Разное

Аббревиатура в тюрьме: есть ли тесты для новичков, как здороваются в тюрьме, а также каковы рекомендуемые на зоне ответы на приветствие, связанное с вечером?

Содержание

Тюрьма — Lurkmore

«

Кто понял жизнь — работу бросил.

»
— Зек
«

Знаешь, что делают в тюрячке? Долбят в задницу!

»
— Джей, «Джей и молчаливый Боб наносят ответный удар»

Тюрьма — бан IRL. Место, где можно с пользой и выгодой провести своё время. Ниже любознательный читатель узнает о тюрячке в этой стране, инфа про другие же вынесена в отдельную подстатью. Применяется как орудие возмездия Кровавой гэбней для запугивания, устранения либо наказания всех непокорных и несогласных. В данное время эти уютненькие заведения находятся под контролем ФСИН — очередного уродца, находящегося в подчинении у Минюста и рождённого при распиле МВД. В интернете и в реальной жизни тюрьмой, как правило, называют место, где сидят. Неважно, будь это зона, СИЗО или ИВС. Под зоной же чаще всего подразумеваются исправительные колонии общего/строгого режима.

Хорошо сидим!

Многие виды быдла полагают, что каждый «настоящий мужик» должен отсидеть в тюрьме, отслужить в армии или хлебнуть таки говна в ином месте. На самом деле, тюрьма и зона — это разные вещи. Вся цепочка выглядит так.

[править] Чистилище

Сначала пативэн перевозит задержанного или подозреваемого в ИВС. Ранее он назывался КПЗ, и именно этот термин можно услышать/прочитать в источниках советской эпохи. Попозже, в попытках придать человеческое лицо нечеловеческим условиям, КПЗ переобозвали: мол, если есть предварительное заключение, то есть и окончательное, которое кагбэ стигматизирует. А ИВС — именно для временного содержания, что ни в коем разе клеймо не ставит. Хотя суть от этого не изменилась.

Попадают сюда все без разбору: помочился по пьяному делу на портрет Самого? качал раздавал со своего компа CP по Сети? дёрнул по нищебродству кошелек из чужого кармана? стрельнул в гопника из нелегального короткоствола? мелко нашинковал заебавшую гнусную старуху любимой катаной? — пожалуйста, милости просим. Впрочем, не слишком серьёзные правонарушители сперва препровождаются в «обезьянник» или в КАЗ, а то и просто прохлаждаются в чьём-нибудь кабинете до установления личности.

А вот в собственно ИВС приземляются обычно уже более достойные джентльмены, за уголовно наказуемые деяния. Там же могут содержаться те, кто в качестве наказания получил административный арест. ИВСы в разных местах сильно варьируют: в мелких городишках и сёлах, где все друг друга знают, условия содержания в ИВС обычно вполне приличные; придя с воли на свиданку и покормив дежурную смену вкусным домашним ужином, выдав ей денег или пару минетов, а иногда и просто поплакавшись за тяжёлую

жызнь, можно получить себе «на общение» (в комнату допросов, либо, за неимением таковой, в какую-нибудь техническую каморку или в любой из пустующих по ночному времени кабинетов) недавно «закрытого» в ИВС свежего нарушителя Закона. Друзья мужского пола могут его при этом покормить, угостить сигареткой, а то и выпивкой,а друзья женского пола могут даже заняться с ним сексом. При этом в Мухосранских ИВС-ах камеры обычно не шибко забиты, а если дело происходит в селе, то новоявленный обитатель пенитенциарной системы может и вовсе сидеть в гордом одиночестве. Опять же, меньше вероятность быть обобранным или отхватить неиллюзорных от сокамерников.

В больших же городах в ИВС обычно свозят всех подряд, забивая камеры под завязку. И есть немалая вероятность после вполне невинной прогулки по площади провести очень милую ночь между обосравшимся туберкулёзным бомжиком и сифилитическим привокзальным туалетным пидорасом лет пятидесяти. Не исключено, что в камере окажутся тяжелобольные, умирающие, гниющие заживо нарики, эпилептики, психотики и даже уже отъехавшие в Царство Великого Верховного Программиста: скорую помощь охрана вызывает не слишком охотно, а едет она ещё неохотнее, так что вы можете провести практически в обнимку с трупом несколько часов. А стоя на ногах можно провести часиков этак 12—18, потому что в некогда 12-местной камере может содержаться человек сорок: кому повезло — успел присесть на нары, остальные тусуются у дверей, запиханные и укомплектованные в переполненную каморку прикладами дружелюбной охраны. Если в камере ИВС попадутся более-менее нормальные вольные мужики либо не совсем уж конченые сидельцы со стажем,

[1] они обычно организуют посменное пребывание на нарах.

Кормёжка в ИВС весьма различается по качеству: в мелких ИВСах на 1—3 камеры могут даже таскать жрат из местной ведомственной столовки для ментов. Также там обычно не препятствуют изобильным передачам с воли от сердобольных родственников и приятелей: мужики из сёл обычно заезжают на СИЗО с огромными баулами, набитыми всяческой «бацилльной» нямкой. В крупных ИВС передачи часто если и доходят до среднестатистического правонарушителя, то основательно распотрошенными: как с целью выявления всего незаконного, так и с целью тупо на халяву пожрать, покурить, спиздить мыла с зубной пастой и прочих мелких радостей жизни. Чтобы не потрошили, надо вместе с передачей подсунуть и пачку денег, с намёком. Кормят там обычно примерно той же чудовищной баландой и в прямом смысле зубодробительным и кишкораздирающим хлебом спецвыпечки, что и впоследствии в СИЗО

[2]. Более того: ложки часто НЕ выдают,[3] так что гущу придётся выгребать руками или — особо удачливому — горбушкой хлеба. Разделяя при этом трапезу с вышеупомянутыми бомжом и минетчиком, которых в камере может быть и куда больше одного.

Также немаловероятно получить по ебалу и/или лишиться немногочисленных оставшихся ценных вещей,[4] так как на ИВС при приличной дозе похуизма охраны может твориться лютейший пиздец и форменный беспредел. Если твоё нарушение оказалось малозначительным либо таки была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы (подписка о невыезде, поручительство, залог), то, пройдя через преддверие ада, ты через трое суток снова окажешься на Золотой Свободе. Перед этим тебе предстоит визит в суд, где будет решаться вопрос о штрафе. Могут и выписать чисто символический штраф (типа свою вину заключением ты уже искупил), но, если судья решит, что вина искуплена недостаточно, стоит готовиться к отдыху минимум на 14 суток, но в гораздо более человеческих условиях. Например, кровать с постельным бельём, а не дощатые нары, где анонимусом на голых стенах (sic!) были замечены вши. Можно даже позвонить домой и попросить, чтобы мамка привезла

порножурнальчиков любимых книжек — и сможешь в течение многих лет демонстрировать свою крутизну, травя байки о том, как ты люто раскидывал сокамерников одним взглядом.

Иногда вместо штрафа по решению суда ты можешь остаться в ИВС ещё недельки на две-четыре, редко больше, в статусе административно арестованного. Правда, если удастся договориться с охраной о всяческих поблажках, в течение дня тебя могут вывозить на живительную трудотерапию на свежем воздухе, а сами церберы будут относиться к тебе более сдержанно: ты в их глазах теперь уже не конченый зэчара, которого впереди ждут месяцы и годы тюрем и зон, а почти нормальный человек. Который, выйдя через эти самые недели, может накатать заяву в прокуратуру и службу собственной безопасности, если дружелюбные охранники позволят себе его слишком уж задружелюбить. Если штрафом ты не отделался и административным арестом тоже, то читай дальше…

[править] СИЗО

Итак, из задержанного ты окончательно превратился в подозреваемого. Поотдыхав в ИВС дней 10, ты переводишься в следственный изолятор, который под словом «тюрьма» в речи тамошних обитателей и понимается. Большие СИЗО, куда свозят подозреваемых из нескольких районов или даже областей, называют централами. Если дело дойдёт до суда, нарушитель закона останется там до вынесения приговора, что порою может привести к казусу из серии 3 года ждать приговора суда и получить один условно. На практике меньше, чем отсидел, не дают, дабы не возмещать ущерб. Но иногда бывает: один полиграфист со стажем, чрезмерно увлёкшийся подражанием государственным типографиям, отсидел в СИЗО 1 год и 9 месяцев. Суд же выдал ему 3 года заключения и освободил из-под стражи в зале суда: ведь день в СИЗО, в силу прескверных условий содержания и камерного режима, считается за два (правда, Уголовный кодекс об этом нихуя не знает и уравнивает СИЗО-шный и зоновский дни). На вопрос осуждённого, что же ему делать с лишним полугодом срока, судья, хитро прищурившись, сказал: «Ничего, в следующий раз зачту».

Дальше возможны варианты: если суд признал невиновным (в этой стране оправдательных приговоров аж один на сотню, ибо больно дорого(на самом деле не все так плохо, ибо до суда доходят в основном те дела, где вероятность сесть как раз таки 99%, а остальные распадаются на этапе следствия)), то на этом всё кончится. Можно попробовать выбить у горячо любимого государства компенсацию, но шанс на удачу тут крайне мал.

Сам по себе срок начинается со дня задержания. Всяческие иные хитрые способы обсчёта срока любой желающий может изучить сам, слегка покурив УПК и УИК.

  1. Если срок, который наш герой отсидел в СИЗО, больше или равен сроку наказания, его судят и тут же выпускают, но уже с судимостью. О том, что это такое и чем портит жизнь, читайте ниже.
  2. Если срок дали ненамного больший, чем проведённый в СИЗО (например, осталось 2—3 месяца, или на усмотрение руководства СИЗО), герой остаётся досиживать в этом СИЗО. Но нередко даже те, кому осталось несколько недель, подают прошение о переводе в зону: зона считается у зэков «малой Волей» — в камере ты там непрерывно не сидишь, можешь поработать, если есть где, еда получше, прогулки не по крыше, а по травке, общество поразнообразней, а не остоебеневшие сокамерники. Ну и опять же: на СИЗО оставаться после получения срока для всякого порядочного зэка «западло» — если снова попадёшь в тюрьму или на зону, тебе будет учинён настоящий допрос с пристрастием — почему это ты не поехал, как все порядочные люди, на зону, а оставался в тюрьме? Не стукач ли ты, не пидор ли, не активист ли? Впрочем, они тоже не идиоты и прекрасно понимают, что если сидеть осталось неполный месяц, проще досидеть его в СИЗО, от которого до дома полчаса езды на трамвае, а не отправляться «чисто для порядка» в колонию куда-нибудь под Читу, откуда потом ещё почти неделю домой ехать без копейки денег и каждую минуту рискуя пойти на новое преступление (и попасть под угрозу нового срока), чтобы просто доехать до дома живым.

[править] Собственно сабж

И, наконец, если срок дали намного больший проведённого в СИЗО, осуждённый этапируется к месту отбытия наказания. Те, кому очень понравилось в СИЗО, могут попытаться остаться там на хозработах и других увеселительных мероприятиях. Самым распространённым видом исправительных учреждений для отбывания срока является «исправительная колония». Согласно ст. 74 УИК РФ, типов исправительных колоний — 6: начиная с воспитательной колонии для несовершеннолетней гопоты и заканчивая ИК особого режима для пожизненно заключенных, например «Белый лебедь» или «Чёрный дельфин». В колониях-поселениях же могут сидеть и те, кто выпилил более чем дохуя человек, но по неосторожности (ст. 264 ч. 3, например), либо умышленно, но в состоянии аффекта или при превышении необходимой обороны. Сидит он там не в камере, как в изоляторе, а в бараке, и путём целительной трудотерапии встаёт на скользкий, но верный путь исправления. Заключённый может быть и переведён в учреждение другого вида за негодное поведение; также предусмотрены разные режимы внутри одного и того же исправилова… В общем, луркайте Уголовно-исполнительный кодекс.

«Где же во всём этом тюрьма?» — спросит внимательный читатель. А она и есть самая мякотка. Если ЗК — настоящий фанат, насовершавший чуть более, чем дохуя, ему назначается отбывание наказания в собственно тюрьме, а не в классической зоне. Проживать предстоит в камере, а не в бараке/общежитии, но в жёстких условиях. Обычно такое назначается на первые N лет срока лишения свободы, чаще всего — не более пяти. Также возможен вышеуказанный вариант с оставлением в СИЗО. Режим там наподобие тюремного, но просидеть можно больше. На блатном арго — фене — это называется крыткой, или кичей, а люди, изрядно посидевшие на таком режиме, — особиками, или крытниками.

[править] Послевкусие

Отбыв наказание и выйдя на свободу с чистой совестью, вчерашний зэк получает особый и довольно противный статус, называемый судимостью. Проблемы с трудоустройством, особенно в государственные органы, а также множество мелких житейских траблов (вроде контроля со стороны участкового, ранее тебя в упор не замечавшего) до снятия судимости гарантированы. Через какое-то время (см. те же УПК и УИК) судимость снимается, но вот пятно остаётся на всю жизнь: судимость хоть и погашена, но она была. Путь в организации крупнее ООО «Фиалка», как и возможность получить визу или вид на жительство в большинство стран, отныне заказаны навсегда, так как ни в службе безопасности, ни в консульстве не будут вникать, виновны ли вы на самом деле и что была за статья. Неплохой эффект дают попытки трудоустройства в организации, управляемые бывшими бандитами, правда, наводить справки о таковых нужно ещё до выхода. Ну а если не терпится получить визу или вид на жительство в какой-нибудь из стран загнивающего капитализма, проще всего попасть в страну типа Узбекистана или Киргизии (туда виза не нужна) и там банально купить их: в этих странах за взятку возможно абсолютно всё.

[править] ЦВСИГ и спецприемники

Если вы иностранный гражданин или лицо без гражданства, и нарушили миграционное законодательство, то для вас существует свой, особый вид тюрьмы, а именно сеть ЦВСИГ по всей стране. Подчиняются они ФМС, а с недавних пор МВД. Стоит столкнуться с органами по любому поводу, от проверки документов до специальных рейдов в места зашкаливающего скопления гостей из ближнего зарубежья, вас в случае палева доставляют в управление ФМС, там составляется протокол, потом суд, а потом есть два варианта: либо предписывается в определенный срок покинуть страну, либо, в случае проебанного или просроченного паспорта, отсутствия визы или иных траблов, делающих самостоятельный выезд невозможными, все заканчивается принудительным выдворением, то есть депортацией. А от суда до самой депортации, которой занимаются судебные приставы, вас поселят в таком центре. Несмотря на свое безобидное название, такое учреждение является той же, по сути, тюрьмой со всеми атрибутами: вертухаями, режимом, шмонами по любому поводу, прогулками раз в день в течение часа на маленьком дворике, кормушками в дверях и т. д. Обычно также имеет место быть запрет на любую электронику, вплоть до наручных часов, металлических предметов, курение только на прогулке и видеонаблюдение в хатах (да, даже за тем, как ты спишь ночью, будут присматривать менты).

Контингент здесь примерно следующий (для центральной России):

  • 40% гастарбайтеры из центральной Азии;
  • 20% гастарбайтеры из Вьетнама и подобных стран;
  • 20% бывшие арестанты-иностранцы из настоящих зон, чьи документы проебались до или во время освобождения, а в особых случаях из документов только советский паспорт. Именно они создают хоть какой-то порядок в этой толпе;
  • остальные 20% — это разные случайные и не очень люди:
    • сирийцы, сидящие годами, так как их депортировать тупо некуда;
    • беженцы с Донбасса, так как запросить подлинность гражданства на Украине невозможно;
    • люди, которых по тем или иным причинам нужно депортировать, даже когда с документами все в порядке — по формальному поводу.

Из-за специфики здешнего населения и атмосферы, в которой никто не знает, сколько ему здесь придется сидеть, есть реальный риск поехать башкой. Тут вы сможете изучить молитвы всех религий мира, разузнать, как живется во всех окрестных банановых республиках, познать неповторимый аромат вьетнамской еды или вкус насвая. Здешний досуг — это: спать, смотреть в окно, обсуждать всякую хрень и доставать табак. Из книг разве что Коран, остальные пущены на самокрутки, читать-то все равно почти никто не умеет. Также, следует смириться с тем, что никаких прав у вас не будет. Письма отсюда никуда не дойдут, а вашего кореша, который передаст ваши жалобы, слушать нигде не станут. Ведь тебя все равно не сегодня — завтра депортируют, нафиг ты кому нужен? Что касается сроков — то в идеале, отсюда можно уехать недели через две. Для этого надо, чтобы с документами было все в порядке, а также должно быть бабло на билет домой, который ты купишь себе сам, а не за тебя это сделает бюджет. Если паспорта нет, то по истечению срока подачи апелляции вам дадут анкету, в которой надо указать все данные о себе, которую отправят в посольство вашей страны. Оттуда пошлют запрос на Родину, и если подтвердится, что вы и есть гражданин этой страны, вам пришлют документ, который называется «Свидетельство о возвращении на Родину», который заменит вам паспорт и будет являться подтверждением личности. Вся эта процедура длится от 20 дней до 2 месяцев. После этого приставы начнут исполнительное производство, и когда будут деньги, вас посадят на поезд или самолет и отправят на Родину.

[править] Знаменитые тюрьмы

Пативэн

Некоторые особо популярные СИЗО и зоны даже удостоились собственных названий. Крупные СИЗО, куда привозят подследственных и осуждённых из нескольких районов или даже областей, называются «Централами», а пересыльные тюрьмы, где осуждённые оказываются обычно в процессе этапирования к месту заключения, — «пересылками». Местечковые СИЗО обычно по-простецки тоже именуются «тюрьмами».

Это незавершённая статья. Вы можете помочь, исправив и дополнив её.
В эту статью следует добавить:

интересных фактов о тюрьмах
  • «Кресты» — пожалуй, самый известный изолятор этой страны. Находится в СПб, построен в XIX веке по прогрессивной методике, делающей возможным малыми силами наблюдать за всеми сразу. Состоит из двух крестообразных четырехэтажных зданий — отсюда и название. Официально из неё никому ещё не удалось сбежать, неофициально убежало полтора человека (последний успешный датируется 1969). Новым уже вряд ли удастся, так как запланирован перевод учреждения в другое место, а то стоит, понимаешь, на набережной Невы какая-то тюрьма и занимает место. Участок в историческом центре города выставлен на торги по доступной каждому цене в 80—120 млн евро.
  • «Бутырка» и Матросская тишина — самые известные СИЗО в DC с богатой историей. На месте «Тишины» ещё в 1775 году построили смирительный дом для «предерзостных», а в Бутырке содержался ещё Емельян Пугачёв. Среди интеллигентных зеков (типа А.И.Солженицына распространен вариант названия "Бутырки" (то есть как бы во множесвтенном числе. Склонение соответствующее, к примеру "перевели в Бутырки", "лучше, чем в Бутырках", "стены Бутырок" и т.д. Именно под таким названием множество раз упоминается Солженицыным в опусе "Архипелаг ГУЛАГ"
  • Лефортово — пресловутые подвалы кровавой гэбни находились именно там, но в 1993 Лефортово передали от Министерства Безопасности ГУИН МВД. Ныне там располагается СУ ФСБ, и Лефортово находится в подчинении Министерства юстиции.
  • «Таганка», она же Московская губернская уголовная тюрьма, построена ещё при Алекcандре I. Прямо-таки песня, а не тюрьма, воспетая некогда ещё Шаляпиным, а позже Высоцким, о чём, конечно же, не в курсе большая часть исполняющего её нынче быдла от шансона и его почитателей; вариант песенки изложен Донатычем в «Зоне». Больше, к сожалению, ни одному правильному пацану там посидеть не удастся, ибо взорвана ещё в 1958 году.
  • Владимирский централ, до слёз любимый гопниками и прочими любителями шансона, — в действительности тюрьма для особо опасных преступников, то есть сферический гопник в ней бы долго не протянул. Автор одноимённой песни посвятил её при создании «вору в законе» Саше Северному, а увековеченные тысячами говнокараоке строчки «Владимирский централ, ветер северный» изначально посвящались вышеозначенному вору и звучали как «Владимирский централ, Саша Северный». Переделаны же были по просьбе… того самого Саши. Популярен аж до проведения экскурсий по тюремному музею.
  • «Белый Лебедь» — тюрьма в городе Соликамск, что в Пермском крае, для пожизненно осуждённых, то есть законченных отморозков типа маньяков, людоедов, террористов и особо отличившихся криминальных авторитетов. Условия в ней совершенно невыносимы, поэтому именно в ней поломали большинство воров в законе. В ней сидел Салман Радуев, который первые пару дней пытался было качать права, но потом стал как все — белым, пушистым и насмерть запуганным мёртвым. Называется так потому, что зэков водят по территории в позе этого самого лебедя — под углом в 90° с закинутыми на спину «крыльями», либо из-за соответствующей скульптуры во дворе. Правда, у самих ЗК есть и романтичная версия, связывающая название с лебединой песней. С момента открытия колонии в 1938 оттуда не случилось ни одного побега. Тюрячка идёт в ногу со временем и даже обзавелась сайтом.
  • "Чёрный дельфин "— весьма похожа на предыдущую, заточена под такой же контингент, но ещё крупнее и включает в себя «номера» для общережимников. Тоже кагбэ намекает, что жизнь у её обитателей не сахар: находится в городе Соль-Илецк Оренбургской области. Когда ЗК водят в другой корпус, им надевают повязку на глаза, дабы не искушать запоминать план тюрьмы. Камера — клетка в клетке. Показательно: когда серийному каннибалу Николаеву в 1997 заменили расстрел на пожизненное, любитель «сайгачьей вырезки» возликовал, однако в 2006 популярный гурман рассуждал в интервью, что осуждённые должны иметь право на предпочтение такому заключению смертной казни.
  • «Вологодский пятак» на острове Огненный в Белозерском районе Вологодской области, в бывшем монастыре. В фильме «Калина красная» можно увидеть, как герой Шукшина покидает колонию по деревянным мосткам. Сейчас «пятак» покидают только вперед ногами, так как там сидят те, кому дали пожизненное, да и то разве что душой, потому как хоронят тут же — на тюремном кладбище под номером.
  • «Полярная сова» — колония для пожизненных сидельцев, самая удалённая географически — находится за Полярным Кругом в пос. Харп, в ЯНАО. А населяют её такие весёлые ребята, как Саша Пичушкин, бравый полицейский Евсюков и «белгородский стрелок» Помазун. По бумагам — самая суровая. Однако, в отличие от вышеупомянутых Лебедя и Дельфина, строго раком заключённые вне камер не передвигаются, и фишек с контролем поменьше, а разгадка одна — бежать оттуда некуда. Чёрный Дельфин практически в городе, да и Белый Лебедь в черте цивилизации. А из Полярной Совы бежать только в бескрайние снега в пасть к белым медведям. Зато в Полярной Сове заключённых периодически таскают на допросы, методом кнута и пряника узнавая о бывших подельниках и заводя новые уголовные дела. Могут добавить 10-15 лет к пожизненному, что на самом деле не такая уж и тупость: подобный довесок к и без того вечному сроку лишает призрачной надежды на УДО через 25 лет. В других пожизненных колониях осужденные, как правило, уже не интересны следователям. Причина проста: в Сове больший процент людей, которые на свободе что-то из себя представляли — террористов, бывших ментов, главарей крупных банд 90-х. В отличие от тупых убийц-дегенератов, преимущественно населяющих Дельфин, Лебедь и Пятак, которые уже нахуй никому не нужны.
  • «Чёрный Беркут» — ещё одна колония для пожизненно осужденных. От других подобных отличается тем, что в ней, кроме пожизненных, бегают раком ещё и те, кто может таки дожить до конца срока. Прикол в том, что когда отменили смертную казнь — по всей огромной стране осталась хуева туча к ней приговорённых. Более того — приговоры к расстрелу какое-то время продолжали выноситься уже тогда, когда перестали исполняться. И никто толком не знал, что делать с этими приговорёнными. Чуть позднее расстрел стали автоматом менять на пожизненное, а поначалу во всеобщей неразберихе некоторым счастливчикам расстрел заменили на 25, а кому-то всего на 20 лет лишения свободы. Правда, счастье оказалось весьма сомнительным, так как всех их отправили именно в «Чёрный Беркут», и сидят они там на тех же условиях, что и пожизненники. Поэтому шансы дожить до освобождения крайне малы. Примечательно, что ещё в советское время эта зона представляла собой почти то же самое: там сидели приговорённые к расстрелу, которых потом помиловали и заменили расстрел на 20 лет. В отличие, например, от «Вологодского Пятака», который когда-то был обычным строгачом. Именно в то время из него выходит герой Шукшина, так что никакой это не киноляп, как заявляют некоторые. В 2019 году «Черный Беркут» закрыли КЕМ.
  • «Красная утка» — «мусорская» ИК в Нижнем Тагиле, где сидят бывшие сотрудники правоохранительных органов, ибо подселять их к обычным зэкам было бы как-то негуманно. Хотя…
  • «Алькатрас» — эпичнейшая тюрьма. Засветилась в оверхдохуя фильмах, книгах etc. Расположена на скалистом островке в проливе Сан-Франциско. Долгое время считалась неприступной. ЧСХ, побеги таки были. А однажды зэки в попытке съебать устроили сражение за Алькатрас (луркать Педивикию). Морпехи — check, береговая охрана — check, ФБР — check. Конец немного предсказуем.
  • «Ландсберг» — няшная баварская зона. Известна тем, что туда сходил австрийский художник, где написал «Mein Kampf» и скорешился с Рудольфом Гессом.
  • «Ньюгетская тюрьма» меметична для англичан. Стояла у ворот лондонского Сити, возле легендарного суда Олд-Бейли, и за 700 лет приютила немало интересных личностей. В XVIII веке под неё дополнительно перенесли эшафот и стали сажать совсем смертников. Именно там коротали последние дни разоблачённые злодеи из английских детективов. В 1902 году снесена.
  • «Баиловка» — старинная тюрьма в Азербайджане, обслуживавшая «клиентов» ещё аж со времён Царя Гороха Батюшки. Примечательна тем, что именно здесь 2 года просидел один усатый господин, пока не сбежал.
  • «Гобустан» — ещё одно довольно неприятное местечко типа «крытки» из Азербайджана. Известен жёстким засилием всяких «дедов» и «авторитетов», а, возможно, ещё и охранников, в результате чего сферический фраер там долго не протягивает в принципе. Тюрьма примечательна тем, что сидевшие там зэки несколько раз бунтовали, но каждый раз безб-жно фейлили.

[править] ПЛС и ИК Особого режима

Колония «Чёрный Дельфин», собственно Каннибал Николаев, убил и расчленил двоих, затем сожрал. Будучи человеком щедрым, угостил мясом соседа и его жену с детьми, выдав человечинку за мясцо сайги Просторная камера для двоих. Кукуют сокамерники вдвоем до конца дней

Поскольку с 16 апреля 1997 года имплантация свинца в затылок для осужденных внезапно кончилась, личности, крайне отличившиеся на воле своей криминальной деятельностью и оставившие зловонный кровавый след в истории страны, а порой и планеты, изолируются от мира окончательно, и про судимость после отсидки им можно уже не беспокоиться. В категорию пожизненников обычно попадают шельмецы вроде террористов, насильников-педофилов, каннибалов, серийных убийц и лютой смеси всего перечисленного. Такие сидят в особых местах с особым же режимом под особой охраной, обычно вдали от посторонних глаз (взять хотя бы «Полярную Сову», что аж в посёлке Харп Ямало-Ненецкого АО), хотя иногда и строго наоборот — под носом у курортников Соль-Илецка («Чёрный Дельфин»).

ИК Особого режима — песня очень суровая и печальная. В отличие от обычных (даже российских) тюрем, колоний-поселений и прочих СИЗО, ИК для пожизненно заключенных представляют собой мрачные дома боли с жесточайшим порядком и не менее жесткой психологической атмосферой. «Понятия» зоны, касты и прочее там отсутствуют в принципе (попробуй организуй в помещении класса «кладовка» на двух человек блатную камеру). Взять в пример всё тот же «Дельфин», считающийся колонией с самым жёстким режимом в России — камера в 4,5 квадратных метра с толстенной дверкой за семью замками, 2 койки, столик/стульчик/сортир, окошко за тремя решетками с кусочком неба, прогулочные боксы не сильно превышающие по размеру камеры заключения (строго говоря — камеры там как бы внутри еще одной камеры — выходная дверь ограждена решеткой, равно как и подступ к окошку). Подъем — в 6 утра, отбой — в 10 вечера, сон при включенном свете, развлечения — книги и писанина писем. На все обращения к тебе отвечать «Есть/никак нет, гражданин начальник» и ходить по коридорам со свитой из трех автоматчиков, злого пса и в позе «ласточка» (многие усмотрят здесь нарушение статьи 7 части 2 УК, но это никого не ебёт). И так — до конца жизни.

Нарушение режима — будет бо-бо газиком и дубинками. Сбежать — невозможно ибо тупо не получится, если только зэк не умеет покрываться амальгамой или не владеет функцией телепорта. Ощутил, анонимус? Никакой музыки, интернета, прогулок на свежем воздухе, тян, игр, дружеского общения, вообще жизни и прочего для осужденного в такой колонии больше НЕТЪ и не будет, до конца своих жалких дней он будет прозябать в тесной камере с видом на огрызок неба и писать письма домой. Ну, может раз в 4 года заглянет НТВ-шник с телекамерой. Поэтому, прежде чем обсасывать в мыслях детали убийств бесящих коллег, соседей или начальника — подумай, а стоит такой выпуск пара того, чтобы остаток дней коротать в бетонной прижизненной могиле с круглосуточным дозором?

Многие заключенные на интервью телеканалам чуть-ли не плакали, рассказывая про своё житие внутри бетонного мешка. И дело тут не в жестоком обращении, которого тут в общем-то и нету, если режим не нарушать, а в абсолютной изоляции от внешнего мира и осознании того, что теперь сей тесный бункер с небом в клетку — дом до конца дней, который еще придется делить с каким-нибудь педофилом-каннибалом. Тракторист пустил скупую слезу, наблюдая по принесенному спецкорром НТВ ноуту своих соотечественников в Чечне, живущих мирной жизнью без всякого «освобождения от неверных», которых пресловутый бородач показательно расстреливал. Дедок, ранее обслуживавший зэков, сам после освобождения загремел за двойное убийство в колонию и рыдая, повествовал, что всё себе загубил. Личность в таких местах ломается довольно быстро, каким бы хикканом не был зэк — разрыв контакта с внешним миром и жесточайший контроль 24 часа в сутки вгрызаются в психику намертво и даже если по какой-то архичудесной причине заключенный выйдет из ИК, то память будет хранить картины тихого и стерильного ада вечно. На заметку — из «Вологодского пятака» вышли за всё время его существования (не вперед ногами) всего два зека — персонаж Шукшина из фильма «Калина Красная» и некий 40-летний дяденька, которому заменили пожизненное на 15 лет. Из «Дельфина» вылез только один анон, личность которого неизвестна.

И хоть для зэков-пожизненников предусмотрен пункт про отбытие 25 лет и подачи заявления на УДО, подумай сам — кто такое заявление одобрит каннибалу Николаеву, террористу Кулаеву или Шахматисту? Хотя, не особо-то они и жалуются.

Вопреки распространённому мнению, большинство пожизненно осужденных — вовсе не международные террористы или изощрённые маньяки. Большинство их — обычные урки-алкаши, деградировавшие до того уровня, когда нож в бочину втыкают за неосторожное слово или косой взгляд. Они и до попадания на пожизненное, как правило, почти всю жизнь провели на зоне, выходя на несколько месяцев, чтобы всласть побухать, зарезать очередного собутыльника и отправиться обратно. В очередной раз, завалив не одного, а двух или более человек за раз, срывают джекпот в виде пожизненного лишения свободы (так, например: http://lenta.ru/news/2017/12/13/bomj). Так что осужденнные типа Кулаева или Евсюкова — просто наиболее интересные обывателю личности, поэтому про них чаще говорят и показывают. А кому интересен подзаборный урка-алкаш, который, не поделив боярышник с собутыльниками, зарезал пару человек? Возможно, такой есть и в твоём дворе, анон, так что дважды подумай, стоит ли тролить алкашей, распивающих боярышник в ближайших кустах.

Отношение персонала колоний к своим «подопечным», в целом, предсказуемое, хотя и не всегда однозначное — от «как к скоту» до «онижетожелюди». В «Дельфине» на пассивно-агрессивный комментарий очередного журналюги в интервью для НТВ про то, «зачем мы каждый день меняем бельё убийцам наших детей», добрый усатый лекарь поведал, что от человеческого обращения нелюди, обитающие в колонии, мучаются еще больше, что в целом близко к истине. Да и вообще — расстрел обрывает жизнь в секунду, а долговременное протухание в бетонной коробке — та еще мука, так что если кто-то хотел наказать преступника — лучшего наказания не придумать.

Кстати, в таких колониях сидят не только пожизненно осужденные, но и зэки с ограниченным сроком — отбывающие наказание за преступления при особо опасном рецидиве. Те, кто сидит уже второе-третье десятилетие (в первое они сидят ровно в таких же адских условиях, как и «вечники», разве что в другом крыле здания тюрьмы) нередко обслуживают осужденных на пожизненное (носят обеды, стирают бельё и т

Тюремные касты в странах бывшего СССР.

“Мужики”, как правило, не принимают участия и в «общих делах», то есть не участвуют в распределении «общего» и решении вопросов с администрацией, не становятся смотрящими и положенцами. Впрочем, в редких случаях бывают и исключения: толковый “мужик” может стать “смотрящим” за камерой или ответственным за решение какого-то конкретного вопроса (на тюремном жаргоне это называется «загрузиться» каким-то вопросом). Например, за сбор, учет и расходование денег и других материальных благ, собранных на нужды централа.

Менее многочисленной, но более влиятельной кастой выступают “блатные” (сами они предпочитают называть себя “бродяги” или “босота”). Блатные – это не случайные, а профессиональные преступники, живущие исключительно преступным промыслом. К ним в криминальном мире обычно предъявляются высокие требования: в идеале “бродяга” не должен работать ни на воле, ни в заключении, не должен служить в армии или быть связанным с органами государственной власти. “Бродяга” не может уйти работать “на промку” (на производство), а тем более – в отряд хозобслуги или на должность при администрации.

Блатные занимаются решением общих вопросов в местах заключения, то есть сбором и распределением денег “на общее”, решением вопросов с администрацией (вопросы как правило касаются условий содержания заключенных и решаются переговорами, взаимными уступками, иногда откровенно коррупционным путем). Если добиться компромисса не удается, а условия содержания становятся невыносимыми, блатные могут организовать заключенных на акции протеста (голодовки, членовредительство, бунты).

“Блатные” присутствуют не во всех тюрьмах и лагерях, точнее не везде присутствуют открыто. В “красных”, режимных лагерях ситуация иная – там всем заправляет администрация и ее актив – “козлы”, и ни на какие компромиссы с представителями криминальной субкультуры они не идут. Скорее наоборот: в таких учреждениях “блатных” обычно прессуют, заставляют отказываться от названия «бродяги», силой или угрозами загоняют в актив. Часто от них требуют надеть красную повязку (символ сотрудничества с администрацией), заставляют выполнять какую-то неприемлемую для них или грязную работу - например, почистить туалет.

Особняком среди других тюремных каст стоят так называемые «воры» («жулики», «урки»), на языке правоохранительных органов и прессы именуемые часто «ворами в законе» (Более подробно об этом читайте в материале “Смотрящие, положенцы, воры: кто они такие и как себя с ними вести”). Вор – «криминальный авторитет», он стоит на вершине иерархии преступного мира, как в местах лишения свободы, так и на воле. “Понятия” предъявляют к Ворам самые высокие требования и наделяют из самой большой властью в среде заключенных. Как правило, слово Вора в тюрьме или в лагере – это закон, которому, как ожидается, должны следовать все заключенные. Все воры – выходцы из блатных. “Мужик” не может стать вором в силу самого своего образа жизни. В советские времена ворам запрещалось иметь семью, работу, собственность, сейчас требования несколько смягчились.

Ниже “мужиков” на иерархической лестнице располагаются «шныри» («шестерки»), то есть те, кто добровольно (или почти добровольно) за какие-то блага начинают обслуживать других заключенных (на тюремном жаргоне - «шестерить» перед ними). Бывает и так, что “шнырями” становятся под давлением каких-то обстоятельств, чувствуя себя в чем-то виноватым или должным перед остальными. “Шныри” могут убираться в камерах, стирать одежду другим заключенным, готовить еду – фактически выступать в качестве обслуги. Излишне говорить, что данная категория заключенных не пользуется большим уважением в тюремной среде.

Если “шнырями” становятся, как правило, добровольно, то в касту “шерстяных” (или “шерсть”) попадают за какие-то проступки, считающиеся в среде арестантов непорядочными. К примеру, арестант, укравший что-то (“крыса”) или попросивший администрацию перевести его в другую камеру (“сломившийся из хаты” “ломовой”), автоматически попадает в “шерсть” и среди общей массы заключенных уже сидеть не будет.

“Шерстяные” чаще всего встречается в СИЗО, в лагерях они как правило быстро примыкают к активистам («козлам»). Существуют отдельные камеры в СИЗО, которые заключенные так и называют “шерстяными”. Так, например, “пресс-хаты”, по определению “шерстяные”, поскольку те, кто прессует других заключенных, в арестантской среде считаются крайне непорядочными. (при этом не все “шерстяные” камеры обязательно “пресс-хаты”). Вне зависимости от причины ухода в «шерсть», вернуться обратно в “мужики” уже невозможно. Впрочем, любой переход из низшей касты в высшую в тюремном мире не предусмотрен.

«Козлами» («красными», «вязанными», «активистами») называют тех, кто идет на открытое сотрудничество с администрацией исправительного учреждения. Такое сотрудничество может выражаться по-разному. Некоторые заключенные идут работать в отряды хозобслуги, другие занимают должности завхозов или библиотекарей в колониях. Иногда «козлы» выполняют для администрации учреждения откровенно карательные функции, прессуя других заключенных. Такое явление характерно для жестких, режимных лагерей, где всем заправляет администрация при помощи «активистов». Раньше такие активисты формировали секции дисциплины и порядка (СДП), теперь эти секции официально упразднены, но по сути никуда не делись. В “пыточных” колониях активисты обычно встречают этапы с заключенными, избивают их, вымогают деньги, заставляют отказываться от статуса «блатного» и в дальнейшем поддерживают режимный «порядок» в лагере.

Самой низшей кастой в тюремной иерархии признаются «обиженные» («петухи», «опущенные», “отделенные”). Эта “масть” обязательно присутствует во всех исправительных учреждениях, включая места лишения свободы для бывших сотрудников и откровенно “красные” зоны.

“Отделенными” считаются заключенные, вступавшие в пассивный гомосексуальный контакт, а также те, в отношении которых был совершено действие сексуального характера. Так, в некоторых жестких “красных” колониях администрация использует сексуальное насилие в качестве наказания, а угрозу его применения - как устрашение. Подвергнутых такому наказанию автоматически переводят в касту “обиженных”.

“Отделенным” в некоторых лагерях можно стать и за то, что ты принял что-то у представителя низшей касты или поел с ним из одной посуды. Впрочем, если сделавший это не знал, что берет у “обиженного”, то он может избежать перехода в низшую касту: сделанное «по незнанке» обычно не влечет за собой негативных последствий.

Раньше в “обиженные” автоматически зачисляли тех, кто был осужден по уголовным статьям за сексуальное насилие, но в последнее время из-за большого количества сфальсифицированных дел по 131-135 статьям УК в воровском мире стало принято сначала разбираться. Если человек может объясниться и доказать, что стал жертвой оговора и фальсификации, то к нему применяется нечто вроде презумпции невиновности.

“Обиженные” обычно сидят отдельно, живут обособленно, едят за отдельным столом, и имеют свою посуду, которой нельзя пользоваться другим заключенным. Они выполняют как правило самую грязную работу: моют полы, туалеты и т.д.

В советское время, когда было большое количество политических заключенных, «политические» фактически стали отдельной кастой. Сейчас в большинстве тюрем и лагерей России об этом уже забыли и смотрят с недоумением на того, кто называет себя политическим. Количество политзаключенных в России растет, но пока еще далеко до того, чтобы считаться отдельной “мастью”. Сейчас большинство “политических” живут в лагерях “мужиками”, что довольно естественно для людей, не ведущих преступный образ жизни.

Немного особенно смотрятся «коммерсанты» - бизнесмены, осужденные по экономическим статьям. Нередко возникают вопросы, кем их считать: можно ли их зачислить в “мужики”, если они не работают, а являются собственниками и управленцами бизнесов? “Блатными” коммерсантов тоже не назовешь - они придерживаются другого образа жизни и других ценностей. Поэтому обычно коммерсанты со временем распределяются по разным “мастям”. Кто-то из них живет «мужиком», но многие предпочитают, доехав до лагеря, пойти на должность, то есть формально стать “козлом”.

Что обозначает формулировка? В чем особенности субкультуры? 

Движение АУЕ за последние годы довольно сильно распространилось в России и странах СНГ. Регулярно появляется огромное количество групп на эту тематику. А само движение каждый день привлекает в свои ряды новых членов. Их оно ищет среди школьников и молодежи. Как младших, так и старших классов.

Мы расскажем о том, что такое движение АУЕ. Поведаем, как оно функционирует. И чем оно опасно для современных школьников.

Что значит АУЕ?

В аббревиатуре движения АУЕ скрываются слова "Арестантский уклад един". Некоторые "Ауешники" (так именуют на сленге приверженцев субкультуры) расшифровывают эти буквы по-другому. "Арестантско-уркаганским единством".

Суть движения заключается в том, что его приверженцы романтизируют тюрьму. Считают, что это единственный правильный способ жизни. А также чтят тюремную романтику. 

Сами приверженцы АУЕ не считают, что занимаются чём-то не правильным. Наоборот, мнят себя частью прогрессивной молодежной субкультуры.

АУЕ за последние годы распространилось по России. Раньше оно было развито только в Сибири. Однако, теперь популяризировалось и в других регионах РФ. В основном, в маленьких городках. Со слабой экономикой. И тяжелыми условиями жизни.

Что прославляет субкультура АУЕ?

Субкультура АУЕ пропагандирует отсутствие работы. "Ничего не деланье". Культ того, что сильный всегда прав. Что все конфликты нужно решать моральным запугиванием, силой. И поощряют криминальные преступления, которые могут повлечь за собой тюремный срок. В частности, ограбления, воровство.

Цели в жизни приверженцев АУЕ

На работу приверженцы субкультуры АУЕ устраиваться не хотят. Они считают, что честно зарабатывать деньги - это унизительно. Тинейджеры, которые являются приверженцами субкультуры АУЕ, мечтают о том, чтобы попасть в тюрьму. И полностью прочувствовать романтику, о которой до этого они только лишь слышали в группах социальных сетей.

Приверженцы субкультуры АУЕ считают, что только в тюрьме можно понять, как нужно жить. Именно поэтому они стараются всеми силами попасть в нее. Часто для этого совершают различные преступления. Грабят ларьки, занимаются вымогательством. А еще, нападают на небольшие группы полицейских. Бьют их. Унижают. А иногда даже и обливают химическими веществами.

После чего попадают в тюрьму и радуются достигнутой цели.

Где распространено движение АУЕ?

Движение АУЕ есть практически в каждом регионе Российской Федерации. В одних областях оно развито больше. В других - меньше. Но, тем не менее, ячейки АУЕ есть практически везде.

Наиболее популярно движение АУЕ в трех регионах РФ. В Сибири, на Дальнем Востоке и в Забайкалье. В основном, ячейки АУЕ появляются в маленьких поселках и городах с неблагоприятной криминогенной обстановкой.

Как движение АУЕ функционирует в школах?

Основная "целевая аудитория" движения АУЕ - школьники. Субкультура вербует своих приверженцев в школах. Работает движение АУЕ в учебных заведениях следующим образом.

На школу или на классы назначаются главные. Они собирают у маленьких школьников и старшеклассников "сборы". Определенную сумму денег, которую, впоследствии, отправляют в тюрьму. На зоне средства получают криминальные авторитеты. Которые, впоследствии, распределяют деньги среди сокамерников.

Если школьники не сдают сборы, то кураторы АУЕ начинают вымогать деньги у их родственников. Грабят их квартиры. А иногда даже убивают только лишь для того, чтобы получить деньги.

Как движение АУЕ становится популярным в России?

Движение АУЕ становится популярным в России благодаря социальным сетям. Регулярно во Вконтакте создается безмерное количество групп, основной тематикой которых становится блатная романтика. Они пользуются популярностью у десятков тысяч подростков.

Предводители АУЕ никогда не общаются с журналистами

Предводители АУЕ стараются делать так, чтобы движение оставалось в тени настолько долго, насколько это возможно. И чтобы информация о нем не попала в СМИ. Для этого предводители движения стараются не давать комментарии журналистам. И требуют других участников движения тоже соблюдать это правило.

В результате, журналисты знают, что движение существует. Но кто конкретно его курирует и куда уходят деньги - достоверно неизвестно. Правоохранительным органам об этом стоит только догадываться.

Можно ли выйти из движения АУЕ?

Покинуть движение АУЕ довольно проблематично. Ходят слухи, что тех, кто хочет из него выйти, поджидает серьезная опасность. Их автоматически переводят в статус "опущенного". Начинают гнобить, унижать в школе. Не дают спокойно жить.

Подобное отношение ждет и тех детей, которые отказываются сдавать деньги на взносы кураторам.

Как проявляется движение АУЕ в школе?

В школе, где распространено движение АУЕ, есть четкая иерархия. К сообществу принадлежит практически каждый ученик. Наверху иерархии находятся кураторы, которые являются самыми главными в движении. В середине структуры находятся обычные участники движения, которых никто не обижает. А на самой нижней ступени иерархии находятся так называемые "опущенные". Дети, которых можно гнобить всем ученикам школы.

К последним в учебном заведении относятся негативно. С ними не садятся кушать рядом. Не здороваются за руку. И даже не разговаривают. 

Субкультура АУЕ - довольно страшное явление, которое опасно для подрастающего подростка. Поскольку оно может привести у него к появлению стресса. Страха. А иногда даже и к физическим побоям со стороны представителей движения АУЕ.

Как добиться того, чтобы ребенок не стал участником движения АУЕ?

Проверяйте социальные сети подростка

Если заметите у него в группах Вконтакте сообщества, похожие по тематике на АУЕ, срочно вмешивайтесь в процесс. Узнайте у ребенка, почему он их читает? Что он думает по поводу них? Не является ли он членом АУЕ?

Запретите читать подобные группы.

Если подросток является членом АУЕ, то проведите с ним беседу

Объясните, что жизнь в тюрьме - не такая хорошая, как кажется на первый взгляд. Люди, попавшие туда лишь раз, навсегда закрывают себе доступ к обычной жизни. Попытайтесь убедить ребенка в том, что среди участников движения АУЕ он не сможет найти себе верных друзей.

Завести хорошие знакомства можно исключительно в тех местах, где люди объединены общим, благим делом. Например, в секции боевых единоборств. Там формируется настоящее братство, которое в дальнейшем сможет постоять друг за друга. И будет защищать каждого члена спортивной секции. 

Убедите ребенка и в том, что движение АУЕ будет существовать до первого заявления в полицию. Когда на кого-то его напишут, то большинство школьников испугаются. И быстро выйдут из движения. А те, кому повезет меньше всего, сядут в тюрьму.

Если движение АУЕ появилось в вашей школе, поговорите с директором

Скажите директору, что в школе активно развивается движение АУЕ. Объясните ему о том, что это такое. И расскажите, чем оно опасно.

Если директор вмешается в формирование движения АУЕ на ранних этапах, то сможет искоренить проблему. И в его школе не будет приверженцев этой субкультуры.

Если директор не сможет повлиять на движение АУЕ, переведите ребенка в другую школу

Если директор не сможет погасить вспышку "вируса АУЕ", то учиться в этой школе нет смысла. Ничем хорошим для вашего ребенка это не закончится. У него будут постоянно вымогать деньги. Гнобить и унижать.

Действуйте быстро. Заберите документы ребенка и переведите его в другое учебное заведение. Для того, чтобы ребенок вырос здоровым и морально полноценным человеком.

Что делать, если у вас или у ребенка вымогают деньги?

Если члены движения АУЕ вымогают деньги у вас или у вашего ребенка, то не нужно бояться. И уж тем более пытаться откупиться. С помощью шантажа приверженцы движения АУЕ проверяют вас на платежеспособность. Заплатите всего раз, и будете вынуждены регулярно отдавать деньги членам АУЕ. В увеличенном объеме.

Вместо этого, при получении угроз, отправляйтесь в полицию. Пишите заявление на лицо, которое вымогает у вас деньги. И доводите дело до конца. Посадите преступника за вымогательство в тюрьму. Он добьется того, чего хотел, когда примыкал к движению АУЕ. А вы останетесь при своих деньгах. И покажите другим приверженцам АУЕ, что к вам лучше не лезть. И что у вас и вашего ребенка деньги вымогать не стоит.

Если движение АУЕ поглотило весь ваш населенный пункт, то переедьте в другой город

Если движение АУЕ захватит весь ваш населенный пункт, то соберите вещи и переедьте в другой город. Обстановка здесь неблагоприятная. И криминогенная. А значит в скором времени, из-за развития АУЕ, в городе может начаться огромная волна преступлений.

Аббревиатуры и сокращения тюрем

Департамент исправительных учреждений

Группа интенсивного менеджмента

Столичный центр заключения

Закон о ликвидации изнасилований в тюрьмах

Американская исправительная ассоциация

Обама, Байден, директор ЦРУ Джина Хаспел, очевидно, арестована за шпионаж и мошенничество с избирателями | Политика

Очевидно, Барак Обама был арестован на Гавайях и обвинен в шпионаже, согласно заявлению помощника генерального прокурора по национальной безопасности Джона К.Демерс в субботу, 28 ноября,

В тот же день бывший вице-президент Обамы Джо Байден начал носить ботинки, которые могли скрывать браслет на щиколотке, хотя он утверждал, что эти ботинки были вызваны травмой лодыжки. Две недели назад директор ЦРУ Джина Хаспел была схвачена и задержана по обвинению в мошенничестве на выборах и, как утверждается, проливала бобы на Обаму и Байдена.

Обама, Байден и Хаспел подозревались в сговоре с иностранными державами, включая Коммунистическую партию Китая, а также в содействии использованию мошенничества на выборах, чтобы поставить к власти социалистический и скомпрометированный билет Байдена / Харриса, захватить правительство США и создать Новый Свет Порядок.

В жалобе Обамы утверждалось, что бывший президент США поставил под угрозу безопасность США, вступив в сговор с деловым партнером и бывшим агентом ЦРУ с целью передачи секретной информации правительства США высокопоставленным чиновникам китайской разведки в Китайской Народной Республике (КНР).

Сообщается, что Байден находится под домашним арестом за нарушение безопасности США путем сговора с иностранной державой с целью вмешательства в выборы в США. Хотя Байден откровенно высказался о своем мошенничестве с избирателями по национальному телевидению, заявив прямо перед выборами, что он «создал самую обширную организацию по мошенничеству с избирателями в истории политики.”Https://www.youtube.com/watch?v=WGRnhBmHYN0

Портативный компьютер Хантера, сына Байдена, как утверждается, содержал доказательства того, что Байден был скомпрометирован, приняв миллионы долларов из Китая, Украины и других стран за годы своего пребывания на государственной должности, включая восемь лет работы в качестве вице-президента США.

А Вс. Отчет от 22 ноября показал, что Джо Байден украл 140 миллионов долларов из Казначейства США и перевел их на свой личный счет на Каймановых островах: https://twitter.com/MzMugzzi «Отчет показывает, что Джо Байден украл 140 миллионов долларов из Федерального казначейства США и перевел их. $ Розмонту Сенеке, предположительно для спасения банков, а затем на его личный счет на Каймановых островах.”

За несколько месяцев до выборов Украина выдала Байдену ордер на его деятельность там - новости, которые, как и все остальное, связанное с кликой демократов, так и не попали в заголовки левых СМИ.

Предполагаемые аресты

Хаспела, Обамы и Байдена были связаны с обширным расследованием масштабных проблем с мошенничеством на выборах, связанных с серверами компании Dominion и президентскими выборами 2020 года, которые, по утверждению Байдена, выиграли.

7 ноября, в субботу после выборов, директор ЦРУ Джина Хаспел была захвачена в плен

TSHA | Тюремная система

До того, как в Техасе была открыта центральная государственная тюрьма, в местных тюрьмах содержались осужденные за уголовные преступления.Конгресс Республики Техас отклонил законопроекты о пенитенциарном учреждении как в 1840, так и в 1842 году; в мае 1846 года Первый Законодательный орган нового штата принял закон о пенитенциарных учреждениях, но мексиканская война помешала его осуществлению. 13 марта 1848 года законодательный орган принял закон о создании тюрьмы в Техасе. Закон разрешил губернаторскому назначению трех уполномоченных, чтобы определить местонахождение участка и выбрать суперинтенданта и трех директоров для управления учреждением. После того, как комиссары выбрали Хантсвилл, в округе Уокер, для участка, строительство началось 5 августа 1848 года и продолжалось несколько лет.Абнер Х. Кук руководил строительством и был первым надзирателем тюрьмы. 1 октября 1849 года первый заключенный, осужденный конокрад из округа Фейет, вошел в частично завершенную тюрьму штата Техас в Хантсвилле. В 1849 г. здесь содержалось только трое заключенных, но к 1855 г. здесь находилось семьдесят пять осужденных, а к 1860 г. - 182. В 1852 г. штат учредил офис финансового агента, должность, которую сначала занял Джон С. Бессер. Техас первоначально контролировал своих заключенных в соответствии с Системой Оберна, разработанной пенологами в государственной тюрьме в Оберне, Нью-Йорк.В пенологии Оберна заключенные, размещенные за огороженными стенами, заняты дневным трудом и молча уходят в свои камеры в вечерние часы. К 1856 году штат построил в Хантсвилле фабрику по производству хлопка и шерсти, чтобы обеспечить самоокупаемость пенитенциарной системы. Мельница, которая могла обрабатывать 500 тюков хлопка и 6000 фунтов шерсти в год, обеспечивала государство деньгами. Во время Гражданской войны тюрьма продала более двух миллионов ярдов хлопка и почти 300 000 ярдов шерсти как гражданским лицам, так и правительству Конфедеративных Штатов Америки.Производство военного времени принесло прибыль в размере 800 000 долларов. Конец войны и снижение спроса на изделия из хлопка и шерсти, однако, привели к финансовым трудностям, поскольку количество заключенных начало расти.

Число осужденных увеличилось со 146 до 264 в период между окончанием Гражданской войны и осенью 1866 года. 12 ноября 1866 года законодательный орган принял закон, в соответствии с которым был учрежден Совет общественного труда из пяти членов для управления пенитенциарной системой. В состав этого органа входили губернатор, государственный секретарь, контролер, генеральный прокурор и государственный казначей.В феврале 1867 года правление сдало в аренду 100 пленных Авиалайнерской железной дороге и 150 - Бразосской железнодорожной ветке. В течение большей части следующих сорока пяти лет штат передавал большое количество техасских заключенных частным работодателям. С апреля 1871 года по апрель 1877 года компания Ward Dewey из Галвестона арендовала у государства всю тюрьму. На шесть месяцев 1877 года тюрьму арендовала другая фирма Галвестона, Бернетт и Килпатрик. Э. Х. Каннингем из округа Гуадалупа и Л. А. Эллис из округа Марион арендовали исправительную колонию Хантсвилл с января 1878 по март 1883 года, а Морроу, Хэмби и компания арендовали новую тюрьму Раск в графстве Чероки с января по март 1883 года.В течение оставшейся части эры аренды государство заключило контракты со многими заключенными на железные дороги, горнодобывающие компании и плантации; другие осужденные остались в пенитенциарных учреждениях Хантсвилл и Раск. Важными руководителями пенитенциарных учреждений в этот период были Джеймс Гилласпи, Томас Джуэтт Гори, Джонас С. Райс, Сирси Бейкер и Дж. А. Херринг.

В эпоху системы аренды заключенных тюрьма претерпела ряд управленческих изменений. В 1879 году законодательный орган формализовал существующую практику, потребовав от губернатора назначить трех директоров с одобрения Сената штата на двухлетний срок.Кроме того, в соответствии с законом 1879 года суперинтендант, назначенный губернатором с одобрения Сената, должен был выполнять функции главного исполнительного директора, которому помогал офицер, отвечающий за инспекцию трудовых лагерей для заключенных, управляемых частными работодателями. Законодательный орган внес поправки в этот закон в 1883 году, разрешив губернатору назначать двух должностных лиц, при условии утверждения Сенатом, которые вместе с губернатором будут составлять Совет тюремных комиссаров. Тюрьма Раск, построенная для разработки железорудных месторождений в Восточном Техасе, начала принимать заключенных в 1883 году.Законодательный орган также разрешил третье исправительное учреждение к западу от реки Колорадо для производства шерсти, хлопка и кожи, но штат так и не построил объект. Между 1885 и 1887 годами около 500 заключенных добывали гранит и известняк для строительства нового Капитолия в Остине; заключенные в пенитенциарном учреждении Раск изготовили внутренние элементы здания из чугуна. Осужденные также построили Государственную железную дорогу Техас от Раска до Палестины между 1893 и 1909 годами. Тюремная система управляла тюрьмой Раск до 1917 года и владела железной дорогой до 1921 года.Число заключенных увеличилось с 489 человек в 1870 году до 1738 человек к 1878 году. Оно достигло 3199 человек к 1890 году и 4109 человек к 1900 году. Число несколько уменьшилось в течение оставшихся лет аренды заключенных, достигнув 3471 в конце 1912 года. В течение 1870–1912 годов. От 59 до 60 процентов заключенных штата Техас были чернокожими, от 30 до 40 процентов - белыми и 10 процентов - латиноамериканцами. Женщины-заключенные обычно составляли менее 2 процентов от общего числа.

После долгих дискуссий и дебатов законодательный орган отменил систему аренды для осужденных на специальной сессии в 1910 году.Новый закон ввел ряд реформ и учредил Совет тюремных комиссаров из трех членов для управления пенитенциарной системой. Каждый комиссар должен был быть назначен губернатором при условии утверждения Сенатом. Один комиссар служил финансовым агентом тюремной системы, другой руководил служащими, а третий руководил осужденными. Хотя закон 1910 года разрешал действующим контрактам действовать до января 1914 года, губернатор Оскар Бранч Колкитт аннулировал их до конца 1912 года.Известными тюремными комиссарами в рамках этой системы управления были Бен Э. Кэбелл, Луи В. Титтл, Роберт В. Брахан, В. О. Мюррей, С. Дж. Басс, Вашингтон Стэмпс, Дж. А. Херринг, С. Дж. Дин, Х. К. Макнайт, В. Р. Дулани, С. Г. Гранберри и Х. У. Сэйл. .

В течение срока аренды осужденным государство заключило несколько соглашений об издольщине, в которых заключенные обрабатывали земли частных фермерских хозяйств. Государство также начало закупать крупные плантации для коммерческого сельскохозяйственного производства. В 1883 году для размещения инвалидов или больных заключенных тюремная система купила ферму Винн площадью 1900 акров около Хантсвилла.Два года спустя система приобрела Гарлемскую ферму площадью 2500 акров (позже - Ферму-тюрьму штата Шут) на Ойстер-Крик в округе Форт-Бенд; впоследствии государство увеличило размер Гарлема, купив прилегающие земли. Техас купил ферму Клеменса площадью 5 527 акров в округе Бразориа в 1899 году и впоследствии добавил прилегающую плантацию, которая увеличила размер Клеменса до 8212 акров. В 1908 году государство купило Императорскую ферму, участок площадью 5235 акров, у компании Imperial Sugar Company в округе Форт-Бенд; в том же году тюремная система приобрела ферму Рамси площадью 7762 акра.К 1911 году чиновники поместили женщин-заключенных на ферму Гори площадью 1000 акров около Хантсвилла. После заключения системы аренды для осужденных государство продолжало расширять тюремные фермы, но, за исключением периодов с 1916 по 1918, 1924 и 1927 годы, не могло получить от них прибыль. К 1921 году государственные тюремные фермы занимали более 81 000 акров. Большая часть земли использовалась для выращивания сахарного тростника, хлопка, кукурузы, кормовых культур и овощей. Новые фермы включали в себя ферму Даррингтон площадью 6747 акров и плантацию Retrieve Plantation площадью 7 428 акров в округе Бразория.Штат также приобрел Blue Ridge Farm (5416 акров) в округе Форт-Бенд, Eastham Farm (13040 акров) в округе Хьюстон и Shaw Farm (4688 акров) на реке Ред-Ривер в округе Боуи.

Тюремная система оставалась заметной общественной проблемой, несмотря на прекращение аренды осужденных. Систему характеризовали неоднократные финансовые потери и рутинные законодательные расследования предполагаемых бесхозяйственности, коррупции и плохого обращения с заключенными. В течение 1920-х годов организация, известная как Техасский комитет по тюрьмам и тюремному труду, получила от законодательного органа разрешение на проведение обширного исследования тюремной системы.В результате исследования CPPL и серии тюремных скандалов во время правления губернатора Мириам А. Фергюсон избиратели приняли поправку к конституции штата в 1926 году, которая позволила законодательному органу упразднить Совет тюремных комиссаров и заменить его техасской тюрьмой, состоящей из девяти человек. Доска. Новый закон, который законодательный орган принял в 1927 году, также разрешил совету устанавливать политику тюрьмы и нанимать генерального менеджера для управления системой. Эта административная структура оставалась практически неизменной до сентября 1990 года.Роберт Хоумс Бейкер стал первым председателем нового совета, а У. Х. Мид - первым генеральным менеджером (июнь 1927 - ноябрь 1929). Хотя тюремные фермы получали прибыль в 1924 и 1927 годах, впоследствии они понесли финансовые убытки. В течение большей части 1920-х годов в штате обсуждались предложения избавиться от большей части тюремного имущества и централизовать операции в одном исправительном учреждении либо в округе Бразориа, либо в центральном Техасе недалеко от Остина. Губернатор Дэн Муди и CPPL поддержали план Остина, полагая, что штат должен расширить производственное обучение заключенных и сократить коммерческие сельскохозяйственные операции.Однако законодательный орган отказался одобрить переселение, но в 1930 году выделил 575 000 долларов на модернизацию существующих тюрем. К 1931 году государство продало ферму Шоу и изменило название «Императорская ферма» на «Центральную ферму», но продолжало использовать большую часть населения из 5000 осужденных в тюрьме Хантсвилла и на одиннадцати тюремных фермах, занимающих более 73000 акров. Хотя коммерческое сельское хозяйство и металлургические заводы в Раске обычно занимали большинство техасских заключенных, в пенитенциарных учреждениях Хантсвилл и Раск также были скромные промышленные предприятия.Осужденные на этих двух объектах изготовляли кирпичи, лед, вагоны, железнодорожные вагоны, пиломатериалы, метлы, краску, матрацы, железную руду, ящики, мебель, обувь, одежду и листовой металл до окончания срока действия системы аренды для осужденных в 1912 году. Хотя железо промышленность была закрыта, тюремная система добавила к 1930-м годам типографию, завод по производству номерных знаков и ряд предприятий пищевой промышленности для производства товаров для тюрьмы и других государственных учреждений.

Хотя тюремная система продолжала нести ежегодные финансовые убытки в течение 1930-х годов, губернаторы Техаса в основном избегали тюремных вопросов и оказывали щедрые акты помилования через Совет по помилованию и условно-досрочному освобождению.Генеральный менеджер Маршалл Ли Симмонс, проработавший с апреля 1930 по ноябрь 1935 года, проявил себя особенно искусно в связях с общественностью и помог создать благоприятный имидж тюремной системы, открыв Техасское тюремное родео, которое проводилось с 1931 по 1986 год в тюрьме Хантсвилла. Член правления Дэйв Нельсон сменил Симмонса в ноябре 1935 года, но умер всего через две недели работы и был заменен OJS Ellingson, проработавшим до октября 1941 года. «Тридцать минут за стенами», серия еженедельных радиопередач на станции WBAP в Форте. Worth, начавший свою деятельность в 1938 году, представлял собой состав всех заключенных и бежал более пяти лет; это также принесло благоприятную огласку тюремной системе.Тем не менее, сообщения об антисанитарных условиях жизни, зверствах, совершаемых сотрудниками, и таинственных смертях осужденных, а также о неоднократных финансовых неудачах системы, продолжались в течение десятилетия и в конечном итоге убедили Тюремный совет Техаса уволить Эллингсона, которому не хватало таланта Симмонса в области связей с общественностью. К 1939 году количество заключенных увеличилось почти до 7000. На протяжении большей части 1930-х годов около 50 процентов заключенных были белыми, 40 процентов - афроамериканцами и 10 процентов - американцами мексиканского происхождения.Женщин-заключенных обычно составляло около 100 человек, почти две трети из которых были чернокожими.

Количество заключенных в Техасе уменьшилось во время Второй мировой войны. С 6070 в 1940 году их общее количество упало до 3270 в 1945. Однако после войны количество заключенных выросло до 5675 в 1947 году и до 6424 в 1950 году. Дуглас У. Стейкс, сменивший Эллингсона в ноябре 1941 года, подал в отставку под давлением в ноябре 1947 года. расследование, проведенное национальным реформатором пенитенциарной системы Остином МакКормиком. Совет заменил Стейка в январе 1948 года Оскаром Байроном Эллисом, который убедил законодательный орган выделить средства на модернизацию тюрем и уменьшение переполненности тюрем.Эллис расширил механизацию тюремных ферм и увеличил количество тюремных производств. Государство построило тюремные блоки для замены общежитий («цистерн») на многих фермах и увеличило расходы на заборы, пикетные башни, прожекторы и другое оборудование. Однако тюремная система сохранила суровый характер, и большинство заключенных продолжали работать в сельском хозяйстве. Хотя фермы все еще не стали полностью самоокупаемыми, руководство Эллиса успешно снизило операционные расходы.В 1957 году законодательный орган переименовал управление тюрем штата в Департамент исправительных учреждений Техаса. Совет по тюрьмам Техаса стал Советом исправительных учреждений Техаса, а генеральный менеджер стал директором. В остальном административная структура не отличалась от той, что была указана в законе 1927 года. К концу 1953 года количество заключенных увеличилось до 7 781 человек, из которых белые заключенные составляли более 50 процентов, черные - 30 процентов, а выходцы из Латинской Америки - почти 15 процентов; только девяносто одна из заключенных была женщина.В 1958 году земельные владения системы превышали 74 000 акров. После смерти Эллиса в ноябре 1961 года Джордж Джон Бето, бывший член правления, стал новым директором тюремной системы с 1 марта 1962 года. операции. Благодаря принятию законодательным органом в 1963 году закона, обязывающего тюремные предприятия продавать продукцию другим государственным учреждениям, TDC создала зуботехническую лабораторию, швейные фабрики, мастерскую по ремонту автобусов, завод по замене шин, завод по обжарке кофе и т. Д. деревообрабатывающий цех и рекордно-конверсионная операция.Число заключенных увеличилось с 11 890 в начале 1962 г. до 15 709 к концу 1972 г. Приблизительно 44 процента заключенных в то время составляли афроамериканцы, 39 процентов англо-американцы и 17 процентов мексиканцы. Женщины составляли менее 4 процентов.

В 1960-е годы TDC определила пенитенциарные учреждения и тюремные фермы Хантсвилля как «подразделения» и открыла несколько новых учреждений. Государству больше не принадлежала ферма Блю Ридж, а ферма Фергюсон в течение ряда лет действовала как специальное подразделение для правонарушителей в возрасте от семнадцати до двадцати одного года.Система открыла отдельное диагностическое отделение в Хантсвилле в 1964 году для оценки и классификации новых заключенных, а в 1963 году TDC открыла отделение Эллис площадью 11 672 акра к северу от Хантсвилла; Отделение Коффилд площадью 22 640 акров возле колонии Теннесси в округе Андерсон начало работу в 1965 году. В 1969 году Windham School, учреждение для заключенных во всех отделениях, стала обычным школьным округом, имеющим право на получение средств государственного фонда. В 1972 г. тюремной системе принадлежало более 100 000 акров. В 1972 г. У. Джеймс Эстель сменил бывшего Бето на посту директора.В течение 1970-х годов количество заключенных росло ускоренными темпами, так как общая численность населения штата увеличивалась, а отношение общества к преступникам ужесточалось. В период с 1968 по 1978 год численность населения штата увеличилась на 19 процентов, а количество заключенных в Техасе - на 101 процент. В середине 1970-х годов штат заключал под стражу преступников из расчета 143,7 на 100 000 по сравнению с национальным показателем 86,9 на 100 000. К началу 1978 года количество заключенных достигло 22 439 человек. Демография не сильно изменилась, хотя процент латиноамериканских заключенных немного увеличился до 19 процентов.

1970-е и 1980-е годы были периодом драматических изменений в TDC, характеризовавшимся ростом населения, открытием новых отделений и увеличением юридических проблем управления тюрьмами со стороны заключенных. В 1980 году федеральный окружной судья Уильям Уэйн Джастис вынес решение по коллективному иску Руис против Эстель , поданному сокамерниками в 1972 году. Постановление судьи, в котором было установлено, что условия содержания нарушают Восьмую поправку к Конституции США запрет на «жестокие и необычные наказания»), требовал от государства уменьшения переполненности тюрем, улучшения программ реабилитации и отдыха заключенных и воздержания от действий, которые считаются вредными для безопасности и благополучия заключенных. Руис , самый длительный судебный процесс над заключенными в истории Соединенных Штатов, за которым последовал длительный судебный процесс, поскольку штат Техас неохотно приспособился к постановлению федерального суда. В течение 1980-х годов открылось несколько новых тюрем, а функции некоторых старых изменились. Блок Гори стал центром для мужчин-заключенных, поскольку TDC перевел женское население в собственность, ранее находившуюся в ведении Молодежного совета Техаса, недалеко от Гейтсвилля в графстве Кориелл. Девяносто семь акров в Маунтин-Вью начали принимать женщин в 1975 году; к 1980 году в Гейтсвилле, занимавшем территорию в 1244 акра, также содержались преступники-женщины.Блок Hilltop, еще одно бывшее учреждение Техасского молодежного совета на 1240 акрах в округе Кориелл, начал принимать заключенных-мужчин в 1981 году. В блоках Бето I и II, занимающих 18 000 акров в округе Андерсон, с 1980 по 1981 год размещались заключенные TDC. II, 6000 акров в округе Граймс, открытый в 1982 году. Тюремная система открыла больницу Департамента исправительных учреждений Техаса на одном этаже больницы Джона Сили в Галвестоне в 1983 году. Дополнительные отделения открылись на территории существующих тюрем.Jester добавил третий блок в 1983 году, TDC открыла блок Ellis II на 7000 акров к северу от Хантсвилла в 1983 году, а блок Michael начал работу в 1987 году на территории, совместно используемой с подразделением Coffield в округе Андерсон. К 1987 году TDC также осуществлял надзор за некоторыми заключенными в предварительных исправительных учреждениях в различных городах. Начиная с июля 1988 года тюремная система зарезервировала отделение Skyview для ухода за психически больными заключенными на участке площадью пятьдесят восемь акров бывшей государственной больницы Раск в Чероки. Округ.

В 1980-е годы тюремной системой управляла череда директоров.После того, как Эстель ушла в отставку в октябре 1983 года на фоне разногласий вокруг дела Руиса и обвинений в бесхозяйственности и жестоком обращении с заключенными, правление выбрало Дэна В. (Рэда) Маккаскла в качестве временного директора. Раймон Прокунье стал новым директором в мае 1984 года и проработал до июня 1985 года, когда он ушел в отставку по состоянию здоровья и по личным причинам. Затем совет директоров нанял Лейна Маккоттера, который занимал эту должность до января 1987 года; он ушел в отставку из-за разногласий с губернатором Уильямом Клементсом.Маккаскл, Прокунье и Маккоттер руководили TDC в период беспорядков и повышенного насилия со стороны заключенных, последовавших за упадком системы охраны заключенных. В мае 1987 года совет директоров назначил Джеймса Лино, исполнявшего обязанности директора, на должность директора.

Количество заключенных выросло с 36 769 на 31 августа 1983 г. до 39 664 на конец августа 1988 г. С августа 1987 г. по август 1988 г. в пенитенциарную систему поступило 33 816 новых заключенных, но 33 428 заключенных освободили под условно-досрочное освобождение или освобождение под обязательный надзор, или после окончания шокового испытательного срока.В 1988 году TDC приступила к строительству нескольких новых блоков, чтобы заключить в тюрьму все большее число осужденных за уголовные преступления. Подразделения максимальной безопасности в Амарилло и Гейтсвилле, а также предварительные версии объектов в Снайдере, Дейтоне, Вудвилле и Марлине увеличили емкость системы на 10 000 человек. В 1989 году в Бриджпорте, Венере, Кливленде и Кайле были открыты четыре центра предварительного выпуска на 500 мест, которыми управляли частные подрядчики. В 1990 году тюремная система планировала блоки максимальной безопасности на 2250 коек для Абилина, округа Джефферсон и Бивилла и выбрала места на 1000 коек со средним уровнем безопасности в округах Чилдресс, Фристоун и Фрио.К 1988 г. производственные операции в тюрьмах расширились и теперь включают фабрики, производящие продукцию для TDC и других агентств. Промышленные предприятия производили нержавеющую сталь, номерные знаки, восстановленные шины и готовые металлические изделия, а также одежду, матрасы, картонные коробки, изделия из дерева, обувь, восстановленную мебель, дорожные знаки, мыло и воск. Тюремная система управляла типографией, текстильными фабриками, а также предприятиями по ремонту автобусов и конвертации записей. Некоторые заключенные занимались строительством и обслуживанием зданий на территории тюрьмы, в то время как другие продолжали работать в сельском хозяйстве и пищевой промышленности.По состоянию на август 1988 года в TDC работало более 19 000 штатных сотрудников и 779 сотрудников Windham School. Тюремная система запросила бюджет на двухлетний период 1990–1991 годов в размере более 1,7 миллиарда долларов.

С 1 сентября 1989 года законодательный орган Техаса в очередной раз изменил административную структуру тюремной системы Техаса. Законодательный орган упразднил Совет по исправительным учреждениям штата Техас, Совет по помилованию и условно-досрочному освобождению и Комиссию по условно-досрочному освобождению взрослых штата Техас и объединил их в Департамент уголовного правосудия штата Техас, находящийся под контролем Совета по уголовному правосудию штата Техас, состоящего из девяти членов.Правление назначило Джеймса Лино исполнительным директором, отвечающим за координацию трех агентств нового отдела. Новый закон переименовал TDC в институциональное подразделение Департамента уголовного правосудия Техаса. См. Также GOVERNMENT, и LAW.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top