную музыку.

«Итак, я сделала то, что делают многие подростки, пытаясь понять, кто я в мире и где я принадлежу: я начала смотреть сквозь призму контркультуры, которая в конечном итоге привела меня к панк-движению», – она сказал.

Дела Фоули Мартинес пошли наперекосяк после того, как она была изнасилована на вечеринке двумя мужчинами всего за несколько недель до ее 15-летия. Она не сообщала об изнасиловании, потому что считала, что если она расскажет своим родителям, они «больше расстроятся из-за того, что я солгал о том, куда иду и что я пил на этой вечеринке, чем они расстроятся из-за того, что я только что был подверглись сексуальному насилию ».

«Необработанная травма» от изнасилования заполнила ее, сказала она.

«В течение следующих шести месяцев я был настолько переполнен ненавистью к себе, что чувствовал себя мусором, как будто мое тело было мусором, и это выражалось в значительной степени в ярости», – вспоминал Фоли Мартинес.«Не только подростковая тревога. Я имею в виду, что меня переполняла ярость. Я просто все время хотел драться, и я был так зол, что не мог понять ».

Именно тогда она связалась с группой скинхедов, которые были на периферии панк-сцены.

«Я думаю, что ярость во мне перекликалась с яростью, которую они проявили», – сказал Фоли Мартинес. «Я начал проводить все больше и больше времени с этими парнями, начал слушать музыку white power и читать литературу white power.И я думаю, что по многим причинам в этом была ничья. Я был в месте, где я чувствовал себя никчемным, но все, что мне нужно было сделать, это появиться и принять участие в боях, и этого было достаточно, чтобы меня приняли ».

По ее словам, ее «невыразимая ярость» и «ненависть к себе» спроецировались на определенные группы людей, и со временем мир белой власти превратился в ее «эхо-камеру жизни».

«Я общался только с другими белыми сторонниками превосходства и другими белыми националистами и белыми властителями», – сказал Мартинес.«Они возили меня по всей стране. Было много насилия, насилия, проецируемого вовне, и я тоже принимал в этом участие. Но было также насилие в моих межличностных отношениях ».

После того, как ее выгнала из дома ее семья, ее в конце концов забрала мать мужчины, с которым она встречалась, «белого скинхеда», служившего в армии.

Вот когда ее жизнь изменилась.

«Вместо того, чтобы видеть во мне это наполненное ненавистью существо, которым я стал, она предпочла видеть во мне борющуюся молодую женщину, которой просто нужно место для проживания», – сказал Фоули Мартинес.«Мне не нужно было ничего делать, чтобы заработать там место, она просто приняла меня таким, какой я есть. Она также обеспечивала стабильность, стабильность, которой у меня действительно не было ».

Она также дала Фоли Мартинесу надежду на будущее, вдохновив ее поступить в колледж и помогая ей предпринять необходимые шаги для этого.

Облачение в ножны стабильности привело к тому, что идеология силы белых отпала «довольно быстро, в течение нескольких месяцев», – сказал Фоли Мартинес. «Но мне потребовалось бы очень много времени, чтобы по-настоящему понять, как я попал туда, почему я попал туда, и сурово суметь принять боль и вред, которые мой жизненный выбор и система убеждений нанесли своим жертвам и целям и прийти к пониманию того, что мне пришлось бы всю жизнь вносить поправки – делать все, что в моих силах, чтобы уменьшить вред, который я причинил.”

Сейчас, 25 лет спустя, Фоли Мартинес, мать семерых детей, работает над созданием платформ для общественных ресурсов, направленных на прививку людей от образа жизни и идеологий, основанных на насилии. Она работала в группах риска, обучая и развивая навыки устойчивости, а также работала в школьных системах, некоммерческих и общественных организациях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back To Top