Женские

Наколки тюремные женские фото: значение, фото, на руках, на пальцах, на интимных местах, криминальные

Содержание

значение, фото, на руках, на пальцах, на интимных местах, криминальные

Женские татуировки в тюрьме так же распространены, как и в мужских колониях. Некоторые из них заимствованы, а некоторые кардинально отличаются по орнаментам и значениям. Тюремные наколки, а в частности их отдельные детали, могут многое рассказать о жизни человека. По картинке или надписи можно понять, как и за что преступница оказалась на зоне, ее социальный статус, привычки и пр.

Женские зоновские татуировки и их значение

Стоит заметить, что среди осужденных женского пола масштабные татуировки (купола, изображения ангелов, погоны и др.) не так популярны, как у мужчин. Девушки склонны выбирать небольшие наколки (символические рисунки, орнаменты, надписи и даты), которые набивают на плечи, шею, живот, спину, бедра и под грудью.

Многие женские криминальные татуировки были переняты у мужчин: наколки-перстни на пальцах для блатных (белый крест на черном фоне – обозначение суда за грабеж, перевернутая пика – хулиганство, трефа – кража), а также змеи, кинжалы, розы.

Розы – одни из самых частых наколок на груди, животе и бёдрах среди заключенных женщин. Значение такой тату стоит искать в деталях: гладкий стебель без шипов говорит о том, что девушка была несовершеннолетний на момент заключения под стражу, а вот одинокая роза с множеством шипов говорит о нетрадиционной ориентации заключенной.

Татуировку со змеёй, обвивающей кинжал, зечки позаимствовали у мужчин: она означает, что ее обладательница была осуждена за кражу. В случае с такой наколкой стоит обращать внимание на детали: если голова змеи опущена вниз, то девушка скорее всего уже завязала со своей воровской жизнью. Иногда набивают только змею, как символ сексуальности: чаще всего на спину, бедра или живот, чтобы подчеркнуть изгибы тела.

Другая женская тюремная татуировка, популярная среди воровок – это летящая девушка-ангел, которая указывает на то, что преступница орудовала в нескольких местах и постоянно перемещались.

Мать-одиночку в колонии можно узнать по наколке с девочкой, которая летит на аисте. Нередко осужденные матери набивают татуировки с изображением своих детей и их имен, дат рождения. Часто на таких тату добавлены фразы «прости меня», «скучаю и люблю». Матери умерших детей также набивают такие тату, но уже с добавлением креста на заднем плане. Иногда осужденные в тату обращаются к своим матерям: «прости меня, мама», «не жди домой».

Часто заключенные в женских колониях делают наколки в честь своих любимых мужчин: набивают символический портрет и дополняют именем, датой или словами «твоя навеки», «люблю и скучаю», «прости, любимый». Другое тату, которое говорит о любви – целующиеся голуби, также в сочетании с датой встречи или именем возлюбленного. Нередко изображают и портрет целующихся с подписью типа «Саша+Ника». Такие тату наносят на плечи, спину, бедра и даже на интимные места. А вот если изображено сердце со стрелой, то это значит, что избранник сильно обидел свою девушку.

Если у преступницы есть татуировка с изображением обнаженной наездницы на дельфине, часто с бутылкой в руке, то это значит, что женщина ведет свободную жизнь без правил. Девушки, которые были осуждены за проституцию, часто делают наколки с изображениями бабочек, оголенных женщин, русалок, а также с надписями типа «свободная женщина» или «каждую влечет страсть». Чаще всего такие тату наносят на ноги, бедра и на лобковую зону.

Наколка в форме яблока в колониях имеет прямое библейское значение – искушение. Иногда набивают только один фрукт, а иногда и указывают то, чем же была искушена уголовница: имя молодого человека, дата определенного события, наркотики, алкоголь и т.д. Ромашка свидетельствует о том, что женщина очень любвеобильна и у неё много любовников.

Иногда на лепестках цветка наносят и имена мужчин, с которыми имела связь обладательница наколки. А дьявол с ромашкой в руках означает, что преступница была осуждена по вине мужчины или была его напарницей.

Если у уголовницы есть тату с изображением подковы – традиционным символом удачи, означает, что женщина надеется на досрочное освобождение. Другой символ веры в скорую свободу и показатель скуки по родным – ласточка с посланием. А вот колокольчик, обвитый колючей проволокой, как и у мужских заключенных, означает, что девушка была выпущена лишь после окончания срока. В зрелом возрасте женщины набивают тюремные наколки с крестами, решеткой в честь потраченной жизни, сожалеют о содеянном или наоборот отрицают свою вину.

Женская криминальная татуировка – значения татуировок

Слово “женщина” всегда ассоциируется с хрупким, беззащитным созданием, но, к сожалению, прекрасная половина человечества сегодня стала агрессивнее и наряду с мужчинами, становится на преступный путь. Женские татуировки также распространены среди женщин-уголовниц, как и среди мужчин. Хотя по разнообразию и содержанию они гораздо беднее мужских.

Девочка, сидящая на летящем аисте,- мать одиночка.

Крест с женщиной опутанной проволокой,- “осуждена невинно”, “моя судьба”.Наносится воровкам.

Женское лицо на фоне паутины,на рисунке присутствуют шприц и бокал- символ наркоманки.

Подкова и дьявол, раскачивающийся на цепи- “было счастье, да черт унёс”.

Голова медузы Горгоны, меч, горящий факел- символ выполняющий функцию оберега, имеет значение “за зло отомщу”.

Женская голова с кандалами и кинжалом,текст “Русь”- “отбывала наказание на чужбине”.

Стреляющий из лука Амур- “неверного накажу изменой”, “верю в свою любовь”,наносится в области живота.

Изображение солнца и парусника,на фоне которых опутанная проволокой женщина- надежда на светлое будущее, “вспоминая волю, помню о родителях”.

Голубь на ладони, решотка и солнце- была судима в несовершеннолетнем возрасте, “злая судьба отняла волю и надежду”.

Скорбящая у гроба женщина- “память о родных, умерших в заключении”, “мама, спи и жди меня”.

Горящая свеча, лента и карты мастей треф и пик. Свеча- символ воровской удачи. Свеча горит- отбывала срок наказания. “Молодость уходит безвозвратно”. Туз треф- тюрьма. Туз пик-надежда.

Девушка с двумя револьверами в руках- женская “отрицала” (молодёжная татуировка), “я- бандитка”, “закону воров не изменю”.

Голова ведьмы с туловищем змеи, обвивающем женскую голову,- “в объятиях злой судьбы”.

Чайки- “детство было чистым и счастливым”, “тоска по воле”.

Роза, обвитая колючей проволокой,- 18 лет отмечала в местах лишения свободы.

Женщина в монашеской одежде с ребёнком на руках- стремление к свободе, “на тебя уповаю”, “память о матери”.

Тюльпан- 16 лет исполнилось в местах лишения свободы.

Церковь- стремление к лидерству, авторитету. Осуждена за кражи и грабежи. Отрицательно относится к органам суда, прокуратуры, сотрудникам милиции и ИТУ.

Летящая в виде ангела женщина- татуировка, характерна для воровок.

Внутри подковы женская голова, надпись на грузинском языке: “ты- моё солнце”- надежда на досрочное освобождение и будущее счастье.

Обвитый проволокой колокольчик,- “отбывала наказание от звонка до звонка”.

Восседающий на скале орел,- авторитет.

Жук- такое изображение свидетельствует о том, что владелица тату чтит воровские законы и традиции.

Голова индейца – попранные права или диссидентство.

Дьявол держащий в руках ромашку – “будет то,что будет”.

Чайки, море и солнце – “родилась и умру свободной”.

Сердце пробито стрелой и кинжалом – “за любовь готова на всё”.

Кот – воровская татуировка. Решётка,игральные карты и бутылка с рюмкой – “преступная жизнь”.

Русалка – символ удачи, “люби и помни свободу”.

Голова тигра – “ненавижу ментов”.

Змея и перо – отбывает наказание по статье 146.

Бабочка – “память о вечном”.наносится в нижней части живота.

Могильный крест – символизирует о свершившейся мести.

Голова черта – “повязалась с пороком”, недовольство администрацией зоны.

Женщина держащая на руках младенца – “тоска по дому”.

На фоне солнца крылатое сердце и якорь – символизируют положительные явления, такие как вера в будущее освобождение и счастье, сохраненную верность, “отбывала наказание с воспоминаниями о любви”.

Крест – “задумчивость”. (Воровской символ.)

Кленовый лист – с ранних лет осталась сиротой.

Крестики – примитивные татуировки наносимые на пальцы,между грудей или виски, признак воровки.

Источник: www.skarabeytattoo.at.ua

Женские татуировки в тюрьме. Что значат и чем отличаются от мужских? | История России

О суровых реалиях женской тюрьмы мы уже писали. Говорили и о том, что в местах не столь отдаленных женщина остается женщиной в своем естественном предназначении. Но почти у каждой зэчки после срока остается напоминание о годах, проведенных в тюрьме в виде татуировки.

«У баб все не как у людей!», – презрительно кривятся бывалые зэки, когда речь заходит о женских тюрьмах. А между тем, многие наколки, их символику, женщины перенимали как раз у мужчин. Среди них «От звонка до звонка», «Начал воровать» и прочие. Что же касается способов нанесения рисунка на тело, женщины более гуманны, нежели мужчины. Вряд ли они станут «бить партак» ржавой иглой или другим сомнительным инструментом и чаще всего используют для этих целей электробритву. Самые популярные места для татуировок – руки, бедра, верхняя часть груди.

Как звёзды, только птички

Как звёзды, только птички

Но даже в жанре нательного рисунка женщина остается женщиной. Для того, чтобы зафиксировать социальный статус зэчки, используются изображения цветов, бабочек, птичек, сердец; часто накалывают и портреты любимых. Если подробнее, сердце, пронзенное стрелой, обозначает вечную обиду, а ромашка – любвеобильность обладательницы, а порой и принадлежность нескольким мужчинам. Обнаженного мужчину с короной в руках, скорее всего, изобразит на теле воровка. Чайки у зэчек символизируют свободу, ласточки – тоску по свободе, скрипичный ключ – «Жила весело, умру весело».

Отдельное место в символике занимают дети. Как известно, самое тяжкое преступление в женской тюрьме по понятиям ее обитательниц – убийство ребенка. Женщина за решеткой – волчица, у которой отобрали дитя, поэтому ее главная цель – выйти на свободу к любимому чаду. В память о малыше на плече или животе преступницы изображают голову ребенка с подписью в виде уменьшительно-ласкательного имени. Интересно, что в СССР встречались и антисемитские татуировки, и наколки, изображающие иконы, с традиционными церковными изображениями имеющие, впрочем, очень мало общего.

Ну, и конечно же, отдельно стоит поговорить об отношениях за решеткой. Интересно, что однополая любовь у женщин не считается чем-то зазорным. Поэтому соответствующие татуировки – русалок («коблы») и цветочки («встречаются у «курочек») никто не прячет, как не прячутся и проститутки: у них на в камере наоборот особый статус. «Жрицу любви» отличает изображение обнаженной женщины в окружении цветов, птичек и сердечек на животе.

Похожие статьи:

Каково женщине быть в тюрьме?
Самые известные женщины-преступницы
Чего хотят Pussy Riot?

А как вы считаете, красят ли тело девушки татуировки? Или наоборот, уродуют?

Подписывайтесь на наш канал, пишите комментарии, ставьте лайки и мы будем радовать Вас новыми историями от наших авторов.

Тюремные татуировки, их значение — перстни (49 фото) | татуировки

 


— Белый крест на черном фоне. Означает, что владелец отбывал наказание за грабеж. Перстень готика.

 

 

 


— Татуировка парашника — зэка из когорты обиженных, Перстень наносится в принудительном порядке. Им часто метят карточных должников. При выходе из зоны владелец перстня обычно закрашивает белый треугольник, имитируя татуировку «Вышел по звонку».

 

 


— Черный квадрат. «От звонка до звонка». «Вышел без досрочного освобождения».

 

 

 

 


— «Прошел через «Кресты» (следственный изолятор г. Санкт-Петербурга). Над перстнем может размещаться корона. Татуировка встречается также у женщин.

 

 

 


— Белые диагональ и полумесяц на черном фоне. «Отбывал наказание в ПТУ строгого режима». Перстень мусульманина.

 

 

 


— «Грехи юности». Лагерный стаж начал в воспитательно-трудовой колонии.

 

 

 

 


— «ЗЛО» («заветы любимого отца»). Символ родственных уз или уголовной династии.

 

 

 

 


— «Ступил на воровской путь». Осужден за воровство.

 

 

 


— Женская татуировка. «Одна в кругу воров». Отбывала срок за хулиганство.

 

 

 

 


— «Не подам руки менту».

 

 

 

 


— «Прошел сучью зону». Владелец перстня отбывал наказание в ПТУ, где власть держали активисты.

 

 


— «Польский вор». Владелец татуировки — бывший вор не отказавшийся от традиций воровского братства. Верхняя цифра означает срок, нижняя — число судимостей.

 

 


— Перстень мужика — осужденного, держащего в зоне нейтралитет.

 

 

 
— Солнце и чайки, разделенные диагональю. «Утраченная юность». «Отбывала первый срок в воспитательно-трудовой колонии».

 

 

 


— Перстень с изображением паука в паутине. На спине паука белый крест. «Был судим за гоп-стоп» (грабеж). Символизирует насилие

 

 

 


— Кинжал, обвитый змеей. Символ агрессии и тайной угрозы. Владелец перстня отбывал наказание за умышленное убийство.

 

 

 


— Заяц. Перстень несовершеннолетнего. Указывает на симпатию к проституткам или на склонность к развратным действиям. Может наноситься в принудительном порядке.

 

 

 


— Змея в виде латинской буквы «5» с двумя вертикальными полосами. «Вторая ходка». Иногда наносится третья полоса (третий срок лишения свободы). Татуировка  встречается и у женщин.

 

 


— «КОТ» («коренной обитатель тюрьмы»). Воровской знак, символизирующий гордость, длительное пребывание в местах лишения свободы, удачу. Иногда встречается у гопников.

 

 

 


— Солнце, якорь, сердце. «Любовь и свобода». Позаимствован у моряков.

 

 

 

 


— Голубиная лапка. Знак пацифистов. В блатных понятиях — знак агрессии. Татуировка наносится злостными нарушителями лагерного режима.

 

 

 


— Кинжал, пробивающий офицерский погон. «Смерть ментам’» . Владелец татуировки был судим за преступление против сотрудников милиции. Татуировка часто встречается и на других частях тела.

 

 

 


— Перевернутая звезда. Символ сатанистов. «Совершил преступление по религиозным мотивам». «Судим за осквернение могил». Встречается редко.

 

 

 


— Сионская Звезда Давида. «Еврейское классовое единство». «Прошел зону, но веру не предал».

 

 

 


— Шестерка. Перстень воровской пристяжи — зэков, исполняющих приказы лагерных авторитетов.

 

 

 


— Черный крест на белом фоне. «Прошел зону». Место татуировки — указательный палец. Встречается у женщин.

 

 

 


— Черный крест с точкой посередине и диагональными лучами. «Один в кругу друзей». Владелец перстня начал преступную деятельность несовершеннолетним.

 

 

 


— Черный могильный крест. Встречается у отрицал. Перстень также может быть посвящен родителям, умершим в период, когда владелец наколки находился в местах лишения свободы.

 

 

 


— Черный крест на белом фоне. «Прошел через зону». Могут указываться цифры, соответствующие назначенному сроку наказания.

 

 

 


— Черный крест с отходящими лучами. Символизирует судимость. Количество лучей означает число ходок.

 

 

 


— Фигурный крест. «Прости меня, мама». Перстень символизирует память об умерших родителях.

 

 

 

 


— Собор. «Вечный узник тюрьмы». Татуировку наносят зэки, имеющие, как минимум, три судимости. Число куполов собора указывает на количество ходок.

 

 

 


— Свастика в белом круге. «ПАПА» («п… активистам, привет анархистам»). Символизирует жестокость, агрессию. Знак отрицания.

 

 

 

 


— Серп и молот со звездой. Владелец перстня считает, что приговор ему назначен незаслуженно. Под перстнем встречается аббревиатура БОГ («был осужден государством»).

 

 


— Белая корона с отходящими лучами. «Пусть победит сильнейший». Перстень лагерного авторитета — пахана, вора в законе. Число лучей — количество судимостей.

 

 

 

 


— Тюльпан. Владелец перстня отбывал наказание в воспитательно-трудовой колонии. От цветка могут отходить лучи, указывающие на срок наказания или количество судимостей.

 

 

 

 


— Череп на белом фоне. «Горе побежденным», «Жить — значит бороться». Символизирует власть, силу, агрессивность. Татуировка означает, что ее владелец не остановится перед насилием. Встречается у отрицал.

 

 

 


— Перевернутая пиковая масть на белом фоне. Перстень баклана. Ее владелец был осужден за хулиганство. Символ встречается также на ушах.

 

 


— Трефовая масть. «День для ученых, ночь — для воров». «Был осужден за кражу личного имущества». Татуировку наносят и женщины.

 

 


— Бубновая масть. «Бубновый туз». Символ карточного шулера высокой квалификации.

 

 

 


— Черно-белый перстень, разделенный по диагонали. В правом нижнем углу — трефовая масть. «Прошел через «Кресты».

 

 


— Червовая масть на белом фоне. «Целкарик», «Амурик», «Лохматуха» Владелец татуировки получил срок за изнасилование малолетней. Часто перстень наносится в принудительном порядке.

 

 


— Червовая масть в правом нижнем углу. Осужден за развратные действия в отношении малолетней.

 

 


— Трефовая и пиковая масти, разделенные диагональной линией. Грусть по утраченной молодости.

 

 


— Трефовая и пиковая масти, размещенные в шахматном порядке. Перстень лагерного авторитета. Татуировка может сочетаться с куполами собора, число которых означает количество судимостей.

 

 


— Черно-белая пиковая масть, разбитая линией по диагонали. «Совершеннолетие встретил в ВТК». Обычно наносится во время перевода в НТК.

 

 


— Черный квадрат с белой диагональной полосой. «Прошел зону».

 

 

 


— Черный квадрат. На белой диагональной полосе — три точки. Перстень вафлера («петуха») — зэка, входящего в лагерную когорту опущенных и обиженных. Татуировку наносят в принудительном порядке после совершения акта мужеложства.

Татуировки уголовного мира и их значение, фото, тюремные женские наколки

Татуировки уголовного мира составляют собой отдельную, особенную категорию тату. Воровские тату и их значения подчиняются общепринятому в приступной среде закону. Именно этот, не подтвержденный и не зафиксированный нигде закон, определяет что, где и кому можно или нужно изображать на коже в качестве татуировки.

Значение татуировки в криминальном мире определяется самым человеком — носителем татуировки, его статусом в обществе преступников, видом и сложностью преступления, совершенного им.

Во многих странах мира тату изначально использовались самим государством для обозначения каторжников и бандитов, это было своего рода тавро — отметка на всю жизнь.

Одним из самых часто используемых символов отбывания наказания являются перстни. Число перстней чаще всего равняется количеству судимостей, каждый перстень несет в себе информацию о том, за что сидел преступник, сколько, а иногда и в каком месте. Каждый перстень имеет свое название и значение.

Любые криминальные татуировки нужно заслужить. Будь это элитная тату или позорная, её часто делают за какие-то достижения или позорные поступки. Вторые, кстати, не редко накалывают насильно, как знак позора на всю жизнь.

Блатные татуировки могут многое рассказать о судьбе и жизни своего хозяина. У каждого символа или фразы нанесенной на зоне есть свой особенный смысл. Некоторые из татуировок направлены на выражения протеста или пропаганды, чаще всего анти правительской.

В любом случае татуировки уголовщины не применяются просто так, в качестве украшения, они всегда несут в себе глубокий символизм и загадочную суть.

Искусство татуировки в Европе стало активно распространяться преимущественно в XVII – XVIII веках. Если добропорядочные граждане с некой настороженностью относились к нательным рисункам, то люди из преступного мира охотно переняли технику татуажа. На протяжении столетий преступники чуть ли не детально прорабатывали систему татуировок. В результате по характеру изображения можно было судить о его обладателе.

Знающие люди с лёгкостью могут определить по татуировке специализацию бандита, его криминальное прошлое, число судимостей, срок и даже такие подробности, как уголовная статья, место отбывания наказания, характер обладателя, интеллектуальные способности и другие личные эпизоды жизни.

Наносили и наносят тюремные татуировки на пальцах, на руках, на ногах, на запястье, тюремные татуировки на плече, на груди. Всерьёз интересоваться ими начала уголовная полиция лишь в первой половине XIX века. Тогда ставший легендарным парижский сыщик Эжен Видок инициировал систему идентификации преступников по особым приметам. Это и стало стартом к созданию специальной базы данных преступников.

На каждого нарушителя заводили карточки, в которых указывали имя, клички, адреса, лаконичную биографию, особые приметы и связи в криминальном мире. К числу особых примет относились и татуировки. За 20 лет собрали свыше 4 млн. карточек. Продолжил начинание Видока итальянский тюремный психиатр Чезаре Ломброзо, который уделил пристальное внимание содержательному наполнению тюремных татуировок. Пик же исследований пришёлся на 30-е годы XX века в СССР. Практически все советские тюремщики имели татуировки. Причём это касалось как мужчин, так и женщин. Только японские и китайские заключённые могли посоревноваться с нашими в степени «разукрашенности» тела.

Что же значат тюремные татуировки (тюремные татуировки перстни)?

Этот материал поможет выяснить значение тату пики (масть карт), разъяснит различные толкования рисунков, как в тюремной среде, так и для людей не связанных с криминальным миром. Тем, кто будет делать татуировку с пиковой картой, предлагаем присмотреть основу для своей татуировки в нашем каталоге:

  • Фото тату пики (масть карт)
  • Эскизы тату пики (масть карт)

Значение тату пики – фотографии готовых татуировок – рисунки

Интересное про значение тату пики (масть карт)

Карты – одна из древнейших игр, пожалуй, сложно найти человека, который никогда не играл в карты, или не знал бы хотя бы одну карточную игру. Естественно, что, как и всё исконно древнее и регулярно встречающиеся в жизни человека, карты нашли своё место и в искусстве татуировок. Значение тех или иных татуировок как-то связанных с картами может быть как позитивным, так и крайне негативным, поэтому прежде чем нанести такое изображение на тело, следует не один раз обдумать своё решение.

Главным моментом, на который следует обратить пристальное внимание при выборе карточной татуировки, это то, что чаще всего, не зависимо от страны она будет иметь отсылку к криминальной среде. Татуировка с изображением туза пики не исключение, однако, кроме тюремного, всегда есть ещё несколько значений.

Фото примеры:

Именно поэтому стоит рассмотреть их все поподробнее:

  • Уголовное значение. В Российской криминальной среде изображение туза пик носят авторитетные воры, к которым другие идут на поклон. Ношение такой татуировки может вызвать разногласия с людьми определённого круга, а некоторые из них могут расценить это даже как вызов.
  • Религиозное значение. В религиозной среде карты с древности считались чем-то из ряда в вон выходящим, а некоторые мировые религии относят игру в карты к богохульству. Именно поэтому, изображение туза пик на взгляд религиозных людей не несёт ничего хорошего. В частности в христианстве пиковая масть имеет значение копий, которыми было проткнуто тело распятого Иисуса. Очевидно, что и так скептически настроенные в отношении татуировок верующие люди ещё более негативно отнесутся к подобным изображениям.
  • Другие значения. Не стоит думать, что значение изображения туза пик ограничивается лишь негативом и отрицательными значениями. Так, например, во время второй мировой войны среди американских военных туз пик являлся символом удачи. Это обусловлено тем, что среди солдат был широко распространён покер, именно исходя из его принципов туз пик и приобрёл такое значение.

Популярные варианты:

  • туз
  • карта
  • дама
  • король
  • с черепом
  • с буквой
  • с короной

Места нанесения:

  • на ногах
  • на пальце
  • на руке
  • на шее
  • на бедре
Современные татуировки с пикой

Среди молодых людей уже давно стираются грани значения татуировок, на данный момент карточные масти вошли в моду, при этом отдельное изображение туза пик встречается довольно редко. Чаще всего изображения тузов наносят банально для красоты, либо же любители азартных игр. Часто изображения карт применяются в сочетании с другими символами, или же, как дополнение готовых композиций. Однако при составлении эскиза татуировок следует помнить, что значение всей композиции может изменить всего один символ, при этом как в положительную, так и в абсолютно отрицательную сторону. Поэтому даже если вы считаете себя далёким от «тюремных» предрассудков стоит лишний раз задуматься перед тем, как размещать на теле татуировки связанные с картами, особенно если достоверно неизвестно значение, которое в каждом индивидуальном случае может быть разным. Ведь татуировка должна доставлять эстетическое удовольствие, а не создавать проблемы её обладателю.

Статья подготовлено по информации предоставленной ресурсом, в рамках которого можно скачать самое свежее видео и популярные фильмы в хорошем качестве, без платы за это.

Смотреть видео:

Вы можете посмотреть: ЭСКИЗ ТАТУ ПИКИ ФОТО ТАТУ С ПИКОЙ

Подготовлено: npershin (Першин Николай Сергеевич)

«Нахалки»

В советской тюремной иерархии, как и в любом обществе, были как высшие, так и низшие слои. Представителей высших слоев почитали и уважали, а низших – презирали и игнорировали. Не удивительно, что находиться в самом низу было несладко, поэтому некоторые заключенные старались скрыть от сокамерников свое положение. Для того, чтобы сделать это было невозможно, таким узникам набивали информационно-иерархические или эротические татуировки, в том числе и на самом видном месте – на лице. Зачастую процесс наколки осуществлялся насильно. Сделанная насильственным способом наколка называлась «нахалка».

Например, пассивным гомосексуалистам набивали «нахалку» в виде точки (родинки) на шее или под глазом. Мушка на носу выдавала доносчика, стукача. Точка возле губ означала, что ее обладатель занимается оральным сексом с мужчинами. Родинку на подбородке кололи тем, кто был замечен в воровстве у своих же товарищей. А точка на мочке уха говорила о том, что человек никогда не держит свое слово. У так называемых «опущенных» набивали 3 точки на лбу. Стоит отметить, что одна и та же татуировка в различных частях СССР могла нести абсолютно противоположную смысловую нагрузку.

Татуировки на плечо популярны везде, включая и тюрьму. Но нужно помнить, что попало на такое место наносить нельзя, есть определенные символы, которым место только на плече или предплечье, а не где-либо еще. Каждый такой символ имеет свое значение, обычно одинаковое в любой тюрьме, поэтому общие правила нанесения наколок на плечо везде однотипные.

Популярной тюремной татуировкой на плечо является голова Иисуса Христа на кресте или же Библия. Под рисунком размещают слово «Свобода», но в виде костра, добавляют языки пламени. Такое тату означает, что у человека сгорели вера и свобода. Наносится на плечо, реже на грудь.

Существуют и жестокие татуировки на плечо, например череп и скрещенные кости. Такие наколки набивают агрессивно настроенные лица. Еще одной очень распространенной татуировкой является решетка, ветка розы и кинжал. Она информирует о том, что человек осужден за хулиганство, а свое совершеннолетие встретил в месте лишения свободы. Количество прутьев на изображении может означать срок наказания.

Еще один вариант татуировки изображение пирата с ножом в зубах и серьгой в ухе, такая татуировка означает угрозу, обладатель татуировки склонен к садизму, и агрессивно настроен на лиц, которые встали на путь исправления. Вот основные популярные тюремные татуировки на плечо, разумеется, что встречаются и другие, но суть их может зависеть от исправительного учреждения, где пребывает заключенный.

Похожие статьи:

  • Это мое парковочное место

    В редакцию обратился мужчина, который является собственником парковочного места в подвале дома, в котором он…

  • Ст 155 ЖК

    Статья 155 ЖК РФ. Внесение платы за жилое помещение и коммунальные услуги.Жилищный кодекс Российской Федерации…

  • Тату на ягодицах мужчины

    Искусство нательного рисунка коснулось практически всех частей тела. Тату на ягодицах мужчин встречается довольно редко,…

  • Английский юридический

    Настоящий учебник подготовлен коллективом авторов кафедры английского языка 1 Московского государственного юридического университета имени О.…

  • Вычитка часов

    Здравствуйте! Очень нужна Ваша помощь, как специалиста по дистанционному обучению.Я участвовала в работе школы-семинара, которая…

  • Есин Иван

    Родился в 1984 году. Учился в лицее № 2 в Астрахани. После окончания школы поступил…

Женские тату на ребрах, значение и смысл татуировок

Символы на теле могут не только рассказать историю человека, но и защитить его от проблем, став своего рода оберегом. Тематика нанесения может быть разной, начиная с красивых и милых примитивных мотивов и заканчивая целыми сюжетами с интересными дополнениями. Места для нанесения знаков также зависят от предпочтений владельца. Популярными сейчас являются женские татуировки на ребрах.

Значение символов

Вариант создания сюжета на ребрах является универсальным как для мужчин, так и для женщин. Красивые надписи, интересные рисунки, личные данные в оригинальном оформлении будут смотреться весьма стильно на этой области. Женские татуировки на ребрах часто имеют философский смысл. Это могут быть мудрые изречения на латыни или других языках, фразы из фильмов или жизненное кредо человека.

Девушки часто выбирают любовные послания или то, что связывает их с избранником. Также популярными являются эмоциональные и чувственные мотивы, что способны пробудить чувства, но не разум.

Атрибутика, которая применяется для украшения женских татуировок на ребрах, часто имеет оберегающий смысл и служит своего рода амулетами в сочетании с основным мотивом рисунка. Поскольку эта область обширная, то здесь могут сочетаться разные мотивы и элементы, сама татуировка также может быть большой.

Выбор цвета

Конечно, классические символы, выполненные в черном пигменте, никто не отменял. Это довольно стильно и привлекательно, актуально в любое время, но интересные цветные сюжеты также пользуются огромной популярностью. Женские татуировки на ребрах цветного формата смотрятся более эффектно и естественно, нежели обычные черные.

Мастера советуют для изображения простых мотивов или примитивных сюжетов небольших размеров применять черный пигмент. Это будет акцентировать внимание на главном символе и не отвлекать от его значения. Такой вариант будет идеальным для небольших татуировок.

Для более обширных знаков используются цветные пигменты, чтобы передать суть и глубину символа. Также в цвете изображаются мотивы и сюжеты, это дополняет татуировку и делает ее интересной. Мастера используют темные оттенки и яркие пигменты, чтобы визуально добавить объема готовому рисунку. В татуировках на ребрах женские надписи стараются сочетать с применением классических символов.

Это также выполняется в цветном формате. В стандартном варианте татуировки могут использоваться от двух до пяти цветов с их основными оттенками. Этого достаточно для создания полноценного и красивого сюжета.

Ключевые атрибуты

Помимо дополнительных элементов, в сюжете могут применяться и основные символы, которые будут играть в рисунке ключевую роль. Популярными считаются индейские символы, в частности, ловец снов. Его изображают фоново, добавив внутрь морду зверя или дополнительный амулет силы.

Птицы на ребрах также выполняют защитную функцию и приносят владельцу тату удачу и богатство. К этому символу относят также похожие по значению изображения бусин, перьев и дополнительных элементов.

Иероглифы и драконы применяются для повышения силы и мужественности, но также наносятся девушкам. Хотя в этом плане такая татуировка будет иметь скорее эстетичный характер. Фото женских татуировок на ребрах могут отличаться от готового результата в реальности, поэтому лучше попросить у мастера, чтобы создал новый эскиз, а не перебивал из готовой картинки.

Выбор сюжета

К этому мастера советуют подойти серьезно, ведь сделанный рисунок останется на теле на всю жизнь. Чтобы не ошибиться, нужно создать несколько вариантов эскизов, нанести их временно на тело и выбрать свой.

Нельзя делать татуировку под влиянием эмоций или спонтанно. Это должен быть обдуманный шаг. Женские татуировки под ребрами отличаются от других видов своими параметрами – они намного больше. Поэтому нужно хорошо подумать над тем сюжетом, что будет там изображен.

Правильно выбранная татуировка поможет скрыть недостатки фигуры и даже визуально подтянет талию. Для этого делают вертикальные рисунки по длине туловища. Символом можно также скрыть шрамы и недостатки на коже. Но при выборе сюжета обязательно обращать внимание на сочетание разных мотивов и их совместное значение.

Советы мастеров

Чтобы выбранный сюжет радовал, нужно создавать оригинальный эскиз, сочетая его с теми деталями, что имеют конкретное значение для человека. Например, женские татуировки-надписи на ребрах (с переводом или без него) часто делаются с указанием на важное событие в жизни. Иногда туда включаются инициалы или добавляются важные даты.

Благодаря особенностям области ребер можно не бояться с выбором сюжета и не ограничиваться простыми мотивами. Можно поиграть с интерпретацией и включить в рисунок животное или древний символ. Популярным является сочетание астрологических деталей со стандартным рисунком. Изображение знака Зодиака добавляет татуировке силы и делает ее амулетом для конкретного человека.

Уход за татуировкой

После того как знак уже нанесен на тело, можно приступать к защите. Поскольку на коже в месте нанесения появится тонкая корочка, ее ни в коем случае нельзя снимать. После этого может остаться некрасивый шрам и изменится цвет пигмента.

Желательно наносить на это место побольше вазелина, чтобы туда не проникала вода. Процесс заживления длится от недели до трех, но в холодную пору может происходить быстрее.

Нельзя также допускать воздействие солнечных лучей на татуированный участок кожи, поскольку это негативным образом скажется на цветном пигменте и может привести к его изменению. После того как процесс заживления закончился, ухаживать за участком кожи можно так же, как и за всем телом.

Блатные наколки. Тату на ягодицах. Значение тату на ягодицах. Эскизы и фото тату на ягодицах

Мода на украшение собственного тела средством татуировок сейчас распространилась на все слои общества, в то время как ранее это было преимуществом людей преступного мира либо мира заключенных. Данная статья раскроет тему «Тюремные татуировки и их значение».

Незначительно истории

Стоит сказать пару слов о мире заключенных и их устоях. Так, в Рф это практически 2-ая власть, которая, естественно, является антисистемой, противником действующих управленцев страны. Увлекательным покажется тот факт, что таковой расклад вещей существует еще исключительно в 2-ух других странах – Папуа-Новой Гвинее и ЮАР. Что касается Рф, это берет свое начало еще с 18 века, когда преступная иерархия образовалась в ответ на восстановление прусской бюрократической системы. Так, чтоб отличаться и иметь свои обозначения, воровской и преступный мир выдумали собственный язык, который взяли в долг отчасти у маленьких торговцев – офеней, а отчасти у евреев, которые в то время также были угнетенным народом. Ну и, естественно, место в преступной иерархии хоть какого заключенного определяет его татуировка.

Типы татуировок

Изучая тюремные татуировки и их значение, стоит сказать, что они все делятся на три главных типа. 1-ый: регальные картинки, которые позволяют отличать человека высших уровней тюремной иерархии. Стоит сказать, что наносить татуировки на зоне могут далековато не многим. Такую честь необходимо заслужить, или это будет принужденно нанесенный набросок. 2-ой вид – портачки. Это картинки, которые делались заключенными без помощи других из разных средств находящихся под рукой, самоучками и не спец мастерами. И 3-ий вид татуировки: нахалки, которые набивались как определенный зазорный символ заключенному только по принуждению. Это заключенные самой низкой иерархии, которые осуждены по определенным законам либо же не соблюдали устоев тюремного мира.

Надписи

Итак, рассматриваем тему «тюремные татуировки и их значение» далее. Сначала охото сказать, что заключенные могли набивать для себя надписи всех типов. Но в главном это бывают не полные фразы, а их укороченный, понятный только криминальному миру вариант, который расшифровывался по основным буковкам. Как пример, на теле отсидевших можно узреть слова «ГОРН», что расшифровывается по первым буковкам написанного: правительство обрекло в рабы на веки, «ЗВОНОК» – знай воров, они обучат очень круто, «КОТ» – коренной житель кутузки либо же «ХЛЕБ» – хранить любовь навеки буду. Таких надписей существует много, некие из их могут исчезать из-за собственной неактуальности (к примеру, надписи о русской власти), новые же временами появляются.

Ноги

Заключенные могут исписывать на сто процентов свое тело. Так, тюремные татуировки часто располагаются на ногах. 1-ый набросок, который для многих заключенных кажется очень принципиальным, это звезды на коленях, их еще приято именовать «звезды беспредела». Варианты их бывают различные, но значение всегда одно: «никогда не встану на колени перед кем-нибудь». Это свободолюбивая татуировка, которой зеки молвят, что они непокорливы и независимы, невзирая ни на что. Но набить этот набросок сумеют далековато не все, такую честь нужно заслужить «правильным поведением» исходя из убеждений зеков в местах лишения свободы. Если же у человека есть такая наколка, но он отдал слабинку, ее могут просто срезать с кожей с колен провинившегося уголовника. Также заключенные очень обожали выкаливать у себя на ногах разные цепи, оковы, что означало, что они, даже если находятся на свободе, все равно считают себя заключенными. Изображение на ноге погона милиционера, проткнутого кинжалом, означало «мочи ментов», но не определяло заключенного согласно его месту в иерархической структуре.

Татуировки на руках и плечах

Стоит также разглядеть значение тюремных татуировок на руках. Так, 1-ая из их – эполет, который располагают на плечах. Носили их люди, которые по воровским законам отлично отличились, это символ за определенные награды перед общиной. Заслужить такую наколку очень тяжело, но она поднимала заключенного на определенный уровень в преступной иерархии. Принципиальное значение также имели подключичные звезды, которые расшифровывали двузначно: они могли обозначать как вора в законе, так и «отрицалу», человека, который противоборствует тюремным порядкам. На кисти рук наносили картинки в виде жуков воры-карманники. Можно было также написать слово «ЖУК», что означало «желаю удачных краж». Дальше стоит разглядеть значение тюремных татуировок «паук», «кот с ключом», «летучая мышь». Паук также обозначал человека из мира воров (время от времени наркомана). Если паук ползет по собственной сети ввысь, это означает, что человек будет красть и далее, если же вниз – «завязал с воровством». Воры-домушники отрисовывали у себя на руках котов с ключами. Ну и еще одним эмблемой вора был Ленин, поточнее его профиль, который могли отрисовывать на плече либо же на груди. Все исходит из расшифровки слова: «ВОР» – Вождь Октябрьской Революции. Ночные воры отрисовывали у себя на теле летучих мышей.

Перстни

Принципиально также разглядеть значение тюремных татуировок на пальцах, ведь это особенные картинки, по которым можно найти статус человека, находившегося в местах заключения. Так, самые главные картинки на пальцах – это перстни. Здесь их существует неограниченное количество, некие же незнающему человеку могут казаться очень похожими, по сути они отличают людей совсем различных преступных каст. Картинки на указательном пальце правой руки отличают вора-поездушника, который совершает кражи в дороге, особенные дорисовки могут сказать о том, как он жесток и какие способы при всем этом употребляет. Так, к примеру, темный треугольник гласит о том, что человек отличается особенной беспощадностью. Воры в законе, особенные правонарушители, рецидивисты наносят картинки на средние пальцы. Почетаемы в криминальной среде люди, фавориты отрисовывают татуировки на огромных пальцах, это также может отличать спеца в некий области либо знатока. Ромб в квадрате на безымянном пальце отличает правонарушителя низшего слоя, который за определенные поступки считается низким, может быть принужден к мужеложеству, другими словами «опущен». Если человек исправляется, ромб могут заштриховать, что произнесет о том, что человек был наказан по криминальным законам. Буковку «С» на средний палец наносят принудительно тем лицам, которых принято именовать «ссучеными», другими словами тем, кто сотрудничает с правоохранительными органами. За такую наколку можно понести грозное наказание не только лишь на зоне, но уже и на воле. В спецшколах мужчины могут наносить для себя татуировки в виде ромба, в верхнем углу которого стоит точка, а снизу – крест. Это обозначает авторитета посреди подростков, 1-го из высших в подростковой иерархии. Это далековато не полный перечень татуировок на пальцах, их существует неограниченное количество для каждого члена в преступной среде и среде заключенных.

Религия

Рассматривая тюремные татуировки и их значение, стоит сказать, что очень нередко заключенные наносят картинки с религиозным смыслом. Так что все-таки они означают? Божья Матерь, нанесенная в большей степени на спину либо грудь, может означать идол от какого-нибудь зла либо же то, что человек стал на путь правонарушителя очень рано, еще в молодом возрасте. Большущее значение имеет набитая церковь на теле правонарушителя. Так, количество куполов значит количество ходок на зону либо же количество проведенных в кутузке лет. Преступные авторитеты наносили на свое тело распятия разных размеров, это отличало заключенного высшей криминальной иерархии, и заслужить такую татуировку – величавая честь. Могли набивать заключенные для себя также колокола. Это означало, что человек отсидел на зоне собственный срок на сто процентов, другими словами «от звонка до звонка». Могли отрисовывать также и монахов, которые пишут. Это означало вора-писаку, который без заморочек может накрапать хоть какое письмо, либо же означало человека, который профессионально работает с наточенными предметами, такими как бритва либо ножик.

Точки

Тюремные татуировки также были бы и максимально ординарными. Так, огромное значение имеют точки, набитые на теле заключенного. Что все-таки они могли означать? Очень пользующейся популярностью является пятиточечная татуха, четыре точки по бокам обозначают тюремные стенки, а 5-ая, в центре – самого заключенного. Набивали ее в большей степени меж указательным и средним пальцами, что означало, что человек побывал на зоне. Просто три набитые точки могут означать человека, который с наслаждением ведет криминальную жизнь и принимает себя как бандита. Если же человек, который набил такую татуху, религиозен, она может означать Святую Троицу.

Слеза

Рассматривая дальше значения тюремных наколок, нельзя не упомянуть о слезе, нанесенной на область вокруг глаза (но этот набросок в большей степени европейских и американских заключенных). Она имеет несколько значений. Так, 1-ое: человек получил срок за нарушение закона, другими словами просто попал в места заключения. 2-ое: слеза символизирует убийцу. Если же она не закрашена, это может означать покушение на убийство либо то, что у заключенного погиб друг и за этим последует расплата.

О любви

Увлекательным многим покажется тюремное значение татуировки «розы». Так, это загубленная юность сидячего. А потому что это цветок любви, потому несложно додуматься, что все-таки еще роза может означать. Так, если она нарисована рядом с кинжалом, это значит кровь за измену. Лохматые воры, другими словами те, кто посиживает за изнасилование, могут набивать на для себя просто сердечко. Тот, кто поклялся отомстить за поруганную любовь, нарисует на для себя сердечко, пронзенное одним либо 2-мя кинжалами.

Животные и птицы

Очень увлекательным является тюремное значение татуировки волка. Одна только аббревиатура может поведать о том, что все-таки она значит. «ВОЛК» – вору отдышка, легавому крышка. Отличает людей, которые терпеть не могут служителей порядка и готовы в хоть какое время с ними расправиться. Если заключенный набивает на собственном теле тигра, это означает, что он на всех озлоблен, в особенности на власть. Это также может отличать человека очень ожесточенного и злого. Нарисованный кот – это знак воров. Если же при нем к тому же бантик, это означает, что человек продался ментам, за что его могут временами наказывать обитатели мира заключенных. Профиль быка обозначает человека, который является бойцом и может в разных схватках выступать от имени головного авторитета. Также данный набросок отличает человека ожесточенного, стремительно приходящего в ярость. Что все-таки обозначает татуировка «скорпион»? Значение тюремное имеет несколько разных вариантов. Так, она может просто обозначать символ зодиака, но это самое безопасное ее значение. Такая татуха может определять бывшего спецназовца. Если же клешни скорпиона раскрыты, означает, человек был участником боевых действий (что на зоне приветствуется). Скорпиона набивают к тому же те, кто посиживал в камере-одиночке. Если же скорпион нарисован под прицелом, это обозначает человека, который участвовал в боевых действиях в Чечне.

Другие картинки

Маски, набитые на теле заключенного, обозначают настроение самого человека до отсидки и во время ее прохождения (удовлетворенность и грусть). Пиратов набивают люди, которые посиживают за разбой. Джокер либо карты отрисовывают на теле люди азартные, попавшие по этой же причине на зону. Ножик в шейке скажет окружающим, что человек кого-либо подрезал, свастику же либо нацистские знаки набивают те, кто не согласен с современной властью.

Татуировки уголовного мира составляют собой отдельную, особенную категорию тату. Воровские тату и их значения подчиняются общепринятому в приступной среде закону . Именно этот, не подтвержденный и не зафиксированный нигде закон, определяет что, где и кому можно или нужно изображать на коже в качестве татуировки.

Значение татуировки в криминальном мире определяется самым человеком – носителем татуировки, его статусом в обществе преступников, видом и сложностью преступления, совершенного им.

Во многих странах мира тату изначально использовались самим государством для обозначения каторжников и бандитов, это было своего рода тавро – отметка на всю жизнь.

Одним из самых часто используемых символов отбывания наказания являются перстни. Число перстней чаще всего равняется количеству судимостей, каждый перстень несет в себе информацию о том, за что сидел преступник, сколько, а иногда и в каком месте. Каждый перстень имеет свое название и значение.

Любые криминальные татуировки нужно заслужить. Будь это элитная тату или позорная, её часто делают за какие-то достижения или позорные поступки. Вторые, кстати, не редко накалывают насильно, как знак позора на всю жизнь.

Блатные татуировки могут многое рассказать о судьбе и жизни своего хозяина . У каждого символа или фразы нанесенной на зоне есть свой особенный смысл. Некоторые из татуировок направлены на выражения протеста или пропаганды, чаще всего анти правительской.

В любом случае татуировки уголовщины не применяются просто так, в качестве украшения, они всегда несут в себе глубокий символизм и загадочную суть.

Значения тату

04.07.2016

Как правило, тюремные наколки выполняются в одном цвете и выглядят примитивно. Их не накалывают от балды, так как каждый нательный рисунок имеет свое значение. Набивать татуировки, схожие с зоновскими партаками, опасно. За такие картинки, надписи у вас могут «спросить». И сколько бы несчастные не уверяли, что, делая эполет, жука, поросенка, они вкладывали в рисунок свой смысл, а «Маргаритка» – имя любимой девушки, такие отмазки с серьезными ребятами не всегда прокатывают. Чтобы минимизировать возможность попадания впросак, лучше изучить популярные тюремные наколки и их значение. Вперед!

Тюремные наколки и их значение

Распятие – знак криминального авторитета, обычная наколка крест может служить оберегом. Также кресты нередко указывают на количество ходок либо обозначают воровскую масть, кровную месть. Количество ходок нетрудно определить по церковным куполам, которые дополнительно служат такими же оберегами, как и изображения Господа, Богоматери, ангелов. О длительности заключения говорят кандалы на руках. Один кандал – это 5 лет отсидки.

Тюремные наколки звезды (розы ветров) на коленях идентифицируют человека, не желающего опускаться перед властью, законом. Об озлобленности на власть, милицию указывает наколотый тигр. Тогда как изображение быка являет человека, вершащего расправы по приказу законника (авторитета). Знаком отличия является эполет. Его накалывают в тюрьме за свершение серьезных дел.

Самые распространенные тюремные наколки на пальцах – перстни. Тюремные наколки на руках «жук», «кот с бабочкой» – опознавательные символы карманника. Узнать, что перед вами вор, поможет изображение на теле собеседника паука в паутине. При этом, если членистоногое ползет вверх, то ваш знакомый не собирается завязывать с воровским миром. Воры также накалывают себе Ленина, гастролеры – парусники. Символ преступника, промышляющего по ночам – летучая мышь.

Изображение пирата на теле нового знакомого может означать, что в скором будущем вы будете подвергнуты нападению, ведь перед вами человек, совершивший разбой. Берегите свое имущество! Незнакомец с наколотым ножом, входящим в шею, тоже не лучший кандидат в друзья. Такой приятель подойдет тем, кто не боится быть подрезанным. Не доверяйте поливать свои цветы милому соседу с наколотым котом и ключами. Думаю, вы согласитесь, что домушник – не лучший помощник по хозяйству.

Женская голова, изображенная на брюхе, означает, что ее носитель – проститутка. При этом головы на животе – это как мужские, так и женские тюремные наколки, значение которых неизменно. Мордочка поросенка, надписи «чушок» и «маргаритка» – тюремные наколки опущенных. Их набивают насильно. Такие наколки определяют заключенных в низшую касту. Опущенный – не значит вступивший в гомосексуальные отношения с другими заключенными. Характерную наколку получают после нарушения законов зоны.

Удаление наколок на зоне и в тату-салоне

Сделав тюремные наколки, не отвечающие истинному положению дел, человек рискует быть принужденным удалять их в зоновских условиях с использованием осколков стекол, наждачной бумаги, кирпича. Набитые не по заслугам зоновские наколки в отдельных случаях становились причиной отправления заключенного на длительное лечение после травматического выведения нательных изображений.

Удаление наколок, выполненных чернилами, выведение «жженки» быстро проводится в тату салоне. Там же можно сделать удаление тату, ненароком узнав значение наколок, схожих с изображением на вашем теле. Конечно, перед тем как свести татуировку, никому не возбраняется попытаться объяснить людям, переступившим закон, что такое нательное изображение – обычное художественное тату. Правда, не все освободившиеся готовы понять носителя символов из тюремного мира, не отвечающих действительности.

С tatoomag – безопасное выведение блатных изображений. За базар отвечаем!

Старший эксперт-криминалист в Министерстве внутренних дел СССР по имени Аркадий Бронников за 30 лет своей службы собрал огромную коллекцию фотографий тюремных татуировок. Далее вы увидите расшифровку и описание тюремной символики, которую заключенные набивают на кожу в виде тату.

На фото: обвивающая шею змея – знак того, что обладатель татуировки употребляет наркотики. Большинство заключенных – или алкоголики, или наркозависимые. Многие преступления они совершали в состоянии интоксикации. Звезды на ключицах и эполеты на плечах говорят о том, что перед нами авторитет. Штаны на заключенном – часть формы колонии особого режима, самого строгого режима заключения в Советском Союзе. Заключенные таких колоний называются особо опасными рецидивистами, на их счету могут быть такие тяжкие преступления, как педофилия. Они приговорены к более строгому содержанию под стражей, чем другие заключенные, и не могут быть освобождены условно-досрочно.

Звезды на плечах говорят о том, что этот заключенный – криминальный «авторитет». Медали – дореволюционные награды, поэтому их изображение становится знаком неповиновения советскому режиму. Глаза на животе указывают на гомосексуальность их обладателя (пенис становится «носом» на изображенном лице).

Изображения монастырей, церквей, соборов, Девы Марии, святых и ангелов, обычно на груди и спине, означают принадлежность к воровскому миру и его «понятиям». Татуировки в виде черепов, в некоторых местах сопровождаемые изображением улетающего ангела, говорят о том, что заключенный был осужден за убийство. Гроб – еще один знак убийства, в нем хоронят убитого.

Форма эполетов, вытатуированных на плечах, заимствована или из дореволюционной формы, или из существующей советской, оба варианта говорят о негативном отношении их обладателя к системе. Эти татуировки встречаются у криминальных авторитетов, носящих такие клички, как «майор» или «полковник». Эполеты с тремя маленькими звездами или черепами можно расшифровать так: «Я не раб лагерей, никто не в силах заставить меня работать», «Я узник, но рожденный свободным», «Я полковник в зоне – не буду пачкать руки о тачку», «Сильные побеждают – слабые умирают», «От работы лошади дохнут».


На руке написано «Помни меня, не забывай» и «15 лет я ждал тебя».
Этот человек – мусульманин. На животе слева – культовое здание с полумесяцем, черты его лица также указывают на то, что он не русский. Он не авторитет воровского мира, но пытался притвориться им с помощью татуировок, которые должны были повысить его положение в тюремной иерархии. Маяк на правой руке обозначает стремление к свободе. Наручники на каждом запястье говорят о том, что он приговорен больше, чем к пяти годам заключения.

Мадонна с младенцем – талисман воров, защищающий от несчастий и бед. Он также указывает на то, что обладатель был вором с раннего возраста: «Тюрьма – мой дом», «Дитя тюрьмы».

Восьмиконечные звезды – эмблемы вора-авторитета, живущего по «воровским понятиям». Существует много вариантов «воровских» звезд. Линии внутри концов звезды означают, что обладатель татуировки нес военную службу, но бросил ее и ушел в криминал, буквально татуировки таких заключенных означают «Я презираю армию».

Этот заключенный – жертва сифилиса, болезнь оставила его лице, глазах и рту глубокие шрамы. В тюрьмах и колониях заключенные, и мужчины, и женщины, страдающие от венерических заболеваний (таких, как сифилис) называются «букетниками». Их также награждают армейскими чинами в зависимости от того, насколько тяжело состояние болезни. Например, «Колька таскался по бабам и не парился, вчера мне врач сказал, что он уже “лейтенант”» (заключенного, страдающего от сифилиса второй стадии, называют «полковником», третьей – «генералом»). Были случаи, когда люди заражались сифилисом, СПИДом и столбняком, когда им делали татуировки в антисанитарных тюремных условиях. Нанесение татуировок запрещено в тюрьмах и лагерях. Статус этой процедуры рос по мере того, как она становилась все более тайной из-за запретов и суровых наказаний со стороны администрации.

«Демоны» на плечах этого заключенного символизируют ненависть к авторитетам и тюремной иерархии. Этот тип татуировки известен как «оскал» – ее обладатель «показывает зубы» системе. Иногда «оскалы» сопровождают антисоветские подписи.

На руках написано: «Спасибо, дорогая Родина, за юность загубленную нашу».
Изображение кинжала на горле говорит о том, что заключенный совершил убийство в тюрьме, и его можно нанять для того, чтобы он совершил еще одно. Капли крови могут означать количество убитых им людей.
Многими криминалами Ленин воспринимается как «пахан» (главарь) Компартии. Буквы ВОР, которые иногда можно увидеть под его изображением, несут двойной смысл. Это акроним для фразы «Вождь октябрьской революции», но также и просто русское слово «вор».

Надпись на груди: «Кто не со мной, тот против меня».
Свастика и нацистские символы могут означать, что их обладатель симпатизирует фашизму, хотя чаще их делают для того, чтобы показать враждебное отношение заключенного к тюремной или лагерной администрации. В советский период администрация часто удаляла такие татуировки насильно – или хирургическим путем, или с помощью чернил. Изображение русалки может означать приговор за изнасилование ребенка или растление малолетнего. В тюремном жаргоне для обозначения совершившего такое преступление есть слова «амурик», «лохматый» и «универсал». Они становятся «опущенными» в тюремной иерархии после того, как их насилуют другие заключенные, иногда группами.

Надпись над крестом: «О Боже! Спаси и сохрани раба своего… Виктора», под крестом – «Боже, суди меня не по делам моим, а по милосердию своему». Надпись над талией «*** нужду и горе…» [Равнодушен к нужде и горю].
Череп и кости указывают на то, что заключенный отбывает пожизненное наказание. Одна восьмиконечная звезда означает, что он полуавторитет среди воров. Девочка, цепляющая платье удочкой, на левом предплечье, – татуировка хулиганов и насильников. Змея, свернувшаяся вокруг человеческих останков (на сгибе каждой руки) – вариант старой воровской татуировки. Змея – символ искушения, здесь же голову змеи заменила женская голова искусительницы. На правой стороне живота – версия «Юдифи» Джорджоне 1504 года: символ лукавой обольстительницы, предающей благородного человека.

Долларовые купюры, небоскребы и автомат с аббревиатурой US говорят о люби заключенного к образу жизни американской мафии. Глаза означают «Я слежу за тобой» (за другими заключенными в тюрьме или лагере).

На руке под изображением черепа написана фраза на латыни Memento Mori, что означает «Помни, что ты прах».
Двуглавый орел – символ русской государственности, уходящий корнями в XV век и использовавшийся Петром Великим. После падения коммунизма в 1993 году он заменил серп и молот на гербе Российской Федерации. Фотография сделана в советский период, тогда татуировка в виде этой эмблемы была знаком ненависти к СССР. Его также можно трактовать как «Россия для русских» или «За Россию без жидов, хачей и марксистов-ленинистов». Статуя Свободы указывает тоску по свободе, а темный персонаж с ружьем говорит о том, что этот заключенный готов к насилию и убийствам. Глаза на груди означают «Я вижу все» и «Я слежу», это знаменитая татуировка заключенного, принадлежащего к касте «смотрящего». Восьмиконечная звезда на плечах означает, что ее обладатель – вор-авторитет.


Надпись на правой руке: «Любовь береги и свободу». На правой руке: «Грешник». Надпись на груди: «Каждому – свое». Надпись под черепами: «Бог против всех, все против бога». На запястье написано Mein Gott, «Мой Бог» по-немецки.
Ковбой с ружьем указывает на то, что этот вор готов рисковать и не упустит ни одного вызова. Голубка, несущая ветвь (на левом плече) – символ хороших вестей и избавления от страданий.

Звезды на плечах отмечают вора-авторитета. Роза на груди означает, что свое восемнадцатилетие он встретил в тюрьме. Для аббревиатуры SOS на правом предплечье есть несколько вариантов расшифровки: «Спасите от суда», «Спасаюсь от сук», «Спасаюсь от сифилиса», «Спаси, отец, сына», «Суки отняли свободу».


Надпись на груди: «Спаси и сохрани». С каждой стороны креста написано «ХВ» («Христос воскрес»).
Восьмиконечная звезда на ключице указывает на высокое положение в воровской иерархии. Галстук-бабочка на шее часто встречается в колониях строгого режима. Изначально это изображение было позорящей татуировкой. Такие татуировки насильно делали ворам-карманникам, нарушившим «воровские понятия» и начавшим работать на администрацию, их помещали под изображениями кошек на ключицах. Однако впоследствии связь этого символа с позорными метками исчезла. Знак доллара на бабочке показывает, что его обладатель – или «медвежатник», или занимался отмыванием денег, или был осужден за кражу государственного имущества.


Эта татуировка – вариация мифа о Прометее, обманувшем Зевса и прикованном за это к скале на вечное наказание. Корабль с белыми парусами означает, что заключенный не занимается обычной работой, он вор-гастролер и склонен к побегам.

Статистический анализ рисунков на телах осужденных

В середине 1990-х человек по имени Фрэнк, недавно освобожденный из тюрьмы, обратился за помощью к Грегори Бойлю, священнику-иезуиту в Лос-Анджелесе. Фрэнку было трудно найти работу, отчасти из-за его неоднозначного прошлого. Наверное, не помогло то, что на лбу у него было написано «FUCK THE WORLD».

Отец Бойль нанял Фрэнка работать в пекарне, которую он основал, чтобы обеспечивать работой людей, пытающихся идти прямо.Он также нашел врача, который помог убрать с его лица его акт нигилистического бунта. Пекарня была первым предприятием в том, что сейчас называется Homeboy Industries, некоммерческой организацией, которая с тех пор превратилась в крупнейший в Америке центр реабилитации банд, предлагающий работу и другие услуги сотням бывших членов банд. Бесплатная услуга по удалению татуировок стала самой большой претензией организации на славу.

Такие программы распространяются по всей Америке. В полумиле от Хозяина, в исправительном учреждении «Башни-близнецы», тюрьме округа Лос-Анджелес, заключенные, демонстрирующие хорошее поведение, имеют право на бесплатное удаление татуировок, находясь в заключении.Процесс болезненный – один бывший осужденный описывает, как его ударила горящая резинка, – и может потребоваться несколько сеансов, растягивающихся в течение нескольких месяцев. Но многие решают, что изменение личных, но публичных сообщений, написанных на их коже, делает боль стоящей.

Разговор с заключенными показывает, что иногда личное самое главное. Когда его спросили, что внезапно побудило его стереть имя бывшей девушки, Эдвард Маррон из «Башен-близнецов» сухо ответил, что «маме его ребенка это не понравилось».(На его левой руке имя другой бывшей девушки почти, но не полностью скрыто татуировкой с деревом). Некоторых просто возмущает некачественное мастерство их тюремных чернил – один заключенный хочет удалить татуировку из Питтсбурга Стилерса. чтобы его мог перерисовать профессионал.

Однако удаление татуировки может быть более значимым делом: удаление старой татуировки может изменить то, как другие видят вас. Когда эти другие являются судьями или потенциальными работодателями, это может быть хорошо; когда они бывшие товарищи по банде, это может нести риски.Возможно, самое главное, удаление татуировок также может изменить то, как вы себя видите.

Личное – статистическое

Люди предпочитают писать на своих телах или стирать их из-за того, что для них означает эта конкретная татуировка. Но преобладание татуировки среди заключенных в Америке означает, что, в принципе, должна быть возможность сформулировать общие правила относительно того, что люди говорят на своем теле, – чтобы добавить статистическое значение к биографической или просто графической татуировке. The Economist решил исследовать, какие выводы о преступной жизни можно было бы сделать из различных типов и количества татуировок.

На веб-сайтах многих государственных тюрем есть общедоступные базы данных их заключенных с возможностью поиска. Данные обычно включают их имена, рост, вес, демографические данные, криминальное прошлое, а иногда и наличие у них отличительных знаков, включая татуировки. Наиболее впечатляющей из них для наших целей была база данных Управления исправительных учреждений Флориды (FDOC): загружаемая база данных, содержащая записи обо всех 100 000 заключенных, которые в настоящее время содержатся в тюремной системе штата Флорида.В нем подробно описаны их окраски, а также их этническая принадлежность, возраст и преступления. С помощью нескольких строк кода можно узнать, какие татуировки есть у конкретного обитателя Флориды и где они находятся на теле.

Самое очевидное, что показывают эти данные, – насколько распространены татуировки. Наши таблицы данных показывают, что три четверти заключенных Флориды имеют по крайней мере одну татуировку; у среднего заключенного их три. Данные также подтверждают, что татуировки преступников принадлежат поколению: колоссальные 85% заключенных моложе 35 лет имеют татуировки по сравнению с 43% заключенных в возрасте 55 лет и старше.У широкой публики этот показатель составляет 23%. Большинство этих татуировок не имеют явных ассоциаций с криминальным миром. Самые популярные рисунки и мотивы включают имена, животных, мифических существ (особенно модны драконы и единороги) и христианские символы, такие как кресты, четки и свитки со стихами из Священных Писаний.

В базе данных относительно мало заключенных с явно криминальными татуировками. Например, у 15% белых заключенных были татуировки в виде сердца, в то время как только 3% имели татуировки, относящиеся к движению за превосходство белой расы.Некоторые татуировки отражают раскаяние: как минимум 117 сокамерников имеют татуировки с вариациями фразы «Мать пыталась». Тридцать один заключенный из Флориды, похоже, являются большими поклонниками хип-хоп группы NWA, сделав татуировку «К черту полицию». Некоторые татуировки носят юмористический характер: как минимум у семи сокамерников на членах вытатуированы слова «Твое имя».

Различные демографические группы выбирают самые разные татуировки. Неудивительно, что белые заключенные чаще демонстрируют изображения, связанные с движением сторонников превосходства белой расы: свастики, железные кресты и тому подобное.Заключенные-латиноамериканцы, часто воспитываемые в католических семьях, предпочитают христианские образы: Дева Мария является обычным предметом. Черные заключенные предпочитают слова, например «Драгоценный», и часто несут лозунги, относящиеся к жизни банд. Заключенные-женщины чаще носят татуировки с изображением бабочек, сердечек и напоминания о том, что «это тоже пройдет» («сука-босс» тоже нечасто встречается у мужчин). Заключенные-мужчины чаще имеют татуировки с изображениями, непосредственно связанными с тюремным заключением, такими как тюремные решетки и сторожевые башни.

Если этническая принадлежность и пол людей определяют их татуировки, можно ли то же самое сказать об их типах преступлений? Используя данные FDOC, журнал The Economist построил серию статистических моделей для прогнозирования вероятности совершения преступниками определенных преступлений на основе их демографических характеристик и выбора татуировок (см. Таблицу).

Наш анализ показывает, что заключенные, осужденные за преступления против собственности и владение оружием, имеют больше всего татуировок, в то время как у сексуальных преступников, особенно осужденных за педофилию, как правило, меньше всего татуировок. Вероятность того, что заключенные с хотя бы одной татуировкой были заключены в тюрьму за убийство, на 9% ниже, чем у заключенных без нее. Эффект еще более выражен для тех, у кого есть татуировки на голове или лице, которые примерно на 30% реже становятся убийцами. Подобные ассоциации можно найти и для виновных в бытовых преступлениях.Эти отношения сохраняются даже после учета возраста, расы и пола.

Некоторые тюремные мотивы также более распространены среди менее жестоких. К ним относятся татуировки часов без стрелок, тюремные стены и паутина, отражающие скуку тюремного заключения, а также популярная татуировка, изображающая актерские маски комедии и трагедии вместе со слоганом «Смейтесь сейчас, плачьте позже». Такие татуировки положительно связаны с правонарушениями низкого уровня, но отрицательно – с убийствами.

Заключенные с христианскими татуировками, то есть с изображениями или отрывками из Священных Писаний, кажутся немного более добродетельными. У них на 10% меньше шансов стать убийцами, чем у тех, у кого нет (этот результат сохраняется независимо от каких-либо различий в типах преступлений, совершаемых между латиноамериканскими и другими заключенными). Но хотя благочестивые могут быть немного более хорошими, дьявольские, очевидно, не являются более злыми; татуировки с пентаграммами или изображениями сатаны не являются статистически значимыми предикторами склонности к убийствам.

Кевин Уотерс, криминолог из Университета Северного Мичигана и бывший агент Управления по борьбе с наркотиками, отмечает, что понимание того, какие татуировки носят чисто эстетический характер, а какие являются сигналами, может сильно помочь правоохранительным органам, отличая по-настоящему закоренелых преступников от позеров, – так делают члены банды. не относитесь доброжелательно к посторонним, перенимающим их образы. Что татуировки, более непосредственно связанные с преступностью, могут рассказать нам о заключенном?

Распространенная тюремная татуировка во Флориде, чаще всего встречается у латиноамериканцев, с тремя точками между большим и указательным пальцами.Татуировка – это сокращение от mi vida loca , или «моя сумасшедшая жизнь», и вероятность того, что ее носители попадут в тюрьму за убийство, на 45% выше. Члены «Латинских королей», крупнейшей банды Флориды, часто носят татуировки с пятиконечной короной или буквами «ALKN», что означает «Всемогущий латинский король нации». Наш анализ показывает, что заключенные с такими татуировками особенно опасны – они на 89% чаще становятся убийцами.

Правда в черно-сером

Нацистские образы – наиболее очевидная характеристика белых тюремных банд, но они также отдают предпочтение классическим европейским изображениям, начиная от четырехлистного клевера до валкнута, символа викингов, состоящего из трех взаимосвязанных треугольников.Возможно, из-за своей повсеместности образы сторонников превосходства белой расы не так предсказывают обвинения в убийстве, как некоторые другие татуировки – тем не менее, мы обнаруживаем, что заключенные с такими символами на 19% чаще становились убийцами.

Извлечение записей сокамерника из его шкуры, несомненно, полезный навык для тех, кто находится внутри. Однако политиков может больше заботить то, что татуировки говорят о будущем, чем то, что они рассказывают о прошлом. Почти половина заключенных, освобожденных из федеральных тюрем и помещенных под надзор, и три четверти заключенных из тюрем штатов повторно арестовываются в течение пяти лет после освобождения.Демографические данные служат удручающе эффективными предикторами рецидивизма. На федеральном уровне через восемь лет после освобождения у мужчин на 43% больше шансов оказаться под арестом, чем у женщин; Афроамериканцы на 42% чаще, чем белые, а бросившие школу в три раза чаще, чем выпускники колледжей.

Как татуировки вписываются в рисунок? В исследовании, опубликованном в 2013 году, г-н Уотерс вместе с другими исследователями Уильямом Бейлсом и Томасом Бломбергом рассмотрел связь между рецидивизмом и наличием татуировок у заключенных Флориды.Они обнаружили, что после учета демографических данных и совершенных преступлений у сокамерников с татуировками на 42% больше шансов попасть в тюрьму за совершение насильственных преступлений. Последующее исследование, проведенное Кейтлин Харгер, ныне из Университета побережья Мексиканского залива Флориды, показало, что после освобождения бывшие заключенные с татуировками могут прожить всего 2,4 года вне тюрьмы до повторного заключения, по сравнению с 5,8 годами для тех, у кого нет татуировок. Особенно ярко эффект был у тех, у кого есть татуировки на руках и лице.

Наш собственный анализ данных о тюрьмах Флориды подтверждает предыдущие исследования. Мы обнаружили, что из 60 000 заключенных, приговоренных к первому сроку заключения в период с 1998 по 2002 год, 45% с тех пор снова оказались в тюрьмах. Татуировки – неоправданно эффективные предикторы рецидивизма: мы обнаружили, что среди заключенных, которые были повторно заключены в тюрьму, 75% процентов имели татуировки. Лишь 30% бывших осужденных, которым удалось не попасть в тюрьму, имели татуировки. Бандитская жизнь выглядит особенно сложной. Восемьдесят один процент записанных с татуировками Latin Kings были повторно арестованы по крайней мере один раз после их первоначального освобождения.

Какими бы предсказательными они ни были, было бы трудно и, вероятно, глупо утверждать, что татуировки вызывают рецидив; гораздо более вероятно, что оба отражают что-то еще о характере и обстоятельствах. Точно так же программы удаления татуировок сами по себе вряд ли сделают кого-либо лучше. Но они могут отражать подлинные инвестиции в перемены (вспомните те жгучие резинки), а также могут помочь уменьшить количество дискриминационных реформированных бывших заключенных.

По мере того, как татуировки проникают в мейнстрим, отсутствие чернил может означать все меньше и меньше.Отношение к татуировкам становится либеральным: согласно исследованию исследовательского центра Pew Research Center, опубликованному в 2010 году, 38% американцев в возрасте 18–29 лет имели татуировки, по сравнению с 15% среди тех, кто был в возрасте 46–64 лет. Действительно, интригующий пример их популяризации можно увидеть во влиянии калифорнийских тюремных банд на тату-культуру в целом.

Татуировка за решеткой запрещена. Это еще не остановило его; но это означает, что заключенные должны проявлять творческий подход, когда дело доходит до предметов искусства. Одно из ограничений – это чернила, которые часто приходится делать из таких материалов, как полироль для обуви или копоть от обожженных тканей, например, из хлопка.Такие источники ограничивают художников однотонными татуировками.

Найти подходящие инструменты тоже может быть непросто, поскольку нанесение татуировки рукой на одну точку за раз может быть трудоемким и болезненным. Прорыв произошел в 1970-х годах, когда обитатели Калифорнии обнаружили, как создавать импровизированные тату-пистолеты, используя двигатели от кассетных плееров. Новые устройства сделали татуировку за решеткой быстрее, но в них использовалась только одна игла, что затрудняло рисование толстых линий.

Эти ограничения, наряду с эстетической чувствительностью латиноамериканских тюремных банд, привели к совершенно новому стилю татуировок – «черно-серому».Тонкие линии и бесцветная палитра этого стиля были поставлены на службу более реалистичным образам, чем раньше привыкли американцы. Этот стиль быстро распространился на тюрьмы в других штатах, а затем и во внешний мир.

Фредди Негрете, один из первооткрывателей черного и серого, будучи заключенным (и создатель мотива «Смейся сейчас, плачь позже»), отмечает, что изначально люди снаружи делали татуировки, чтобы они выглядели как если бы они были в тюрьме. Но он подозревает, что хипстеры и знаменитости, которых он теперь татуирует в том же стиле в его гостиной на бульваре Сансет, ничего не знают о происхождении этого стиля.

Также, кажется вероятным, большинство из них не будет чувствовать себя комфортно рядом с членами банды, от которых заимствован их стиль татуировки. Прогулка через двери Homeboy Industries – неприятный опыт для тех, кто не имел предыдущего опыта преступной жизни, кроме случайного превышения скорости: десятки бывших заключенных, украшенных изображениями черепов и ацтекских воинов в вестибюле, выглядят довольно устрашающе. Некоторые написаны чернилами с головы до пят. Очень немногие любят смотреть в глаза.

Но пройти через эти двери за советом по работе, по удалению татуировки или за какой-либо помощью может быть так же сложно.Персонал, многие из которых сами бывшие осужденные, готовы помочь, но криминальная жизнь не способствует укреплению доверия к другим. Многие бывшие заключенные слишком горды, чтобы просить о помощи. Другие убеждены, что они никогда не смогут исправиться. Но для тех, кто может набраться храбрости, удаление следов тюремной татуировки может стать решающим актом восстания.

Эта статья появилась в разделе «Рождественские специальные предложения» печатного издания под заголовком «Преступление, чернила»

Двое охранников уволены после того, как заключенному нанесена татуировка «Месть Кэти»

(TERRE HAUTE, Ind.) – Двое охранников в тюрьме Индианы были уволены после того, как человеку, отбывающему пожизненное заключение за растление и убийство 10-летнего мальчика из южной Индианы, другие сокамерники насильно вытатуировали имя девушки на лбу.

Энтони Рэй Стокельман, 39 лет, был помещен под стражу в минувшие выходные после того, как власти обнаружили татуировку с надписью «Месть Кэти», – сказал Рич Ларсен, пресс-секретарь исправительного учреждения долины Вабаш в Карлайле, штат Индиана.

Стокельман был приговорен к пожизненному заключению. тюрьме в марте после признания себя виновным в похищении, растлении и убийстве Кэтлин «Кэти» Коллман.Девушка из Кротерсвилля пропала без вести в течение пяти дней, прежде чем ее тело было найдено 30 января 2005 года в ручье примерно в 15 милях от ее дома на полпути между Индианаполисом и Луисвиллем.

Фотография того, что идентифицировано как лоб и глаза Стокельмана, появилась в криминальном блоге “Lost In Lima Ohio”, который посвящен новостным сообщениям о преступлениях против детей и женщин.

На татуировке Стокельмана, которая покрывает почти весь его лоб, большими буквами написано «KATIE’S», а внизу – «REVENGE» меньшими буквами.

Блогер, мать троих детей из Лимы, штат Огайо, рассказала Associated Press, что в субботу она получила фотографию по электронной почте. В сопроводительном тексте говорилось, что это был Штокельман, а татуировка была сделана ему против его воли, когда тюремные чиновники перемещали сокамерников в камеру.

Она сказала, что в электронном письме также утверждалось, что татуировка сделала Штокельману дальняя родственница Кэти, которая также содержится в тюрьме примерно в 30 милях к югу от Терре От.Она сказала, что неясно, сколько человек участвовало в нападении.

Женщина, которая использует имя Лило, отказалась назвать свое полное имя, заявив, что она неоднократно получала угрозы от тех, о которых она пишет в своем блоге.

Татуировки противоречат тюремным правилам штата, но заключенные часто делают грубые тату-инструменты с помощью пластиковой посуды и игл.

Тюремные чиновники не подтвердили версию о том, как Штокельман был вытатуирован, но заявили, что заключенный был идентифицирован как подозреваемый в нападении.

Двое тюремных охранников также были уволены за изготовление «несанкционированных копий фотографий улик», – сказал Ларсен. Associated Press оставило телефонные сообщения с просьбой прокомментировать охрану Роберта Вудса и Терезы Зайферт Сайдерс.

Татуировка – последний поворот дела, который вызвал всемирную известность Кэти.

Следователи опросили Стокельмана вскоре после исчезновения Кэти, потому что он соответствовал описанию мужчины, которого видели с ней в тот день. Полиция уволила его как подозреваемого, когда тест на детекторе лжи был безрезультатным и другой мужчина признался.

Чарльз «Чаки» Хикман, 20-летний житель Кротерсвилля, признался в причастности к смерти девушки. Хикман сказал полиции, что убил девушку после того, как она обнаружила операцию на метамфетамине.

Полиция и прокуратура позже отклонили признание Хикмана как ложное после того, как полиция штата Индиана связала Стокельмана со смертью Кэти через доказательства ДНК. Они никогда не говорили, почему Хикман сознался в преступлении, которого не совершал.

Попытки связаться с семьей Кэти в четверг не увенчались успехом.Ее отец, Джон Нис, сказал в среду телеканалу WTHR Индианаполиса, что, по его мнению, татуировка была сделана другими заключенными.

«Я бы сказал, что это заявление сокамерников», – сказал он.

Нейс сказал, что слышал о татуировке от друзей и понятия не имеет, играл ли дальний родственник его дочери какую-либо роль.

В своем блоге Лило сказала, что было трудно осудить нападение на Штокельмана.

«Я представляю, что Кэти могла бы быть моим ребенком, моей сестрой, моим другом детства.И когда я думаю об этом – я не могу дойти до того момента, когда я предполагаю (sic) осудить их за их действия ».

Но она призвала читателей помнить, что семья и друзья Кэти пытались создать после нее добро. смерть, построив игровую площадку как дань уважения девушке.

«Те, кто любили ее, взяли свое горе и использовали его, чтобы создать что-то прекрасное, что-то, вдохновленное их любовью к ней. Я считаю важным поделиться этим. Чтобы напомнить всем, что зло не всегда порождает еще больше зла, и что иногда из самой ужасной боли рождаются самые милые дары.”

Подробнее в Интернете:

  • http://lostinlimaohio.blogspot.com/2006/09/katies-revenge.html

(Copyright 2006 Associated Press. Все права защищены. )

BK Klev | Facebook

Ведущий нового популярного сериала A&E TV «Hero Ink»; сержант полиции, работающий полный рабочий день; владелец / генеральный директор компании Prison Break Tattoos

5306 Washington Avenue
713-INKED-UP

«Конечно, самые смелые те, кому не дано четкое представление о том, какая опасность стоит перед ними, и тем не менее, они выходят навстречу ей »- Туйкидид

Б.К., владелец татуировок« Побег из тюрьмы », последние двадцать лет своей жизни посвятил служению гражданам. из Хьюстона, штат Техас, работал в Департаменте полиции Хьюстона.За двадцать лет работы в городе Хьюстон Б.К. был назначен на многочисленные подразделения и должности в полицейском управлении, каждая из которых обучала его новым навыкам и определяла, кем он является сегодня. За это время Б.К. был повышен до сержанта полиции. Б.К. считает, что с упорным трудом и настойчивостью все возможно.

В детстве Б.К. много лет занимался искусством. После окончания Хьюстонской средней школы исполнительских и визуальных искусств по специальности «Театр и изобразительное искусство», Б.К. поступил в Университет штата Юго-Западный Техас, где его страстью были все аспекты искусства.Б.К. исполнял, руководил и создавал удивительные произведения искусства, попутно совершенствуя и совершенствуя свои навыки. Страсть Б.К. к искусству и готовность учиться позволили ему провести годы в тату-студиях и с блестящими мастерами-татуировщиками, чья удивительная работа и обучение дали Б.К. способность визуально управлять деталями и визуальными эффектами, необходимыми для умопомрачительного боди-арта. Также в это время правоохранительные органы стали второй страстью и стабильной карьерой Б.К., в результате которой он провел 23 года в правоохранительных органах, начав в округе Хейс, штат Техас, а затем в Департаменте полиции Хьюстона.Рвение Б.К. к правоохранительным органам в сочетании с его изобретательностью и видением мира искусства привело к появлению татуировок побега из тюрьмы.

Prison Break Tattoos поддерживает мужчин и женщин, которые рискуют и ежедневно рискуют своей жизнью, чтобы служить вам и тем, кого вы больше всего дорожите. Мы приветствуем и чтим вас, как настоящих героев. Найдите минутку сегодня, чтобы остановиться и поблагодарить тех, кто провел день, работая вдали от семьи, друзей и близких, чтобы защитить то, что вам дорого.

Чтобы поблагодарить офицера, пожать руку пожарному, поприветствовать военнослужащего или поблагодарить любого служащего государственной службы, требуется несколько секунд.Тем, кто служит ежедневно, спасибо за ваш упорный труд и преданность делу. Мы ценим все, что вы делаете.
Пожалуйста, поддержите наши местные правоохранительные органы, пожарные части, вооруженные силы и всех, кто обслуживает вас ежедневно.

– Более подробную информацию можно найти на сайте: www.prisonbreaktattoos.com

Тюремные татуировки | Тюремная фотография

Неожиданно, мои сообщения о тюремной фотографии татуировок стали очень популярными – [1], [2], [3] и [4]. Продолжая тему, хочу рассказать о творчестве Герберта Хоффмана.

С ранних лет Герберт Хоффманн (1919-2010, р. Поммерн, Германия) тянулся к людям с татуировками. Он получил образование в Берлине. Во времена Третьего рейха татуированные люди считались преступниками, и, следовательно, культура татуировок уменьшилась. В 1940 году Хоффман записался на базовую военную службу в немецкой армии. В 1945-49 годах Гофман находился в плену у русских. Когда он вернулся в Германию, он работал коммивояжером и встретил много людей, которым были нанесены татуировки, несмотря на старый нацистский запрет.Во время работы Хоффманн всегда брал с собой фотоаппарат и фотографировал людей, которых встречал. В 1961 году Хоффманн открыл собственную тату-студию в Гамбурге, Германия.

ПЕРВЫЕ ТАТУ, ЗАТЕМ ФОТОГРАФИИ

Хоффман отличается от фотографов, которые смотрят на тату-культуру со стороны. Он определил культуру, а затем взял на себя львиную долю ее документирования. Самодельный метод Хоффмана похож на метод художников-граффити, которые возвращаются с камерой, чтобы сделать изображения поверхностей, которые они ранее украшали.(Примечательно, что татуировка Хоффмана предшествовала расцвету граффити и его признанию в качестве искусства / культуры в 1970-х / 80-х годах.)

В возрасте 91 года Хоффман скончался 30 июня этого года. Несмотря на бесспорную новизну его фотографий и его центральное положение в немецкой тату-культуре, Хоффман получил широкое признание только в очень позднем возрасте. На самом деле неудивительно; Хоффман работал с оклеветанной, «простонародной» фотографией, чтобы запечатлеть возрождающуюся субкультуру татуировки.

ВЫСТАВКА TEN HAAF

Изображения Хоффмана будут выставлены на выставке Ten Haaf Projects в Амстердаме до 18 декабря.Ten Haaf Projects, Laurierstraat 248, 1016 PT, Амстердам, Нидерланды. Телефон: 020-4285885 www.tenhaafprojects.com. И насколько это хорошо? На открытии Ten Haaf в октябре художник Хенк Шиффмахер сделал татуировку рисунков Хоффмана посетителям выставки.

ЭКСПОНАТЫ / КНИГИ


Здесь книги Хоффмана и картинная галерея жизни Хоффмана.

Избранные персональные выставки: 2010 «Живые картины» Ten Haaf Projects, Амстердам; 2010 Галерея «Сувениры Святого Паули» Lehmann, Берлин.Публикации: 2008 «Skinscapes, Die Kunst der Körperoberfläche», текст Herald Kimpel, Hrsg: H. Kimpel, Marburger Kunstverein Marburg; 2006 «Знаки и поверхности» Андреаса Фукса, Герберта Хоффмана, Али Кепенека Hrsg Künstlerhaus Bethanien Berlin; ‘Mensch! Photographien aus Dresdner Sammlungen ’, Hrsg: Wolfgang Hesse und Katja Schumann; ‘Kupferstichkabinett’, Staatliche Kunstsammlungen Dresden.

ВСЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ © HERBERT HOFFMAN

Новая женщина “Prison Bae” Нила Муррелл стала вирусной с сексуальным снимком

Она нарушила закон – теперь она нарушает Интернет.

Нила Мюррелл-Френч, 22-летняя заключенная, отбывающая семилетний тюремный срок в центре содержания под стражей для взрослых в Миннеаполисе, штат Миннесота, за нанесение ножевого ранения женщине в шею во время ссоры на бензоколонке в 2018 году, венчается последним нововведением в Интернете. #PrisonBae кинозвезды.

«Вы, ребята, не видели тюремных деток?» – написал в Твиттере возбужденный пользователь Twitter рядом с фотографией Мюррелла-Френча в понедельник.

«Ребята готовы рискнуть всем, чтобы спасти ее из тюрьмы», – добавил он, отметив тысячи комментариев, которые мужчины оставили под фотографиями хорошеньких заключенных, пообещав послать ей деньги и выгнать ее из большого дома.

Мюррелл-Френч стала суперзвездой в социальных сетях, когда на выходных на ее странице в Facebook поделилась новой фотографией.

Заключенная Нила Мюррелл-Френч была названа в социальных сетях последним #PrisonBae благодаря своим вирусным фотографиям из тюрьмы. Ramsey County District

В посте, который собрал более 10 000 лайков и озаглавлен «С Рождеством от Pretty Gangsta», очаровательный осужденный сидит, скрестив ноги, в тюремных серых тренировках и мило ухмыляется.

И подражатели Мюррелла-Френча после тюремного заключения с тех пор подлизывают ее предложениями руки и сердца цифровым способом и клянутся щедро одарить ее денежными подарками.

Заключенная Нила Мюррелл-Френч была названа в социальных сетях последним #PrisonBae благодаря своим вирусным фотографиям из тюрьмы. NYPost Composite

«Плохой, дай мне знать, когда выйдешь», – написал в Facebook один из обнадеживающих инаморато, подчеркнув свою привязанность к Мюрреллу-Френчугу серией смайликов для помолвочных колец и искренними смайликами.

“Какая [ваша] гарантия?” прокомментировал другой. «W2s [собираются] выйти, и я копил на кроватку, но я потрачу их, чтобы вытащить вас».

«Что бы она ни сделала, ей прощено… освободи ее прекрасную задницу прямо сейчас», – потребовал еще один поклонник любимой заключенной.

Мюррелла-Френча сравнивают с оригинальным #PrisonBae Джереми Миксом, который прославился в 2014 году после того, как его фотография из кружки стала вирусной в социальных сетях. Twitter

Завораживающую манию Мюррелла-Френча сравнивают с манией оригинального «горячего преступника» Джереми Микс, 37 лет, тюремщиком, превратившимся в супермодель, который стремительно прославился в поп-культуре, когда его аппетитная фотография из кружки стала вирусной в 2014 году.

Однако горстка онлайн-оглеров обуздала свою любовь к Мюррелл-Френч после того, как узнала подробности ее ужасного преступления.

«Я был похож на [смайлик с глазу на глаз], пока не узнал, за что тебя посадили в тюрьму. Smdh », – написал разочарованный хулитель, сославшись на обвинение Мюррелла-Френча в нападении первой степени. «Нельзя просто ходить и колоть кого-то и рассчитывать, что вы будете свободны или не отсидите срок в тюрьме», – отчасти написал другой комментатор.

Мюррелл-Френч был обвинен в нападении первой степени за нанесение ножевого ранения подростку в шею во время ссоры на бензоколонке в 2018 году.Округ округа Рамси

В апреле 2019 года тогдашняя 19-летняя Мюррелл-Френч была приговорена к семи годам тюремного заключения за нанесение ножевого ранения в шею другой девочке-подростку во время драки на заправочной станции Сент-Пол в июне 2018 года, сообщает филиал CBS. WCCO. Пострадавшая была госпитализирована с коллапсом легкого и травмами яремной вены.

Во время вынесения приговора Мюррелл-Френч, которая собрала колоссальные девять обвинений в краже вскоре после нанесения ножевого ранения, как сообщается, плакала и извинилась за то, что, по ее словам, было ошибкой.

Интернет-фанаты Мюррелла-Френча предлагают отправить ей деньги и заплатить за ее выход из тюрьмы. Район округа Рэмси

Но после того, как она набрала популярность, менее плачущая Мюррелл-Френч зашла в Facebook, поблагодарив своих новообретенных фанатов за их добрые замечания.

«Спасибо за поддержку», – написала она в своих комментариях вместе с информацией о переводе денег из тюрьмы JPay.

Jail сделал эту женщину «такой грязной» после упоминания татуировок на «обоих подбородках»

Вирусный TikTok оставил других пользователей в швах после того, как один пользователь зашел на платформу, чтобы поделиться сомнительной ошибкой из тюремного описания преступника.

В ролике с заголовком «Эта девушка такая грязная из-за тюрьмы» @graysondoesthings не смог сдержаться и поделился снимком экрана с веб-сайта Системы отслеживания преступников (OTIS). В записях описывалась 27-летняя женщина, обвиненная в «убийстве – непреднамеренное убийство», а также многочисленные татуировки на ее теле, которые использовались в процессе опознания.

Только когда пришел отрывок с описанием чернил ее лица и шеи, пользователи TikTok впали в истерику.

«Татуировка – подбородок – Оба подбородка имеют несколько татуировок (так в оригинале)», – писали они.

Вирусное видео с тех пор собрало ошеломляющие 10,6 миллиона просмотров и большое количество откликов. «Я просто выплюнул воду, а у меня даже воды нет», – пошутил один пользователь, а другой пошутил, что они «подадут в суд».

Другой сказал, что описание является полным «нарушением», а другой подчеркнул резкость деталей.

Подпишитесь на нашу новую бесплатную еженедельную рассылку Indy100

Один невеселый пользователь посмотрел видео и спросил: «Почему вы смеетесь над девушкой? Это тоже не приятно и не смешно », после чего вскоре последовал ответ другого пользователя:« Нет, это не смешно, это весело.

Мы удивлены, что заключенная сама не направилась в TikTok после резкой критики, поскольку на платформе резко увеличивается количество заключенных, которые становятся вирусными.

Один заключенный из США дал редкую возможность увидеть, как печально известное тюремное вино варится за решеткой с использованием всего трех доступных ингредиентов: Mountain Dew, апельсинового сока и мармеладных мишек.

После брожения в течение недели заключенный заявляет, что продает спиртосодержащую смесь по 30 долларов за галлон.

Еще одно кулинарное творение – популярный тюремный чизкейк, который, как ни удивительно, не терпится попробовать посторонние.«Вам, ребятам из тюрьмы, нужно собраться вместе и открыть ресторан типа« THE LAST OG », – предложил один из TikToker.

Влияние татуировок на восприятие присяжных

Психиатр Psychol Law. 2018; 25 (3): 386–403.

Келли А. Браун

a Школа психологии, Университет Квинсленда, Брисбен, Австралия

Блейк М. МакКимми

a Школа психологии, Университет Квинсленда, Брисбен, Австралия

Теодора

b Athens Metropolitan College, Афины, Греция

a Школа психологии, Университет Квинсленда, Брисбен, Австралия

b Athens Metropolitan College, Афины, Греция

Переписка: Школа психологии Блейка МакКимми, Школа психологии Блейка МакКимми , Университет Квинсленда, Брисбен, 4072, QLD, Австралия.Телефон: +61 7 3346 9519. Электронная почта [email protected] Авторские права © 2018 Австралийско-новозеландская ассоциация психиатрии, психологии и права

Аннотация

Мало что известно о том, что татуировки могут повлиять на предвзятость обвиняемых воспринимаются. В исследовании 1 участники ( n = 30) просмотрели фотографии пяти мужчин с татуировками (в тюремном или современном стиле) на лице, шее или руке. Более негативно воспринимались люди с татуировками в тюремном стиле, особенно когда татуировки располагались на лице и шее, а не на руке.В исследовании 2 участникам ( n = 120) показали фотографию обвиняемого, у которого либо была татуировка в тюремном стиле, либо нет, и они прочитали сценарий, описывающий физическое нападение (с сильными или слабыми доказательствами). Восприятие опасности обвиняемого опосредовало связь между наличием татуировки и имитацией восприятия вины присяжными.

Ключевые слова: уголовные процессы, стереотипы обвиняемых, принятие решений присяжными, предвзятость присяжных, татуировки

В 2006 году Джон Дитуллио, обвиняемый в убийстве неонацистом с татуировкой со свастикой на шее (среди прочего), вызвал широкую общественность дебаты о том, следует ли покрывать потенциально инкриминирующие татуировки в ходе уголовного процесса над обвиняемым.Адвокат Дитуллио утверждал, что страшные татуировки на шее обвиняемого «окрашивают» приговоры присяжных, и государство заплатило за дорогостоящую переделку его татуировок, несмотря на возмущение семьи жертвы (Schwartz, 2010).

Центральная ценность правовой системы – право ответчика на справедливое судебное разбирательство. Роль присяжных в судах заключается в беспристрастной оценке доказательств и вынесении решения о виновности или невиновности подсудимого вне разумных сомнений (Devine, 2012).Хотя на решения присяжных часто влияет качество и количество представленных доказательств (Devine, 2012; Devine, Buddenbaum, Houp, Studebaker, & Stolle, 2009; Devine, Clayton, Dunford, Seying, & Pryce, 2001; Vidmar, 2005) нерелевантные экстрадоказательные факторы, такие как стереотипы о характеристиках обвиняемого, также могут иметь влияние (Devine, 2012; Mazzella & Feingold, 1994). Исследования показывают, что обвиняемые мужчины, физически непривлекательные, с более низким социально-экономическим статусом и принадлежащие к этническому меньшинству, воспринимаются как стереотипные преступники и, следовательно, с большей вероятностью будут осуждены (для метаанализа см. Mazzella & Feingold, 1994 ).

Обвиняемые с татуировками также могут быть связаны с типичным стереотипом правонарушителя, и поэтому татуировки могут влиять на принятие решений присяжными заседателями таким образом, который не согласуется с ценностями справедливости и беспристрастности (Funk & Todorov, 2013). Татуировки давно ассоциируются с негативными стереотипами и преступностью в западном обществе (Durkin & Houghton, 2000; Govenar, 2000; Sperry, 1991; Stewart, 1990). Кроме того, в неэкспериментальном исследовании Маклин и Эррера (2006) обнаружили, что татуировки являются главной физической характеристикой, спонтанно связанной с криминальным стереотипом.

Эта возможность предвзятости вызывает особую озабоченность, поскольку в последние годы увеличилось количество татуировок. В Австралии примерно 14,5% австралийского населения имели татуировки в 2004/5 году по сравнению с 12,6% в 2001/2 году и 10,1% в 1998 году (Grulich, de Visser, Smith, Rissel, & Richters, 2003; Heywood et al. , 2012; Маккай и Макаллистер, 2001). Это похоже на процент североамериканцев, у которых в настоящее время есть хотя бы одна татуировка (14%), хотя эта доля выше среди людей в возрасте от 18 до 40 лет (36–40%; см. «Статистика татуировок», 2015).Данные из шведских тюрем показывают, что 40% заключенных имели татуировки, причем этот процент достигает 80% среди молодых заключенных (Bondeson, 1989).

Настоящее исследование исследует, является ли наличие татуировок характеристикой обвиняемого, которая может повлиять на судебные решения. В то время как предыдущее исследование Функ и Тодоров (2013) выявило связь между татуировками и восприятием вины, это исследование изображало обвиняемого с татуировкой только одного типа, расположенной на лице.В двух исследованиях, представленных в этой статье, исследуется, придерживаются ли присяжные-присяжные отрицательных стереотипов об обвиняемых с татуировками, различающимися по стилю и расположению, и влияют ли такие стереотипы на то, как присяжные-симуляторы воспринимают обвиняемого в уголовном процессе.

Стереотипы о татуированных людях

Принимая во внимание, что исследования документально подтвердили различия в негативном отношении к татуированным людям по сравнению с людьми без татуировок в зависимости от профессии воспринимающего (Lin, 2002; Stuppy, Armstrong, & Casals-Ariet, 1998; Swami и другие., 2012), мало исследований эмпирически оценивали, какие конкретные характеристики связаны с татуированными людьми по сравнению с людьми без татуировок. Проведенное исследование показывает, что татуировки выступают в качестве косвенного индикатора факторов, которые обычно связаны с криминальным стереотипом и которые также влияют на наказание при принятии решений присяжными, таких как более низкий социально-экономический статус (Devine et al., 2001; Esqueda, Espinoza, & Culhane, 2008; Hoffman, 1981), мужественность (DeMello, 2000; MacLin & Herrera, 2006) и более низкая привлекательность (Degelman & Price, 2002; Resenhoeft, Villa, & Wiseman, 2008; Swami & Furnham, 2007).Например, Дин (2010) показал, что люди с видимыми татуировками (на «руке, кистях рук и шее») воспринимаются как более подходящие для рабочих профессий (например, автомеханик) по сравнению с профессиями белых воротничков (например, бухгалтером). ). Wohlrab, Fink, Kappeler и Brewer (2009) обнаружили, что татуированные мужчины воспринимаются как более доминирующие, а татуированные женщины – как менее здоровые, чем их нетатуированные коллеги, при этом доминирование является атрибутом, обычно связанным с мужским стереотипом (Bem, 1974). Наконец, ряд анализов документально подтвердил, что татуированные люди воспринимаются как значительно менее привлекательные, чем люди без татуировок (Degelman & Price, 2002; Resenhoeft et al., 2008; Свами и Фернхам, 2007), что связано с усилением наказания при принятии решений присяжными (ДеСантис и Кейсон, 1997; Маклин и Эррера, 2006).

Помимо исследования Фанка и Тодорова (2013), которое связывает наличие татуировки на лице с восприятием вины, только два исследования напрямую изучали, как татуированные люди воспринимаются с точки зрения преступности, хотя ни одно из этих исследований не рассматривало, действительно ли наличие татуировок влияет на восприятие вины.Хоутон, Дуркин и Кэрролл (1995) исследовали отношение и убеждения австралийской молодежи (в возрасте от 6 до 17 лет) в отношении татуированных людей в рамках исследования в фокус-группах. Почти все участники имели сильное негативное восприятие людей с татуировками, с непредсказуемыми предположениями, что татуированные люди могут с большей вероятностью оказаться безработными или иметь низкостатусную работу (например, гаражные рабочие), быть байкерами или преступниками (например, торговцами наркотиками) и участвовать в негативное поведение, такое как драки и употребление психоактивных веществ.Молодые люди (ранние подростки) в этом исследовании также сообщили о сильной связи между людьми, имеющими татуировки, и проблемами с полицией. Однако старшие подростки более амбивалентно относились к татуировкам: некоторые более заметные и «милые» татуировки рассматривались как приемлемые, сравнивая их с модными аксессуарами. Эти данные позволяют предположить, что татуированные люди могут восприниматься как преступники. Однако это восприятие может варьироваться в зависимости от типа татуировки и ее размещения.

Исследование Дуркина и Хоутона (2000) показало, что в выборке молодых людей (в возрасте от 6 до 16 лет) татуированные люди ассоциировались с отрицательными атрибутами и поведением (например, постоянный поиск драки, употребление наркотиков и ношение оружия), а не с положительные или нейтральные атрибуты. Однако Дуркин и Хоутон отмечают, что неясно, будут ли эти выводы распространяться на взрослое население (то есть потенциальных присяжных) или влиять на решения в отношении обвиняемых в уголовных процессах. Опираясь на Houghton et al.(1995), также остается неясным, являются ли все татуировки и места расположения татуировок одинаково влиятельными, то есть достаточно ли просто иметь татуировку, чтобы проявить негативные стереотипы, или важны ли тип татуировки и / или ее расположение. факторы, относящиеся к более негативному восприятию человека.

Разнообразие татуировок

Татуировки могут различаться по нескольким ключевым характеристикам, включая количество, размер, расположение тела и стиль (что относится к типу изображения, технике и идеологии; DeMello, 2000).Стили татуировок неоднородны и состоят из нескольких различных, но пересекающихся стилей, включая племенные, фотореалистичные, байкерские и тюремные татуировки, и это лишь некоторые из них (Sanders & Vail, 2008). ДеМелло (2000) предполагает, что сообщество татуировщиков примерно разделено на два слоя в зависимости от художественных, технологических и социальных (классовых и статусных) характеристик татуировок: татуировки высокого и низкого класса. Татуировки высокого класса – это стили, характерные для современного тату-движения; модные, художественные и популярные татуировки, одобренные профессионалами среднего класса и, следовательно, более социально приемлемые в тату-сообществе.Татуировки низкого класса включают в себя стилевые характеристики старого и традиционного тату-сообщества, такие как более низкое качество и тематика, связанная с байкерами, моряками, бандами и тюрьмами, и поэтому считается, что они чаще связаны с традиционными стереотипами татуировок. преступность, преступность и рабочий класс (DeMello, 2000).

Однако ограниченное эмпирическое исследование изучило возможность того, что татуировки воспринимаются неоднородно. Берджесс и Кларк (2010) исследовали, воспринимаются ли соискатели с татуировкой в ​​традиционном «племенном» стиле иначе, чем с татуировкой «дельфин» в современном стиле.Они обнаружили, что их участники воспринимали людей с племенной татуировкой значительно более негативно и как менее подходящих для работы по сравнению с тем, когда у этих людей была современная татуировка или нет татуировки. Интересно, что люди с современной татуировкой воспринимались не иначе, как люди без татуировок, а отрицательные оценки характера татуированных людей опосредовались суждениями об их пригодности для работы.

Стиль татуировки

Несмотря на это ограниченное эмпирическое исследование предполагаемых различий между стилями татуировки, наблюдательные исследования рассмотрели потенциальные основные причины различий в восприятии тюремного и современного стилей татуировки (DeMello, 1993, 2000; Palermo, 2004; Sanders & Вейл, 2008).Одно частичное объяснение – различия в визуальном качестве стилей татуировок (DeMello, 2000). Ярлык «татуировка в тюремном стиле» используется для описания татуировок, полученных либо незаконно заключенными во время их тюремного заключения, либо в качестве символа «отбытия срока» (DeMello, 1993). Они либо выполняются самостоятельно, либо предоставляются другим заключенным, действующим в качестве тюремного татуировщика с использованием самодельного татуировочного оборудования, и обычно включают монохромные (только черные), однострочные, менее сложные изображения различного визуального качества.Современные стили татуировки получают от обученных профессиональных татуировщиков с использованием профессионального оборудования и ряда цветных красок (DeMello, 2000) и доступны в широком диапазоне сложности, цвета и художественных стилей (Sanders & Vail, 2008).

Татуировки также можно рассматривать как преднамеренную и постоянную форму общения, написанную на теле (Palermo, 2004; Rozycki, Morgan, Murray, & Varghese, 2011). Различия в типах изображений и связанных с ними значениях могут быть важны для того, как воспринимающие рассматривают обвиняемых с татуировками (DeMello, 2000; Palermo, 2004).В татуировках в современном стиле делается упор на уникальность изображения, индивидуальность и художественное качество; таким образом, разнообразие изображений и значений огромно, включая, например, изображения животных, цитаты, копии «изобразительного искусства» и портреты. С другой стороны, изображения татуировок в тюремном стиле, как правило, антисоциальны, представляя тюремную жизнь, смерть, месть и групповую идеологию, со многими стандартными изображениями, используемыми для передачи определенных значений (Palermo, 2004). Например, обычные изображения, отражающие время, проведенное в тюрьме, включают паутину, колючую проволоку и циферблаты без рук (Rozycki et al., 2011).

Расположение татуировки

Как и в случае со стилями татуировки, существует значительное разнообразие мест нанесения татуировки на теле, от «век до щиколоток» человека (Stuppy et al., 1998, p. 1165). Тем не менее, можно провести четкое различие между татуировками, нанесенными на видимых и невидимых участках тела. Татуировки, которые легко скрыть с помощью типичной одежды, «невидимы». Эти татуировки обычно воспринимаются более позитивно, чем незаметные, видимые татуировки, например, на лице, шее или руках (Adams, 2009).Видимые татуировки, как широкая категория, обычно воспринимаются как «сверхстигматизирующие», связанные с большим отклонением от нормы и преступностью (Adams, 2009; DeMello, 2000; Sanders & Vail, 2008). Татуировки в тюремном стиле часто видны (Adams, 2009; DeMello, 1993, 2000). Большие и более заметные татуировки, например, на лице и шее, связаны с большей приверженностью к преступному образу жизни и более высоким статусом банды, чем татуировки на более скрытых частях тела. Действительно, исследование, проведенное с национально репрезентативной выборкой в ​​Соединенных Штатах, показало, что наличие хорошо заметных татуировок на лице, шее, руках или пальцах связано со значительно большей социальной девиантностью (с точки зрения трех или более дней, проведенных в тюрьме, и содержания use) по сравнению с менее заметными татуировками или отсутствием татуировок (Adams, 2009).

Текущее исследование

Настоящее исследование направлено на экспериментальное изучение возможности татуировок обвиняемых влиять на несправедливость при принятии решений присяжными. В частности, он проверяет, связаны ли стиль и расположение татуировок с тем, как воспринимается обвиняемый, и с вероятностью того, что он будет признан виновным. Для того, чтобы оценить это, в первую очередь необходимо было определить, какие особенности татуировок связаны с негативными стереотипами. Предыдущие неэкспериментальные исследования выявили некоторые потенциальные характеристики татуировок, которые могут восприниматься более негативно и, таким образом, влиять на восприятие вины.Чтобы проверить возможный причинный эффект вариаций татуировок, в исследовании 1 изучается, как участники оценивали людей с татуировками двух разных стилей и в двух разных местах на теле. В исследовании 2 выясняется, повлияли ли эти стереотипы, связанные с татуировками, на принятие решений присяжными заседателями в гипотетическом уголовном процессе.

Исследование 1

Исследование 1 направлено на изучение того, имеет ли значение стиль (тюрьма против современного) и расположение (лицо и шея против руки) татуировок для восприятия татуированных людей.Стиль и расположение татуировок были изменены путем цифрового изменения фотографий пяти мужчин, включив в них татуировку в тюремном или современном стиле на лице и шее или руке. Было предсказано, что татуированные люди будут оцениваться более негативно, чем люди без татуировок (h2), но в первую очередь, когда эти татуировки были тюремного стиля (h3). Наконец, было предсказано, что люди с татуировками на хорошо заметных участках (на лице и шее) будут восприниматься более негативно, чем люди с менее заметными татуировками (на руке; h4).

Метод

Участники и дизайн

Всего 30 студентов-первокурсников-психологов (50% женщин, в возрасте от 16 до 41 года, M = 19,87, SD = 5,08) приняли участие для получения кредита на курс. В исследовании представлен дизайн повторных измерений 2 (стиль татуировки: тюрьма против современного) × 2 (расположение татуировки: лицо и шея против руки) с дополнительным контрольным условием (без татуировки). Дизайн с двойным латинским квадратом с 10 группами использовался для уравновешивания эффектов порядка 5 фотографий на 5 условий и 2 стилей татуировки, гарантируя, что участники видели каждую версию татуировки только один раз.

Материалы и процедура

Участников рассадили за независимые компьютерные станции, и их попросили посмотреть фотографии пяти мужчин и ответить на ряд вопросов об их восприятии каждого из них. Каждая фотография и парный набор вопросов были представлены индивидуально. Среди пяти сфотографированных мужчин были трое знакомых экспериментатора и двое мужчин, взятых из базы данных Каталога академических атрибутов лица для экспериментов (A-FACE) (McKimmie & Chalmers, 2002). Пятеро мужчин были похожи внешне; все были чисто выбриты, европеоидной расы, в возрасте от 20 до 30 лет.Этот возрастной диапазон соответствует большинству обвиняемых по уголовным делам в правовой системе Австралии (Австралийское статистическое бюро, 2013). Мужчины были сфотографированы в черной футболке, спереди и выше пояса, с нейтральным выражением лица. Затем лица были наклеены цифровым способом на тело одного человека, чтобы обеспечить единообразие размещения татуировок и уменьшить межличностные различия в атрибутах, не связанных со стилем и расположением татуировки.

Манипуляции со стилем и расположением татуировки

Татуировки были добавлены в цифровом виде на лицо и шею, а также (в отдельных вариантах) на середину руки мужчины на каждой фотографии.Чтобы контролировать идиосинкразические особенности любого конкретного изображения татуировки, использовались две версии татуировки каждого стиля. Все участники видели каждого из пяти мужчин во всех возможных комбинациях стилей татуировки и местоположения. Все татуировки были размещены на левой стороне тела и были среднего размера, занимая площадь, эквивалентную верхней части руки (одинаковое расположение). Изображения в тюремном стиле были монохромными, низкого качества и изображали колючую проволоку и паутину, которые ранее считались обычными татуировками в тюремном стиле (DeMello, 1993; Palermo, 2004).Для сопоставимости тематики изображений (животное, объект) в современном стиле использовались изображения бабочек и художественной морской звезды. Эти изображения были красочными и явно более высокого качества, отражающими характеристики современного стиля (см. DeMello, 2000).

Зависимые меры

Участники заполнили анкету, оценивая зависимые меры для каждой фотографии / состояния. Чтобы оценить, воспринимают ли участники людей как вероятных преступников, участники сначала оценили степень, в которой они “ рекомендовали бы полиции отдать приоритет этому человеку для допроса ” в сценарии, в котором у полиции есть несколько подозреваемых в преступлении, по шкале от 1 = совсем нет до 7 = очень сильно .

Участники также оценили степень, в которой человек воспринимался как «опасный», «склонный к насилию» и «угрожающий», снова оценив их от 1 = совсем нет до 7 = очень сильно (α на состояние варьировалось от 0,90 до 0,97 по целям). Четыре дополнительных пункта оценивали восприятие участниками социально-экономического статуса целевого человека с точки зрения среднего дохода, вероятности полной занятости, уровня образования и степени их «благополучия».Например, участников спросили: «Как вы думаете, какой доход у этого человека?» Со шкалой ответа от 1 = ниже среднего до 7 = выше среднего (αs варьируется от 0,81 до 0,87 по целевым показателям. ). Следующие три пункта оценивали восприятие типичного человека как преступника. Например, участников спросили: «В какой степени этот человек кажется типичным преступником?» Со шкалой ответа от 1 = совсем не до 7 = очень / вероятно (αs варьировалось от.82 до 0,95). Дополнительный набор вопросов послужил пилотной работой для Исследования 2. Участников попросили оценить, насколько вероятно, что человек (с тюремными татуировками или без них) будет виновен, если его обвинят в нескольких различных преступлениях, от 1 = не до все , до 7 = весьма вероятно (см.).

Таблица 2.

Средство (SD) предполагаемой вероятности вины лиц с татуировками в тюремном стиле на лице и шее и лиц без татуировок, совершающих различные виды преступлений.

3,12 (1,45)3
Тип преступления Без татуировок Татуировка на лице и шее в тюремном стиле
Вооруженное ограбление 2,43 (1,20) 3,61 (1,42) *9
4,21 (1,26) *
Сексуальное насилие 2,90 (1,17) 3,64 (1,62) *
Угон автомобиля 2,93 (1,46) 3,79 (3,79)
Кража со взломом 2.93 (1,51) 3,93 (1,15) *
Мошенничество 3,14 (1,24) 1,29 (2,96)
Торговля наркотиками 3,00 (1,74) 3,7914 (1,240) * 3,7914 (1,240) * 90 Убийство 2,25 (1,14) 2,93 (1,44) *
Стрельба с проезжей части 2,04 (1,07) 2,71 (1,51) *
Терроризм 1,96 (2,18) (1.11)

Результаты

Основные анализы

Появление в качестве возможного преступника

A 2 (стиль татуировки) × 2 (местоположение татуировки) был проведен дисперсионный анализ повторных измерений (ANOVA) для оценки степень, в которой данное лицо рассматривалось как возможный преступник. 1. Как и предполагалось, стиль татуировки оказал существенное влияние, F (1, 29) = 13,74, p = 0,001, η p 2 = 0,32. Участники рекомендовали больший приоритет при допросе в полиции для лиц с татуировками в тюремном стиле ( M = 3,90, SD = 1,20), чем для современных татуировок ( M = 3,32, SD = 1,23). Однако, вопреки прогнозам, никакого эффекта от расположения татуировки обнаружено не было, F (1, 29) = 0.45, p = 0,508, и взаимодействие не было значительным, F (1, 29) = 2,23, p = 0,146 (см.). Далее, частично подтверждая h2, тесты парных выборок t показали, что по сравнению с лицами без татуировок участники рекомендовали больший приоритет для допроса в полиции лицам с тюремными татуировками на лице и шее, t (29) = 4,76 , p <0,001, d = 0,85, или плечо, t (29) = 3,10, p =.004, d = 0,56, но не для людей с татуировками в современном стиле на лице и шее, t (29) = 1,00, p = 0,326, или рука, t (29) = 1,24 , с = 0,224 (см.).

Таблица 1.

Средство ( SD s) зависимых показателей стиля и местоположения татуировки и сравнения с контролем.

Уголовный контроль 909 3.37 a (1,38) Нарушитель a * (0,99) 904 a * (0,72)
Современный стиль
Тюремный стиль
Рука Лицо и шея Рука Лицо и шея 3,27 a (1,08) 3,73 a * (1,23) 4,07 a * (1,17) 3,03 (1,27)
Опасно
Опасно a (1,23) 2,92 a (1,04) 3,36 a * (1,18) 3,79 b * (1,24) 2,68 (1,21)
3,00 a (0.92) 3,80 a * (0,99) 4,11 b * (0,94) 2,88 (1,21)
Социально-экономический статус 3,81 a * (0,82) 3,64 a * (0,83) 3,35 a * (0,81) 4,21 (0,88)
Опасность

A 2 (стиль татуировки) × 2 (татуировка) местоположение) ANOVA с повторными измерениями был проведен для оценки восприятия опасности.Вопреки прогнозам, не было обнаружено значительного основного эффекта от расположения татуировки, F (1, 29) = 1,24, p = 0,275. Однако, как и предполагалось, стиль татуировки оказал существенное влияние: F (1, 29) = 13,17, p = 0,001, η p 2 = 0,31. Участники считали, что люди с татуировками в тюремном стиле ( M, = 3,57, SD, = 1,21) были более опасными, чем люди с татуировками в современном стиле ( M = 2.95, SD = 1,13). Также присутствовало значительное взаимодействие стиля татуировки и местоположения: F (1, 29) = 4,54, p = 0,042, η p 2 = 0,14. Местоположение татуировки не было обнаружено, чтобы смягчить восприятие участниками опасности для людей с татуировками в современном стиле, t (29) = -0,21, p = 0,835, но участники воспринимали людей с татуировками в тюремном стиле как значимые. более опасно, когда их татуировка располагалась на лице и шее по сравнению с рукой, t (29) = 2.12, с. = 0,042 (см.).

Далее, частично подтверждая h2, парные образцы t -тесты обнаружили, что участники воспринимали людей с тюремными татуировками на шее и лице, t (29) = 45,46, p <0,001, d = 0,91, или рука, t (29) = 3,05, p = 0,005, d = 0,57, что значительно более опасно, чем люди без татуировок, в то время как люди с татуировками в современном стиле на лице и горловина, т (29) = 1.18, p = 0,246, или рука, t (29) = 1,17, p = 0,251, воспринимались как не более опасные, чем люди без татуировок (см.).

Типичность преступника

A 2 (стиль татуировки) × 2 (место татуировки) ANOVA с повторными измерениями оценил предполагаемую типичность преступника и обнаружил ту же картину результатов, что и предполагаемая опасность. На восприятие сходства целевых лиц с типичными правонарушителями не оказало существенного влияния расположение татуировки, F (1, 29) = 0.05, p = 0,820, но на них существенно повлиял стиль татуировки, F (1, 29) = 37,37, p <0,001, η p 2 = 0,56. Участники отметили, что люди с татуировками в тюремном стиле ( M, = 3,96, SD = 0,97) были значительно больше похожи на типичных преступников, чем люди с татуировками в современном стиле ( M = 3,12, SD = 0,96). Также присутствовало значительное взаимодействие стиля татуировки и местоположения, F (1, 29) = 9.57, p = 0,004, η p 2 = 0,25. Местоположение татуировки не было обнаружено, чтобы смягчить восприятие участниками людей с татуировками в современном стиле, t (29) = -1,23, p = 0,229. Однако участники воспринимали людей с татуировками в тюремном стиле как типичных преступников, когда татуировка располагалась на лице и шее, чем на руке, t (29) = 2,28, p = 0,030 (см.).

Кроме того, частично подтверждая h2, парные тесты t показали, что участники воспринимали татуированных людей как значительно больше похожих на типичного преступника, когда у них была татуировка в тюремном стиле на лице и шее, t (29) = 6.79, p <0,001, d = 1,34, или рука, t (29) = 4,63, p <0,001, d = 0,83, по сравнению с людьми без татуировок. Участники также воспринимали людей с татуировками в современном стиле как типичных преступников, а не людей без татуировок, но только тогда, когда татуировка находилась на руке, t (29) = 2,10, p = 0,045, d = 0,33, а не на лице и шее, t (29) = 0,67, p =.508 (см.).

Социально-экономический статус

A 2 (стиль татуировки) × 2 (место татуировки) повторный анализ ANOVA был проведен по социально-экономическому статусу. Вопреки ожиданиям, на восприятие участниками социально-экономического статуса целевого человека не оказал существенного влияния стиль татуировки, F (1, 29) = 2,69, p = 0,112, местоположение татуировки, F (1, 29) = 3,13, p = 0,087, или взаимодействие между стилем татуировки и местоположением, F (1, 29) = 0.02, p = 0,883 (см.). Однако, подтверждая h2, тесты парных выборок t показали, что участники действительно воспринимали всех татуированных людей как имеющих значительно более низкий социально-экономический статус, чем нетатуированные люди. Выяснилось, что с учетом татуировок тюремного типа на лице и шее t (29) = −4,31, p <0,001, d = 1,02 или рука, t (29) = −3,64 , p = 0,001, d = 0,67, а татуировки в современном стиле на лице и шее t (29) = −3.36, p = 0,002, d = 0,83, или рука, t (29) = −2,11, p = 0,044, d = 0,47, что привело к более низким рейтингам более низких социально-экономических статус (см.).

Обсуждение

Исследование 1 исследовало, связаны ли люди с татуировками в большей степени с негативными и криминально значимыми стереотипами по сравнению с людьми без татуировок, и зависят ли эти стереотипы от характеристик стиля татуировки (тюремная или современная) и расположение тела (лицо и шея против руки).Как и предполагалось, участники воспринимали людей с татуировкой в ​​тюремном стиле как возможных преступников и типичных преступников, более опасных и с более низким социально-экономическим статусом, чем люди без татуировок. Кроме того, участники считали, что люди с татуировками в современном стиле имеют более низкий социально-экономический статус, чем люди без татуировок. Однако, вопреки прогнозам, участники воспринимали людей с татуировками в современном стиле на руке, но не на лице и шее, как больше похожих на типичных преступников, чем на людей без татуировок, и ничем не отличались от людей без татуировок с точки зрения внешности возможных преступник и опасен.Частично поддерживая h3, участники воспринимали людей с татуировками в современном стиле более позитивно, чем людей с татуировками в тюремном стиле, по всем параметрам, кроме социально-экономического статуса. Кроме того, частично поддерживая h4, расположение татуировки на теле только смягчало восприятие людей с татуировками в тюремном, а не в современном стиле, которые воспринимались как более опасные и больше походили на типичного преступника, когда их татуировки были на лице и шее. к руке.

Методология этого исследования ограничивает его обобщаемость тем, как присяжные могут воспринимать татуированных людей, поскольку была предоставлена ​​небольшая контекстная информация о подсудимых, и использовалась только ограниченная выборка целевых лиц и татуировок.Поэтому неудивительно, что участники использовали стереотипы, связанные с татуировками, для оценки новизны других при отсутствии другой доступной информации. Кроме того, участников не просили принимать решения, отражающие требования присяжных. Неизвестно, будут ли люди оценивать обвиняемых с татуировками в соответствии с этими негативными стереотипами, связанными с татуировками, когда им предоставляется более полный контекст уголовного процесса, включающий дополнительные подсказки для принятия решений, такие как сила доказательств.

Исследование 2

Исследование 2 исследует, не являются ли стереотипы о татуировках подсудимого в тюремном стиле на лице и шее несправедливой предвзятостью имитацией принятия решения присяжным заседателем в контексте гипотетического сценария уголовного процесса. Одна из теорий предполагает, что решение присяжных может быть необъективным из-за сверхдоказательных стереотипов, снижающих их чувствительность к представленным свидетельствам дела (McKimmie, Masters, Masser, Schuller, & Terry, 2012). Двухпроцессные модели убеждения позволяют лучше понять этот процесс (Chaiken & Ledgerwood, 2007).В моделях двойного процесса (включая модель вероятности проработки и эвристико-систематическую модель) различаются два основных способа, которыми воспринимающий обрабатывает информацию при формировании мнений; более трудоемкий центральный маршрут (систематическая обработка) и менее трудоемкий периферийный маршрут (эвристическая обработка; Chaiken, Liberman, & Eagly, 1989; Petty & Cacioppo, 1986). Процессы центрального маршрута включают всестороннее, тщательное изучение всех представленных убедительных доказательств и систематическую оценку их сильных и слабых сторон, чтобы сформировать хорошо продуманное и комплексное мнение (Chaiken et al., 1989; ДеМарри и Петти, 2007). Этот способ обработки информации требует больших когнитивных усилий и возможностей, и поэтому его использование требует мотивации и способностей.

Напротив, периферийный путь обработки информации полагается на подмножество простых схем, правил вывода и оценочных эвристик, таких как стереотипы, для принятия решений в отсутствие критической оценки доказательств (Chaiken et al., 1989 ). Например, в этом процессе стереотипы используются для поверхностных и когнитивно эффективных суждений о новых других людях на основе их принадлежности к группе без тщательной оценки свидетельств их уникальных характеристик.Поскольку эта эвристическая обработка требует гораздо меньше когнитивных усилий и возможностей, ее можно использовать как намеренно, так и автоматически, без мотивации или способностей.

Поскольку использование стереотипов может быть связано с пониженным вниманием к доказательствам при формировании мнений, одним из способов оценки использования присяжными заседателями стереотипов о татуированных обвиняемых при принятии решений является манипулирование убедительностью доказательств, представленных по делу. Как и следовало ожидать, влияние силы доказательств на принятие решения присяжным состоит в том, что присяжные с большей вероятностью вынесут обвинительный приговор обвиняемому, если доказательства против них веские, чем когда доказательства слабые (Devine, 2012).Основываясь на моделях двойного процесса, систематическая обработка доказательств по делу должна приводить к вариациям приговоров в зависимости от силы доказательств. Напротив, эвристическая обработка должна приводить к более слабому влиянию силы доказательств на вердикты.

Чтобы оценить, являются ли стереотипы о татуировках предвзятым отношением к принятию решений присяжным, Исследование 2 использует парадигму имитации присяжных, манипулируя силой доказательств, представленных по делу (сильными или слабыми), и наличием татуировки обвиняемого (тюрьма -стиль тату на лице и шее против отсутствия татуировки) для гипотетического сценария физического нападения.В соответствии с исследованием 1 было предсказано, что обвиняемые с татуировками будут восприниматься более негативно и с большей вероятностью вины, чем обвиняемые без татуировок (h2). Также было предсказано, что сильное дело приведет к тому, что обвиняемый будет считаться виновным с большей вероятностью по сравнению с тем, когда дело было слабым (h3). Наконец, было предсказано, что этот главный эффект силы доказательств будет смягчен наличием татуировки; для нетатуированных людей она будет сильнее, чем для татуированных (h4).

Метод

Участники и дизайн

В общей сложности 120 студентов-первокурсников-психологов (64% женщины, в возрасте от 16 до 52 лет, M = 20,36, SD = 6,02) приняли участие для получения кредита на курс. В исследовании используется межгрупповой дизайн 2 (наличие татуировки: татуировка на лице и шее в тюремном стиле против отсутствия татуировки) × 2 (сила доказательства: сильная vs слабая). Как и в исследовании 1, несколько стимулов к фотографии (три мужских и две версии в стиле татуировки) использовались для контроля эффектов передачи изображений от человека к человеку и татуировки изображение к изображению.В каждом условии участвовало 30 участников, и каждому стимулу случайным образом подвергались равные числа.

Материалы и процедура

Как и в исследовании 1, участники сидели за индивидуальными компьютерами. Все материалы были представлены онлайн через Qualtrics. Участники прочитали информационный лист и приступили к исследованию, когда были готовы.

Манипуляция присутствием татуировки

Сначала участников проинструктировали, что им покажут фотографию гипотетического обвиняемого и краткий сценарий преступления, а затем задали несколько вопросов об их вердикте и восприятии обвиняемого.На этом этапе участников случайным образом распределили по состоянию татуировки и показали фотографию обвиняемого, у которого либо была татуировка в тюремном стиле на лице и шее (либо паутина, либо колючая проволока), либо татуировка отсутствовала (контрольная группа). Стимулы были идентичны тем, которые использовались в исследовании 1.

Манипуляции с убедительностью доказательств

При просмотре фотографии участники прочитали сценарий из 400 слов, описывающий физическое нападение, включая описание преступления, показания свидетелей, доводы прокурора и защиты.Сценарий описывал ссору за пределами бара между обвиняемым и мужчиной-жертвой. Экспериментальная работа с помощью дополнительных вопросов из Исследования 1 показала, что физическое насилие стереотипно связано с людьми, у которых есть татуировка, особенно когда эта татуировка имеет тюремный стиль на лице (см. Из Исследования 1). Главный свидетель прокурора якобы видел, как подсудимый оскорблял и физически оскорблял потерпевшего, когда он стоял в очереди за пределами помещения. Впоследствии свидетель опознал обвиняемого как преступника по фотопленке.

Силой доказательств манипулировали путем изменения степени уверенности свидетеля в том, что он идентифицирует обвиняемого как преступника при перекрестном допросе адвокатом защиты. Свидетель заявил, что он был уверен на 90% (веские доказательства) или на 50% (слабые доказательства) в том, что обвиняемым был человек, которого он видел в ссоре. Защита утверждала, что подсудимого не было на месте ссоры, он не был виновен и что преступником был другой человек аналогичной внешности.Вся информация о сценарии была идентична, за исключением силы манипуляции доказательствами. Затем участники зачитывают инструкции, предписывающие им «принимать во внимание только представленные доказательства и выносить вердикт вне всяких разумных сомнений» по обвинению в физическом нападении.

Зависимые меры

Затем участники заполнили анкету для оценки зависимых показателей. Участников попросили вынести вердикт по дихотомическому пункту (виновен в физическом нападении или не виновен в физическом нападении).Второй вопрос касался восприятия вероятности вины – «Насколько вероятно, что обвиняемый совершил физическое нападение?» – где 1 = вовсе не и 7 = очень вероятно . Затем участники выполнили те же меры, что и в исследовании 1, предназначенные для оценки восприятия типичности, социально-экономического статуса и опасности обвиняемого преступника (αs варьируется от 0,86 до 0,92 по всем параметрам).

После этих вопросов была использована проверка манипуляции для оценки силы доказательств манипуляции.В вопросе, состоящем из одного пункта, задавался вопрос: «Насколько сильны вы оцените доказательства против обвиняемого?», Где 1 = совсем не и 7 = очень убедительно . Затем зависимые переменные оценивались с помощью двух дополнительных 7-балльных шкал семантического дифференциала, которые просили участников оценить доказательства, представленные обвинением и защитой, по пяти параметрам, таким как слабое – сильное и неубедительно – убедительное. Были созданы надежные составные переменные как для обвинения (α = 0,84), так и для защиты (α =.71) вещественные доказательства.

Результаты

Проверка манипуляции

Манипуляция убедительностью случая была проверена с использованием 2 (наличие татуировки) × 2 (сила доказательства) между субъектами ANOVA по измерению общей силы доказательств. Как и ожидалось, значительный основной эффект силы доказательств имел место: участники воспринимали случай как имеющий значительно более сильные доказательства в сильном состоянии ( M = 4,30, SD, = 1,32) по сравнению со слабым условием ( M = ). 3.15, SD = 1,30), F (1, 116) = 22,92, p <0,001, η p 2 = 0,17. Не было обнаружено никакого основного эффекта присутствия татуировки, F (1, 116) = 0,04, p = 0,835, и не было значительного взаимодействия между наличием татуировки и силой свидетельств о восприятии общей силы татуировки. доказательства, F (1, 116) = 0,81, p = 0,369. Эти результаты показывают, что манипуляция убедительностью доказательств была успешной.

Основные анализы

Вердикт, вероятность виновности и сила доказательств

В целом участники вынесли больше оправдательных приговоров, чем обвинительных (73 против 47). 2. Сначала была проведена последовательная логистическая регрессия с вердиктом вины в качестве зависимой переменной и наличием татуировки ответчика, силой доказательства и взаимодействием этих двух факторов в качестве предикторов. Прямые эффекты наличия татуировки обвиняемого (h2) и силы доказательств (h3) были введены на шаге 1, а взаимодействие – на шаге 2, чтобы оценить, учитывает ли гипотетическая модерация (h4) дополнительные вариации в вердиктах.Всего было проанализировано 120 случаев. Вопреки прогнозам, никакие предикторы не были существенно связаны с вердиктами на шаге 1, χ 2 (2) = 2,04, p = 0,361, или на шаге 2, χ 2 (1) = 1,67, p = .196. Кроме того, полная модель не была статистически значимой, χ 2 (3) = 3,71, p = 0,294, что указывает на то, что модель не могла предсказать вердикты участников. Эта модель учитывает лишь небольшую разницу в решениях приговоров (3.0–4,1%), при этом успешно предсказано 34,0% обвинительных приговоров и 80,8% оправдательных приговоров. В целом 62,5% приговоров были классифицированы правильно. показывает, что вопреки прогнозам ни наличие татуировок обвиняемых, ни сила доказательств, ни их взаимодействие не могут существенно предсказать вердикт участников.

Таблица 3.

Последовательная логистическая регрессия, предсказывающая фиктивный вердикт присяжного.

4 904 904,171 0,78 и сила доказательств обвинения и защиты затем оценивалась с использованием 2 (наличие татуировки) × 2 (сила доказательства) между субъектами ANOVA.Как и ожидалось (h3), участники считали, что обвиняемый с большей вероятностью окажется виновным, если аргумент будет сильным ( M = 4,75, SD, = 1,16) по сравнению со слабым ( M = 4,10, SD = 1,02). ), F (1, 116) = 10,58, p = 0,001, η p 2 = 0,08. Однако, в отличие от h2, нет никакого основного эффекта от наличия татуировки ответчика, F (1, 116) = 0,84, p = 0,361, и взаимодействие не было значимым (h4), F (1, 116) ) = 0.56, стр. = .454.

Опять же в соответствии с h3, участники думали, что доказательства, представленные обвинением, были значительно сильнее в условии сильных доказательств ( M = 4,34, SD = 1,01) по сравнению с условием слабых доказательств ( M = 3,64, SD = 1,19), F (1, 116) = 11,71, p = 0,001, η p 2 = 0,09. Однако не было никакого основного эффекта от наличия татуировки ответчика, F (1, 116) = 0.03, p = 0,876, и нет значимого взаимодействия, F (1, 116) = 0,54, p = 0,464. Не было значительных эффектов для меры, оценивающей, что участники думали о версии защиты (все F s <2,20).

Стереотипы, связанные с татуировками

Анализ предполагаемой опасности обвиняемого, типичности преступника и социально-экономического статуса подтверждает h2. Существенное влияние татуировки оказало на степень опасности обвиняемого – участники воспринимали татуированных подсудимых как значительно более опасных ( M = 4.38, SD = 1,24), чем обвиняемые без татуировок ( M = 3,81, SD = 1,02), F (1, 116) = 7,53, p = 0,007, η p 2 = 0,06. Не было никакого влияния силы доказательств на восприятие опасности, F (1, 116) = 0,07, p = 0,790, и никакого значимого взаимодействия, F (1, 116) = 0,10, p = 0,750. В соответствии с этим, на восприятие участниками типичности преступников также значительно повлияло наличие татуировок с татуированными обвиняемыми ( M = 4.51, SD = 1,05) воспринимается скорее как типичный преступник, чем обвиняемый без татуировок ( M = 3,71, SD = 1,05), F (1, 116) = 18,93, p <0,001, η p 2 = 0,13. Однако выяснилось, что на типичность правонарушителей не влияет сила доказательств, и нет значимого взаимодействия для обоих показателей, F (1, 116) = 0,24, p = 0,625.

Наконец, татуировка оказывает существенное влияние на восприятие участниками социально-экономического статуса обвиняемого – обвиняемых с татуировками ( M = 3.43, SD = 0,92) воспринимались как имеющие значительно более низкий социально-экономический статус, чем обвиняемые без татуировок ( M = 3,87, SD = 0,80), F (1, 116) = 7,93, p = 0,006, η p 2 = 0,06. Однако не было никакого влияния силы доказательств на восприятие социально-экономического статуса, F (1, 116) = 0,06, p = 0,813, и отсутствие значимого взаимодействия, F (1, 116) = 0,06, p =.813.

Исследовательское посредничество

Учитывая постоянное влияние присутствия или отсутствия татуировки на восприятие обвиняемого, но отсутствие значительного влияния наличия татуировки на результаты, относящиеся к делу, был проведен исследовательский анализ, чтобы выяснить, действительно ли Отсутствие татуировок ответчика косвенно повлияло на исход дела через восприятие ответчика (значительный прямой эффект не является требованием для изучения потенциальных косвенных путей).В частности, макрос PROCESS использовался для проверки того, повлияли ли татуировки на вероятность вины за счет восприятия опасности обвиняемого, типичности преступника и социально-экономического статуса, как показано в (Preacher and Hayes, 2004). Значимость эффекта посредничества, основанная на 95% скорректированных на смещение доверительных интервалах, полученных из 1000 повторных выборок начальной загрузки, указывается, когда доверительные интервалы исключают ноль.

Статистическая модель пути (прямой эффект), отображающая нестандартные коэффициенты для наличия татуировок обвиняемого в качестве предиктора вероятности вины, включая пути для представления возможного посредничества на основе воспринимаемой опасности, типичности преступника и социально-экономического статуса.

Как показано в, наличие татуировок обвиняемых было значительно связано с большей воспринимаемой опасностью ( b = 0,29, SE = 0,10) и типичностью преступника ( b = 0,40, SE = 0,10). ) и более низкий социально-экономический статус ( b = −22, SE = 0,08). Однако воспринимаемая опасность была единственным посредником, значимо связанным с большей вероятностью вины ( b = 0,38, SE = 0,12). Прямое влияние татуировок обвиняемого на вероятность вины с учетом возможных косвенных эффектов было значительным ( b = -.26, SE = 0,10). Результаты 95% доверительных интервалов показали, что эта взаимосвязь между наличием татуировки и вероятностью вины опосредована воспринимаемой опасностью, b = 0,11, ДИ [0,02, 248], но не предполагаемой типичностью преступника, b = 0,02, ДИ [-0,01, 0,14] или социально-экономический статус, b = 0,05, ДИ [0,00, 0,14]. Общая регрессионная модель была значимой, показывая, что 24% дисперсии вероятности вины объясняется наличием татуировок и представлениями об опасности обвиняемого, социально-экономическом статусе и сходстве с типичными правонарушителями, R 2 =.24, F (4, 115) = 9,00, p <0,001. Эти результаты показывают, что наличие татуировки косвенно повлияло на принятие решений участниками, увеличив восприятие опасности обвиняемого. Таким образом, этот анализ частично подтверждает гипотезу о том, что наличие татуировок на обвиняемых повлияло на принятие решения участниками (h2).

Обсуждение

Это исследование исследовало, являются ли стереотипы о предвзятости обвиняемых с татуировками имитацией принятия решения присяжным заседателем за счет силы доказательств в уголовном процессе.Результаты частично подтверждают гипотезу о том, что участники воспринимали татуированных обвиняемых более негативно и как имеющих большую вероятность вины по сравнению с нетатуированными обвиняемыми (h2). Как и предполагалось, участники воспринимали обвиняемых с татуировками более негативно, чем обвиняемых без татуировок, с точки зрения типичности преступников, опасности и социально-экономического статуса. Вопреки прогнозам, на вердикты участников и их представления о вероятности вины не повлияло напрямую наличие татуировок обвиняемых.Это могло быть связано с влиянием других факторов на вердикт, например опасениями по поводу предвзятого мнения, указав, что человек с татуировкой с большей вероятностью будет виновен.

Фактически, когда предполагаемая опасность была принята во внимание с помощью исследовательского посреднического анализа, имелся значительный косвенный путь прогнозирования вероятности вины через воспринимаемую опасность, а также влияние наличия татуировки на вероятность вины. Это предполагает наличие двух конкурирующих эффектов, а именно: наличие татуировки увеличивало степень, в которой обвиняемый рассматривался как опасный и впоследствии рассматривался как более вероятный виновный, но также оказывал прямо противоположный эффект на восприятие вины, при котором обвиняемый считался менее виновным.Этот последний эффект, возможно, отражает опасения по поводу предвзятости, основанной на оценке вероятности вины на предотвращенном социальном сигнале, таком как татуировки (например, Chiang, 2010).

Общие обсуждения

Это исследование исследует, является ли татуировка подсудимого несправедливой предвзятостью при принятии решения присяжным в гипотетическом уголовном процессе. Исследование 1 исследует, связаны ли негативные стереотипы с татуированными людьми и зависят ли эти стереотипы от характеристик стиля и местоположения.Как и предполагалось, люди с татуировками в тюремном стиле воспринимались более негативно, чем люди с татуировками в современном стиле или без татуировок, особенно когда татуировки расположены на лице и шее, а не на руке. В исследовании 2 выясняется, не искажают ли эти связанные с татуировками стереотипы, имитирующие принятие решений присяжным заседателем, за счет силы доказательств в гипотетическом уголовном процессе. Вопреки прогнозам, наличие тюремной татуировки не повлияло напрямую на суждения участников о виновности и не снизило их чувствительность к силе представленных доказательств.Однако существует косвенная связь между наличием тюремной татуировки и восприятием вины, опосредованная восприятием того, что подсудимый был опасен.

Результаты исследования 1 показывают, что восприятие людьми татуированных других людей зависело от стиля и расположения их татуировки. Предыдущие исследования систематически не рассматривали эти различия в стиле татуировок. В ходе текущего исследования было обнаружено, что люди воспринимают людей с татуировками в современном стиле более позитивно, чем людей с татуировками в тюремном стиле, и во многом не отличаются от людей без татуировок – за исключением того, что все татуированные люди ассоциируются с тем, что они более низкий социально-экономический статус.Однако люди ассоциировали людей с тюремными татуировками, особенно на лице и шее, с негативными стереотипами и как с типичными преступниками. Основываясь на этих результатах, Исследование 2 проверило предсказание о том, что присяжные будут более негативно воспринимать обвиняемых с татуировками в тюремном стиле и с большей вероятностью быть виновными по сравнению с обвиняемыми без татуировок.

Результаты показывают, что наличие татуировки привело к тому, что участники оценили подсудимого как более опасного, и что эта опасность была связана с более высокой вероятностью вины.Этот эффект наблюдался в контексте прямого влияния наличия татуировки на восприятие вероятности вины, так что татуировка была связана с более низкой предполагаемой вероятностью вины. Это говорит о том, что присяжные могут предвзято относиться к подсудимым с татуировками в тюремном стиле, но в то же время не хотят казаться предвзятыми, основывая свои суждения на этом социальном сигнале. Это посредничество согласуется с выводом Берджесса и Кларка (2010) о том, что люди более негативно воспринимают людей с племенными татуировками с точки зрения диспозиционных характеристик, которые частично опосредуют связь между наличием татуировки и предвзятыми суждениями о пригодности для работы.Не было обнаружено, что татуировки напрямую влияют на вердикт участников о виновности, несмотря на то, что в исследовании 1 было обнаружено, что люди с татуировками в тюремном стиле более похожи на типичного преступника. Это также несовместимо с исследованиями других характеристик обвиняемых, связанных с типичным стереотипом правонарушителя, включая пол, расу, социально-экономический статус и физическую привлекательность (Devine et al., 2001; Mazzella & Feingold, 1994). Это предварительное исследование показало, что присяжные воспринимают обвиняемых более негативно и с большей вероятностью сочтут их виновными, если их характеристики соответствуют характеристикам стереотипного преступника, совершившего конкретное преступление.

Одно из объяснений отсутствия эффектов на дихотомическую меру вины состоит в том, что манипулирование силой доказательств могло быть недостаточно сильным. Хотя манипуляция была успешной, она была несколько скромной, с оценками, распределенными вокруг средней точки шкалы. Следовательно, представленные доказательства могли быть слишком слабыми, и даже условие сильных доказательств было недостаточно убедительным, чтобы соответствовать требуемому порогу «вне разумного сомнения» для вынесения приговора. Исследования показали, что люди хотят выглядеть беспристрастными (Chiang, 2010).Таким образом, чтобы сохранить позитивную самопрезентацию, они используют стереотипы только тогда, когда есть другая причина, по которой они могут это оправдать. Гипотеза освобождения и модели двойного процесса убеждения предполагают, что для того, чтобы люди полагались на стереотипы в своих решениях, доказательства должны быть неоднозначными или умеренно убедительными (Devine et al., 2009). Это исследование предполагает, что участники, возможно, не чувствовали себя оправданными в использовании негативных стереотипов, связанных с татуировками, в своем восприятии вины из-за слабого, оправдательного характера доказательств.Наличие эффекта присутствия татуировки на оценке вероятности вины после того, как воспринимаемая опасность была принята во внимание, предполагает, что это действительно так.

С точки зрения политики, результаты текущего исследования показывают, что при определенных условиях могут быть предприняты некоторые действия для уменьшения потенциального негативного воздействия татуировок на обвиняемого, а именно, когда у обвиняемого есть хорошо заметные татуировки тюремного типа. Одно из возможных решений – использовать профессиональный макияж, чтобы скрыть присутствие татуировки на время судебного разбирательства (как это было сделано, когда Джона Дитуллио судили за убийство во Флориде в 2010 году).Возможно, более спорным является то, что это исследование предполагает, что любые фотографии, представленные в качестве доказательства татуировок подсудимого, могут нуждаться в цифровом редактировании, если цель состоит в том, чтобы уменьшить любое предвзятое влияние. Это, вероятно, будет менее приемлемым решением, учитывая, что оно включает в себя физическое изменение доказательств, представляемых присяжным. Хотя можно было подумать, что процесс группового обсуждения уменьшит или устранит предвзятость какого-либо одного присяжного заседателя, на обсуждение присяжных, возможно, не следует полагаться как на средство от предвзятости, вызванной наличием татуировок.Исследование досудебной гласности, еще одного часто предвзятого предубеждения (например, Ogloff & Vidmar, 1994), предполагает, что обсуждение может фактически усилить эффект смещающих факторов (Kramer, Kerr, & Carroll, 1990). Это исследование также предполагает, что судебные предписания игнорировать потенциальную предвзятость, вносимую досудебной оглаской, часто неэффективны, и что присяжные продолжают испытывать влияние. Таким образом, похоже, что сокрытие появления потенциально предвзятых татуировок может быть наиболее эффективным способом уменьшить их влияние.

Потенциальным ограничением этого исследования может быть использование образцов студентов университетов. Выборки не были ограничены правом участия присяжных: 20% участников исследования 2 были моложе 18 лет. Исследования показали, что выборки студентов университетов, как правило, систематически не отличаются от репрезентативного жюри (Lieberman, Krauss, & Wiener, 2011). Однако в этом исследовании относительно более молодой возраст образцов по сравнению с репрезентативным жюри может быть ограничением.Корреляционное исследование показало, что молодые люди менее склонны отрицательно относиться к татуированным людям, чем люди старшего возраста (Dean, 2010). Следовательно, вполне возможно, что участники этого исследования могли иметь более позитивное отношение к татуированным людям, чем более репрезентативная по возрасту выборка присяжных.

Еще одним ограничением и областью для дальнейшего изучения является возможное влияние культуры на атрибуты, связанные с татуировками. В некоторых культурах татуировки ценятся как положительные культурные маркеры (см. Kuwahara, 2006), поэтому стигматизирующий эффект татуировок может быть более ограниченным.Хотя текущие исследования показывают, что татуировки в тюремном стиле являются наиболее вредными (по сравнению с современным стилем), поэтому любой положительный эффект, связанный с культурной ценностью татуировок, может быть ограничен татуировками, соответствующими культурному стилю.

В заключение, эта программа исследований позволяет по-новому взглянуть на то, как наличие татуировок на обвиняемых может повлиять на принятие решений присяжными заседателями в уголовных процессах. Было обнаружено, что татуированные люди не являются однородными стереотипами и дискриминацией, за исключением того, что татуированные люди связаны с более низким социально-экономическим статусом, что, в свою очередь, связано с большей преступностью.Восприятие татуированными другими людьми зависит от стиля и расположения их татуировок, причем с татуировками в тюремном стиле ассоциируются более негативные стереотипы, чем с татуировками в современном стиле. Было обнаружено, что негативные стереотипы об обвиняемых с хорошо заметными татуировками в тюремном стиле могут косвенно негативно повлиять на имитацию принятия решений присяжным заседателем. Это может иметь важные последствия для системы уголовного правосудия, предполагая, что некоторые меры по уменьшению искажающего эффекта татуировки могут потребоваться, когда обвиняемые наиболее негативно относятся к татуировкам.

Примечания

1. Были проведены проверки, чтобы убедиться в отсутствии различий в зависимости от разных людей, изображенных на пяти фотографиях, или двух версий татуировки в каждом стиле татуировки. Не было обнаружено никаких устойчивых различий между версиями лиц или татуировок.

2. Был проведен анализ для проверки отсутствия различий в зависимости от разных людей, изображенных на фотографиях, или от двух версий татуировок. Не было обнаружено никаких устойчивых различий между версиями лиц или татуировок.

Благодарности

Спасибо Барбаре Массер и Фэй Нитшке, которые прокомментировали предыдущий вариант этой рукописи.

Заявление о раскрытии информации

Авторы не сообщали о потенциальном конфликте интересов.

Ссылки

  • Адамс Дж. (2009). Заметное отличие: татуировка и ее связь с девиантностью в Соединенных Штатах. Девиантное поведение , 30 (3), 266–292. DOI: 10.1080 / 01639620802168817 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Австралийское статистическое бюро (2013 г.). Уголовные суды, Австралия, 2011–2012 гг. . (№ 4513.0) Извлекаются из http://www.abs.gov.au/ausstats/[email protected]/Products/BF3BBC4EF6176A4DCA257B11000D54D1?opendocument. [Google Scholar]
  • Бем С. Л. (1974). Измерение психологической андрогинности. Журнал консультирования и клинической психологии , 42 (2), 155–162. DOI: 10,1037 / h0036215 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бондесон У. В. (1989). Заключенные в СИЗО обществ . Нью-Брансуик и Оксфорд: Издатели транзакций.[Google Scholar]
  • Берджесс М. и Кларк Л. (2010). Оказывает ли «дикое происхождение» татуировок пагубную тень на современных татуированных людей? Журнал прикладной социальной психологии , 40 (3), 746–764. DOI: 10.1111 / j.1559-1816.2010.00596.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чайкен С. и Леджервуд К. (2007). Теории двойственного процесса. В Baumeister R. & Vohs K. (Eds.), Энциклопедия социальной психологии (стр. 29–272). Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE Publications; Извлекаются из 10.4135/9781412956253. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чайкен С., Либерман А. и Игли А. Х. (1989). Эвристическая и систематическая обработка информации: в контексте убеждения и за его пределами. В Улеман Дж. С. и Барг Дж. А. (ред.), Непреднамеренная мысль: ограничение осведомленности, намерений и контроля (стр. 212–252). Нью-Йорк: Публикация Гилфорда; Извлекаются из http://goo.gl/0x9iqk. [Google Scholar]
  • Чан Шиао-Юнь. (2010). «Ну, я много чего, но я уверен, что не фанатик»: позитивная самопрезентация в конфронтационном дискурсе о расизме. Дискурс и общество , 21 (3), 273–294. DOI: 10.1177 / 0957926509360653 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дин Д. Х. (2010). Восприятие потребителями видимых татуировок на обслуживающем персонале. Управление качеством обслуживания , 20 (3), 294–308. DOI: 10.1108 / 09604521011041998 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дегельман Д. и Прайс Н. Д. (2002). Татуировки и рейтинги личностных характеристик. Психологические отчеты , 90 (2), 507–514. doi: 10.2466 / PR0.90.2.507-514 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • DeMarree K., & Петти Р. (2007). Модель вероятности проработки. В Baumeister R. & Vohs K. (Eds.), Энциклопедия социальной психологии (стр. 281–284). Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE Publications, Inc. doi: 10.4135 / 9781412956253.n172 [CrossRef] [Google Scholar]
  • DeMello M. (1993). Тело осужденного: татуировка среди мужчин-заключенных-американцев. Антропология сегодня , 9 (6), 10–13. DOI: 10.2307 / 2783218 [CrossRef] [Google Scholar]
  • ДеМелло М. (2000). Тела с надписью: Культурная история современного тату-сообщества .Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press. [PubMed] [Google Scholar]
  • ДеСантис А. и Кейсон В. А. (1997). Характеристики обвиняемых привлекательности, расы и пола, а также решения о вынесении приговора. Психологические отчеты , 81 (2), 679–683. DOI: 10.2466 / pr0.1997.81.2.679 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дивайн Д. Дж. (2012). Принятие решения жюри: Состояние науки . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. [Google Scholar]
  • Дивайн Д. Дж., Будденбаум Дж., Хоуп С., Студебеккер Н. и Штолле Д. П. (2009). Сила доказательств, экстрадоказательское влияние и гипотеза освобождения: данные с мест. Закон и поведение человека , 33 (2), 136–148. DOI: 10.1007 / S10979-008-9144-X [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дивайн Д. Дж., Клейтон Л. Д., Данфорд Б. Б., Сейинг Р. и Прайс Дж. (2001). Принятие решения жюри: 45 лет эмпирических исследований совещательных групп. Психология, государственная политика и право , 7 (3), 622–727.DOI: 10.1037 / 1076-8971.7.3.622 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дуркин К. и Хоутон С. (2000). Стереотипы детей и подростков о татуированных людях как о преступниках. Юридическая и криминологическая психология , 5 (2), 153–164. DOI: 10,1348 / 135532500168065 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эскеда К. В., Эспиноза Р. К. Э. и Калхейн С. Э. (2008). Влияние этнической принадлежности, SES и преступного статуса на принятие решений присяжными: кросс-культурное исследование имитаций присяжных из американцев европейского и мексиканского происхождения. Испанский журнал поведенческих наук , 30 (2), 181–199. DOI: 10.1177 / 0739986308315319 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Функ Ф. и Тодоров А. (2013). Криминальные стереотипы в зале суда: татуировки на лице по-разному влияют на чувство вины и наказание. Психология, государственная политика и право , 19 (4), 466–478. [Google Scholar]
  • Говенар А. (2000). Меняющийся образ татуировки в американской культуре, 1846-1966 гг. В Каплан Джейн. (Ред.), Написано на теле: Татуировка в Европе и Америке история (стр.212–233). Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. [Google Scholar]
  • Грулич А. Э., де Виссер Р. О., Смит А. М., Риссель К. Э. и Рихтерс Дж. (2003). Секс в Австралии: употребление инъекционных наркотиков и рискованное сексуальное поведение в репрезентативной выборке взрослых. Журнал общественного здравоохранения Австралии и Новой Зеландии , 27 (2), 242–250. doi: 10.1111 / j.1467-842X.2003.tb00815.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хейвуд В., Патрик К., Смит А. М., Симпсон Дж. М., Питтс М. К., Рихтерс Дж. И Шелли Дж. М. (2012). Кто делает татуировки? Демографические и поведенческие корреляты того, когда-либо делали татуировку, в репрезентативной выборке мужчин и женщин. Анналы эпидемиологии , 22 (1), 51–56. DOI: 10.1016 / j.annepidem.2011.10.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hoffman E. (1981). Социально-классовые корреляты воспринимаемой типичности преступника. Психологические отчеты , 49 (2), 347–350. doi: 10.2466 / pr0.1981.49.2.347 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Houghton S., Дуркин К. и Кэрролл А. (1995). Осведомленность детей и подростков о рисках для физического и психического здоровья, связанных с татуировкой: исследование в фокус-группе. Подростковый возраст , 30 (120), 971–988. Извлекаются из http://search.proquest.com.ezproxy.library.uq.edu.au/docview/12953?accountid= 12953 [PubMed] [Google Scholar]
  • Крамер Г. П., Керр Н. Л. и Кэрролл Дж. С. (1990). Досудебная гласность, средства судебной защиты и необъективность присяжных. Закон и поведение человека , 14 (5), 409–438.[Google Scholar]
  • Kuwahara M. (2006). Танцы и татуировка на воображаемой территории: формирование идентичности на Хейва и фестивале тихоокеанских искусств. Искусство и идентичность в Тихом океане: фестиваль тихоокеанских искусств, 79–109. [Google Scholar]
  • Либерман Дж. Д., Краусс Д. А. и Винер Р. Л. (2011). Предисловие к «Когда выборка имеет значение для исследования присяжных заседателей»? различия между студентом колледжа и репрезентативной выборкой присяжных ». Поведенческие науки и закон , 29 (3), 325–327.DOI: 10.1002 / bsl.987 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lin Y. (2002). Возраст, пол, образование, религия и восприятие татуировок. Психологические отчеты , 90 (2), 654–658. DOI: 10.2466 / PR0.90.2.654-658 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маклин М. К. и Эррера В. (2006). Криминальный стереотип. Североамериканский журнал психологии , 8 (2), 197–207. Извлекаются из http://search.proquest.com.ezproxy.library.uq.edu.au/docview/198021730?accountid= 198014723 [Google Scholar]
  • Makkai T., & Макаллистер И. (2001). Распространенность татуировок и пирсинга в австралийском сообществе. Ежеквартальный отчет разведки по инфекционным заболеваниям , 25 (2), 67–72. Извлекаются из http://www.scopus.com/inward/record.url?eid=62-s62.60-0035320269&partnerID=0035320240&md0035320265=b0035320360fbca0035320250e0035320264eee0035320249d0035 Google320320320360fbca0035320250e0035320264eee0035320249dazz38 Google320212e0035 Влияние физической привлекательности, расы, социально-экономического статуса и пола обвиняемых и потерпевших на решения имитирующих присяжных: метаанализ. Журнал прикладной социальной психологии , 24 (15), 1315–1344. DOI: 10.1111 / j.1559-1816.1994.tb01552.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • МакКимми Б. М. и Чалмерс К. (2002). A-Face: Каталог академических атрибутов лиц для экспериментов (Интернет-база данных ) . из школы психологии Университета Квинсленда, Брисбен: Извлекаются из http://www.psy.uq.edu.au/a-face [Google Scholar]
  • МакКимми Б. М., Мастерс Дж. М., Массер Б. М., Шуллер Р.А. и Терри Д. Дж. (2012). Стереотипные и контрстереотипные обвиняемые: кто он такой и какое дело против нее? Психология, государственная политика и право , 19 (3), 343–354. DOI: 10.1037 / a0030505 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Оглофф Дж. Р. П. и Видмар Н. (1994). Влияние досудебной огласки на присяжных: исследование по сравнению относительного воздействия телевидения и печатных СМИ на дело о сексуальном насилии над детьми. Закон и поведение человека , 18 (5), 507–525. doi: 10.1007 / BF01499171 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Palermo G.Б. (2004). Татуированные и татуированные преступники. Журнал практики судебной психологии , 4 (1), 1–25. DOI: 10.1300 / J158v04n01_01 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петти Р. Э. и Качиоппо Дж. Т. (1986). Выработка вероятностной модели убеждения. В Berkowitz L. (Ed.), Успехи экспериментальной социальной психологии, (том 19, стр. 124–205). Нью-Йорк: Academic Press. [Google Scholar]
  • Проповедник К. Дж. И Хейс А. Ф. (2004). Процедуры SPSS и SAS для оценки косвенных эффектов в простых моделях посредничества. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры , 36, 717–731. DOI: 10.3758 / BF03206553 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Resenhoeft A., Villa J., & Wiseman D. (2008). Татуировки могут навредить восприятию: исследование и предложения. Журнал здоровья Американского колледжа , 56 (5), 593–596. DOI: 10.3200 / JACH.56.5.593-596 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Розицки Л. А. Т., Морган Р. Д., Мюррей Д. Д. и Варгез Ф. (2011). Тюремные татуировки как отражение криминального образа жизни. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии , 55 (4), 509–529. DOI: 10.1177 / 0306624X10370829 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сандерс К. Р. и Вейл Д. А. (2008). Кастомизация тела: Искусство и культура татуировки . Филадельфия: издательство Temple University Press. [Google Scholar]
  • Schwartz J. (2010). Экстремальный макияж: издание уголовного суда, New York Times . Источник по состоянию на 24 июля 2015 г. http: //www.nytimes.com / 2010/12/06 / us / 06tattoo.html? _r = 1 [Google Scholar]
  • Сперри К. (1991). Татуировки и татуаж. Часть I: История и методология. Американский журнал судебной медицины и патологии , 12 (4), 313–319. DOI: 10.1097 / 00000433-19
95% CI
B B SE SE Exp ( B ) Нижний Верхний
Шаг 1 0,38 0,32 1 0,572 1,35 0,46 3,97
Сила доказательств 0,49 0,38 3,44
Шаг 2
Наличие татуировки −28 1,22 1,11 1,293 0,28 0,03 3,03
Сила доказательств -0,98 1,2014 904 904 904 0,04 3,94
Взаимодействие 0,98 0,76 1,66 1,198 2,67 0,60 11,86 9
00-00008 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Стюарт С. М. (1990). Плохие парни и крутые татуировки: социальная история татуировки с бандами, моряками и уличными панками 1950–1965 . Нью-Йорк: Hawarth Press. [Google Scholar]
  • Стаппи Д.Дж., Армстронг М. Л. и Казальс-Ариет К. (1998). Отношение медицинских работников и студентов к татуированным людям. Журнал усовершенствованного медсестринского дела , 27 (6), 1165–1170. DOI: 10.1046 / j.1365-2648.1998.00626.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Свами В. и Фернхам А. (2007). Непривлекательные, распутные и много пьющие: восприятие женщин с татуировками. Изображение тела , 4 (4), 343–352. doi: 10.1016 / j.bodyim.2007.06.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Свами В.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Back To Top