Разное

Что значит знак зачарованных: Трикветр – это… Что такое Трикветр?

Содержание

Трикветр – это… Что такое Трикветр?

Эта статья о символе. Информацию об астрономическом инструменте смотрите в статье трикветрум.

«Классический» трикветр

Трикветр (также трикветра, триквестр, от лат. triquetrum — tri, три и quetrus, имеющий углы) — довольно интересный символ, происхождение и современное примение которого разительно отличается. Так например, после Х века в России символ использовался в основном как специфический «варяжский» орнаментальный мотив. В наши дни по всему миру символ ассоциируется в первую очередь с пониманием Троицы в христианстве. С другой стороны, существует довольно убедительное мнение о только лишь внешнем сходстве этих символов.

Христианский символ

На данный момент довольно широко применяется в христианстве как символ Святой Троицы. Главный смысл заключается в том, чтобы при объяснении Троицы избежать троебожия с одной стороны, а с другой стороны избежать модализма (смысл которого заключается в том, что одна личность показывает себя в разные периоды по-разному).

Происхождение «языческого» варианта

Древний орнаментальный и сакральный символ народов центральной и северной Европы. Учитывая нейтральность символов как таковых, стоит отметить, что современная область применения значительно отличается от первоначальной. В бронзовом веке трикветр был одним из символов движения Солнца, олицетворяя основные положения светила (соответственно, на восходе, в зените и на закате). Высказывались предположения о связи символа с лунными фазами и обновлением жизни. Знак был весьма распространен среди северных народов Европы — кельтов, фризов, скандинавов. В частности, знак присутствует на кельтских крестах, где, как считается, символизирует триаду и является символом морского бога Мананнана. В скандинавской и тевтонской символике знак связан с Тором. Кроме того, символ присутствует в древнерусском прикладном искусстве. Иногда словом «Трикветр» обозначается также трехлучевая свастика, близкая к трискелиону.

Также трикветр в сериале «Зачарованные» был символом трёх сестёр-ведьм, но в официальном русском переводе от телеканала СТС он назывался «трилистник».

Происхождение (этимология) слова «трикветр»

Латинское обозначение символа, произошедшее от слов tri- («три») и quetrus («уго́льный»), в оригинале означало просто треугольник и использовалось для обозначения различных треугольных форм. В наши дни оно стало использоваться исключительно для обозначения гораздо более сложной фигуры, образованной пересечением трёх символов Vesica piscis (лат. рыбьи икринки), часто с добавлением окружности внутри или снаружи фигуры.

Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.

Различные формы трикветра

  • Трикветр (синий) как часть христианского декоративного символа, обозначающего Святую Троицу.

  • Простой трикветр, состоящий из трех символов Vesica piscis.

  • Беспромежуточный («глухой») трикветр.

  • Двойной трикветр.

  • Крест, образованный трикветрами (Крест Каролингов).

  • Трикветр на руническом камне Фунбо, установленном в парке университета Уппсалы.

Имя Зачарованных: значение имени, происхождение, судьба, характер, национальность, перевод, написание

Что означает имя Зачарованных? Что обозначает имя Зачарованных? Что значит имя Зачарованных для человека? Какое значение имени Зачарованных, происхождение, судьба и характер носителя? Какой национальности имя Зачарованных? Как переводится имя Зачарованных? Как правильно пишется имя Зачарованных? Совместимость c именем Зачарованных — подходящий цвет, камни обереги, планета покровитель и знак зодиака. Полная характеристика имени Зачарованных и его подробный анализ вы можете прочитать онлайн в этой статье совершенно бесплатно.

Содержание толкования имени

Анализ имени Зачарованных

Имя Зачарованных состоит из 12 букв. Проанализировав значение каждой буквы в имени Зачарованных можно понять его тайный смысл и скрытое значение.

  • З — развитое воображение, хорошая интуиция, замкнутость; в трудные моменты — самоустраняются, не желают решать проблемы. Люди, имена которых содержат в себе такую букву, постоянно находятся под чьим-то контролем, им сложно расслабиться и сконцентрироваться на важном.
  • А — самая сильная и яркая буква кириллицы. Личности, обладающие такими буквами в имени, всегда стремятся к лидерству. Нередко они соревнуются с самим собой. Указывает на желание что-то изменить, достичь наивысшего уровня комфорта в физическом проявлении и в духовном.
  • Ч — считают себя частью мира. Ощущают течение жизни. Склонность во всем усматривать «чрезвычайные обстоятельства» и переживать по этому поводу. Логичность в принятии решений, такие люди чаще всего думают достаточно длительное время перед тем, как дать ответ на вопрос.
  • А — самая сильная и яркая буква кириллицы. Личности, обладающие такими буквами в имени, всегда стремятся к лидерству. Нередко они соревнуются с самим собой. Указывает на желание что-то изменить, достичь наивысшего уровня комфорта в физическом проявлении и в духовном.
  • Р — противостоят воздействию извне, уверены в себе, храбрые, увлечённые личности. Способны к неоправданному риску, авантюрные натуры склонны к непререкаемым суждениям. Умение рисковать ради цели. Желание и потенциал для лидерства.
  • О — стремятся к самопознанию, способны испытывать сильные чувства. Желают постичь своё истинное предназначение. Желание совершенствоваться и совершенствовать мир. Высокая интуиция, правильно распоряжаются деньгами. Стремление к совершенству. Переменчивость настроения от восторга к унынию.
  • В — умение сходиться с людьми, простота в общении, реализм; творческая личность, стремится к единению с природой. В жизни человека очень много зависит именно от его решений.
  • А — самая сильная и яркая буква кириллицы. Личности, обладающие такими буквами в имени, всегда стремятся к лидерству. Нередко они соревнуются с самим собой. Указывает на желание что-то изменить, достичь наивысшего уровня комфорта в физическом проявлении и в духовном.
  • Н — знак неприятия действительности такой, какая она есть; желание достичь духовного и физического здоровья. В работе проявляется усердие. Нелюбовь к труду, не вызывающего интереса. Наличие критического ума и категорическое неприятие рутинной работы. Неумение расслабляться в обществе, постоянная напряженность и сомнения.
  • Н — знак неприятия действительности такой, какая она есть; желание достичь духовного и физического здоровья. В работе проявляется усердие. Нелюбовь к труду, не вызывающего интереса. Наличие критического ума и категорическое неприятие рутинной работы. Неумение расслабляться в обществе, постоянная напряженность и сомнения.
  • Ы — приземленность, практичность, тяга к материализму, отсутствие стремления к возвышенному. Умение нести ответственность не только за себя, но и окружающих.
  • Х — достижение поставленной цели за счёт собственных усилий, авторитетны, независимы, восприимчивы к сторонней критике. Зависимость от людского мнения. Высокоморальны.
  • Значение имени Зачарованных в нумерологии

    Нумерология имени Зачарованных может подсказать не только главные качества и характер человека. Но и определить его судьбу, показать успех в личной жизни, дать сведения о карьере, расшифровать судьбоносные знаки и даже предсказать будущее. Число имени Зачарованных в нумерологии — 3. Девиз имени Зачарованных и троек по жизни: «Сделаю все, чтобы вы обратили на меня внимание!»

    • Планета-покровитель для имени Зачарованных — Юпитер.
    • Знак зодиака для имени Зачарованных — Стрелец.
    • Камни-талисманы для имени Зачарованных — янтарь, аметист, авантюрин, хризопаз, доломит, бриллиант Геркмайера, ляпис лаузрь, морганит, пирит, рубин, розовый сапфир, сардоникс, сугилит, голубой топаз, черный турмалин, цаворит.

    Присутствие «тройки» среди чисел нумерологического ядра указывает на особое видение, позволяющее определить, чего именно недостает миру для совершенства. И настоятельную потребность восполнить этот недостаток, потребность, которая становится основой мотивации и главной движущей силой для каждого шага по жизни.
    «Тройка» в числах имени Зачарованных – Числе Выражения, Числе Души и Числе внешнего облика – определяет наличие творческих способностей, то есть – врожденного умения создавать новое и предрасположенности к занятиям такого рода. Цифра 3 в нумерологии означает наличие явных или скрытых талантов и неординарных способностей. Тройки по имени Зачарованных удачливы, как никто другой. По натуре своей обычно это оптимистичные люди, не опускающие руки даже при столкновении с самыми сложными жизненными испытаниями. Часто они талантливы, легко обучаются любому ремеслу, общительны и нравятся людям, имеют много друзей. Тройку как будто берегут высшие силы. Это число везения и удачливости. Другой стороной характера Тройки является стремление к духовности. Тройка с именем Зачарованных чаще всего богата интеллектом, но очень хитра. Тройка добра, оптимистична, любит путешествовать и философствовать. Тройке трудно сосредоточиться на каком-либо одном занятии, ее рассеянность несет трудности. Любит наслаждаться жизнью, все время пытается испытать удачу. Самый большой страх Тройки по имени Зачарованных — не везде успеть, упустить хорошую возможность. Тройка любит и умеет учиться, потому что любознательна, обладает пытливым умом. Тройка Зачарованных — настоящий борец за справедливость, адвокат для всех знаков зодиака и хороший друг. Порадовать Тройку можно, если предоставить ей полную свободу действий.

    • Влияние имени Зачарованных на профессию и карьеру. Что значит число 3 в выборе рода занятий? Способы профессиональной самореализации для людей, имеющих «тройку» в нумерологическом ядре – бесчисленны, а возможности в этом плане – практически неограниченны. Подходящие профессии: все творческие профессии, особенно писатели, артисты.
    • Влияние имени Зачарованных на личную жизнь. Личная жизнь «тройки» с именем Зачарованных никогда не бывает простой, и очень редко становится «эталоном» гармонии и счастья. Тройки – оптимисты, которые становятся душой компании, для них важно быть в центре внимания. Поэтому им идеально подойдет партнер, который будет смотреть на мир так же, как они сами. Число 3 совместимо с единицами, тройками, девятками и шестерками.

    Планета покровитель имени Зачарованных

    Число 3 для имени Зачарованных значит планету Юпитер. Планета Юпитер наделяет людей с именем Зачарованных оптимизмом. Они уважительно относятся к окружающим и ждут такого же отношения к себе. Люди с именем Зачарованных, как магнит, притягивают к себе счастье и гармонию. Они не напористы, но умеют добиваться своего. Обладатели имени Зачарованных склонны к самокопанию, и это приводит к неплохим результатам. Они достаточно неплохо разобрались в себе и могут верно оценивать личность буквально с первого момента встречи. Понимая, что человек не идеален, они стремятся к самоусовершенствованию, но не требуют того же от других. Заступаются за тех и помогают тем, кто требует помощи или поддержки, бескорыстны, склонны к путешествиям. Хорошо гармонируют носители имени Зачарованных с людьми своего, шестого или девятого типов.

    Знаки зодиака имени Зачарованных

    Для имени Зачарованных подходят следующие знаки зодиака:

  • Знак зодиака Стрелец для имени Зачарованных. У представителей имени Зачарованных и этого знака хорошо развита сила воли, они решительны и слегка воинственны, любят всех поучать. При этом всегда Стрельцы с именем Зачарованных проявляют дружелюбие, они прирожденные оптимисты. Взбесить их может только откровенная ложь, лицемерие и попытки подчинить себе их волю. Обладатели имени Зачарованных свое авторитетное мнение высказывают по поводу и без (и неважно, что его не просили). Владельцы имени Зачарованных Стрельцы рубят правду-матку с такой потрясающей жестокостью, что окружающим немедленно хочется научить Стрельца уму-разуму кулаками, а он искренне не понимает, почему на него обижаются и на дружеские посиделки больше не зовут. Совершенно безответственный человек с именем Зачарованных – постоянные тирады «за поступки надо отвечать» пропускает мимо ушей и до конца жизни не может эту простую истину выучить.
  • Цвет имени Зачарованных

    Жёлтый цвет имени Зачарованных. Люди с именем Зачарованных, носящие желтый цвет, как показывает нумерология, солнечные и позитивные, энергичные и логичные, с ними чувствуешь себя всегда комфортно и уютно. Так как точно знаешь, что они никогда не подставят. Владельцы имени Зачарованных обладают твёрдым характером и практичностью, что вносит некий дискомфорт в семейные отношения. Так как они не привыкли вести расточительный образ жизни и того же требуют и от своих близких людей. Положительные черты характера имени Зачарованных – коммуникабельные, открытые и активные. Отрицательные черты характера для имени Зачарованных – прижимистость и твердолобость.

    Как правильно пишется имя Зачарованных

    В русском языке грамотным написанием этого имени является — Зачарованных. В английском языке имя Зачарованных может иметь следующий вариант написания — Zacharovannyh.

    Видео значение имени Зачарованных

    Вы согласны с описанием и значением имени Зачарованных? Какую судьбу, характер и национальность имеют ваши знакомые с именем Зачарованных? Каких известных и успешных людей с именем Зачарованных вы еще знаете? Будем рады обсудить имя Зачарованных более подробно с посетителями нашего сайта в комментариях ниже.

    Если вы нашли ошибку в описании имени, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    «Зачарованные» 21 год спустя: как изменились актеры популярного сериала

    Сериал выходил на экраны на протяжении восьми лет

    7 октября 1998 года на телеканале The WB вышел сериал «Зачарованные», которому было суждено стать культовым. Боссы студии сразу увидели потенциал в истории про трех добрых ведьм, а когда первую серию посмотрело сразу 7 миллионов человек, стало понятно, что шоу надолго поселилось в сетке телевещания.

    За восемь сезонов героини столкнулись, кажется, со всей нечистью, которая только упоминается в мифах и городских легендах. Исполнительницы главных ролей стали звездами не только в США, но и во всем мире. Вот только после «Зачарованных» артисты почему-то так и не реализовали свой творческий потенциал.

    Шеннен Доэрти

    Шеннен Доэрти

    Главная скандалистка 90-х попала в сериал благодаря протекции Аарона Спеллинга. Они уже сотрудничали на съемочной площадке «Беверли-Хиллз 90210», откуда Шеннен выгнали из-за постоянных претензий к остальным членам команды.

    С «Зачарованными» сложилась аналогичная ситуация: актриса устраивала скандалы и мешала съемкам. Так, она конфликтовала с Алиссой Милано, опаздывала на работу и спорила по поводу качества сценария. Несмотря на все это, Доэрти продолжала сниматься в мистическом шоу до конца третьего сезона. Продюсерам приходилось терпеть выходки звезды, ведь поклонники ее просто обожали.

    Во время работы над третьим сезоном ситуация накалилась до предела: Шеннен едва не отправили в тюрьму за вождение в нетрезвом виде. К тому же Алисса Милано продолжала скандалить с коллегой. Доэрти регулярно требовала к себе повышенного внимания, и на промоснимках всегда хотела находиться только в центре. В итоге Аарону Спеллингу пришлось снова уволить артистку. Напоследок он разрешил Доэрти срежиссировать смерть Прю в шоу.

    Актриса так и не стала матерью

    После двух скандальных увольнений в карьере Шеннен назрел кризис. С талантливой, но проблемной актрисой отказывались работать продюсеры. В 2000-х звезда периодически мелькала в фильмах и сериалах, но стоящие роли ей не попадались.

    Проблемы преследовали любимицу зрителей и в личной жизни. Первые два брака актрисы продлились по семь месяцев каждый. Ей то и дело приписывали новые романы, но сама Доэрти категорически отказывалась комментировать слухи.

    Новая глава в жизни звезды началась в 2011 году. Она вышла замуж за фотографа Курта Исваренко и полностью изменила имидж. Вчерашняя скандалистка стала прилично вести себя на мероприятиях и вежливо общаться с прессой. Когда в 2015-м ей поставили диагноз рак молочной железы, Доэрти решила не скрывать правду от поклонников. Она часто рассказывала о сложностях терапии и поддержке супруга. Также звезда судилась с бывшим менеджером Таннером Мэйнстейном, который неправильно оформил ее медицинскую страховку, из-за чего артистка не могла получить должное лечение.

    не пропуститеШеннен Доэрти рассказала, как борьба с раком повлияла на ее отношения с мужем

    Сейчас Шеннен 48 лет. Благодаря курсу химиотерапии ей удалось победить онкологию. Недавно артистка снялась в продолжении сериала «Беверли-Хиллз 90210». В интервью звезда постоянно благодарит мужа, который мирится с ее непростым характером и поддерживает в тяжелые минуты.

    Холли Мари Комбс

    Холли Мари Комбс

    Холли Мари тоже прославилась в начале 90-х благодаря сериалу «Застава фехтовальщиков». Там ей досталась одна из главных ролей. Игру Комбс высоко оценили критики, а после успешного прохождения кастинга в «Зачарованные» стало понятно, что родилась новая звезда.

    Актриса снималась в мистическом шоу вплоть до его окончания в 2006 году. С пятого сезона она также взяла на себя функцию продюсера. Благодаря проекту Холли Мари не только прославилась, но и встретила любовь. На съемочной площадке она познакомилась с Дэвидом Донохо, за которого вышла замуж в 2004-м. Пара воспитывала троих сыновей, но в 2011-м супруги неожиданно решили расстаться. Позднее Комбс заявляла, что разочаровалась в браке.

    Снова обрести личное счастье ей удалось лишь в 2015 году. Знакомство с ресторатором Майком Райаном произошло случайно, но влюбленные сразу поняли, что должны быть вместе.

    «Однажды мы обнаружили, что всегда были удивительно близки друг к другу во времени и пространстве, но никогда не встречались. Это было хождение по кругу до тех пор, пока не придет время. Сейчас я намерена быть с ним рядом как минимум еще лет 50», — признавалась артистка в социальных сетях.
    Актриса сосредоточилась на личной жизни, поэтому сейчас реже играет в кино

    В сентябре 2019 года влюбленные сыграли скромную свадьбу, на которую пригласили только самых близких друзей.

    А вот в карьерном плане у Холли Мари все не так радужно. После окончания «Зачарованных» артистка долго ждала хорошую роль. В итоге появилась лишь в нескольких сериалах, а потом сыграла мать главной героини в проекте «Милые обманщицы». Сейчас Комбс крайне редко появляется на телевидении, зато она много занимается благотворительностью.

    Алисса Милано

    Алисса Милано

    Алисса с детства знала, что хочет стать актрисой. Вместе с родителями она ходила по кастингам, снималась в рекламе, а в 11 лет уже появилась в ситкоме «Кто здесь босс?». Вскоре последовал успех и в кино: юная артистка поработала вместе с самим Арнольдом Шварценеггером в ленте «Коммандо».

    Далее были сериалы «Мелроуз-Плейс» и «Спин-Сити», но сама актриса понимала, что ей нужен прорыв, новый карьерный этап. Он случился в 1998 году после того, как Милано пригласили в шоу «Зачарованные». Актрисе досталась роль младшей, самой взбалмашной сестры Фиби. Результат — восемь успешных сезонов и статус настоящей звезды.

    В отличие от коллег по экрану, Алисса не ограничилась покорением одной творческой сферы. Она записывала музыкальные альбомы, вела телевизионные шоу и при этом находила время для личной жизни. Первый брак звезды с музыкантом Синджаном Тейтом продлился около девяти месяцев. В дальнейшем у Милано случилось несколько громких романов, в том числе и с коллегой по «Зачарованным» Брайаном Краузе.

    Однако настоящую любовь она встретила только в 2007-м. Уже десять лет артистка замужем за спортивным агентом Дэвидом Баглиари. Они воспитывают двоих детей. Милано привыкла быть откровенной с поклонниками. Так, недавно она рассказала, что в 2009 году перенесла выкидыш, а в 90-х делала аборты.

    «Я впервые была влюблена до потери дыхания, так, как только можешь быть влюблен, когда молод. Это было огромное чувство, оно заполонило все в моей жизни, а потом я узнала о беременности. Это был мой выбор, и я считаю его абсолютно правильным. Нужно созреть для того, чтобы воспитывать ребенка, а в 20 лет я не знала, как это делать», — рассказывала звезда.
    Актриса борется за права женщин

    Еще одна важная сфера деятельности для Милано — благотворительность. Актриса сотрудничает с несколькими фондами, а также помогает людям, столкнувшимся с неизлечимыми заболеваниями. Алисса привыкла резко высказываться и по поводу деятельности политиков. Так, она не одобрила законопроект о запрете абортов, который ввели в нескольких штатах США.

    46-летняя артистка продолжает периодически появляться на телевидении. Сейчас она не только снимается в сериалах, но и ведет шоу «Подиум. Все звезды».

    Роуз Макгоуэн

    Роуз Макгоуэн

    Биография Роуз Макгоуэн заслуживает как минимум байопика. До десяти лет актриса жила в общине сектантов. Вскоре после побега оттуда родители будущей звезды развелись. У мамы начались новые отношения. Бойфренды сменяли друг друга, и один из них обвинил 14-летнюю Роуз в зависимости от запрещенных веществ. Под давлением сожителя родительница актрисы поместила ее в наркологическую клинику.

    После побега из медицинского учреждения Макгоуэн жила с бабушкой, но уже тогда у нее начались психологические проблемы. В 15 лет Роуз впервые влюбилась, но вскоре ее бойфренд трагически погиб, что окончательно подорвало моральное состояние звезды.

    В тот период лишь мечта об актерской карьере помогала Макгоуэн не сдаваться. После съемок в нескольких независимых картинах она получила роль Пейдж в «Зачарованных». Для Роуз сериал стал прорывом, но на этом ее проблемы не закончились.

    не пропуститеЗвезда «Зачарованных» Роуз Макгоуэн призналась, что делала аборт

    Артистку буквально преследовали неудачи в личной жизни. Ее двухлетний роман с Мэрилином Мэнсоном закончился из-за проблем бойфренда с наркотиками. Отношения с остальными возлюбленными тоже оборачивались болезненными расставаниями. В 2007-м Роуз начала встречаться с известным режиссером Робертом Родригесом. Парочка планировала пожениться, а постановщик даже снял музу в главной роли в ленте «Планета страха». Однако в 2009-м звезды неожиданно расстались.

    Звезда часто кардинально меняет имидж

    Единственный брак Макгоуэн закончился разводом: вместе с художником Дейви Дитейлом она прожила всего 2,5 года.

    Сейчас имя Роуз чаще всего звучит в контексте скандала с Харви Вайнштейном. Актриса одной из первых рассказала о домогательствах продюсера. Влиятельный кинематографист не только делал оскорбительные намеки, но однажды даже изнасиловал Макгоуэн. За молчание она получила 100 тысяч долларов, но в дальнейшем решила сделать историю достоянием общественности.

    Саму Макгоуэн в 2017 году обвиняли в употреблении запрещенных веществ. Артистка отрицала проблемы с наркотиками, заявив, что вся эта история является провокацией со стороны защитников Вайнштейна.

    Из-за постоянных скандалов и проблем с психикой артистка редко играет в кино. В 2015 году она взялась за съемки дебютного режиссерского проекта «Сосны», который пока так и не вышел в прокат.

    Брайан Краузе

    Брайан Краузе

    Именно Брайану досталась главная мужская роль в сериале. Его герой Лео не только охранял добрых ведьм, но и женился на одной из них. Конечно, карьера артиста в кино началась задолго до «Зачарованных». В 1991 году он даже успел сняться вместе с Миллой Йовович в «Возвращении в голубую лагуну». И все же настоящий успех пришел к артисту именно благодаря мистическому шоу.

    За восемь сезонов Лео прошел огромный путь от безропотного ангела до взрослого и самостоятельного главы семьи. Сам же артист после окончания шоу надолго пропал с радаров. Нет, он все так же играл в кино и сериалах, но ярких ролей Краузе почему-то не доставалось.

    Актер редко посещает светские мероприятия

    На фоне творческого застоя возникли проблемы и с алкоголем. В 2010 году артист даже устроил дебош в аэропорту, что широко обсуждалось западными журналистами. Вовремя поняв, что вредные привычки не приведут ни к чему хорошему, Брайан смог взять собственные недостатки под контроль.

    Сейчас актер продолжает изредка сниматься в новых проектах. Он не афиширует личную жизнь: Краузе был женат лишь однажды, но с бывшей супругой Бет Брюс развелся еще в 2000 году. Также у артиста есть 23-летний сын Джеймен.

    Джулиан Макмэхон

    Джулиан Макмэхон

    Еще один любимчик зрителей — Джулиан Макмэхон. Когда актер подписывал контракт с Аароном Спелингом, речь шла о съемках лишь в одном сезоне «Зачарованных». Однако Коул Тернер так сильно понравился зрителям, что соглашение с артистом решили продлить.

    Благодаря роли злодея с добрым сердцем Джулиан стал мировой звездой, а вскоре последовал и новый успех — съемки в сериале «Части тела». Этот проект рассказывал о лучших друзьях, работающих в сфере пластической хирургии. Проект выходил на экраны вплоть до 2010 года и закрепил за Макмэхоном титул секс-символа.

    А ведь карьера артиста могла сложиться совершенно иначе. Отец Джулиана, который занимал пост премьер-министра Австралии, видел своего сына юристом. Однако амбициозный отпрыск решил покорить сначала модельный мир, а потом и Голливуд.

    Джулиана часто узнают на улицах

    В середине 90-х Макмэхон прославился еще и громким романом с сестрой Кайли Миноуг Данни. Их брак продлился всего 8 месяцев, и после расставания звезды категорически отказывались говорить друг о друге. Второй союз с актрисой Брук Бернс просуществовал всего три года, и даже рождение сына не спасло пару от развода.

    Последние 16 лет Макмэхон состоит в отношениях с Келли Паньягуа. В редких интервью он называет жену своим главным критиком и идеальным другом. Джулиан все также снимается в кино и сериалах, но преимущественно играет роли второго плана.

    Дрю Фуллер

    Дрю Фуллер

    Загадочный Крис, появившийся в последних сериях пятого сезона, довольно быстро стал чуть ли не самым интересным персонажем сериала. Во многом это была заслуга Дрю Фуллера, который сумел грамотно показать положительные и отрицательные стороны характера своего героя.

    Однако уже в седьмом сезоне Фуллер исчез с экранов. Окончание съемок в «Зачарованных» для самого артиста стало полной неожиданностью.

    «Я вообще не ожидал этого. Думал, что авторы хотели всех удивить и заставить исчезнуть кого-то из основных героев. К сожалению, я оказался тем, кем они пожертвовали. Я стараюсь не позволять таким вещам расстраивать меня. Так работает Голливуд. Это необходимо понимать, чтобы развиться в этом бизнесе», — признался артист в одном из интервью.
    Актеру не достаются главные роли

    В дальнейшем Дрю продолжил работать на телевидении. Очередной прорыв в его карьере наступил в 2007 году, когда артист получил одну из главных ролей в шоу «Армейские жены». За шесть сезонов он успел не только пополнить банковские счета, но и улучшить актерскую игру.

    Однако сейчас в карьере Фуллера назрел определенный кризис. За последние три года с его участием вышло всего пару фильмов, и все они получили низкие оценки от зрителей и критиков. Зато в личной жизни у Дрю пока нет проблем: он уже несколько лет встречается с австралийской актрисой Клэр ван дер Бум. Влюбленные не афишируют отношения, но периодически все-таки появляются вместе на светских мероприятиях.

    Дориан Грегори

    Дориан Грегори

    Вряд ли кто-то ожидал, что Дэррил Моррис станет одним из ключевых персонажей всего сериала. Поначалу Дориан появлялся в кадре лишь эпизодически, но после смерти его экранного напарника Эндрю Трюдо неожиданно вышел на первый план. В течение семи сезонов отважный полицейский помогал главным героиням и прикрывал их в случае нарушения закона.

    Однако Дориан и до съемок в «Зачарованных» был относительно известен в актерских кругах. Так, он появлялся в «Беверли-Хиллз 90210» и в шоу «Третья планета от Солнца».

    Дориан редко дает интервью

    После окончания работы над «Зачарованными» Грегори взял небольшой перерыв в карьере. Однако снова влиться в творческую среду не удалось. За последние 10 лет он сыграл лишь в семи проектах, и в каждом ему доставались эпизодические роли.

    Помимо работы в кадре, артист занимается благотворительностью: сотрудничает с социальными организациями, работающими с малолетними преступниками. Также Грегори является одним из основателей Театральной группы Эпифани.

    Кейли Куоко

    Кейли Куоко

    Карьере Кейли Куоко ее экранные партнеры могут только позавидовать. Актриса начала сниматься еще в возрасте восьми месяцев. Сначала это были рекламные ролики, а потом эпизоды в фильмах и сериалах. Первую серьезную роль она получила в 2002 году. Сериал «8 простых правил для друга моей дочери-подростка» был достаточно популярным, а еще через несколько лет артистка появилась в последнем сезоне «Зачарованных».

    Ее Билли Дженкинс стала ключевым персонажем всех финальных серий. Сама же Кейли, с детства мечтавшая о карьере в большом теннисе, начала уделять все больше внимания актерству. Когда же на экраны вышел ситком «Теория большого взрыва» стало понятно, что Куоко пришла в профессию надолго.

    Кейли мечтает выйти из образа комедийной актрисы

    За 12 лет работы в сериале гонорар Кейли достиг миллиона долларов за каждый эпизод. К тому же актриса стала мировой звездой и любимицей критиков.

    Сейчас Куоко находится на распутье. Дело в том, что в 2019 году «Теория большого взрыва» закончилась, а значит, актрисе пора двигаться дальше. Пока звезда лишь присматривается к новым проектам и заявляет в интервью, что мечтает о драматической роли.

    не пропуститеЗвезда «Теории большого взрыва» попала в больницу после свадьбы

    А вот с личной жизнью у Кейли с недавних пор все в порядке. После развода с теннисистом Райаном Свитингом артистка начала встречаться с сыном миллиардера Карлом Куком. Летом прошлого года влюбленные устроили скромную церемонию бракосочетания.

    Билли Драго

    Билли Драго

    Билли Драго будто был рожден для того, чтобы играть злодеев и убийц. Однако сам актер всегда мечтал о положительных амплуа. Карьеру в кино артист начал еще в конце 70-х, но ему доставались преимущественно эпизодические роли. Съемки в «Зачарованных» тоже должны были быть недолгими, но персонаж Билли так сильно понравился зрителям, что его периодически возвращали в кадр.

    В итоге его Барбас появлялся и в пятом, и в седьмом сезонах, а параллельно артист успевал работать над другими проектами. Творческий кризис в карьере Билли назрел в 2010-х. Актера все реже приглашали в кино, а если и звали, то в ленты сомнительного качества.

    Актер до конца жизни мечтал о больших ролях

    В 2012 году случилась трагедия, от которой Драго так и не смог оправиться: его супруга Сильвана Гальярдо неожиданно скончалась. Вскоре и у самого Билли начались проблемы со здоровьем. Актер периодически жаловался на проблемы с сердцем, а однажды даже перенес инсульт.

    Из-за плохого самочувствия Драго пришлось снизить творческую активность. 24 июня 2019 года стало известно, что артист скончался из-за осложнений после инсульта. Его похоронили в Лос-Анджелесе рядом с супругой.

    Фото: Getty Images, Legion-Media, кадр из сериала «Зачарованные»

    Игровой набор «The Sims 4: Мир магии» уже вышел

    Глава 3. Волшебные питомцы

    Волшебные питомцы — это могущественные существа, которые могут защитить своего хозяина от смерти и придать ему уверенности в себе. Вы можете купить огнедышащего дракона, мудрую сову или диковинного кролика с крыльями на аллее Заклинателей. Если у вас есть сфера волшебного питомца, нажмите на нее, что привязать питомца к своему симу. Когда сим станет хозяином питомца, нажмите на него, чтобы призвать питомца. Дайте ему любое имя, которое вам нравится!

     

    Глава 4. Куда же без бонусов?

    Чем больше тренируется ваш сим, тем больше бонусов он сможет получить. Продолжайте читать, чтобы узнать про разнообразие бонусов.

    Лучшие бонусы для повышения уровня

    • Экспериментатор. Намного быстрее получайте опыт чародея.
    • Общительный чародей. Обсуждайте магию с другими чародеями. Действия общения будут повышать опыт чародея. Общайтесь и набирайтесь опыта!
    • Охота за сферами. Сим получит постоянный дар видения и сможет собирать волшебные сферы. Сим теперь может съедать сферы и получать за это опыт чародея.

    Лучшие бонусы для зельеварения

    • Рука с моторчиком. Отличный начальный бонус, который помогает намного быстрее варить зелья.
    • Волшебный собиратель. Если вы изучаете алхимию, вы, наверное, занимаетесь и садоводством. Вы будете получать дополнительный урожай со своих растений.
    • Мощные зелья. Последний бонус в школе «Алхимия». Позволяет заколдовывать зелья, чтобы те никогда не имели успеха.

    Лучшие бонусы для заклинаний

    • Снять заряд. Начальный бонус для чародея, который хочет часто использовать заклинания. Ваш сим сможет снимать заряд чародея, чтобы предотвратить взрыв из-за избыточного заряда.
    • Управление зарядом. Сим сможет использовать больше заклинаний без получения избыточного заряда.
    • Волшебное влияние. Вашему симу не будет страшна смерть от избыточного заряда. Он, конечно, взорвется, но не умрет, пока находится в волшебном мире.

     

    Глава 5. Зельеварение

    Что это за зелья и для чего они нужны?

    • Зелье “Изобилие”. Это зелье удовлетворяет все потребности сима, который его выпьет. Не пейте слишком много зелий одновременно, иначе призовете на себя проклятие!
    • Зелье “Дружба по принуждению”. Устали строить дружеские отношения с симами? Это зелье вас спасет. Сим, который выпьет зелье, получит новое действие «Воспользоваться силой дружбы по принуждению» и сможет моментально достигнуть максимального уровня дружелюбных отношений с любым симом.
    • Зелье “Бессмертие”. Сим, который выпьет это зелье, никогда не умрет от старости.

    Фиби из “Зачарованных” задержали во время демонстрации у Белого дома

    https://radiosputnik.ria.ru/20211020/fibi-1755394574.html

    Фиби из “Зачарованных” задержали во время демонстрации у Белого дома

    Фиби из “Зачарованных” задержали во время демонстрации у Белого дома

    Фиби из “Зачарованных” задержали во время демонстрации у Белого дома

    Американская актриса Алисса Милано, известная по роли Фиби в сериале “Зачарованные”, сообщила о своем задержании во время акции протеста у Белого дома. Радио Sputnik, 20.10.2021

    2021-10-20T14:20

    2021-10-20T14:20

    2021-10-20T14:20

    в мире

    сша

    кино и сериалы

    шеннен доэрти

    шоу-бизнес – радио sputnik

    /html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

    /html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

    https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/0b/1575644479_0:179:3082:1913_1920x0_80_0_0_8d472c2a5c542a977832db0a7dbea032.jpg

    МОСКВА, 20 октября/ Радио Sputnik. Американская актриса Алисса Милано, известная по роли Фиби в сериале “Зачарованные”, сообщила о своем задержании во время акции протеста у Белого дома.Собравшиеся демонстранты требовали облегчить процедуру голосования в США, сообщает телеканал “Москва 24”.По данным газеты The Hill, помимо Милано, было задержано еще около 20 протестующих.Ранее радио Sputnik сообщило, что звезда “Зачарованных” Шеннен Доэрти больна раком четвертой стадии.Коротко и по делу. Только отборные цитаты в нашем Телеграм-канале.

    https://radiosputnik.ria.ru/20211019/uotson-1755174674.html

    сша

    Радио Sputnik

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    2021

    Радио Sputnik

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    Новости

    ru-RU

    https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

    Радио Sputnik

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/0b/1575644479_202:0:2933:2048_1920x0_80_0_0_002a169f81d08143833b076b9537ed56.jpg

    Радио Sputnik

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    Радио Sputnik

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    в мире, сша, кино и сериалы, шеннен доэрти, шоу-бизнес – радио sputnik

    Фиби из “Зачарованных” задержали во время демонстрации у Белого дома

    Фанатка Зачарованных использовала идею сериала для “развода” | Из жизни кино и звёзд

    В 102 выпуске реалити “Решала” во время очередной мошеннической схемы я была шокирована тем, что “вдохновением” для мошенницы стал сериал Зачарованные.

    Сериал про трех сестричек-ведьмочек был настоящим хитом в начале нулевых, и собирал у экранов миллионы телезрителей. Как оказалось, отголоски сериала до сих пор проявляются, к сожалению, в этот раз в очень отрицательной формулировке.

    Мошенница Марина использовала предсмертные записи тяжело больных людей, и разыгрывала спектакль с сеансом вызова духа после смерти этих людей.

    Кадр из выпуска Решалы

    Кадр из выпуска Решалы

    Знак Зачарованных

    Знак Зачарованных

    У меня есть четыре аргумента в доказательство того, что афера основана на сериале. Прежде всего это конечно знак. Тут вы мне можете возразить, что это трикветр, и известен он был задолго до сериала. Соглашусь.

    Второе это сам спиритический сеанс. Каждый раз, когда сестры вызывали умершего, они зажигали свечи, садились за стол и читали заклинание. Да да, примерно так

    Пайпер вызывает дух умершей сестры

    Пайпер вызывает дух умершей сестры

    Возраст Марины – 23 года, а это значит, что детство её припало как раз на годы популярности Зачарованных.

    Ну и последнее. Кто-то скажет, что девушка просто вбила в поисковике “вызов духа” или “спиритический сеанс”, но на эти команды поисковик выдаёт пентаграмму вроде такой. Вывод один, на сознательном или подсознательном уровне эта девушка скопировала “вызов духа” из сериала, и зарабатывала на этом деньги.

    фото из открытого источника

    фото из открытого источника

    Проучили её, конечно, отлично, думаю навсегда желание отбили таким способом “зарабатывать”

    Если вы поклонник сериала Зачарованные в оригинальной версии, вам будет интересно узнать, как выглядят повзрослевшие дети главных героинь.

    Спасибо, что дочитали.
    Если вам понравилась статья, поставьте лайк, и подпишитесь на канал, это поможет его продвижению, а вы не пропустите новые статьи.

    Биографии сестер

    Фиби – это средняя сестра. Ее дар – на короткое мгновение видеть будущее и иногда прошлое. В третьем сезоне научится летать, в четвёртом сезоне Фиби становится Королевой Подземного Мира, и обладает всеми силами и способностями демонов высшего уровня.
    Родилась: 2 ноября 1975 года.
    Место жительства: США, Сан-Франциско, улица Прейскотт, 1329
    Телефон: 555-1212.
    Любовь: в третьем сезоне Фиби влюбляется в Коула Тернера (демона Балтазара, посланного Хозяином убить Зачарованных), в четвёртом сезоне они играют свадьбу на кладбище, после чего Фиби беременеет Источником Зла.

    Черты характера: прямая, открытая, говорит то, что думает , ничего не боится, свободная, энергичная; всегда готова веселиться; всё схватывает на лету; взгляды на окружающий мир у неё немного другие, чем у сестёр. Без конца меняет место работы. Во втором сезоне поступает в колледж, а в третьем его заканчивает. Фиби работает в ночном клубе P3.
    Силы Фиби: Фиби может видеть прошлое и будущее. Фиби огогрчена тем что у неё нет активной силы, но потом она понимает, что её дар очень полезен Зачарованным. Фиби не всегда может увидеть прошлое или будущее (т.е. когда сама того пожелает), но видения приходят к ней когда это действительно необходимо. Вторая сила Фиби – левитация. Фиби очень обрадовалась когда научилась летать, ведь она всегда мечтала о силе подобной такоим какие есть у её сестёр. Так же Фиби хорошо дерётся (не знаю точно можно ли кик-боксинг назвать волшебной силой?), особено это хорошо сочетается с её умением летать. Лучше всего Фиби летает, когда её уменьшил колдун с помощью своего посоха (эпизод ‘Size Matters’).

    ПЕЙДЖ МЕТЬЮС.
    Пейдж – это самая младшая сестра.
    Дар: похоже на телепортацию предметов – думает о желаемом предмете, он превратившись в пыль, исчезает и появляется у неё в руке, затем Пейдж развивает в себе способности Хранителя, т.е. она как и Лео может перемещаться в пространстве и перемещать с собой людей и предметы.
    Дата рождения: 1977 год
    Семья: сёстры – Прю, Пайпер, Фиби; отец – Сэм, мать – Пэтти.
    Пейдж была воспитана приемными родителями и всегда чувствовала что, в ее происхождении что-то не чисто. В поиске своих биологических родителей, она узнала, что была оставлена при рождении в местной церкви – результат тайной любви между Пэтти, матерью Зачарованных, и её Ангела-Хранителя Сэма.
    В прошлом Пейдж алкоголичка. Её приёмные родители погибли в автокатострофе, сама же Пейдж чудом осталась жива. У нее есть парень. В первом эпизоде нового сезона она узнает о смерти Прю, и решает прийти на ее похороны. Она догадывалась, что тоже принадлежит к роду Холливеллов. Сёстры помогают ей использовать свою силу в борьбе со злом.
    Силы: Первой силой которой овладела Пейдж – телекинез. Произошло это в церкви, поверить в себя её тогда помогли сёстры. У Пейдж в руке появляется тот предмет который она пожелает, где бы он не находился. Да, Пейдж имеет больше сил чем Пайпер и Фиби, поскольку она наполовину Хранитель (Whitelighter): она обладает теми же способностями, что и Лео. Пейдж может лечить и исцелять людей, перемещаться в пространстве, изчезать и появляться, перемещать с собой предметы и людей.

    определение чар в The Free Dictionary

    Сэр Кей рассказал, как он встретил меня в далекой стране варваров, которые все носили ту же нелепую одежду, что и я, — одежду, созданную чарами и предназначенную для защиты того, кто ее носит, от вреда, причиняемого людьми. Руки.

    К этому времени я был в плачевном состоянии; в самом деле, я был едва в здравом уме, чтобы продолжать спор о том, как мне лучше быть убитым, поскольку некоторые сомневались в возможности убийства из-за чар в моей одежде.

    Чтобы наказать меня, он заключил меня в эту медную вазу, а на свинцовую крышку наложил свою печать, которая является достаточной чарой, чтобы не дать мне выйти наружу.

    При этих словах гений сделал все возможное, чтобы выбраться, но не смог из-за чар крышки.

    И за ними нужно будет наблюдать в каждом возрасте, чтобы мы могли видеть, сохранят ли они свою решимость и никогда, под влиянием силы или чар, не забудут или не отбросят своего чувства долга перед государством.”Твоя одежда цвета волны-голубя, Твоей рукой знак любви, Твои глаза сладостное очарование, Излучающие мне, о! Она не успокоилась теперь, пока не узнала, где Король охранял барабан, и тогда она сделала несколько белых рубашки и, как она узнала от своей матери-ведьмы, вшила чары в каждую из них. Делая это, я увидел простирающееся далеко внизу прекрасное пространство скалистого ущелья и ровную, усеянную кактусами равнину, созданную лунный свет превратился в чудо мягкого великолепия и чудесного очарования. Этот вид очарования длился до тех пор, пока их величества не удалились во дворец.Также я должен иметь право угадывать чары моих друзей и, если мне это удастся, отпустить их». любви, агонии и всякого рода невозможной чепухи, и он так овладел умом, что вся ткань выдумок и фантазий, о которых он читал, была правдой, что для него ни одна история в мире не была более реальной. боярышник на фоне неба обещает больше, чем может заплатить все лето времени, и пруд, пылающий желтыми лилиями, пробуждает такое ответное великолепие и чары в смертных лонах, – гербы, казалось бы, столь величественное послание из сокровенного сердца мира, – что когда-либо впоследствии для того, кто смотрел на него, самое счастливое человеческое существование должно было казаться разочарованием.

    Современность и очарование: историографический обзорМайкл СалерСовременность и очарование | Американское историческое обозрение

    Призраки снова бродят по Европе и Америке, как и маги, русалки, месмеристы и множество чудес, которые когда-то считались изгнанными рациональными и светскими процессами современности. В последние годы историки из разных областей независимо друг от друга бросили вызов давнему социологическому мнению о том, что современность характеризуется «разочарованием».Эта точка зрения в самом широком смысле утверждает, что чудеса и чудеса были демистифицированы наукой, духовность заменена секуляризмом, спонтанность заменена бюрократизацией, а воображение подчинено инструментальному разуму. Однако в последнее десятилетие возникла новая историографическая позиция, если не консенсус, которая представляет западную современность как «заколдованную». Продолжающееся переопределение такого устоявшегося взгляда имеет последствия по целому ряду причин, не последняя из которых связана с основными нарративами, лежащими в основе историй, которые историки предпочитают рассказывать.Как полезно напоминает нам Дипеш Чакрабарти: «В тот момент, когда мы думаем о мире как о разочарованном… мы устанавливаем ограничения на способы повествования о прошлом». историческое воображение и, по крайней мере, дает возможность вытащить новых кроликов из старых шляп.

    Однако рассказ об историографии «современности и очарования» имеет свои ограничения. Те историки, которые бросают вызов приравниванию современности к разочарованию, часто представляют свои взгляды в контексте актуальных дебатов в соответствующих областях.Поэтому будет полезно выделить некоторые общие проблемы и выводы, которые появились в других областях исследований, таких как история науки, религии и массовой культуры. Рассматриваемые здесь работы обязательно эклектичны, взяты в основном из европейских и американских историй этих подполей, но, тем не менее, они отражают то, как эта тема в настоящее время рассматривается в исторических специальностях.

    Вторая проблема связана с определением таких изначально расплывчатых и сложных терминов, как «современность» и «очарование».Взятый по отдельности, каждый термин имеет множество значений. Однако, когда два термина объединяются в пары при определенной интерпретации отношений между «современностью и очарованием», каждый из них приобретает большую специфичность благодаря их совместной взаимосвязи. Обсуждение историографии «современности и очарования», таким образом, полезно для освещения некоторых различных позиций, которые историки заняли по отношению к определению современности в целом.

    Авторы склонны представлять взаимосвязь между современностью и очарованием одним из трех способов, каждый из которых соответствует «идеальному типу», которого придерживается автор по данному вопросу, явно или неявно.Раскопки этих трех идеальных типов, лежащих в основе многих дискуссий о современности и очаровании, могут помочь другим использовать их более саморефлексивно. Их можно назвать бинарным, диалектическим и антиномиальным подходами, хотя это несколько грубые эвристические ярлыки, предназначенные для выделения ключевых особенностей конкретных интерпретаций, а не всеобъемлющие модели. Бинарный и диалектический подходы к теме с их логикой «или-или» были распространены с конца девятнадцатого века, но антиномиальный подход с его логикой «и-и-и», по-видимому, стал преобладающим в современной науке. последние годы.

    Последний вопрос также возникает в результате реконфигурации дискурса. С нашей сегодняшней точки зрения кажется невероятным, что автоматическая ассоциация современности с разочарованием могла иметь такое давнее влияние на историческое воображение. Один из недавних комментаторов назвал троп разочарования «одним из наших самых фундаментальных клише современности»; другой отвергает это как «банальное»; третья предупреждает, что речь идет о перформативном дискурсе, вызывающем именно те эффекты, которые он описывает.2 Тогда возникает вопрос: как западные элиты были настолько очарованы этой заклинательной фразой «расколдовывание мира»? Можно было бы возразить, что некоторые аспекты нарратива о разочаровании убедительны: современный западный мир утратил всеохватывающие значения и духовные цели, ранее обеспечивавшиеся религиозными мировоззрениями; преобладающий акцент на научном прогрессе, технологии и инструментальном разуме может быть бесчеловечным; быстрые изменения современного существования могут вызвать чувство аномии, фрагментации и отчуждения; и так далее.Но есть соответствующие чары современному миру, которые в целом не так широко и неоднократно репетировались. Почему так было и почему сейчас все меняется?

    Не все работы, к которым мы обратимся, прямо затрагивают эти вопросы, но в совокупности они предлагают возможные ответы. Одной из самых поразительных является роль разнообразного населения «элиты» в распространении дискурса современного разочарования. Они сделали это, чтобы сохранить различия между собой и массами в семнадцатом и восемнадцатом веках, чтобы обеспечить преобладание «нормальной науки» над религией и альтернативными формами знания между семнадцатым и двадцатым веками и сохранить свою культуру. власти против вызовов, брошенных ей новой массовой культурой девятнадцатого и двадцатого веков.Элиты заколдовали себя заклинанием разочарования, но это заклинание, похоже, разрушается, оставляя после себя специфически современное, «расколдованное» заклинание.

    Прежде чем мы приступим к изучению некоторых исторических работ, являющихся частью этого нового подхода, нам необходимо более подробно определить более ранние подходы, которые доминировали в историографии. Это потребует обязательно беглого обсуждения огромной темы — природы «современности», — а затем более глубокого изучения родственных дискурсов современности как разочарованной, которые принимали либо «бинарную», либо «диалектическую» форму для большую часть прошлого века.Тогда мы будем в состоянии исследовать зарождающееся «антиномиальное» понимание современности как очарованного и разочарованного. Этот антиномичный подход к теме современности и очарования предлагает емкий способ обратиться к целому ряду явлений, которые раньше трактовались более ограниченно и иерархически, что является одной из его наиболее замечательных особенностей.

    «Современность» — одно из самых многозначных слов в лексиконе историка. Этот термин часто используется так, как если бы существовало общее понимание его значения, тогда как ученые продолжают определять его по-разному, а иногда и противопоставляя друг другу.(Один историк сравнил этот термин с «многосторонней зеркальной комнатой».)3 В общих чертах современность стала обозначать смесь политических, социальных, интеллектуальных, экономических, технологических и психологических факторов, некоторые из которых можно более ранние века и другие культуры, синергетически слившиеся на Западе между шестнадцатым и девятнадцатым веками. Эти факторы включают (но не исчерпываются) появление автономного и рационального субъекта; дифференциация культурных сфер; подъем либеральных и демократических государств; поворот к психологизму и саморефлексии; и господство секуляризма, национализма, капитализма, индустриализма, урбанизма, потребительства и сциентизма.Различные описания современности могут подчеркивать различные комбинации или подчеркивать одни факторы больше, чем другие. Однако есть одна характеристика современности, которая довольно последовательно подчеркивалась интеллектуалами с восемнадцатого века: современность «разочарована». он имел в виду потерю всеобъемлющих смыслов, анимистических связей, магических ожиданий и духовных объяснений, характерных для традиционного мира, в результате продолжающихся «современных» процессов рационализации, секуляризации и бюрократизации.5 Памятная фраза Вебера заключает в себе давнюю критику, начатую ранними романтиками в конце восемнадцатого века и развитую «культурными пессимистами» на протяжении девятнадцатого и двадцатого веков, акцента Просвещения на разуме и науке за счет других способов постижение и бытие в мире6. Очарованность ассоциировалась не только с трансцендентным смыслом и целью, но также с удивлением и удивлением; это были качества, которые современность с ее упором на нерушимые законы природы угрожала искоренить.К концу девятнадцатого века позитивистский подход научного натурализма, который избегал немеханистических представлений о существовании, стал настолько распространенным, что объяснение Вебера стало узнаваемым для его современников: «растущая рационализация и интеллектуализация… вступают в игру, а скорее в том, что в принципе все можно освоить расчетом. Это означает, что мир разочарован»7. Таким образом, чем бы ни была современность, в конкретном дискурсе «современности и разочарования» она отождествлялась с узкой, инструментальной рациональностью и пустым, расширяющимся секуляризмом, пронизывающим Запад, по крайней мере, с семнадцатый век.

    Возможно, доказывая, что плохого никогда не бывает слишком много, дискурс разочарования продолжал доминировать среди западных интеллектуалов в двадцатом веке в двух тесно связанных модусах, которые мы можем различить для эвристических целей как «бинарный» и «бинарный». «диалектический». Бинарный дискурс, который был наиболее распространенным, определял очарование как остаточное, подчиненное «другое» рациональным, светским и прогрессивным принципам современности. Это означало отход от дискурсивного использования слова «чары» по крайней мере в средние века, когда оно означало как «удовольствие» от чудес, так и возможность быть «обманутым» ими.8 В то время как это могло продолжать иметь эти амбивалентные значения в повседневной речи, с научной революцией семнадцатого века и защитой Просвещения в восемнадцатом, очарование, как правило, определялось элитами в более ограниченной форме, как форма двуличия, связанная с с «суевериями» организованной религии и догматическим авторитетом монархического правления. Разум освободил бы людей от пленения такими чарами; наука подтвердит, что то, что на протяжении столетий считалось «чудесами» и «чудесами», при эмпирическом исследовании и без опоры на откровение объяснимо в терминах единых законов природы.

    Чары не исчезли полностью в рамках бинарной модели, но были различными способами маргинализированы как остаточные явления, подчиненные и объяснимые рациональными и светскими принципами современности. Чудеса и чудеса были низведены элитой в гетто популярной культуры в XVII и XVIII веках и новой массовой культуры, пришедшей на смену им в конце девятнадцатого и двадцатом веках. как низшие в дискурсе западных элит: «примитивы», дети, женщины и низшие классы.10 Рациональные взрослые могли испытать чары, тренируя свое воображение, но, несмотря на протесты романтиков, воображение продолжало считаться низшим по отношению к разуму и потенциально опасным подстрекателем желания на протяжении большей части девятнадцатого века11 (действительно). 12

    Тех, кто искал альтернативы преобладающему дискурсу современного разочарования, критики часто называли реакционными антимодернистами, вовлеченными в в тщетной борьбе за возвращение мира, который мы потеряли.13 Например, можно найти ряд ответов на дискурс разочарования в конце девятнадцатого века, но они обычно характеризовались учеными как реакция на научные и светские тенденции современности, «бунт против позитивизма» у историка Х. Известная фраза Стюарта Хьюза14. Восстание характеризовалось увлечением спиритизмом и оккультизмом, модой на незападные религии и искусство, поворотом к эстетизму, неоязычеству и прославлению иррациональной воли.Многие участники этих движений, казалось, принимали бинарное различие между современностью и очарованием не в меньшей степени, чем их критики, как и их преемники в многочисленных контркультурных движениях двадцатого века. пренебрегают чудесным в своих работах, хотя ситуация начала меняться по мере того, как социальная история поднималась сначала на видное место, а затем и на первое место в европейской и американской исторической профессии во второй половине двадцатого века.Тем не менее, большинство историков, изучавших «современные» чары, следовали бинарной формулировке, обращаясь к магии, месмеризму, оккультизму, сверхъестественному и другим проявлениям чар, подобно тому, как неврологи исследуют болезни мозга, чтобы сделать вывод о работе здорового разума. Их целью могло быть спасение таких феноменов от ужасной снисходительности потомства, но многие продолжали изображать их как остаточные пережитки досовременного мира, отличные от возникающих рациональных установок, которые должны были их заменить.Так, Кит Томас открыл свою авторитетную книгу «Религия и упадок магии » (1971) резкой демаркацией между прошлым и настоящим: Англии семнадцатого века, но которые сегодня уже не пользуются большим признанием. Астрология, колдовство, магическое исцеление, гадание, древние пророчества, призраки и феи теперь справедливо пренебрегаются разумными людьми». глаза, тем не менее освещали менталитет эпохи Просвещения во Франции и, таким образом, заслуживали научного внимания: «Экстравагантный, как кажется сегодня, месмеризм не заслуживает пренебрежения историками, поскольку он полностью соответствовал интересам грамотных французов в 1780-х годах.17 Читатели Дарнтона, возможно, были еще больше успокоены его заявлением о том, что этот заколдованный менталите восемнадцатого века в конечном итоге был заменен более рациональным мышлением, поскольку ученые восемнадцатого века «читали факты там, где их потомки читают вымысел». иррациональное среди современной европейской элиты было точно так же выделено как «исключения» из нормативной современной парадигмы, особенно в Sonderweg или «особом пути», приписываемом нелиберальному развитию Германии в девятнадцатом и начале двадцатого веков, кульминацией которого стали вводящие в заблуждение чары. «Бога-психопата» Адольфа Гитлера.19

    С бинарной оппозицией современности и очарования тесно связан «диалектический» подход. В то время как бинарный подход изображает современные повороты к иррациональному и духовному как атавистические и маргинальные реакции на рациональные и секулярные принципы современности, диалектический подход постулирует саму современность как иррациональную по своей сути мифическую конструкцию, не менее зачарованную, чем мифы, которые она стремилась преодолеть. При бинарном подходе разочарование современности часто рассматривается амбивалентно: Вебер, например, признавал выгоды, связанные с рациональными процедурами и бюрократическими организациями, но он также признавал сопровождавшее их оскудение человеческого опыта.Более того, он опасался, что современность может породить иррациональный способ существования, характеризующийся овеществлением, с одной стороны, или подчинением харизматической власти, с другой. Однако в диалектическом подходе гораздо меньше амбивалентности: современность разоблачается как опасно угнетающая и бесчеловечная, состояние усугубляется лицемерным отождествлением современности с разумом, прогрессом и свободой. При бинарном подходе современность по своей сути разочарована, и на эту ситуацию смотрят не только с надеждой, но и с сожалением; при диалектическом подходе современность явно очарована в негативном смысле, ее универсальные обещания разоблачаются как корыстные идеологии, ложное сознание и недобросовестность.

    Диалектический подход имплицитно присутствует в мысли Карла Маркса, чьи работы о современности изобилуют метафорами и сравнениями очарования — призраками, призраками, фетишами и т. д. — связывающими современный мир с религиозным миром, который он якобы преодолел.20 Фридрих Ницше прямо приравнял западную «веру» в разум и науку к иррациональной вере, чья саморефлексия подорвала себя так, что к концу девятнадцатого века ее приверженцы остались с верой в ничто: нигилизмом.21 Мысли Вебера можно интерпретировать как охватывающие бинарный и диалектический подходы, как и Зигмунд Фрейд в таких более поздних работах, как « Цивилизация и ее недовольство» (1930), в которых предупреждается, что репрессивные культурные силы современности вместе с ее достижениями в науки и техники, может привести человечество к самоуничтожению22.

    Таким образом, неудивительно, что наиболее влиятельная формулировка диалектического подхода была сделана двумя философами, которые соединили воедино различные взгляды Маркса, Ницше, Вебера и Фрейда. единое сверкающее произведение.В книге Макса Хоркхаймера и Теодора Адорно « Диалектика Просвещения » (1947) западная современность осуждается как глобализирующее очарование, чья зависимость от инструментального разума упраздняет индивидуальность, искажает человеческую природу и подавляет автономию. Современность становится самоузаконивающей силой, превосходящей собственные свойства самокритики: «Для научного склада всякое отклонение мысли от дела манипулирования действительностью… не менее бессмысленно и саморазрушительно, чем это было бы для мага». выйти за пределы магического круга, нарисованного для его заклинания; и в обоих случаях нарушение табу дорого обходится преступнику.Владение природой очерчивает круг, в котором критика чистого разума зачаровывает мысль»23. определяет почти все формы культуры как связанные с «тоталитарной» логикой Просвещения, как «высокой», так и «низкой». Эти двое слабо намекают на спасительный остаток «подлинных» художественных выражений, которые остаются несовместимыми с редуктивным разумом и сопутствующей ему логикой капиталистической коммодификации, но в целом рациональные и светские требования современности осуждаются как окончательное выражение соблазнительного очарования: «Чем полнее машина мысли подчиняет себе существование, тем слепее она довольствуется его воспроизведением.Таким образом, Просвещение регрессирует к мифологии, от которой оно никогда не могло убежать»24. точка зрения, которая отвергает логику «или/или» обоих этих уклонов. Это связано с тем, что сама концепция «современности» вновь подверглась тщательному анализу со стороны постмодернистских и постколониальных ученых, что оказало соответствующее влияние на дискурс современности и очарования.Постмодернистская критика бинарных оппозиций привела к переосмыслению современности, которое отходит от многих категориальных различий, столь заметных в более ранних дискуссиях. Изучение этой концепции было особенно плодотворным в рамках постколониальных исследований: ученые утверждали, что бинарный подход был скорее идеологическим, чем реальным, полезным концептуальным инструментом для западных колониальных целей, скрывавшим напряженность и противоречия в современном мире. Кажущиеся «универсальными» различия, отстаиваемые западной метрополией между современностью и традицией или секуляризмом и суеверием, часто не выдерживают критики, если смотреть с «периферии» незападных культур, сложным образом согласовывающих процессы модернизации.25 Точно так же историки науки, религии и массовой культуры исследовали, насколько многозначными и взаимозависимыми были эти явления, еще больше размывая более простые оппозиции между наукой и религией, религией и рациональностью, рациональностью и массовой культурой. 26 Эти и связанные с ними критические анализы изменили направление внимание историков от теоретических моделей к конкурирующим концепциям «современности», выдвинутым самими историческими субъектами, чьи «альтернативные современности» имеют право на наше внимание.27

    Действительно, бинарный и диалектический подходы находятся в процессе замены признанием того, что современность характеризуется плодотворными противоречиями между, казалось бы, непримиримыми силами и идеями. Современность определяется не столько бинарностями, расположенными в имплицитной иерархии, или диалектическим преобразованием одного термина в его противоположность, сколько неразрешенными противоречиями и оппозициями, или антиномиями: современность двулика. Это отражено в новых сравнениях и метафорах, которые ученые использовали для описания сложностей современности, ставшей беспорядочной.Линда Нид предполагает, что «современность… можно представить как свернутое или смятое время, соединяющее прошлое, настоящее и будущее в постоянные и неожиданные отношения», а Дипеш Чакрабарти характеризует «проблему запутанных времен» современности столь же вызывающим воспоминания образом « timeknot».28

    В результате этой реконцептуализации давно принятые дискурсы современности и очарования также были подвергнуты сомнению. Ученые подвергали критике различные аспекты бинарных и диалектических формулировок, но только в последнее десятилетие дискурс в целом подвергся тщательной критике.В 2001 году Джеймс Кук выразил удивление по поводу того, что его коллеги-историки не обратили внимания на расцвет магии и магов в Соединенных Штатах девятнадцатого века, и предположил, что они проигнорировали эту богатую жилу культурной истории, потому что были загипнотизированы преобладающими дискурсами: «Это похоже на то, как если бы академические историки взяли классическую теорию Макса Вебера о «расколдовании мира» в качестве ориентира для оценки социальной значимости мага в девятнадцатом и двадцатом веках.29 Алекс Оуэн повторила это мнение, когда заметила в 2004 году, что «[историки] не спешат принять вызов современного очарования». 30

    многие современные историки больше не придерживаются бинарного и диалектического подходов, считая антиномиальный подход более верным жизненному опыту своих субъектов31. В центре нашего внимания будут различные подходы современных историков к разновидностям современного очарования.Существуют формы очарования, совместимые и даже зависящие от тех принципов современности, которые обычно рассматриваются как разочаровывающие мир, такие как рациональность и саморефлексия. Современное очарование часто зависит от своего антиномиального другого, современного разочарования, и специфически современное очарование может быть определено как очарование, которое одновременно очаровывает и разочаровывает: то, что восхищает, но не вводит в заблуждение.

    «Чары», как мы видели, — неоднозначный термин. Для историков науки Лоррейн Дастон и Кэтрин Парк оно включает в себя «чудо», которое они исследуют и как интеллектуальную концепцию, и как эмоциональную реакцию в Wonders and Order of Nature, 1150–1750 .Краткий код переносит их историю с середины восемнадцатого века до наших дней, и в фундаментальном отношении их обсуждение элиты и очарования соответствует традиционному бинарному подходу. Чудеса, равно как чудеса и чудеса, занимали центральное место в мировоззрении средневековья и раннего Нового времени, но с конца восемнадцатого века они подчинялись разуму Просвещения: «Быть ​​членом современной элиты — значит относиться к чудесам и чудесам с пониманием». изученное равнодушие; просветление до сих пор отчасти определяется как античудесное.Однако эта точка зрения может больше сказать о поколении ученых Дастона и Парка, чем о нынешних взглядах среди «современной элиты». Будучи аспирантами в конце 1970-х годов, они были пионерами в историческом исследовании «монстров», но в то время «наш энтузиазм не был заразителен». те, что порождены массовой культурой. Это как-то связано с их воспитанием в академической культуре, пронизанной постмодернистским скептицизмом по отношению к бинарным различиям, в том числе между «элитной» и «массовой» культурой, «просвещением» и «чудесами».Но новое поколение ученых также обязано Дастону и Паку за новаторскую работу по приданию уважения изучению чудес и других чар. Нынешнее поколение стоит на своих плечах, чтобы увидеть гигантов и любое другое чудо, какое только можно вообразить.

    Очевидная приверженность Дастона и Парка бинарному подходу также может быть объяснена их собственной дисциплинарной направленностью на области Средневековья и раннего Нового времени: хотя они очень кратко затрагивают современный период, их история не является историей современного очарования.Действительно, их анализ многих граней «чуда» между двенадцатым и концом семнадцатого веков настолько тонок, что, если бы они попытались столь же последовательно исследовать современный период, можно подозревать, что они ограничили бы или полностью отвергли бинарный подход. Их отчет обеспечивает проницательный контекстуальный анализ терминов, которые на современный взгляд могут показаться настолько тесно связанными, что неразличимы. Читатель многое узнает о конкретных значениях чудес, чудес, чудес, чудес, чудовищ, сверхъестественного и сверхъестественного в определенное время.Изобилие примеров и иллюстраций само по себе изумительно; если когда-либо академическая монография требовала роскошного кожаного переплета, то это было именно так. (Как бы то ни было, дизайн книги намеренно напоминает роскошно иллюстрированные фолианты виртуозов эпохи Возрождения.)

    Но в рамках этого буйного экскурса в социальные и культурные значения когтей грифона, рогов единорога, магических устройств, механических автоматов, монстров, Wunderkammern , и своеобразных эманаций небесных и земных, есть три новаторских аргумента, которые важны для истории современного очарования не меньше, чем для средневековья и раннего Нового времени.Для выбранного ими периода акцента Дастон и Парк бросают вызов традиционному линейному историческому повествованию о постепенной натурализации чудес, вместо этого утверждая, что отношение элиты к ним было волнообразным, а иногда и циклическим. времена, и только в конце семнадцатого века они объединились для продвижения идеи разочарования. До этого кажущиеся уникальными, «чудесные» объекты и события имели сверхъестественную ауру, которую многие элиты надеялись использовать для более мирских целей.Князья и придворные собирали чудесные предметы и классифицировали замечательные события для достижения своих политических, военных и культурных целей; по тем же причинам врачи и естествоиспытатели прибегали к чудесам в своей практике. С другой стороны, естествоиспытатели относились к чудесам между двенадцатым и пятнадцатым веками более двойственно, поскольку необычные объекты и нетипичные явления бросали вызов привычным действиям природы, поддерживаемым схоластикой. Однако к семнадцатому веку развитие научного метода и новое понимание эмпирических «фактов» побудили естествоиспытателей с большим энтузиазмом заняться исследованием удивительных объектов и событий.В этом отношении к эпохе Просвещения очарование скорее усилилось, чем ослабло, противостоя более линейным повествованиям о прогрессирующем разочаровании.

    Вторым новаторским элементом этой истории является рассмотрение чуда как «познавательной страсти», а также объекта или события35. Платон, Аристотель и Декарт подчеркивали важность чуда в постановке философских вопросов, но что они имели в виду? когда они использовали этот термин? Дастон и Парк утверждают, что историзация эмоции удивления предотвратит анахронизмы, и что внимание к флуктуациям эмоциональных валентностей, связанных с объектами и событиями, определяемыми как «чудеса», поможет нам понять конкретные функции, которые эта категория должна выполнять в разное время. и места.Удивление во всех его формах всегда исторически условно: «Страсть и объект взаимно определяли друг друга, процесс, в котором ни один из них не оставался статичным».36

    Дастон и Парк не заявляют, что чудо было вычеркнуто из современного мира. Но они утверждают, что элиты определили это как постыдную страсть и отправили ее в царство вульгарности, где она продолжает процветать в рамках массовой культуры. Этот аргумент составляет их третью новаторскую позицию: Запад разочаровался в конце семнадцатого и восемнадцатом веках из-за социальных, а не интеллектуальных факторов — подъема науки, распространения инструментального разума и роста секуляризма — подчеркнутых в предыдущих статьях. учетные записи.До этого периода элиты сохраняли монополию на чудеса, используя их в своих политических, интеллектуальных и эстетических целях. Но с Реформацией шестнадцатого века и сопутствующими ей религиозными конфликтами на протяжении семнадцатого века массы использовали чудеса и чудеса в своих собственных целях. Элиты ответили на угрозу анархии, упорядочивая природу, тем самым маргинализируя чудеса как религиозный и политический призыв; они заменили страсть удивления, теперь связанную с восторженной и доверчивой толпой, на более респектабельное отношение «любопытства».Таким образом, «возникла новая культурная оппозиция между просвещенными и вульгарными, которая основывалась на противоположных оценках чуда и чуда. Центральным в новом, светском значении просвещения как состояния ума и образа жизни был отказ от чудесного». Ницшеовский триумф «рабской морали», мы имеем господство снобистского менталитета.

    Этот последний пункт является важным дополнением к более ранним отчетам, подчеркивающим роль рациональности Просвещения в изгнании чар из современного мира.С восемнадцатого по двадцать первый век элиты были склонны ассоциировать чудеса с постыдным не в меньшей степени, чем с иррациональным, и в этот период сознательное прославление чудес и чудес тяготело от элиты к «популярным», а затем и к «массовым». культура. Тем не менее, вывод, к которому приходят Дастон и Парк, тоже слишком аккуратен. Это обеспечивает их богатую и сложную историю быстрым завершением повествования, которое подрывает их прежний акцент на волнистой, нелинейной истории чудес.Он предполагает слишком большое единодушие среди западных элит в отношении современного разочарования; он недооценивает сохраняющуюся страсть к чуду и способы, которыми современные достижения в науке и технике могут разжигать, а не ослаблять эту страсть среди всех классов38. наука и не поддающееся количественной оценке, все они должны были стать центральными для понимания «современного очарования» в девятнадцатом и двадцатом веках.Их история заканчивается бинарностями, а не антиномиями. К счастью, история Дастона и Парка не совсем о современном периоде. Их краткие выводы о современном разочаровании следует понимать как последний вздох стойкого бинарного подхода, тогда как остальная часть их блестящего исследования представляет собой авторитетный отчет о досовременном очаровании. Ученым, интересующимся современными чарами, было бы неплохо обратиться к ней не только за необходимым справочным материалом, но и в качестве модели того, как можно изучать этот предмет.

    Истории современного волшебства, к которым мы сейчас обратимся, можно считать непреднамеренным продолжением Чудес и порядка природы, 1150–1750 , поскольку они дают ответы на два важных вопроса, которые поднимает эта работа о чарах на Западе со времен восемнадцатый век. Первый связан с тем, как современные элиты решали вопрос о науке и очаровании, а второй связан с тем, как современные элиты истолковывали отношения между массовой культурой и очарованием.В обоих случаях, вопреки утверждениям Дастона и Парка, западные элиты не были едины в своем противостоянии чудесам и чарам между восемнадцатым и двадцатым веками. Одни опасались, что мир безвозвратно разочаровался, другие беспокоились, что современность порождает иррациональную форму очарования, а третьи радовались тому, что очарование совместимо с такими постулатами современности, как рациональность, секуляризм, индивидуализм и потребительство. Бинарный, диалектический и антиномиальный подходы сосуществовали среди элит того времени точно так же, как и среди историков того периода сегодня.

    Два исследования месмеризма в Великобритании в девятнадцатом веке демонстрируют расцвет концепции чар в современный период и привлекают внимание к важной роли, которую она сыграла в борьбе за профессионализацию науки. В «Загипнотизированные: силы разума в викторианской Британии » историк Элисон Винтер подробно описывает центральное место дебатов о месмеризме в определениях пола, класса, духовности и особенно науки и медицины девятнадцатого века.39 Она показывает, что в течение первой половины века месмеризм рассматривался многими не как сомнительный пережиток более раннего периода, а скорее как жизнеспособная медицинская практика, которая оспаривалась по причинам власти и престижа, а не эффективности. Известные врачи из Лондона, как правило, относились к нему пренебрежительно, в то время как многие странствующие лекторы-медики из провинции приветствовали его. Это было больше связано с борьбой за легитимность между двумя группами, чем с эмпирической достоверностью месмеризма по сравнению с другими формами медицинской практики.В то время месмеризм не был «второстепенной» наукой: популярные лекторы, превозносившие достоинства месмерического транса и «животного магнетизма», были повсюду, и их заявления внимательно выслушивались, особенно в дебатах об использовании анестезии при операциях.40

    Уинтер не затрагивает конкретный вопрос современности и очарования так многословно, но ее тщательно проработанное исследование показывает, что, по крайней мере, до середины века многие представители высшего класса Виктории не гнушались чудесами.Действительно, они часто находили чары и науку совместимыми. Они обсуждали науку с точки зрения магических влияний и жизненных соответствий, и когда в 1830-х годах витализм начал заменяться более механистическими объяснениями, магия все еще оставалась частью дискурса — теперь, конечно, именуемой «естественной магией», но не менее. чудесным» как результат определенных и предсказуемых природных процессов41. приходится на вторую половину, с более резким разделением между наукой и чудом, элитой и массовой культурой.Профессиональные ученые дистанцировались от «чудес», привносимых в популярную культуру, таких как месмеризм, или тех, которые можно найти в менее «цивилизованных» культурах, таких как Индия. месмерические эффекты как бессознательные реакции на внушение, которые можно исследовать в лаборатории и анализировать посредством специализированных дискурсов, закрытых для непосвященных. Публичная наука первой половины века, таким образом, была заменена профессиональной наукой во второй, которая выработала собственный консенсус в отношении того, что представляет собой надлежащие области научных исследований.Месмеризм натурализовался разными путями: как гипноз, например, он действовал на внушаемость пациента, а не через таинственных «животных духов»; он также сохранился как концептуальный инструмент, помогающий критикам объяснить социальную сплоченность и психологию толпы. В повествовании Винтера границы между наукой и «псевдонаукой», разумом и волшебством в начале века были более проницаемы, чем в его конце.

    Этот кульминационный аспект ее обширной, стимулирующей книги опровергается исследованием Дэниела Пика месмеризма в Британии в период fin-de-siècle , Сеть Свенгали: инопланетный чародей в современной культуре .43 Доказывая убедительность наблюдения Дастона и Парка о том, что западное отношение к чудесам имеет тенденцию быть не столько линейным, сколько волнообразным, Пик демонстрирует, что элитный и народный интерес к месмеризму был интенсивным в конце века, и что научные мнения о месмеризме ни в коем случае не были поселился. Действительно, книга Пика специально посвящена теме современного очарования, и он рассматривает современные дискуссии о месмеризме в популярной художественной литературе, социологии, психологии и науке, чтобы бросить вызов традиционной бинарной ассоциации современности с разочарованием.

    Повествование Пика сосредоточено на широко распространенном увлечении романом Жоржа дю Морье « Трилби » (1894), в котором еврейский музыкант, завораживающий Свенгали, с помощью своих гипнотических способностей превращает одноименную героиню в великую певицу. Пик утверждает, что мания Trilby отражала широко распространенное беспокойство по поводу «неощутимых» или «бессознательных» сил, влияющих на отдельных людей и группы, которые современники считали результатом рассеянных процессов современности. Несмотря на претензии материалистической науки и вызовы секуляристской критики, невидимые силы оставались почти осязаемыми в современной жизни.Эти силы проявились в способности демагогов увлечь массовую аудиторию в недавно демократизированных обществах; в странно автономной жизни «толпы»; в соблазнительном воздействии массовой культуры; в гиперстимулирующем воздействии на психику стремительных социальных и технологических изменений. Пик демонстрирует, что расизм и антисемитизм были тесно связаны с этим страхом перед внешними манипуляциями посредством обращений к бессознательному. Евреев, в частности, изображали мастерами психологического манипулирования, и современная мода на Trilby была обязана тому, как ухмыляющийся горбоносый персонаж Свенгали использовал эти страхи.(На самом деле, его имя продолжает ассоциироваться с «инопланетным» контролем над мышлением спустя много времени после того, как Трилби или вдохновленная ею шляпа исчезла из народной памяти.)

    Пока Пик начинается и заканчивается рассказом о культурных значениях Trilby , большая часть его книги представляет собой более широкий экскурс в разнообразие особенно «современных» чар, которые можно было найти на Западе в девятнадцатом и начале двадцатого веков. Он категорически отвергает бинарный подход, отмечая, что, хотя «традиционные» политические и религиозные практики сохранялись в этот период более энергично, чем это готовы были признать линейные описания современности, даже они были новыми смесями старого и нового.Иногда кажется, что Пик придерживается антиномиального подхода к современности и очарованию. Ссылаясь на исследования Рут Харрис и Дэвида Блэкборна, посвященные религиозному энтузиазму во Франции и Германии в девятнадцатом веке, а также на сохраняющийся энтузиазм в отношении марианитянских культов после Первой мировой войны, он предполагает, что эти проявления были «возможно, признаками противоречивого современного вера, а не простое переживание более старой «традиции»»44. Древняя Греция через его «музыкальные драмы» в Байройте.Наука и разум также не были настроены против чудес и чар. Многие ученые fin-de-siècle «по-прежнему колебались между приверженностью и отвержением викторианского естествознания», включая тех, кто занимался психическими исследованиями и психологией. характерное для современности равновесие антиномий: «Викторианский гипноз продолжал существовать на границе между медицинским трезвым и эротически опьяненным, наукой и театром, работой и отказом, лечением и развлечением.”46

    Эти аспекты рассказа Пика представляют собой шаг вперед в нашем понимании сложностей современности, особенно в ее способности сочетать разум и очарование. Но Пик не следует этой линии очень тщательно и в конечном итоге возвращается к диалектическому подходу, показывая, как «просвещенные» акценты современности привели к усилению осознания иррационального и капитуляции перед ним. Такой подход диктует логика его предмета. В конце концов, он имеет дело с практикой, основанной на манипуляциях с бессознательным и на страхах, которые эта практика вызывает; решающим аспектом современности является исследование человеческой субъективности, что, в свою очередь, привело к более глубокому пониманию «психопатологии повседневной жизни».Но кумулятивный эффект его повествования, несмотря на его многочисленные тонкости и оговорки, заключается в том, чтобы подтвердить картину неизбежного превращения современного разума в свою противоположность, которая была так ярко выражена Хоркхаймером и Адорно в «Диалектике Просвещения» . Так, мода на вымышленных персонажей на рубеже веков, представленная маркетингом памятных вещей Trilby и созданием рекламных персонажей, представлена ​​Пиком как иррациональная фантасмагория, мир обманчивых и отрицательных чар: «квазирелигиозный и магические верования [вновь возникли] в этом меняющемся мире: чудесные верования и вера в силу чуда [были], возможно, так же очевидны в конце девятнадцатого века, как и когда-либо прежде.Капитализм, как его сейчас признают, не демистифицирует социальные отношения в такой степени, как иногда надеялись Маркс и другие. Промышленная модернизация и психологическое очарование оказались глубоко совместимыми»47.

    Хоркхаймер и Адорно узнают эту картину, которая, безусловно, является частью истории, но является ли она всей историей? Остаются мучительными другие аспекты аргументации Пика, те, которые указывают на примирение современного разочарования и формы очарования, которая восхищает, но не вводит в заблуждение, разочарованного очарования.Потенциал этого типа специфически современных чар предложен Пиком, но не полностью раскрыт в его во всем остальном новаторском и убедительном отчете.

    Можно интерпретировать fin-de-siècle оккультизм как пример явно современной формы очарования, как это демонстрирует Коринна Трейтель в Наука для души: оккультизм и генезис немецкого модерна .48 In С другой стороны, Трейтель может привести убедительные доводы, поскольку она утверждает, что в немецкой культуре существовало несколько или «альтернативных модернов» и что оккультные движения внесли наиболее заметный вклад в одно из этих направлений, направление «психологического модернизма».49 Избегая единого определения современности, Трейтель обладает большей гибкостью в изучении того, что различные формы оккультных практик говорят о состоянии современности и о немецкой культуре в целом в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков. 50 Она представляет статистические данные. и аналитические обзоры размера, географического распространения и социального и политического состава оккультного движения, а также ловко связывает оккультизм с другими аспектами современности, такими как массовое потребление, эстетический модернизм, социальный реформизм и полицейские силы, осуществляемые церковью и состояние.В ее исследовании оккультизм используется для того, чтобы подчеркнуть двуликую, «амбивалентную» природу современности.51 Немецкие оккультисты стремились исправить научный позитивизм, исследуя этические и духовные аспекты психики; они стремились улучшить современные социальные условия, создавая терапевтические методы, основанные на традиционных практиках; они стремились оправдать свою приверженность интуитивной форме знания, цитируя современные утверждения о условности любого знания. Таким образом, современный оккультизм иллюстрирует антиномиальную, а не бинарную или диалектическую природу современности: «Немцы обратились к оккультным верованиям и практикам… не только для того, чтобы бросить вызов, но и для того, чтобы использовать силы современности, формирующие их ментальную вселенную и сам жизненный опыт.52

    Трейтель исследует границу между современной наукой и претензиями современного оккультизма на научность. Немецкая научная традиция девятнадцатого века состояла из смеси эмпиризма и идеализма, которая была гостеприимна для метафизических увлечений современных оккультистов. Трейтель отмечает, что к концу девятнадцатого века немецкая психология в значительной степени отказалась от своего идеалистического происхождения и провозгласила себя позитивистской наукой. Тем не менее, метафизические интересы более ранней традиции натурфилософии полностью не исчезли.Действительно, на рубеже веков идеалистические течения возродились в различных формах lebensphilosophie , что сделало озабоченность оккультистов «научным» исследованием «души» более интеллектуально последовательным предприятием в Германии, чем в Великобритании. , которая имела более эмпирическую и индуктивную традицию на протяжении большей части девятнадцатого века. 53 Но Трейтель не утверждает, что немецкие оккультисты всегда были научными, когда они не были, или что они были привержены формальной рациональности, когда их больше интересовали другие эпистемологии. .К началу двадцатого века многие немецкие оккультисты признали, что их интерес к трансцендентальным состояниям сознания не всегда совместим с претензиями на научную объективность, и вместо этого сосредоточились на прагматическом применении своих собственных исследований себя54. сосредоточение на самопознании и самореализации, создание «трансцендентального образа жизни» посредством оккультных практик, которые составили их вклад в психологический модернизм.55 Оккультизм в Германии стал менее откровенно научным, но более популистским, как часть массовой культуры. как элитарная культура.Это также составляло современность оккультизма: его «акцент на достижении удовлетворения в этом мире, а не в следующем, хорошо подходил к предложениям современного рынка и его способности удовлетворять этику «личного удовлетворения»».56

    Такие прямые ассоциации. оккультизма с потребительством, массовой культурой и личным удовлетворением было бы воспринято сторонниками «диалектической» модели современности как доказательство того, что современность способствует иррационализму. Действительно, многие более ранние истории оккультизма в современной Германии определяют его как одно из основополагающих направлений внутри национал-социалистической идеологии, которая сама по себе считается воплощением «диалектики Просвещения».Трейтель прекрасно об этом знает и не потерпит этого. В дополнение к отклонению диалектического описания современности, которое представляет этот аргумент, она также демонстрирует, что связи между нацистами и оккультными группами были ограниченными. Были оккультисты с vlkisch симпатиями, но многие другие придерживались индивидуализма и интернационализма, что, в свою очередь, привело к тому, что национал-социалисты запретили оккультизм в 1937 году. Немецкое оккультное движение было частью «космополитической современности», которую нацисты утверждали, что отвергают.(И даже национал-социализм являл собой пример антиномиального, а не диалектического подхода, учитывая его поддержку прогрессивной политики в области общественного здравоохранения и использование современных технологий.) Немецкая культура, включая науку, социальные реформы, эстетику и массовую культуру. Он привлекал внимание всех классов и полов, давая многим действительно современный источник очарования, который не отрицал обоснованности разума или научных практик.Вместо этого он дополнил их акцентом на одинаково достоверных субъективных формах знания, которые одновременно исследуются психологами и философами, «психологическим модернизмом». Сосредоточив внимание на множестве способов пересечения оккультных практик с современными процессами, Трейтель приводит убедительные доводы в пользу того, что оккультизм в Германии не представлял собой строго реакционного импульса. Он воплотил амбивалентность современности, которая в то время выражалась во множестве альтернативных современностей.

    Во всех работах, которые мы рассмотрели до сих пор, связь между наукой и чарами была первостепенной.Исследование Трейтеля выдвигает на передний план еще одно важное измерение вопроса современного очарования, а именно массовую культуру. Она замечает, что акцент оккультистов на человеческом потенциале и духовном росте превосходно соответствовал маркетинговым императивам новой массовой культуры, и что оккультизм скорее процветал, чем уменьшался в современный период отчасти потому, что массовая культура смогла привлечь к нему внимание публики. широкая аудитория. Но этот факт использовался теми, кто придерживался либо бинарного, либо диалектического подхода к проблеме современности и очарования, в поддержку своей веры в то, что массовая культура воспитывает эскапистское или иррационалистическое мировоззрение, противоположное велениям разума Просвещения.Дастон и Парк продемонстрировали, что элита семнадцатого века относила чудо к «иррациональной» области популярной культуры, и многие западные критики продолжают идентифицировать новую массовую культуру девятнадцатого века как средоточие обманчивого очарования, радующего массы и в то же время вводящего их в заблуждение. .58 Исследование Трейтель не опровергает полностью эту негативную картину массовой культуры, хотя она показывает, что элиты не меньше, чем массы, считали массовую культуру важной сферой, которая удовлетворяла их стремление к современным чудесам и облегчала их обсуждение противоречивых смыслов. современности.Однако другие ревизионистские взгляды на современность и очарование пошли еще дальше, утверждая, что сама массовая культура стала поставщиком специфически рациональных и светских форм очарования.

    Книга Джеймса У. Кука Искусство обмана: игра с мошенничеством в эпоху Барнума , например, предполагает, что городская массовая культура в Америке в довоенный период часто была саморефлексивной, рациональной, ироничной и скептической — в другими словами, разочарование. Но эта форма разочарования породила и очарование: такие шоумены, как П.Т. Барнум или современные фокусники бросали вызов своим зрителям, чтобы они разоблачили их «искусные уловки», которые во многом создавали развлекательную ценность шоу. Сам Барнум заявил в середине девятнадцатого века: «Похоже, публика склонна развлекаться, даже когда осознает, что ее обманывают». аналогичным образом истолковал магию как саморефлексивную форму развлечения, определив фокусника как актера, играющего фокусника.60 американских зрителей бросили вызов таким чудесам, как «Русалка Фиджи» или «шахматист-автомат», чтобы определить, реальны ли они, а если нет, то как были созданы такие реалистичные иллюзии. Таким образом, массовая культура вызвала познавательную страсть к чуду, о которой говорили Дастон и Парк, в которой новшества стимулируют любопытство, удовлетворение которого бесконечно откладывается из-за создания новых чудес. Кук демонстрирует, как шоумены искусно манипулировали новыми средствами массовой информации, такими как газеты, для раздувания дебатов о подлинности своих экспонатов, порождая «новую, движимую СМИ форму любопытства — постоянно возбуждаемого, но никогда полностью не удовлетворяемого.61 Далее он утверждает, что эти чары привили своей аудитории ироническое и скептическое мировоззрение. Массовая культура способствовала рациональности Просвещения, а не затмевала ее, включая «очарование и разочарование, энергичное публичное разоблачение и мгновенное прекращение неверия». что прежние идеалы Просвещения, основанные на аргументированном анализе, разоблачении и овладении перцепцией, все еще были возможны.63 Но такое перцептивное мастерство само по себе оказалось иллюзией, учитывая непрекращающееся распространение представлений и последующее подрыв истины как устойчивой категории. Иллюзии шоуменов и дискуссии, которые они порождали, служили тому, чтобы отучить аудиторию среднего класса от викторианского культа правды и «искренности» к тому, что мы назвали бы «постмодернистским» осознанием непредвиденных обстоятельств и перспективизма. Кук отвергает диалектический взгляд на современность и очарование Хоркхаймера и Адорно, заключая, что «задолго до проникновения в суть критической теории и постмодернизма в конце двадцатого века… многие американские потребители думали, обсуждали и сопротивлялись тому, как культура манипулировала ими. промышленность.64

    Помимо демонстрации рациональных аспектов очарования массовой культуры, Кук (как и Трейтель) демонстрирует, как массовая культура была полезна, помогая своим потребителям из среднего класса договориться о многообразии значений современности. Он связывает современные дискуссии об искусном обмане с новыми взглядами на современность, порожденными изменяющейся природой экономики, спорными взглядами на расу, класс и пол, а также новыми открытиями ученых и философов о связи между восприятием и реальностью.Он приводит убедительные доводы в пользу центральной роли «иллюзионизма» в современной жизни, учитывая повсеместное распространение репрезентаций, порожденных массовым рынком, которые стирают различия между вымыслом и реальностью. К концу девятнадцатого века многие представители среднего класса были знакомы и даже чувствовали себя комфортно с представлением о том, что субъективные истины имеют эпистемологическую ценность, равную и, возможно, более значимую, чем прежняя позитивистская вера в объективность. Хитрые довоенные обманы способствовали возникновению психологического модернизма, который Трейтель рассматривал через призму современного оккультизма, но в нарративе Кука выделены рациональные элементы этого направления современности.Отвергая прежние взгляды на массовую культуру как на «заблуждающую» — очаровательную в негативном смысле — и подчеркивая отчетливо современное очарование, совместимое с разумом, секуляризмом, демократией и потребительством, Кук может представить слишком радужную картину. Он сводит к минимуму многие негативные аспекты массовой культуры и потребительства, которые остаются важным аспектом любого нарратива о современности и очаровании. Но поскольку они были центральными для бинарных и диалектических подходов, можно понять, почему Кук предпочитал подчеркивать более позитивные аспекты, которые эти более ранние подходы склонны отрицать или игнорировать.

    In Современные чары: культурная сила светской магии , Саймон Дюргер подходит к проблеме искусного обмана и «современной магии» с точки зрения дисциплинарных условностей культурологических исследований, приходя к выводам, аналогичным выводам Джеймса Кука. По Дюрю, современная «светская» магия определяет себя как создание иллюзий и трюков, а не доступ к сверхъестественному, концепция, которая первоначально обсуждалась в семнадцатом веке, но появилась в своей характерной форме только в девятнадцатом, когда такие фигуры, как Робер-Уден сделала магию респектабельным развлечением среднего класса.Во время подчеркивает антиномичные качества современности, в которых вступают в игру разочарование и очарование, разум и удивление, и критикует бинарные и диалектические модели. Он отвергает диалектическую версию, утверждая, что радикальный аргумент Адорно в пользу иррациональной, «негативной» формы современного очарования упускает из виду «распространение удовольствий, компетенций и переживаний, которые процветают в современных культурах светской магии, и… способности модернизированной магии». люди почти одновременно впадают в очарование и разочарование… в свое свободное время и в свое удовольствие.”65 Иллюзионисты середины девятнадцатого века поощряли зрителей задавать вопросы и рассуждать с помощью демонстрируемых трюков, рациональный процесс, который стимулировал чувство чуда и оттачивал когнитивные навыки, которые могли предотвратить обман. 66

    Во время богатая история магии и магов на Западе с семнадцатого века, но его отчет касается гораздо более крупного культурного феномена. Самосознательные и рефлексивные иллюзии современной магии — лишь одно из проявлений центральной роли иллюзий в современной массовой культуре.В то время как Кук связывал такие «искусные обманы» с ростом капиталистической рыночной экономики и беспокойством среднего класса по поводу статуса истины, Дюсс уделяет больше внимания тому, как сам дискурс разочарования способствовал светским и рациональным чарам, направленным на воображение — и на как само воображение стало центральным источником современного очарования. Ранние романтики обращались для этой цели к воображению, и Дюргер использует идею Сэмюэля Тейлора Кольриджа о переживании вымышленных чудес через «добровольную приостановку неверия».В убедительном анализе Дюргер утверждает, что специфически современное очарование можно найти в преобладании вымыслов в современном мире и в способах, которыми эти вымыслы интериоризуются в современном воображении.67

    Современная магия является частью этот поворот к саморефлексивным фикциям, но также и произведения авангардного искусства, литературы, кино и «шоу-бизнеса» в целом, все из которых подвергаются некоторому анализу в этой работе. Дюсс определяет все это как «магические сборки», которые услаждают разум и воображение, не вводя их в заблуждение.68 Его понимание современного расцвета репрезентаций интересным образом отличается от более разочарованных взглядов некоторых постмодернистов. В то время как такие фигуры, как Жан Бодрийяр, утверждают, что репрезентации и реальность стали практически неразличимы, что делает современность почти невосприимчивой к критическому анализу, Дюре утверждает, что преобладание иллюзий в современной культуре научило аудиторию отличать «реальное» от «вымышленного». Современная магия утверждает понятие реального в процессе обращения к воображению, ибо «потребители современной культуры учатся принимать один набор предложений по отношению к области вымысла, а другой — по отношению к повседневному миру.69

    Викторианский акцент на аутентичности и искренности помешал многим комментаторам начала девятнадцатого века признать, что вымыслы не должны угрожать рациональному постижению реальности. Это предубеждение способствовало критическому пренебрежению элитами массовой культуры и современных чар воображения в целом. Как отмечает Дюринг, «современная культура медленно вырабатывала лексикон для описания или подтверждения силы и привлекательности вымыслов как иллюзий.Следовательно, признание культурной значимости вымыслов и иллюзий было отложено»70. Но теперь мы можем признать, что массовая культура — это не просто иррациональная форма бегства от рациональных обязанностей взрослой жизни, как предполагает бинарный подход, и не опасная угроза. к критическому мышлению, как утверждал диалектический подход. В антиномическом подходе, который представляет Дюссе, разочарованный разум сосуществует с очарованным воображением; чудеса стали интериоризированными, и ими наслаждаются с определенной иронической отстраненностью.Как и некоторые другие авторы, которых мы исследовали, Дюсс убедительно доказывает, что существуют отчетливо современные формы очарования, совместимые с современной рациональностью, секуляризмом, психологизмом и коммерческой культурой.

    Возможно, есть некоторая поэтическая справедливость в том факте, что многие из этих воображаемых форм современного очарования были вызваны дискурсом разочарования. Это напоминает знаменитый отрывок из мультфильма Уолта Диснея « Фантазия », в котором ученик чародея намеревается сдержать воду, но вместо этого вызывает наводнение.

    Наш обзор литературы показал, что различные элиты на Западе начали характеризовать современный мир как разочарованный в семнадцатом веке, но тем не менее он оставался очарованным исторически случайным образом. Постепенная профессионализация науки сделала магию, чудеса и чудеса оспариваемыми категориями, но только в середине-конце девятнадцатого века «естественная магия» (включая месмеризм и другие виталистские течения мысли) начала четко отделяться от узкого трактовал концепцию науки как позитивистскую.Тем не менее, многие отвергли это определение науки как слишком ограничивающее и предложили альтернативные определения, учитывающие нематериальные факторы и трансцендентальные объяснения. И поскольку сама наука на рубеже веков отошла от материалистических и детерминистских взглядов, чтобы принять более вероятностные и контринтуитивные объяснения физического мира, чудеса, описанные оккультистами, стали соперничать с чудесами, предложенными самой «зрелой наукой». Вместо того чтобы разочаровать мир, современная наука стала центральным местом современного очарования.Он может не давать трансцендентных смыслов и целей религиозного мировоззрения, но это не значит, что современный мир лишен чудес, очарования, определяемого как «восторг».

    Пессимистическая концепция разочарования Макса Вебера была сосредоточена на отсутствии всеохватывающих смыслов в современном мире, оставляя его жителей уязвимыми перед более иррациональными чарами харизматических авторитетов, обещающих восстановить духовное значение существования. Было бы глупо отрицать остроту этого анализа в свете современной истории.Но недостаточно внимания уделялось тому, как многие на Западе постепенно приспособились к отсутствию общего смысла, принимая очаровательные возможности, присущие случайным и предварительным значениям. Следствием предполагаемого преобладания инструментального разума в современном мире является более широкое признание воображения как источника множественных, но конечных значений, которые по-своему очаровывают. Этими значениями часто пользуются с некоторой иронической отстраненностью — они радуют, но не вводят в заблуждение, — и это принятие случайных значений, временных чудес только расширяет возможные источники очарования в современном мире.

    Художественная литература становится одним из важных источников, а массовая культура, как доминирующий поставщик художественной литературы, стала центром очарования, не уступающим современной науке. (Появление «научной фантастики» в качестве отдельного жанра в двадцатом веке символизирует важность этих двух областей для современного очарования.) Западные элиты долгое время определяли массовую культуру и ее очарование как иррациональные по своей сути, подходящие только для детской простоты. , но историки продемонстрировали, что элиты сами участвовали в массовой культуре, потому что она предлагала чары, которые обращались как к их разуму, так и к их воображению.«Ловкие обманы» и «магические сборки» дали современные чудеса для разочарованного века, и эти саморефлексивные чары продолжают приносить удовольствие, а также смысл, бросая вызов более пессимистическим утверждениям бинарных и диалектических взглядов на современность и очарование. Элиты с пренебрежением относились к массовой культуре не столько потому, что она способствовала иррациональности, сколько потому, что она бросала вызов их собственному авторитету — так же, как они пренебрегали чудесами в семнадцатом веке, когда они больше не находились под их исключительным контролем.Но этот конфликт разрешился в пользу массовой культуры, и элитам пришлось с этим смириться. Дискурс о современности как о разочаровании и об очаровании как об инфантильности мог сохраняться только до тех пор, пока массовая культура была маргинализирована как низшая и менее рациональная арена, чем так называемая «высокая» или «элитарная» культура. Но при всех реальных и потенциальных недостатках массовой культуры это категорическое отбрасывание уже несостоятельно. Безусловно, современные чары массовой культуры не лишены поверхностности, иррациональности, предрассудков и проблем.Можно принять это и все же признать, что массовая культура также является жизненно важным источником случайных и рациональных чар.

    Историки начали узнавать контуры этого нового ландшафта современности, и поэтому они, вероятно, не удивятся, обнаружив, что Марк А. Шнайдер назвал свою дисциплину «зачарованной». В «Культура и чары » Шнайдер утверждает, что очарование проистекает из чувства удивления, которое возникает, когда мы не можем полностью объяснить событие; как только представлено удовлетворительное объяснение, наступает разочарование.Зрелые науки, как правило, разочаровываются, потому что они способны давать эмпирически обоснованные ответы на свои вопросы, которые, если и не являются полностью полными, тем не менее дают «понятность и практическую компетентность»71. Интерпретационные дисциплины, включая гуманитарные и социальные науки, менее способны давать такие точные объяснения и часто прибегают к помощи невидимых или таинственных агентов, чтобы объяснить явления, которые они исследуют. В то время как их исследования и выводы обычно проводятся в рамках натуралистического реестра наук, «оккультные» аспекты остаются интриговать, мистифицировать и очаровывать.Двусмысленное описание «культуры как текста» Клиффорда Гирца, опора Мишеля Фуко на таинственную матрицу «силы/знания», обращение «новых историков» к «циркулирующим энергиям»: эти объяснения, хотя они логически аргументированы и подтверждены фактами, тем не менее мало чем отличаются друг от друга. из объяснений, предложенных естествоиспытателями XVII века, «чьи исследования стремились скорее сохранить, чем развеять очарование». мир как социальный процесс включает в себя сортировку своего поведения на обыденные и магические категории — и клеймение последних, что делает их объектом исследования с сомнительной репутацией.Мы разочаровываемся только тогда, когда развивается это вызывающее отвращение различение, и остаемся таковыми лишь до тех пор, пока оно существует: в его отсутствии, напротив, магическое и земное кажутся нам в значительной степени неразличимыми»73 (снова мы видим дискурс разочарования). как случайное создание элиты в целях престижа.) В пределах этих навязанных самим себе различий между очарованием и разочарованием интерпретационные дисциплины могли бы приблизиться к разочарованной природе зрелых наук, если бы они исследовали явления, которые можно было контролировать и объяснять.Но интерпретативные дисциплины отличаются от научных именно тем, что они занимаются явлениями, обычно не отвечающими таким критериям. Таким образом, заключает Шнайдер, эти дисциплины не должны делать вид, что они или мир разочарованы. «Очарование… является частью нашего нормального состояния, и оно далеко не исчезло с возникновением науки, оно продолжает существовать (хотя часто и не признается) везде, где наша способность объяснить поведение мира невелика, то есть там, где ни наука, ни практическое знание кажутся очень полезными.74

    «Современность» как раз и есть такая волшебная категория, которую мы создали. Таков же и дискурс «современного разочарования», навязчивого присутствия, которое не перестанет беспокоить наши мысли, пока не воссоединится со своим антиномичным партнером, «современным очарованием».

    © Американская историческая ассоциация, 2006 г. Все права защищены.

    Американская историческая ассоциация

    Minecraft: список чар и руководство

    По мере прохождения Minecraft вам захочется улучшить свои инструменты с помощью чар, что позволит им быть более эффективными (среди прочих улучшений).

    Чтобы зачаровать инструменты, вам нужно создать определенное оборудование, а также немного удачи. Вам понадобится как минимум стол для зачарования (сделанный из четырех обсидианов, двух бриллиантов и одной книги) и много добытого лазурита .

    Чтобы зачаровать свой инструмент, просто поместите его на стол для зачарования в левый слот. Появятся три варианта чар, причем чары более высокого уровня требуют более высокого уровня игрока. Вы можете выбрать только один из трех.Чары более высокого уровня также потребуют больше ляпис-лазури, чтобы применить их к вашему инструменту. Зачарования также требуют уровней игрока для применения, поэтому убедитесь, что вы внимательно прочитали всплывающую подсказку к зачарованиям.

    Изображение: Mojang/Microsoft через Polygon

    Поскольку в том, что вы получаете, есть некоторая случайность, если ни одно из нужных вам чар не появляется, вы можете использовать Точильный камень (сделанный из двух палок, одной каменной плиты и двух досок), чтобы удалить чары.Три чары, которые дает вам Таблица зачарования, являются случайными, поэтому вам, вероятно, придется перебросить их пару раз, чтобы получить то, что вы хотите. Для этого выберите зачарование, которое стоит наименьшее количество уровней из предлагаемых, примените его к своему инструменту, а затем используйте точильный камень, чтобы удалить его.

    Для лучшего зачарования вам также понадобятся 15 Книжные полки (сделанные из шести досок и трех книг) и Наковальня (сделанная из трех блоков железа и четырех железных слитков).) Книжные полки повысят уровень чар, если их разместить рядом со столом зачаровывания. Наковальня позволит вам комбинировать зачарованные инструменты вместе, позволяя одному инструменту иметь несколько чар в обмен на уровни игрока.

    Вы также можете найти Зачарованные Книги по всему миру, чтобы применить определенные чары к своим инструментам, но, поскольку конкретные книги найти сложно, проще создавать чары случайным образом, особенно если у вас есть избыток Лазурита и уровней.

    Список чар, которые можно добавить к инструментам и доспехам с помощью таблицы зачарования, можно найти ниже, любезно предоставлено Minecraft Wiki. Полный список чар смотрите на Minecraft Wiki .

    Майнкрафт Таблица зачарования Зачарования

    Название чар Эффект Совместимая броня/инструменты
    Название чар Эффект Совместимая броня/инструменты
    Аква Аффинити Увеличивает скорость добычи под водой Шлем, панцирь черепахи
    Погибель членистоногих Увеличивает урон и применяет Медлительность к паукам, пещерным паукам, чешуйницам, эндермитам и пчелам Меч, топор (только Bedrock)
    Взрывозащита Уменьшает урон от взрыва и отбрасывание Шлем, Нагрудник, Поножи, Сапоги, Панцирь черепахи
    Канализация Направляет разряд молнии в пораженную цель, работает только во время грозы Трезубец
    Расщепление Увеличивает урон и оглушает щитом Топор
    Глубинный долгоног Увеличивает скорость движения под водой Сапоги
    Эффективность Увеличивает скорость добычи.Увеличивает вероятность того, что топоры могут оглушить щит Кирка, лопата, топор, мотыга
    Падение перьев Уменьшает урон от падения Сапоги
    Аспект огня Поджигает цель Меч
    Противопожарная защита Уменьшает урон от огня и время горения Шлем, Нагрудник, Поножи, Сапоги, Панцирь черепахи
    Пламя Стрелы поджигают цель Лук
    Фортуна Увеличивает количество выпадающих блоков Кирка, лопата, топор, мотыга
    Пронзание Наносит дополнительный урон мобам, которые появляются в океане Трезубец
    Бесконечность Стрельба из лука не требует обычных стрел Лук
    Отбрасывание Увеличивает отбрасывание Меч
    Мародерство Увеличивает добычу мобов Меч
    Лояльность Трезубец возвращается после того, как его бросили Трезубец
    Морская удача Увеличивает количество хорошей добычи Удочка
    Приманка Уменьшает время до поклевки удочки Удочка
    Мультивыстрел Выпускает три стрелы по цене одной Арбалет
    Пирсинг Стрелки проходят через несколько объектов Арбалет
    Мощность Увеличивает урон от стрел Лук
    Защита от снарядов Уменьшает урон снарядов Шлем, Нагрудник, Поножи, Сапоги, Панцирь черепахи
    Защита Уменьшает большинство типов урона Шлем, Нагрудник, Поножи, Сапоги, Панцирь черепахи
    Пуансон Увеличивает отбрасывание стрелы Лук
    Быстрая зарядка Уменьшает время зарядки арбалета Арбалет
    Дыхание Увеличивает время дыхания под водой Шлем, панцирь черепахи
    Анаклузмос Трезубец запускает игрока вместе с собой при броске, работает только в воде и под дождем Трезубец
    Резкость Увеличивает урон Меч, топор (только Bedrock)
    Шелковое прикосновение Добытые блоки выпадают сами собой Кирка, лопата, топор, мотыга
    Порази Увеличивает урон по мобам нежити Меч, топор (только Bedrock)
    Подметальная кромка (только для Java) Увеличивает урон от размашистых атак Меч
    Шипы Отражает часть урона, полученного при попадании Нагрудник
    Нерушимый Увеличивает прочность предмета Шлем, Нагрудник, Поножи, Сапоги, Панцирь черепахи, Кирка, Лопата, Топор, Меч, Мотыга, Удочка, Лук, Трезубец, Арбалет

    Вот почему Нью-Мексико называют Страной чар

    Пейзаж Нью-Мексико | © 12019 / Pixabay

    Нью-Мексико славится потрясающими пустынными ландшафтами, захватывающими дух заснеженными горами, бурлящими горячими источниками и замечательными национальными памятниками.Благодаря сочетанию европейско-американского, индейского и мексиканского наследия, штат является уникальным и красочным местом для посещения. Учитывая все это, возможно, неудивительно, что Нью-Мексико известен как «Земля чар».

    Государственный флаг Нью-Мексико | © Zscout370 / WikiCommons

    Государственным властям потребовалось почти 30 лет, чтобы понять эту фразу. В 1935 году Туристическое бюро Нью-Мексико описало этот штат как «Землю чар» в одной из своих брошюр, чтобы привлечь посетителей в этот район.В 1941 году легенда была добавлена ​​​​к номерным знакам и вскоре после этого вошла в обиход.

    До этого Нью-Мексико принял девиз «Солнечный штат», но отказался от этого лозунга в 1934 году после того, как Флорида приняла его в качестве своего официального прозвища. У штата также было множество неофициальных прозвищ, в том числе «Земля возможностей», «Страна желаний сердца», «Штат кактусов» и «Испанское государство», последнее потому, что оно граничит с Мексикой. .

    Тем не менее, именно «Страна чар» прижилась, хотя на это ушло некоторое время, и описание не было официально принято в качестве государственного прозвища до 1999 года.Нью-Мексико также был назван «Землей очарования» в официальной балладе штата в 1989 году кантри-певцом Майклом Мартином.

    Штат уже давно очаровывает посетителей со всего мира, и его репутация живописного разнообразия хорошо известна.

    Гора Фахада — одна из самых великолепных достопримечательностей. Расположенный в каньоне Чако в Нью-Мексико, холм возвышается более чем на 440 футов (134 метра) над дном каньона и окружен широкими засушливыми равнинами.

    Гора Фахада | © Adam Meek / Flickr

    Национальный парк «Карлсбадские пещеры» — еще одна впечатляющая достопримечательность штата. С потолка Большого зала, самого большого подземного помещения в парке, стекают сталактиты.

    Национальный парк «Карлсбадские пещеры» | © John Fowler / Flickr

    Снег, возможно, не первое, что приходит на ум, когда вы думаете о Нью-Мексико, но зимой в горнолыжной долине Таос вы найдете много снега. Округ Таос имеет самую высокую среднюю высоту среди всех округов США, кроме Колорадо, и обладает одними из самых живописных пейзажей страны.

    Лыжная долина Таос | © Paul Sableman / Flickr

    Что Библия говорит об очаровании?

    Ответ

    В современном использовании слово очарование может относиться к ощущению влечения к чему-то интересному, красивому или захватывающему. Но в Библии чары обычно относятся к практике магических искусств. Чары, как часть колдовства и колдовства, были явно запрещены Божьим Законом (Левит 19:26; 4 Царств 21:6).Чародей был тем, кто произносил заклинания или накладывал «проклятия» на кого-то. В некоторых английских переводах используются слова прорицатель , маг , гадалка , некромант или астролог для обозначения того, кто практиковал чары.

    Во вселенной существует только два источника силы: те, которые происходят от Бога, и те, которыми Бог позволил сатане управлять (Иов 1:12). С незапамятных времен Бог заповедал нам слушать и повиноваться Ему одному (Бытие 2:16–17).Хотя Он дает нам свободу выбирать своего господина, у Бога всегда были крепкие слова для людей, которые балуются на территории сатаны (Второзаконие 18:14; Исаия 2:6; Откровение 9:21). Он не потерпит нашего идолопоклонства или нашего увлечения волшебством (Исход 22:18).

    Также интересно отметить, что греческое слово pharmakeia , переведенное в Галатам 5:20 как «колдовство» или «волшебство», также означает использование магических зелий и веществ, изменяющих сознание, как часть заклинание колдуна.От этого греческого слова мы получаем английское слово аптека , связанное с изготовлением и отпуском лекарств. Это слово снова используется в Откровении 18:23 в описании ангела, исполняющего Божий суд над Вавилоном, отчасти из-за его отказа покаяться в своем «волшебном заклинании» — pharmakeia — или чарах любого рода.

    Благодаря более глубокому пониманию того, что включает в себя волшебство, библейский запрет на него становится еще более актуальным для наших дней. Бесконтрольное злоупотребление веществами, изменяющими сознание, в нашем мире уходит своими корнями в сатанинское очарование.Сами демоны ада процветают в среде, где прославляются наркотики, колдовство, некромантия и экстрасенсы (2 Коринфянам 11:14; 1 Паралипоменон 10:13; Левит 20:27; Деяния 13:6–11). То, что наша грешная плоть находит очаровательной, Бог знает, погубит нас. Поэтому Он запрещает заниматься колдовством и чарами на любом уровне.

    Для христианина запрет на чары идет еще дальше. Ефесянам 5:18 предупреждает нас, что алкоголь и Святой Дух не могут контролировать нас одновременно.Алкогольные напитки, которые часто называют «духами», управляют нами так, как нами должен управлять только Божий Дух. Когда мы передаем право собственности на нашу жизнь Иисусу (Луки 9:23), Святой Дух поселяется в наших сердцах (Деяния 2:38). Он приходит с намерением преобразовать нас в образ Христа, направляя нашу жизнь через нашу добровольную отдачу и послушание Его Слову (Римлянам 8:29; Галатам 5:16). Эта трансформация не может произойти, если мы хотим, чтобы нас контролировало что-то другое, кроме Него.Когда мы ищем чары с помощью наркотиков, алкоголя, гороскопов, гадания или любого другого сатанинского контроля, мы теряем плод, который Бог желает произвести в нашей жизни (Галатам 5:22; Иоанна 15:1-4).

    Единственное «волшебство», которое ищут верующие, находится в присутствии Самого Бога. Павел использует греческое слово huperbolé , что означает «превосходное совершенство», чтобы выразить словами опыт близкого общения с Иисусом (2 Коринфянам 4:7, 17; 12:7). В Послании к Филиппийцам 3:8 Павел так описывает Свое «очарование» Иисусом: «Все почитаю тщетою из-за преизбытка ценности познания Христа Иисуса, Господа моего.Давид был так же очарован: «Я говорю Господу: Ты мой Господь; кроме тебя у меня нет ничего хорошего». . . Ты открываешь мне путь жизни; Ты наполнишь меня радостью пред Тобою, вечными удовольствиями одесную Тебя» (Пс. 15:2, 11). Восхищение Святым Духом, восхищение поклонением Всемогущему Богу — это высшая форма очарования и единственная форма, к которой мы должны стремиться.

    Наложение чар на инструменты и доспехи Minecraft и изготовление наковальни

    Доступность чар в Minecraft варьируется от низкой до высокой и требует очков опыта и книжных полок.Чтобы достичь наивысшего уровня зачарования, ваш стол зачарования должен окружать 15 книжных полок. (Однако книжные полки не обязательно должны быть соединены.)

    Чтобы получить более низкое зачарование, вы должны поместить блок, например, кусок ковра или факел, между столом зачарования и книжным шкафом. К сожалению, вы не можете полностью контролировать доступные чары.

    Этапы зачарования инструмента или брони

    После создания таблицы зачарования, вот как зачаровать инструмент или доспехи:
    1. Откройте экран зачарования, щелкнув правой кнопкой мыши по таблице зачарования.

      Появится экран зачарования с местом для размещения предметов и тремя кнопками.

    2. Выберите инструмент, доспехи или другой предмет (например, книгу) для зачарования.

      Мотыги, ножницы и конские доспехи нельзя зачаровать на столе.

    3. Украсьте стол зачарования лазуритом.

      В последней версии Minecraft, чтобы зачаровывать вещи, ваш стол зачарования должен быть оснащен лазуритом. Вы делаете это, помещая лазурит во второй блок на столе зачарования.Поместите такое же количество лазурита, сколько у вас есть чисел справа.

      Затем вам даются три варианта, отображающие только очки опыта, необходимые для заклинания, и, наведя указатель мыши на вариант, одно из чар, которые вы гарантированно получите, с одним, двумя или тремя в качестве вашего цена. Однако вам не сообщается, получите ли вы какие-либо другие чары для предмета, который вы зачаровываете.

    4. Случайным образом выберите один из трех вариантов.

      Опции обозначаются специальным языком (символами, называемыми «рунами»), но даже в зашифрованном виде комбинация рун не раскрывает чары. Чем выше опция уровня, тем более высокий уровень чар вы получите. Чтобы узнать, чем был зачарован предмет, наведите указатель мыши на предмет в инвентаре, и зачарование появится под названием предмета.

      Чтобы обойти проблему незнания того, чем предмет будет зачарован, многие игроки предпочитают зачаровывать книгу, открывая чары, а затем использовать книгу на наковальне, чтобы применить определенные чары к нужному предмету.(Список чар смотрите в таблице ниже.)

    Один, два и три – это ваша стоимость. Выбор одного означает, что вам придется заплатить одно очко опыта и один лазурит. Плата за три означает, что вам придется заплатить три очка опыта и три лазурита.

    Список чар

    Чары Эффект Товар
    Защита Уменьшает урон Броня
    Противопожарная защита Уменьшает урон от огня Броня
    Падающее перо Уменьшает урон от падения Сапоги
    Взрывозащита Уменьшает урон от взрыва Броня
    Шипы Наносит ущерб атакующему Броня (шлем, сапоги, поножи только на наковальне)
    Защита от снарядов Уменьшает урон снарядов Броня
    Аква бесконечность Увеличивает скорость добычи под водой Шлем
    Дыхание Увеличивает дыхание под водой Шлем
    Глубинный упор Увеличивает движение под водой Сапоги
    Мародерство Увеличивает дроп с мобов Меч
    Отбрасывание Увеличивает дальность броска моба при ударе Меч
    Огненный аспект Поджигает предметы Меч
    Погибель человеконогих Увеличение урона паукам, чешуйницам и эндермитам Меч и топор (топор только на наковальне)
    Резкость Увеличивает урон Меч и топор (топор только на наковальне)
    Порази Увеличивает урон скелетам, зомби и иссушителям Меч и топор (топор только на наковальне)
    Фортуна Увеличивает падение блока Меч, лопата, топор
    Шелковое прикосновение Добытые блоки выпадают сами собой Кирка, лопата, топор и ножницы (ножницы на наковальне)
    Эффективность Увеличивает скорость добычи Кирка, лопата, топор и ножницы (ножницы на наковальне)
    Приманка Увеличивает скорость поклевки рыбы Удочка
    Морская удача Уменьшает вероятность попадания хлама при рыбалке Удочка
    Бесконечность Стрельба не требует стрел Лук
    Пуансон Увеличивает отбрасывание Лук
    Пламя Поджигает стрелы Лук
    Мощность Увеличивает урон Лук
    Нерушимый Увеличивает прочность Броня, меч, лук, удочка, топор, лопата и кирка; с помощью наковальни — ножницы, кремень и сталь, морковь на палочке, и мотыга

    Как сделать наковальню в Майнкрафте

    Наковальня полезна в Minecraft для ремонта предметов, не нарушая чары.Наковальня также может комбинировать чары и переименовывать предметы. Наковальня сложнее верстака, и для починки предмета требуются очки опыта (зарабатываемые за выполнение заданий в игре и убийство мобов) и материалы.

    Как и многие предметы, которые ремонтирует наковальня, включая инструменты, оружие и доспехи, наковальня повреждается при использовании и служит в среднем всего 24 использования. После того, как вы создадите наковальню, она откроет собственное меню, если щелкнуть ее правой кнопкой мыши.

    Чтобы починить или зачаровать предмет, выполните следующие действия:
    1. Поместите предмет в первый слот.

    2. Поместите жертву во второй слот.

      Для чар поместите книгу чар во второй слот. Для других предметов вы помещаете ингредиент (например, железный слиток для ремонта железного меча) во второй слот.

      Игра подсчитывает стоимость ремонта и определяет, достаточно ли у вас очков опыта (отображается в нижней полосе под сердечками) для завершения ремонта. (Это утверждение не относится к творческому режиму.) Ремонт на наковальне, как правило, желателен только для сохранения чар.

    Вы можете уронить наковальню и нанести немалый урон мобам и игрокам (наковальня не пострадает).

    Наковальня — один из самых дорогих предметов в изготовлении, потому что для его изготовления требуется больше железа, чем для полного комплекта железных доспехов. Чтобы создать наковальню, поместите три блока железа в верхний горизонтальный ряд, три железных слитка в нижний горизонтальный ряд и 1 железный слиток в средний квадрат. Тогда у вас есть в общей сложности 31 железный слиток (блоки состоят из девяти железных слитков каждый).

    17 Вдохновляющих цитат для очаровывания, очарования и влияния на людей

    Нужен навык, который может невероятно укрепить ваши личные и профессиональные отношения?

    Научитесь зачаровывать других. Очаровательный человек окружен особой аурой — он обладает уникальной способностью привлекать и очаровывать, очаровывать, быть приземленным, искренним и открытым. Кто не хотел бы быть очаровательным?

    Вот 17 цитат, которые покажут вам силу чар.

    1. «Очарование почти сбивает с толку, но мир быстро узнает его». — Grevillea Kleiser

    2. “Чары – старейшая форма медицины”. — Карл Юнг

    3. “Когда вы очаровываете людей, ваша цель не в том, чтобы заработать на них деньги или заставить их делать то, что вы хотите, а в том, чтобы наполнить их великим удовольствием”. — Гай Кавасаки

    4. «Мы никогда не знаем, на какие жизни мы влияем, когда и почему». — Лори Бьюкенен

    5. “Каждая эпоха может быть очаровательна, если вы живете в ней.– Бриджит Бардо

    6. “Аура – это то, что отражается в сердце, что вы приносите в мир и чему люди хотят научиться у вас”. — Озуна  

    7. “Иногда ваша радость источником вашей улыбки, но иногда ваша улыбка может быть источником вашей радости». — Тик Нат Хан

    8. «Влияние похоже на сберегательный счет: чем меньше вы им пользуетесь, тем больше у вас есть. — Эндрю Янг

    9. “Аура, излучаемая человеком или объектом, является такой же частью их самих, как и их плоть.” — Люсьен Фрейд 

    10. “Раскройте свое влияние, а не авторитет”. — Джозеф Вонг

    11. “Обаяние – это способность искренне интересоваться другими людьми”. — Ричард Аведон

    12. “У меня есть всегда пытался жить по «принципу благоговения». То есть: могу ли я найти благоговение, удивление и очарование в самых обыденных вещах, какие только можно вообразить?» — Крейг Хаткофф

    13. «Чтобы быть очарованным, мы должны быть, прежде всего, способны видеть, как другой человек просто открывает глаза и хочет не делать.– Хосе Ортега-и-Гассет

    14. “Нет ничего более очаровательного, чем тот, кто не относится к себе слишком серьезно”. чувствовать свою значимость». — Рой Беннетт

    16. «Обаяние: качество других, которое делает нас более довольными собой». — Анри Фредерик Амиэль

    17. «Я определяю связь как энергию, которая существует между людьми, когда они чувствовать себя увиденным, услышанным и оцененным; когда они могут давать и получать без осуждения; и когда они получают средства к существованию и силу от отношений.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Back To Top