Разное

Тюремные масти и их значение: Масти на зоне

Содержание

Масти на зоне

Воровская среда представляет собой отдельный мир со своей субкультурой, понятиями и иерархией. Последняя сформировалась в стране в начале XX века. Занимаемое в криминальной пирамиде место определяется воровской мастью. От неё зависит набор прав и обязанностей человека в воровской среде.

Когда появились тюремные масти?

Первое серьёзное исследование того, какие бывают масти на зоне и в тюрьмах были проведены ещё в 1927 году сотрудником НКВД СССР, криминалистом Сергеем Потаповым. Цветовая типизация воровских мастей относится именно к этому периоду. Много сил и времени было потрачено им на изучение воровских понятий и блатного сленга. В итоге Потаповым был составлен словарь тюремных жаргонизмом, который предназначался для ведомственного пользования.

В этом словаре Потаповым было дано 2 цветовых определения воровских мастей. Остальные сформировались немного позже. Начатые им исследования были продолжены и расширены. Его последователь Александр Кучинский расширил и конкретизировал составленный Потаповым словарь, дополнил его новыми жаргонизмами. Работа Кучинского тоже была продолжена другими исследователями. Блатная субкультура не стоит на месте, она изменяется вместе с временем, на фоне происходящих исторических событий.

Современные воровские понятия имеют серьёзные отличия от первоначальных. Появлялось много нового, по сравнению с прошлым веком, и в блатном сленге. В тюрьмах и на зонах изменились условия содержания заключённых, несколько раз менялось уголовное законодательство, да и страна стала другой. Всё это не могло не оказать влияние на воровскую среду. Так и масти с первоначальных 2-х расширились до 4-х и разделились на мужские и женские. Переход из одной масти в другую может быть обычно осуществлен только вниз.

Мужские «масти»

Количество мужских воровских мастей такое же, как и в картах – четыре. В отличии от последних, они не представлены пиками, бубнами, трефами и червями, а имеют цветовой окрас. Окончательный их вариант сформировался к 50-60 годам прошлого века и представляет 4 масти: чёрную, красную, серую и голубую.

«Чёрная масть»

Цвет отличающихся в местах лишения свободы особой ретивостью и непокорностью заключённых. К этой масти причисляют воровские касты, занимающие верхние ступени криминальное иерархии (воры в законе, положенцы, смотрящие). Чёрный цвет прочно вошёл в цветовую типизацию воровских каст в 40-50 годах и символизирует тёмную сторону души, преступные помысли и чёрные криминальные дела.

В этот период в стране орудовала отличавшаяся особенной дерзостью банда Ивана Митина. Она занималась разбоями и грабежами, и вошла в криминальную историю СССР как «Черная кошка», благодаря братьям Вайнерам, написавшим о ней книгу «Эра милосердия». Доктор психологических наук Виктор Пирожков в одном из своих исследований криминальной среды писал о чёрном цвете, как об органично вписывающимся в воровскую среду.

Носящие чёрную масть авторитеты делают на своём теле наколку в виде трефового и пикового тузов. Следом за ней по популярности идут татуировки чёрный кот и аббревиатура «КОТ», расшифровывающаяся как «Коренной Обитатель Тюрьмы».

«Серая масть»

К этой категории относится основная часть заключённых – «мужики». На зоне это трудяги, которые в отличие от правильных пацанов не стремятся попасть в высшую воровскую касту. В колониях они работают на производстве, не сотрудничают с администрацией и не лезут вверх по криминальной иерархии. На зоне они носят синюю робу, поэтому «серую» масть часто называют «синей».

«Мужики» считаются нейтральной группой заключённых. Большинство из них попадает в тюрьму случайно или за небольшие правонарушения. Относят к «серой» масти и неопытных преступников. Попав на зону, они стараются быстрее выйти на волю, поэтому стараются не нарушать лагерную дисциплину, добросовестно трудятся, зарабатывая себе УДО. Они никогда не принимают участие в тюремных разборках, не имеют право голоса в воровской среде.

«Красная масть»

Подробное описание представителей этой группы заключённых есть у Александра Кучинского. К ним относятся «козлы». На зонах и в тюрьмах они активно сотрудничают с администрациями этих учреждений. Эта воровская каста окончательно сформировалась в воровской среде в 50-60 годах прошлого века. В этот период в СССР проходила масштабная компания по борьбе с ворами в законе.

«Козлами» в тот период стали называть ссученных заключённых и лишённых короны воров в законе. Неважно по собственному желанию они стали сотрудничать с тюремной администрацией или по принуждению. Они должны были носить нарукавные красные повязки, которые указывали на их принадлежность к тюремному активу. «Козлы» не имеют право принимать участие в воровских сходках и не допускаются до общака. По понятиям с ними можно здороваться и общаться на нейтральные темы.

«Голубая масть»

Термин «голубой» стали активно применять в отношении однополых сексуальных отношений в конце 80-х годов прошлого столетия. Он как бы намекал на их взгляд на мир голубыми глазами. Этимология жаргонизма до сих пор не изучена до конца и продолжает обсуждаться. Точно нельзя сказать возник ли этот термин в криминальной среде или был в неё привнесён извне.

К этой масти относят в воровской иерархии опущенных. Чаще всего их называют «петухами» или «обиженными». Живётся им в тюрьмах и на зонах не просто. Им не разрешено садиться к общему столу и брать чужую посуду. Таких заключённых нельзя касаться. Место в камере и бараке отводится им у входа или параши.

«Петух» не имеет права подходить к другим арестантам ближе, чем на 3 метра. Его заставляют выполнять всю грязную работу: чистить сортиры, мыть плац. Эта масть остаётся за арестантом до конца жизни.

Женские масти

Определение мастизаключённых на женской зоне часто зависит от их возраста, количества ходок, регулярности получения писем, передач и других житейских факторов. Верх женской воровской иерархии занимают «старшие», которых окружают «семьи». «Старшие» следят за порядком в камерах, заполняемость которых обычно 8-10 человек. «Семья» представляет собой её свиту.

На ступеньку ниже в иерархии стоят «первоходки». В таком положении они «зависают» по прибытию в тюрьму или на зону на срок от 2-х до 12 месяцев. Низшая каста – «шестёрки» и наркоманки со стажем, детоубийцы и инфицированные ВИЧ. В закрытых учреждениях, предназначенных для содержания совершивших преступление женщин не действуют суровые понятийные законы.

Карточные масти на зоне

Карточные масти часто используются в тюремных татуировках. Но, набивать их на теле имеет право не каждый арестант. Наколки карт выполняют роль знаков отличия. Уважаемая масть в блатной среде «трефы» (или «крести»). Наколку с трефовым (крестовым) тузом делать себе на теле только авторитетный вор. Крестовая масть на зоне набивается только правильным арестантам.

Пиковая масть на зоне набивается на теле уголовники, осуждённые за разбой и грабежи. Носителей татуировки пикового туза часто называют «стопорилами».

Заключённые, получившие свой срок за изнасилование или развратные действия, могут делать себе татушки с червовой мастью. Таких зэков в блатной среде называют «мохнорылыми». Они не пользуются уважением и всячески гнобятся другими сидельцами.

Бубновая масть на зоне для зэков что-то типа каиновой печать. Помечают ей ссученных сидельцев. Тех, кто активно сотрудничает с тюремной администрацией и стучит на остальных арестантов. Такую татуировку на тело арестанта часто наносят насильственно.

Красная и чёрная зоны

Все МЛС неофициально делятся в России на два вида: красные и чёрные. Зона чёрной масти находится под контролем воровских авторитетов. Красная зона полностью контролируется администрацией. В такие МЛС чаще всего отправляют отбывать свой срок бывших сотрудников правоохранительных органов, госслужащих и другой контингент осужденных, далёких от криминальной среды и получивших свой срок впервые. Чёрные зоны предназначены для неоднократно судимых или тех кто совершил тяжкие преступления.

Масти на зоне. | зона life

В наше время в обществе не принято разделять людей на какие-либо группы, сословия и касты. Однако это правило не затрагивает мест лишения свободы, в которых на протяжении десятков лет существует строгое разделение осужденных на своеобразные группы (или, как принято говорить на зоне – масти).

Тюремные масти

Масти в тюрьме – это определенные группы заключенных, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, понятиями и правами. В любой без исключения тюрьме или колонии имеет место четкое разделение всех заключенных на группы или масти: блатные, мужики, козлы, петухи. Иногда встречаются промежуточные касты, которые могут меняться в зависимости от конкретного млс. Относятся к таким промежуточным кастам «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие. Масти на зоне это довольно закрытые группы, и перейти из одной касты в другую, особенно более высокую, практически нереально.

Авторитеты зоны

Самой важной, почетной и значимой мастью на зоне являются «блатные». Эта каста довольно малочисленная, и попасть в ее ряды просто так не получится. Итак, кто же такой блатной? Блатные – это настоящая, мало чем ограниченная власть на зоне. Члены этой касты устанавливают все неписаные правила поведения в млс, следят за порядком на зоне, разрешают конфликтные ситуации, которые возникают между заключенными, и наказывают виноватых по всей строгости тюремных законов. Особую группу блатных представляют так называемые воры в законе. Они являются признанными криминальными авторитетами. Причем, вор в законе не обязательно является вором, как таковым. Это человек, имеющий безупречную репутацию среди криминалитета, правильные понятия, а также неукоснительно соблюдающий воровские законы. Если давать определение вору в законе, то можно сказать, что это авторитет, ведущий себя «правильно» не только на зоне, но и не имеющий никаких «косяков» на свободе. Например, воры не должны служить в армии (запрещается держать в руках оружие, которое дало государство), на воле они не должны занимать какие-либо руководящие должности или же работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами).

Кто такой «мужик»?

Мужики – являются самой многочисленной и нейтральной группой заключенных. В их число входят арестанты, мотающие срок за совершение несерьезных преступлений. Как правило, эти люди абсолютно случайные в тюрьме: попав в млс, они пытаются как можно быстрее освободиться и вернуться к своей обычной жизни на воле. Эта масть на зоне не имеет совершенно никакого авторитета. «Мужики» не имеют права голоса и никогда не вмешиваются в дела «блатных». С администрацией тюрьмы они не сотрудничают, но и не прислуживают зоновским авторитетам. Иногда среди мужиков встречаются и такие арестанты, которых блатные уважают и даже порой прислушиваются к их мнению. Ответ на вопрос о том, кто же такой мужик – это арестант, который после освобождения постарается забыть все как страшный кошмар и больше не вернуться на зону.

«Козлы» – это…

Попасть в касту козлов – означает поставить себя против большинства остальных арестантов. Обычно, к этой масти относятся те зеки, которые по собственному желанию (а иногда и по принуждению) сотрудничают с администрацией исправительного учреждения. Например если арестант согласится занять должность тюремного завхоза или библиотекаря, он автоматически попадет в касту козлов. Заключенные, относящиеся к этой масти, активно сотрудничают с руководством млс, выполняя все их поручения. Из-за этого остальная часть арестантов относится к ним как к предателям. Козлы не имеют права участвовать разборках, они не имеют права голоса. Однако, с представителями данной масти разрешается здороваться, до них можно дотрагиваться и по желанию общаться. Козел никогда не сможет стать «мужиком» или «блатным». Зато попасть в низшую касту можно запросто.

Обиженные, опущенные, неприкасаемые

Стать петухом, – настоящий ад наяву для заключенного. Тем кто попал в данную касту, на зоне живется, очень не просто. Данную группу заключенных часто называют обиженными, опущенными, неприкасаемыми. Относятся к этой масти пассивные гомосексуалисты и те заключенные, которых наказали посредством совершения с ними полового контакта. При этом, полового акта как такового может и не произойти: заключенному могут просто провести по губам половым органом, с этого момента он будет считаться петухом. Представитель данной масти является изгоем: к нему нельзя прикасаться, нельзя у него ничего брать. Петухи пользуются отдельной посудой (чтобы различать посуду, в ней как правило высверливается дырка. Чтобы зеку, относящемуся к этой касте, поесть или попить, необходимо затыкать дырку пальцем. И это еще самое легкое унижение из тех, которым могут подвергаться «петухи» ), имеют отдельные спальное место (как правило, при входе в камеру). С опущенными не принято разговаривать. Им запрещено подходить к другим зекам ближе, чем на три шага. Петухи постоянно выполняют всю грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац. Однако, когда петухов «употребляют» (так принято выражаться на зоне), это действие не считается каким-либо оскверняющим контактом. Тюремные законы достаточно строгие и жестокие. Поэтому малейшее нарушение тюремных законов неизбежно приводит к наказанию. Однажды став «петухом» заключенный лишается права на человеческое отношение и до конца срока подвергается различным унижениям. Выдерживают постоянные издевательства далеко не все, поэтому многие попавшие в касту опущеных, заканчивают свою жизнь самоубийством.

Вышеупомянутые масти встречаются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых млс встречаются свои промежуточные касты. Особенно много подобных каст на «малолетке». Помимо уже перечисленных каст там имеются такие масти, как: форшмаки – арестанты, совершившие небольшой проступок из-за незнания тюремных правил и норм поведения; черти – те заключенные, которые были пойманы на воровстве у своих сокамерников; шныри, прачки, маслобойщики, нехватчики и другие. На некоторых взрослых зонах имеют распространение своеобразные подкасты. Например, приблатненные – заключенные, составляющие «свиту» «блатных» (при этом сами блатными не являющиеся). Или же каста негодяи – блатные арестанты, совершившие какой-то отвратительный поступок.

В следующей статье разберем татуировки, по которым можно отличить кем был человек на зоне. Все кому интересна данная тематика, не забывайте ставить лайк и подписываться на канал, есть много материалов для будущих статей.

Записки заключенного: арестантская диалектика – 08.01.2017, Sputnik Беларусь

Как таковые, понятия нигде не прописаны, по крайней мере, я или кто-нибудь из тех, с кем я сидел, не видели документа, описывающего их. По ним просто живут: кое-что взято из фильмов про 90-е, многое передается от старых сидельцев молодым, что-то додумывается по ходу срока и опирается на опыт отсиженных лет. И все это оставляет большие возможности для спекуляции. Обычно в подобных спорах прав тот, у кого лучше подвешен язык.

По “мастям”

Во многих сферах, которые регулируются понятиями, нет четких и окончательных определений, хотя сами эти вопросы жизненно важны для зоны. Например, плохо обстоит дело с обозначением категории “мужик”. Казалось бы, в чем проблема — мужик, он и в Африке мужик, да и что такого важного в этом определении?

Но дело в том, что зеки делятся на несколько “мастей” (своеобразные социальные классы), статус и функции которых довольно сильно разнятся. Переход из одной “масти” в другую может быть только вниз. Это разделение сохраняется и на свободе. Низшая категория осужденных — так называемые “опущенные” или же “петухи”. Они делают самую грязную работу, оказывают сексуальные услуги другим заключенным и абсолютно бесправны. Вторая “масть” — “нечисть” (конечно, многие не выводят этих людей в отдельный социальный класс, но, по моим наблюдениям, нечисть — это все-таки “масть”): “крысы” — укравшие у своих, “черти” — не следящие за собой, в общем, люди, грязные морально и физически.

Третья, “мужики” — костяк зон и девяносто процентов населения. Четвертая масть — блатные, высшая каста в МЛС, которая решает вопросы “по понятиям”, служит воровской идее и должна идти в борьбе с милиционерами до победного конца, ну или уметь с ними договориться так, чтобы было хорошо “мужикам”. Пятая “масть” — это воры в законе, короли преступного мира. Чтобы стать вором, человек должен “идти по жизни ровно”, поскольку перед “коронацией” по всем лагерям и тюрьмам идут “малявы” (записки), где говорится, кого хотят сделать королем, и спрашивают, “знает ли кто-нибудь косяки за ним”? И если все чисто, то человеку надевают “воровскую корону”.

Масти на зоне. Зоновские понятия. Тюремные законы

В современном обществе не принято делить людей на какие-либо группы, сословия и касты. Однако это правило не касается мест лишения свободы, где уже на протяжении многих десятилетий существует строгая классификация осужденных на своеобразные группы (или, как говорят на зоне, масти).

Тюремные масти

Масти на зоне – это деление всех заключенных на своеобразные группы, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, правами и понятиями.

Абсолютно в любой тюрьме и колонии имеется четкое разграничение всех заключенных на определенные группы или масти: «блатные», «мужики», «козлы» и «петухи». Есть еще и так называемые промежуточные группы, которые меняются в зависимости от конкретного места лишения свободы. К таким «промежуточным» кастам относятся «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие.

Масти на зоне являются довольно закрытыми группами, и перейти из одной касты в другую практически невозможно.

«Авторитеты» зоны

Самой значимой, важной и почетной мастью на зоне являются «блатные». Эта каста самая малочисленная, и попасть в нее просто так не получится. Итак, кто такой «блатной»?

«Блатные» – это настоящая, практически безграничная власть на зоне. Именно члены этой группы устанавливают неписаные правила поведения в местах лишения свободы, следят за порядком на зоне, решают конфликтные ситуации, возникающие между заключенными, и наказывают «провинившихся» по всей строгости тюремного закона.

Особой группой «блатных» являются так называемые воры в законе. Это признанные криминальные авторитеты. Причем, они не обязательно должны промышлять кражами. «Вор в законе» – это человек, имеющий безупречную криминальную репутацию, правильные понятия и четко соблюдающий воровские законы.

Если отвечать на вопрос о том, кто такой «блатной», то можно сказать, что это авторитет, который ведет себя «правильно» не только на зоне, но и не имел никаких «косяков» на свободе. К примеру, «блатные» не должны служить в армии, на воле они не должны были занимать руководящие должности или работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами). В советские времена подобным авторитетам запрещалось иметь семью и состоять в какой-либо политической партии.

Самый главный

Лидером «блатных» является «пахан» – признанный криминальный авторитет. Если же такого на зоне нет, то назначается «смотрящий» – заключенный, выполняющий функции лидера.

«Пахан» и его приближенные (то есть «блатные») обладают на зоне особыми привилегиями. Они могут не работать, оставлять себе из «общака» все, что посчитают нужным.

В современном мире многие «блатные» на зоне взаимодействуют с администрацией исправительного учреждения и устанавливают те порядки, которые выгодны руководству колонии. Взамен «блатным» создаются комфортные условия содержания (они негласно получают спиртное, анашу, телефоны и прочие блага). Хоть это и не соответствует воровским понятиям, но рыночные отношения в наше время царят и на зоне.

Кто такой «мужик»?

«Мужики» – это, пожалуй, самая многочисленная и нейтральная группа заключенных. В ее число входят арестанты, получившие срок за совершение небольших преступлений. Как правило, это абсолютно случайные в тюрьме люди: попав на зону один раз, они стараются как можно быстрее освободиться и вернуться к обычной жизни на воле.

Указанная масть на зоне никакого авторитета не имеет. «Мужики» не принимают участия в разборках, не имеют права голоса и не вмешиваются в дела «блатных». Они не сотрудничают с администрацией тюрьмы, но и не прислуживают авторитетам зоны.

Среди «мужиков» есть, конечно, и такие арестанты, которых уважают «блатные» и даже прислушиваются к их мнению.

Эта группа заключенных считается нейтральной и довольно многочисленной. И если говорить о том, кто такой «мужик», это тот арестант, который по окончании срока забудет все как «страшный сон» и постарается больше на зону не возвращаться.

«Козлы» – это…

Если принадлежать к двум вышеописанным мастям почетно, то вот попасть в касту «козлов» – значит поставить себя против остальных арестантов. Как правило, к этой масти относят тех заключенных, которые по собственному желанию (а в некоторых случаях и по принуждению) стали сотрудничать с администрацией исправительного учреждения.

Так, если арестант согласился занять должность тюремного библиотекаря или завхоза, то он автоматически попал в касту «козлов». Осужденные, относящиеся к данной масти, активно сотрудничают с руководством тюрем, выполняя все их поручения. В связи с этим остальные арестанты относятся к ним как к предателям.

Подобное положение лишает «козлов» права участвовать в тюремных разборках, их не допускают до «общака», они не имеют права голоса. Между тем, с представителями данной масти можно здороваться, до них можно дотрагиваться и с ними, по желанию, можно общаться.

Врагу не пожелаешь

Масти на зоне неизменны. Из низшей касты нельзя перейти в более авторитетную. Так, «козел» никогда не станет «мужиком» или «блатным». А вот попасть в самую низшую касту можно.

Такая масть, как «петух», – настоящий кошмар для заключенного. Арестантам, попавшим в данную касту, на зоне живется, мягко говоря, не просто. Эту группу заключенных еще называют «обиженными», «опущенными», «неприкасаемыми». К этой масти относятся пассивные гомосексуалисты и заключенные, наказанные посредствам совершения с ними полового контакта. Причем, самого полового акта может и не быть: арестанту могут просто провести половым органом по губам, и с этого момента он будет считаться «петухом».

Представители данной масти являются изгоями: к ним нельзя прикасаться, нельзя у них ничего брать. «Петухи» пользуются отдельной посудой, имеют отдельное спальное место (как правило, при входе в камеру). С ними не принято разговаривать. «Петухам» запрещено приближаться к остальным заключенным ближе, чем на три шага. Именно они выполняют самую грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац.

Однако, когда «петухов» «употребляют» (именно так принято говорить на зоне), это не считается каким-либо оскверняющим контактом.

Существует и зловещая «традиция» – делать дырки в тарелках, ложках и кружках «петухов». Для того чтобы зеку, относящемуся к этой касте, покушать или попить, необходимо затыкать дырки пальцами. И это самое безобидное унижение из тех, которым подвергаются «петухи».

Тюремные законы являются очень строгими и жестокими. Поэтому малейшее отступление от установленных норм поведения неминуемо ведет к наказанию. Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям. Выдерживают это не все, поэтому многие заключенные, попавшие в касту «петухов», заканчивают жизнь самоубийством.

Бывает и такое

Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых местах лишения свободы бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.

Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники. На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:

  • «форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;
  • «черти» – то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;
  • «шныри», которые выполняют роль прислуги;
  • «прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.

На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты. К примеру, «приблатненные», в которую входят заключенные, которые составляют «свиту» «блатным» (при этом сами они блатными не являются). Или каста «негодяи», к которой относятся «блатные» арестанты, которые совершили какой-либо отвратительный поступок.

Жить «по понятиям»

К какой бы масти ни относился заключенный, он обязан соблюдать зоновские понятия. Понятия – это установленные нормы поведения заключенного в местах лишения свободы. Строгое соблюдение указанных неписанных правил помогает избегать возникновения конфликтных, а порой и опасных для жизни ситуаций.

Тюремные законы (или понятия) очень похожи на нормы жизни на свободе. Парадокс заключается в том, что часто арестанты, которые нарушали закон на воле (к примеру, воровали), в местах лишения свободы строго придерживаются правила «не воруй».

Основные зоновские понятия сводятся к следующему: не «стучи» и не кради у своих (то есть у таких же заключенных), не пускай «слова на ветер» (если пригрозил кому-то, то должен наказать; в противном случае накажут за болтовню).

Нельзя на зоне вмешиваться в чужие дела и разговоры, навязывать свое мнение, врать и ругаться матом (так как спрос за любое сказанное слово в тюрьме намного больше, чем на свободе).

Не стоит в местах лишения свободы жадничать: принято делиться с сокамерниками. Ну и, конечно, не стоит ставить себя выше остальных, ведь это может привести к страшным последствиям.

Странные нормы

На некоторых зонах есть и совсем странные законы. Особенно это касается колоний, в которых содержатся несовершеннолетние преступники. К примеру, нельзя ничего поднимать с пола, нельзя докуривать сигарету за арестантами, которые входят в более низкие тюремные касты.

Есть такие тюрьмы, в которых могут опустить только за то, что заключенный сходил в туалет и не помыл руки или заштопал себе носки.

Бывают и такие колонии, в которых в бане принято мыться двумя мочалками – одна до пояса, вторая – для всего остального. Полотенце, которое принято называть «вафельным», на зоне считается «полотенцем в клеточку». И очень не поздоровится тому заключенному, который этого правила не знает.

Зона «красная». Зона «черная»

По мастям делятся не только сами заключенные, но и места их содержания. Все зоны делятся на «черные» и «красные».

«Красные» – это те тюрьмы, в которых преобладают жесткие «ментовские» понятия. В подобных тюрьмах всячески поощряется взаимодействие заключенных с администрацией исправительного учреждения. Жизнь здесь протекает по правилам руководства зоны.

«Черные» тюрьмы (которых в России большинство) – это те исправительные учреждения, в которых все строится на воровских понятиях и тюремных законах. Здесь масти на зоне значение имеют огромное. Сотрудничать с администрацией такой колонии считается «западло».

На «черных» зонах заключенных, которые «стучат» руководству, относят к касте «козлов» (их еще называют «красными»). “Красный” на зоне никогда не сможет спокойно жить, так как у всех остальных арестантов он будет вызывать ненависть и будет считаться предателем.

Напоследок

За многие десятилетия в местах лишения свободы сформировались четкие и строгие правила и нормы поведения арестантов. Нарушение установленных правил приводит заключенных к наказанию, которое, чаще всего, заключается в переводе в самую низшую тюремную касту.

И если для обычного законопослушного гражданина подобное наказание кажется ребячеством, то для обитателей зоны – это самое суровое и строгое наказание. Ведь благополучное и спокойное отбывание срока напрямую зависит от того, к какой масти относится арестант.

Несмотря на то, что современное общество и мировоззрение внесло в тюремную жизнь множество нововведений, есть вещи, которые по прежнему остаются неизменными, – это тюремные касты (масти), воровские законы и понятия.

Часть 4. Разделение заключенных: касты, масти, разряды // Блатные санкции

Часть 4. Разделение заключенных: касты, масти, разряды

В местах лишения свободы заключенные делятся на несколько довольно замкнутых групп. Это блатные, мужики, козлы и неприкасаемые, парии тюрьмы и зоны – петухи (гребни, пивни, шкварные, опущенные, обиженные), пернатые, кочеты и т.д. и т.п. 

Первый закон воровского братства запрещал вору трудиться. На свободе он должен воровать, в лагере – сидеть, причем в прямом смысле. Прибыв в зону, вор сразу же попадал в отрицали, нарушая режим и отказываясь работать. 

Воры новой формации в большинстве случаев предпочитают работать. Они учреждают фирмы и компании, открывают сеть ресторанов и казино (как это сделал московский вор в законе Витя Калина, получивший корону не без помощи самого Япончика). Известны случаи, когда преуспевающие российские банки приглашали на работу воров в законе. Авторитет занимал должность руководителя службы безопасности и сам устанавливал себе месячное жалование. Торг, как правило, был неуместен. Взамен вор возвращал банку долги. Он даже в руки не брал гражданско-процессуальный кодекс. Ему было достаточно лишь названия фирмы-должника и фамилии директора. 

Второе классическое правило воровского братства – не имей семьи. До 70-х годов законникам запрещалось жениться, иметь детей и даже поддерживать связь с родителями. Считается, что известная татуировка “Не забуду мать родную” имеет несколько иной смысл. Под “матерью” понималась воровская семья, которая вскормила и воспитала авторитета. Сегодняшнему вору в законе позволяют жениться, заводить детей и чтить родителей. Иногда отец или мать даже помогают добыть сыну воровской венец. Так было с Витей Калиной, мать которого была связана с Вячеславом Иваньковым – “Японцем”. 

Воровской устав запрещал законнику окружать себя дорогими вещами – особняком, автомобилем и тому подобным, носить любые украшения (единственным украшением должна быть лишь татуировка) и копить личные деньги. Образ жизни вора старой закваски лаконично выразил главный герой известной комедии “Джентльмены удачи”: “Ты – вор. Украл, выпил – в тюрьму. Украл, выпил – в тюрьму”. Действительно, часть своей добычи законник отдавал в обшак, а на остальные – гулял. Разгульная жизнь обычно длилась не более гола. Затем вор был обязан возвратиться в “дом родной”: сначала в СИЗО, затем в зону. 

Это правило оказалось едва ли не самым болезненным для законника. Сегодняшний вор разъезжает в шедеврах мирового автомобилестроения, возводит трехэтажные особняки, в просторечии называемые “спортзалы”. Он окружает себя телохранителями, ибо жизнь законника еще никогда не была в такой опасности, как сегодня (самому же вору до сих пор запрещено носить какое-либо оружие). 

Чтобы стать вором в законе, мало быть уголовным авторитетом и чтить воровской кодекс. Нужно пройти коронацию, или посвящение в законники. Это непросто – нужно соблюсти ряд формальностей, которые сохранились и по сей день. Например, авторитет, положенец или пацан, входящий в окружение законников, замахнулся на воровской титул. Прежде всего, ему нужно заручиться двумя письменными рекомендациями от воров в законе. Причем законный стаж поручителей должен быть не менее трех (по другой информации – пяти) лет. После этого кандидат сообщает ворам о своих намерениях. По всем тюрьмам, следственным изоляторам и колониям рассылаются письма – малявы, они – же – ксивы. В них сообщается, что имярек по кличке такой-то собирается короноваться. Письма идут дорогой – тайной лагерной почтой, которая не менее оперативна, чем обычная почтовая связь. Каждый, кто знает о кандидате что-нибудь нелицеприятное, случай, порочащий воровскую честь, должен немедленно сообщить в “отдел коронации”. Вспоминаются грешки и двадцатилетней давности. 

Авторы рекомендательных маляв в ответе за тех, кого рекомендуют. Поэтому кандидату очень сложно скрыть характерную историю из своей биографии. Рано или поздно она станет всеобщим достоянием. Многие не проходят эту дистанцию и получают прозвище сухарей. Вторая попытка, как правило, также заканчивается неудачей. Если же претендент достоин воровской короны, назначается коронация. Ее могут провести и на свободе, и в зоне. Хотя большим уважением пользуется коронация в колонии или тюрьме. Некоторые из воров считают, что венец нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке. О деталях самого процесса известно немногое. О самой воровской короне также ничего не известно. Скорее всего, это символ, а не ритуальный инструмент. Далее следует клятва новоиспеченного вора в законе. Он обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом – “смерть за измену”. В воровском клане существуют еще наколки, указывающие на законника. Скажем, парящий орел с короной над головой (его накалывают на груди), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Но их наносят после коронации. “Симулировать” вора в законе невозможно, не говоря уже о том, что очень опасно. Вора, прежде всего, выдают манеры, нажитые годами. Он ведет себя как законник, лишь переступив порог СИЗО или колонии. К тому же зэки узнают о его прибытии еще раньше. Это – закон преступного мира. Пока вор едет по этапу, для него уже готовят нары возле окна и достают “смокинг” – лагерную униформу поопрятней (зона обязана знать габариты прибывающего лидера). В тумбочке – двойной паек и курево. 

К чудесам воровской коронации в 80-х годах прибавилось еще одно чудо – статус вора в законе можно просто купить. И не за большие деньги, а за очень большие деньги, которые вносятся в общак. Известны случаи, когда богатые криминальные авторитеты получали венец без единой ходки в зону. К деньгам добавляли воровской венец не только по идейным понятиям. Во-первых, авторитет, рэкетирующий фирмы и отмывающий деньги через банковские счета, уже не мог быть потесненным конкурентами, что называется, за здорово живешь. За вором теперь стоял мощный клан с длинными руками и многолетним опытом человеческого истребления. Когда погибает законник, воровской мир начинает свое расследование и выносит свой приговор. Согласно обычаю, за смертью вора должна следовать смерть убийцы. При заказной ликвидации ищут и убивают как заказчика, так и исполнителя. Во-вторых, вор становился смотрящим на каком-то хлебном участке (иногда участком был целый район или даже область), выбивая деньги на общак. В-третьих, вора могут пригласить для разрешения споров, часто хозяйственных, между преступными группировками (“как скажет – так и будет”). И, наконец, четвертая выгода. Фартовая воровская жизнь может когданибудь дать трещину, и законнику придется идти в зону. Гораздо приятнее это делать коронованным, чем обычным криминальным авторитетом. 

Но в “поправке” есть один недостаток. Специалисты из МВД считают, что воры, коронованные за деньги (их называют скороспелками), умирают чаще, чем воры классические. Судить о причинах никто не берется. 

Блатные санкции 

Вора коронует сходка, она же и развенчивает провинившегося. Любая блатная санкция, вплоть до пощечины, проводится с ведома сходки. Вор не имеет права сам наказать вора. Он должен созвать сходку и предъявить санкцию. Прикрытием для сходок зачастую служат массовые мероприятия -свадьбы, юбилеи или похороны. Воровской сбор могут назначить и в лесу, но безопасней его вуалировать под официальный прием. Тем более, что иногда просто пытаются совместить приятное и полезное. Если это похороны законника, то сходка не только проводит товарища в последний путь, но и решит, кто займет вакантное место. О “повестке дня” большинство воров не знает, расспрашивать же не принято: вор должен быть готовым ко всему, даже к самому худшему. На сходняках обсуждается судьба общака, уголовная стратегия на ближайшее время, расправа над предателем, передел зон влияния, очередной претендент на корону. Все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами. Если сорок лет назад сходку мог созвать любой из воров, то теперь она назначается общиной – группой из нескольких законников. Сходки бывают двух видов: местные и краевые. Все зависит от “повестки дня”, от важности вопроса, который будет обсуждаться. Сходку назначают и в зоне, чтобы решить насущный вопрос, не ожидая звонка. Раньше у воров была традиция собираться в тюремных больницах под видом пациентов. Лечебное учреждение, опять-таки, выбиралось в зависимости от вопроса. Воров свозили то в городскую, то в областную, а порой и в республиканскую больницы. Там братва могла расслабиться, выпить за редкую встречу и уж потом приступить к делам. Здесь же в одной из палат порой вручалась и воровская корона. 

Без оперативной связи воровской клан не выжил бы. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Воровская почта родилась еще до революции. “Малины” общались между собой с помощью связного, который был неприкасаемым. Независимо от текста письма, ударить курьера, а тем более убить, никто не смел. В своих посланиях паханы (главари) воровских группировок договаривались о совместных налетах, сообщали о стукачах и просто делились новостями. Тогда же стали выращивать и голубей, используя их в роли связного. Вскоре письма стали шифровать. Воровской жаргон стал первым способом шифровки такой информации. Затем возникла нательная символика – татуировки. 

В зоне общаться сложнее. Тюремно-лагерные дороги – связные каналы -существуют десятилетиями. Каждая камера СИЗО или тюрьмы подключена к дороге. Если камера не имеет связи, ее называют пустой или лунявой. В ней содержатся стукачи, обиженные и опущенные, с которыми держать связь считается западлом. По наружной стене здания протянуты длинные веревки: вертикальные и горизонтальные. По этим веревкам постоянно гонят коней – передают мешочки, где спрятаны малява, сигареты или деньги. Иногда малявы шифруются, а иногда и нет: все зависит от ее важности. Письмо обычно шифруют с помощью буквенного кода. По дороге идет полная белиберда, но адресат знает, что значение имеет лишь пятая (вторая, шестая) буква. Шифр могут усложнить решеткой – специальным шаблоном, который поворачивается по тексту в нужном направлении. У каждого рецидивиста есть свой графический опознавательный знак, который ставится вместо подписи. Вор может ограничиться и своей кличкой в конце малявы. Но лучшая связь – через контролеров. Если сотрудника СИЗО или тюрьмы нельзя подкупить, его шантажируют. 

Бабки общаковые 

Воровской клан напоминает громадное предприятие с мощным капиталом, опытными кадрами, региональными представителями и уставом. Управляет фирмой воровской совет – сходняк. Как и любая фирма, воровской клан имеет свои кассы. Общаки бывают двух видов – лагерные и свободные. 

Лагерная касса формируется внутри зоны и служит для грева карцеров и изоляторов, подкупа кумов, закупок спиртного и наркотиков, а также для личных расходов лидера, В каждом отряде существуют шнифты – местные кассы, за которые головой отвечают шнифтари – группа зэков, назначенных вором в законе. Они и собирают со всего отряда дань на общак: сигареты, чай, продукты, деньги и разную туалетную утварь. Размер дани устанавливает сходка. 

Помимо общих поборов, берется налог с карточных игр. В 70-х годах за каждый стук (игру) в очко зэки отчисляли рубль, буру – два рубля, терц -пять. Налог оплачивал проигравший. 

Любого, кто надругается над общаком – запустит лапу или обчистит – ждала смерть. Когда воровские ревизоры выявляли недостачу, начиналось целое расследование. Обычно спрашивали с кассира. Иногда общаковые деньги замораживали – клали на длительное хранение. Например, их могли закопать на кладбище под видом свежей могилы. 

Сегодня, по мнению оперработников, воры стараются хранить наличность, притом твердую валюту, которая в меньшей степени подвержена инфляции. Такую кассу охраняют не один и не два человека. По некоторым данным, число хранителей свободного общака порой достигает двадцати бойцов, которых выбирают на сходняке. Стеречь кассу – дело почетное и довольно прибыльное. Эту миссию поручают фанатикам, самым преданным воровскому делу законникам. О месте хранения денег и способе их получения знает лишь охрана (ее называют сообщаковой братвой). Они ложится на дно и живет на конспиративных квартирах по фальшивым паспортам. Система безопасности общака продумывается настолько, что заговор внутри сообщаковой братвы ничего не даст. Притом воры-охранники имеют право убить любого законника, даже самого авторитетного, который попытается запустить руку в кассу. Разрешаются разборки и внутри охраны, вплоть до ликвидации. 

Лагерный общак не идет ни в какое сравнение со свободным общаком, который оперирует миллионами долларов. Один авторитетнейший законник после прибытия в США получил от долгопрудненских воров почти 400 тысяч долларов для “поддержания штанов”. Говорят, что, получив сумму, вор разочарованно вздохнул: он ожидал больше. 

Пацаны, шестерки, быки и громоотводы – лагерная прислуга вора в законе. Нередко они служат законникам и на свободе, но там их услуги иного характера. В этом ряду самое выгодное положение у пацанов. 

К пацанам относят отрицал, симпатизирующих ворам. Когда вор размораживает зону, то есть затевает массовые беспорядки, пацаны служат ударной силой, подстрекая мужиков на пьянство и саботаж. 

Мужиками (или работягами) называют тех, кто стал на путь исправления, добросовестно работает и не конфликтует с персоналом ИТК. В мужики чаще всего попадают зэки, осужденные впервые, цеховики и расхитители, далекие от примитивной уголовщины. Мужики записываются в актив, пытаясь заслужить досрочное освобождение. В колонии создаются два мощных лагеря из пацанов и мужиков. Новичок, если он не “профессионал”, должен принять одну из сторон. Во время лагерных бунтов пацаны по заданию авторитета не пускают мужиков в промзону, спаивают их водкой (иногда насильно) и провоцируют на драки. Мужики менее организованы и на массовый отпор не идут. 

Наиболее преданных и авторитетных пацанов воры берут в свое окружение. Особое внимание уделяют молодежи, из которой выковывается достойная смена. Пацана могут признать положением, то есть потенциальным кандидатом на воровской венец. Многие клятвы во время коронации начинались словами: “Я как пацан, который хочет служить воровскому братству…” 

Шестерки служат для общих услуг: передают записки) собирают деньги, ежедневно проводят влажную уборку возле нар вора, достают сигареты и спиртное, доносят о непорядке, трудятся за вора в промзоне, обстирывают и даже вслух читают книги. На свободе многие шестерки становятся паханами и возглавляют преступные группы. Некто Григорий Вербило в ИТК-29 прислуживал вору в законе, три года давал за него план в арматурном цехе и брал на себя все режимные провины законника. Выйдя из зоны, Вербило открыл в Челябинске фирму и стал торговать спиртным. Он ездил на иномарке и имел двоих телохранителей. Через год Гриша загремел в СИЗО за мошенничество и наркотики, которые нашли при обыске. Получив десять лет, он отправился в ИТК и опять попал в пристяжь: там свои порядки и обычаи. В зоне шестерки обязаны защищать вора, исполняя роль телохранителей. В случае его несанкционированного убийства или увечья отвечает пристяжь.Авторитеты часто набирают в прислугу лиц, имеющих опыт охранной деятельности. 

Быки – прямые исполнители наказаний. Их также называют солдатами и посылают туда, где нужна грубая физическая сила. К примеру, опустить, отдубасить, а иногда и прикончить неугодного зэка. Ряды быков стараются пополнять здоровенными детинами, которые могут напугать впечатлительного мужика или суку одним своим видом. Умом быки не блещут, и среди них даже встречаются дебилы, признанные судебными экспертами психически здоровыми Самые опасные среди быков – так называемые торпеды. Это смертники, “камикадзе”, которые выполняют задание любой ценой, даже если придется расстаться с жизнью. В торпеды может попасть карточный игрок, проигравший свою жизнь. Такие игры очень популярны у преступников и называются “Три звездочки” (иногда “Три косточки”). Если “камикадзе” отказывается выполнить приказ, то есть вернуть карточный долг, он об этом быстро жалеет Торпеды могут убивать не только в зоне, но и на воле. Но заказ на ликвидацию должен быть изначально выполним. Если победитель поручит зарезать главу африканской республики или прикончить “объект” на днях гае-то в Череповце, когда торпеде еще три года до звонка, – это западло. Иногда торпедам поручают убить милиционера, прокурора или госдеятеля (скажем, депутата). В таких случаях шансы получить “вышку” возрастают до предела. Поэтому перед смертельным коном игроки нередко оговаривают все нюансы. 

И, наконец, последний представитель воровской пристяжи – громоотвод. Он защищает авторитета с юридической стороны: берет на себя его преступления. Подставу стараются проводить очень тщательно и грамотно, так как самих признаний громоотвода для следствия мало. Следователь может; пришить и липовое дело, записав плюс в свой актив, но тогда оно имеет большие шансы развалиться на суде. Роль громоотводов могут исполнять шестерки или торпеды, реже быки и пацаны. 

Самая презираемая каста зоны – опущенные и обиженные. В нее попадают пассивные гомосексуалисты, лица, осужденные за половые преступления, и жертвы насилия в самой зоне. Опушенных называют петухами, маргаритками, вафлерами и отводят для них отдельную территорию, так называемый петушиный угол. В казарме петухи ложатся у дверей, в камере – у параши или под нарами. Иногда их заставляют сооружать ширмочки, дабы полностью оградиться от лагерного изгоя. В столовой есть петушиные столы и лавки, где питаются лишь опущенные. Если обычный зэк сядет в петушиное гнездо, он становится законтаченным и лишается былого уважения. Прибыв в ИТК или СИЗО, опытный уголовник прежде всего выясняет для себя, где ютится обиженная братия, чтобы не сесть в лужу. Петух обычно меченый: одет неопрятно и грязен (ему запрещается мыться в бане и туалетных комнатах вместе со всеми). В столовой он пользуется специальной посудой: в мисках, кружках и ложках сверлятся дырки, и, чтобы суп или чай не выливался, петух затыкает дырку пальцем. Уголовники часто вместо “опустили” говорят “подарили тарелочку с дырочкой”. 

Опущенным и обиженным поручают самую мерзкую работу: чистить туалет, выносить парашу, обслуживать помойные ямы. Если петух отказывается, его могут избить ногами (бить руками нельзя), окунуть лицом в парашу, или даже убить. Многие опущенные не выдерживают истязаний и сводят счеты с жизнью. 

Разговаривать с петухом – западло, общаться с ним можно лишь половым путем. Идти в промзону бедняга обязан в хвосте колонны, ему запрещено приближаться к нормальному зэку ближе, чем на три шага, а тем более -заводить разговор. Петух обязан уступать дорогу, плотно прижимаясь к стене. Любой огрех чреват мордобоем. Причин для опускания много. Сделать отбросом зоны могут еще в следственном изоляторе, притом лишь за то, что ты нагрубил авторитету или стал качать свои права. Как правило, такое допускают новички, привыкшие командовать на свободе. Бывали случаи, когда “дарили тарелку с дыркой” за внешний вид, скажем, за смазливость, жеманность или чрезмерную интеллигентность. 

Пассивные гомосексуалисты и насильники малолетних попадали в касту автоматически. Сокамерники еше в СИЗО узнают сексуальную ориентацию и статью, по которой обвиняется “новобранец”. 

Пассивного педераста зона метит татуировкой – выкалывает синяк под глазом или наносит определенный рисунок. Утаить клеймо практически невозможно, и петух остается им на вечные времена. Прибывая в очередной раз в СИЗО или НТК, он обязан прежде всего уточнить, где здесь петушиный угол. В случае утаивания и обмана опущенного могут убить те, кого он законтачил своим общением. 

К обиженным относят зэков, которых отвергли, но не опустили. Например, законтаченных в общении с петухами, карточных должников, отцеубийц, развратников или просто доходягу, не умеющего за себя постоять. Таких называют парашниками. Они по лагерному рангу выше петухов, но уборка туалета их не минует. Парашника в любой момент могут наградить посудой с дырками. 

Опускание – процесс стандартный: двое или трое держат, один насилует Иногда жертве цепляют на спину порнографический снимок для возбуждения. Если кандидата в петухи скрутить не удалось, пускаются на хитрость. Дождавшись, пока он заснет, зэки мастурбируют на его лицо или проводят членом по губам. После этого по лагерю или СИЗО объявляется, что полку вафлеров прибыло. Так поступали с бандитами, пошедшими против воров. 

Долгое время опущенные были полностью бесправными. Их ставили ниже легавых, сук и козлов. Но их клан стал приспосабливаться к зоне, создавать свой устав и свою иерархию. Это происходило не во всех лагерях и тюрьмах. Опытные зэки считали, что больше всего петухов на общем и усиленном режимах, и называли такие зоны козлиными. Чем строже режим, утверждали они, тем меньше вафлеров и больше шансов им выжить. 

Но самым любопытным является то, что петухи, пытаясь выжить, заставили с собой считаться. Они стали защищаться после того, как истязания достигли апогея: их заставляли есть испражнения и языком вылизывать парашу. Доведенная до отчаяния жертва шла на самоубийство, но не обычным путем. Петух выбирал наиболее злобного уголовника и бросался ему на шею, целуя и облизывая. Шокированный зэк убивал или калечил изгоя, но сам становился законтаченным. Былое уважение мигом улетучивалось, и посрамленный уголовник вскоре пополнял ряды обиженных. 

Выйдя из ИТК на свободу, парашники, козлы и петухи становились серьезной опасностью для воров. Лагерные унижения порождали у большинства из них чувство ненависти, а у многих – желание отомстить. Опущенные бандиты вновь брались за оружие и начинали охотиться за ворами и их окружением: шестерками, быками, пацанами. Порой погибали те, кто лишь упоминал о своей связи с ворами. 

Симуляцию болезни или намеренное членовредительство зэки называют мостырками (или мастырками). Их перечень настолько объемен, что потянул бы на хороший сборник лагерных рецептов. К чуть ли не повседневным рецептам относилось обильное потребление воды, которое могло закончиться водянкой. Чтобы вызвать жажду, зэки ели соль целыми кусками. Учащенное сердцебиение вызывалось водным настоем табака, который пили три раза в день. Чтобы сымитировать тяжелую гнойную рану, зэк разрезал кожу и вводил в надрез нитку, которой чистил зубы. Инфекция делала свое дело, и спустя два-три дня рана пугала самого симулянта. Болезненным, но эффективным, считалось прижигание полового члена. 

Морщась от боли, зэк обрабатывал детородный орган горящей сигаретой. Ранки смахивали на сифилисные язвы, и мостырщик отправлялся в венерическое отделение. Симуляция гонореи переносилась не менее болезненно: в мочеиспускательный канал с помощью шприца вводили жидкое мыло, вызывающее раздражение слизистой и подозрительные выделения. Если кипяток лить на ногу или руку не прямиком, а через тряпку, обваренная кожа напоминает своей припухлостью и равномерной краснотой гангрену. Острое кишечное отравление или дизентерию имитировали тем, что съедали несколько кусков обычного мыла. Кто не мог проглотить мыло, пил мыльный раствор. Через несколько часов появлялись рези в животе и сильный понос. 

Желающие получить высокую температуру вводили под кожу керосин. Кроме температуры, появлялись фурункулы, которые также можно было использовать при выборе “диагноза”. В сустав руки или ноги загонялись иглы. Сустав распухал, синел и подпадал под признаки перелома конечности. Высококлассная мостырка определялась лишь рентгеном. Доходило и до намеренного членовредительства. Во время сильных морозов из окна выставлялись пальцы рук (реже ног). Отморожение часто заканчивалось ампутацией пальцев или даже кисти. Глотались зубные щетки, гвозди, ложки. Бывало, зэки собственноручно отсекали пальцы, мостыря производственное увечье. 

“Ремонт болтов” 

Так называют в зоне подпольную операцию по вживлению в половой член пластмассового шарика, призванного подарить партнерше или партнеру незабываемые ощущения. Подобное хирургическое вмешательство в мужское достоинство наблюдалось еще в дореволюционных допрах. Спустя полвека, способы и инструментарий лагерных “хирургов” не изменились. Несмотря на болезненность операции и ее осложнения. Пластмассовый шарик, вживляемый в член, назывался спутником. Спутник помещался не один (стоило ли из-за одного затевать всю возню?), а две-три такие крупные фасолины делали пенис скорее орудием пытки, чем наслаждения. Обладатели спутников любили рассказывать, как кричали от счастья их подруги. Теперь о самой операции. В большом грязно-буром куске хозяйственного мыла аккуратно вырезали маленькое отверстие. Вместо ножа зэки использовали черенок алюминиевой ложки, остро заточенный о бетонный пол. Над вырезанной в мыле ямкой плавили на горящей спичке целлофановый пакет. Издавая мерзкий запах и пуская едкий дым, пакет плавился и капал в отверстие. Когда ямка заполнялась, зэки ждали, пока целлофановая масса остынет. Затем кусок мыла разрезался тем же черенком от ложки и вытаскивался образовавшийся твердый сгусток, который начинали долго-долго шлифовать о бетонный пол камеры. Терли кусочек до тех пор, пока он не превращался в большую гладкую фасолину. 

После этого за дело брался местный “хирург”. Его основной инструмент – обточенная ручка от зубной щетки. Бритву использовать нельзя: надрез должен быть рваным и неровным. Пациент клал член на стол, за которым обычно камера ела, и двумя пальцами оттягивал на нем, распластывая по столу, кожу у основания головки. Эксперт по спутникам наставлял острие ручки зубной щетки и сильно бил сверху. В роли молотка фигурировал самый толстый том из книг, находящихся в камере. Ассистент (эксперт-оператор), не обращая внимания на кровь, быстро заталкивал в рваную щель фасолину-спутник. Рану немедленно засыпали растолченной таблеткой белого стрептоцида и перевязывали подручной тряпкой. Часто бинтом служила разорванная майка. 

 

Тюремные наколки и их значение (13 фото)

1488
Цифры 1488 можно найти на татуировках белой расы/нацистских заключенных. Цифры 14 и 88 также могут использоваться сами по себе. Это может создать путаницу, так как тюремная преступная организация Nuestra Familia (Нуэстра Фамилия) также использует число 14 в свои татуировки.

В случае нацистских заключенных, 14 представляет 14 слов. 14 слов из цитаты нацистского лидера Дэвида Лэйна: «We must secure the existence of our people and a future for White Children» (досл. перевод «Мы должны сохранить существование нашего народа и будущее для белых детей») 88 является условным обозначением восьмой буквы английского алфавита дважды — HH, которые разшифровываются, как Heil Hitler (Хайль Гитлер). Эти татуировки набивают на любом участке тела, кроме лба, как это показано на рисунки ниже.

Паутина
Паутина — очень популярная сейчас татуировка среди людей, которые не были осужденные. Но паутина определенно является тюремной наколкой. Люди в тюрьме делают себе паутину, чтобы символизировать длительный срок тюремного заключения.

Символизм заключается в том, что как паук захватывает свою добычу в паутину, так и преступник оказывается в ловушке за решеткой. Паутина — это тюрьма. Часто эта татуировка находится на локтях, потому что она также представляет собой много времени, которое проводит заключенный сидя с локтями за столом. Паутину ещё наносят и на шею. Если вы увидите разноцветное исполнение такой татуировки, то её происхождение вря ли тюремное, так как в этом месте доступа к цветным чернилам практически нет.

Слеза
Одной из наиболее узнаваемой тюремной татуировкой является слеза. Но её смысл зависит от географического расположения. В некоторых местах слеза обозначает длительное тюремное заключение, в других — то, что его владелец совершил убийство.

Иногда слеза пустая. Это может символизировать покушении на убийство или то, что один из друзей заключенного был убит, и они жаждут мести. Рэперы и другие знаменитости популяризировали слезу. Если вы планируете сделать себе такую наколку, имейте в виду: Если вы вдруг попадете в тюрьму в первый раз с недостоверной татуировкой, вы наживете себе много врагов за короткое время.

Корона с пятью точками
Золотая корона может показаться интересной татуировкой. Но если на ней есть пять точек, то это тюремная наколка. Пяти точечная корона является символом банды латинских королей.

Латинские Короли являются одной из крупнейших испаноязычных банд в США, основанной в Чикаго. Татуировка в виде короны часто сопровождаться буквами ALKN, что означает Almighty Latin Kings Nation (Всемогущая Нация Латинских Королей). Почему 5 точек? Потому что Латинские Короли это пятая уличная банда союза People Nation. Цвет точек на короне может быть разным и имеет свой скрытый смысл.

Три точки
Три точки очень распространенная в тюрьме татуировка, которая символизирует «mi Vida Loca» или «моя сумасшедшая жизнь». Это не символ какой-либо конкретной банды, а скорее всего образ жизни банды. Обычно такие татуировки встречаются на руки или вокруг глаз. Три точки могут также нести религиозное значение Святой Троицы.

Пять точек
Пять точек иногда называют шахматным порядком и означают время проведенное в тюрьме. Четыре точки по углам — это стены камеры, а пятая посредине — заключенный. Пять точек на самом деле является международной тюремной тату, обычно накалывается на руке между большим и указательным пальцами. На других частях тела эта татуировка может иметь совершенно другое значение.

Часы
Изображение часов без рук является символом длительного тюремного заключения. Заключенные предпочитают не считать время, поэтому часы это бессмысленная вещь для них.

Арийское братство
Арийское братство является крупнейшей бандой белых расистов в пенитенциарной системе США. Они составляют менее 1% населения тюрем однако на них приходится 20% убийств в тюрьмах США. Их татуировки, как правило трилистники и/или буквы «AB», а также нацистские символы, такие как свастика и SS болты.

Norteño
Эти татуировки представляют уличную банду Neustra Familia. Их татуировки включают слово Norteño, Нуэстра Фамилиа, их символ сомбреро, букву N, или 14.
Norteños основном получают свои доходы от контрабанды и распространения кокаина, героина и метамфетамина. Они идентифицируют себя красными банданами.

MS 13
Если вы увидите кого-то с татуировкой «MS13» или просто «MS» или «13», это представители банды Мара Сальватруча из Сальвадора. Татуировки может быть где угодно, но чаще находится на видном месте — лице, шее или руке.

La Mara Salvatrucha была образована в Лос-Анджелесе иммигрантами Сальвадора. В настоящее время насчитывается 13 MS-глав по всей территории Соединенных Штатов и даже в Канаде. В этой банде более 70 000 членов и она известна как одна из самых жестоких банд в Америке. Их незаконная деятельность варьируется от торговли наркотиками до детской проституции. Министерство финансов США объявило MS-13 транснациональной преступной организацией!

Игральные карты
Игральные карты или масть карт в общем указывают на заключенного, который любит играть в азартные игры. Для них и жизнь как азартная игра.

В русских тюрьмах, каждая масть колоды карт имеет свой собственный смысл. Пики символизирует вора, в то время как трефы символизируют преступников в целом. Бубны указывают на информаторов, и эта татуировка обычно наносится силой. Символ сердца (черви) представляет того, кто ищет романтического партнера в тюрьме. Это еще одна из мастей, которая может быть насильно нанесена.

Крест на груди
В тюрьмах России татуировка на груди с изображением креста символизирует вора. Это самый высокий ранг, которого может достичь осужденный. В России очень много криминальных татуировок и у каждой свое значение.

A.C.A.B.
ACAB является аббревиатурой, которая расшифровывается как All Cops Are Bastards и очень часто встречается на телах британских заключенных.

Некоторые с татуировкой ACAB утверждают, что она означает Always Carry A Bible «всегда ношу с собой Библию». Сейчас многие молодые люди в Англии, которые никогда не были в тюрьме имеют татуировку ACAB, чтобы показать свою готовность сесть в тюрьму за свою банду.

Странная жестокая связь российских тюремных наколок и карточной игрой

В рамках исследования для своей главной роли в фильме Дэвида Кроненберга «Восточные обещания» 2007 года, Вигго Мортенсен послал режиссёру многотомную книгу «Российские криминальные наколки» – сборник тюремного боди-арта, созданный лондонской компанией графического дизайна и издательством «FUEL». Мортенсен пролистал страницы, потому что знал, что будет играть начинающего гангстера по имени Николай в российском иммиграционном преступном мире Лондона, что чернила его персонажа расскажут его историю – в какой тюрьме он сидел, каким преступником был, в каких драках побеждал, какие проигрывал. Русские тюремные наколки, в конце концов, – это разновидность секретного языка.

В самой известной сцене фильма, когда Николай проводит встречу в бане, курдский сообщник говорит, что Семён – старый глава русской мафии, часто «советует проводить деловые встречи в бане, потому что там видно, какие наколки есть у человека». Когда двое убийц пытаются убить Николая, он им противостоит, будучи голым, и вид рисунков на его теле становится дополнением к ужасу неудавшегося убийства. Мортенсен настаивал на том, чтобы он был голым; он изучил наколки.

Теперь люди, стоявшие за источником Мортенсена, выпустили фотокнигу «Русские криминальные наколки и карточная игра» автора Аркадия Бронникова. Судя по названию, это книга об интимной пересекающейся истории наколок и игры в карты в тюрьмах советской эпохи. Фотографии также дают представление о затерянной культуре и жизни за решёткой в старом СССР, где простая игра могла повесить на вас чужую смерть, или же могла стоить вам глаза.

VICE встретился с Дэймоном Муррэем, одним из основателей FUEL, чтобы узнать об связи этих наколок с игрой в карты, о том как их делали, что стояло на кону, если преступник русской тюрьмы играл в тюрьме, и почему эта культура прошла.

VICE: Как и зачем, на самом деле, были созданы эти игральные карты?

Дэймон Муррэй: Игра в карты и изготовление карт в советских тюрьмах и на «зоне», исправительных трудовых лагерях, были запрещены. Если находили карту (или того хуже – целую колоду), следовало суровое наказание: игра в карты приравнивалось к игнорированию руководства, употреблению алкоголя или наркотиков, и, как правило, наказанием было шесть месяцев в камере-одиночке. Но такие наказания не отбивали охоту у заключённых играть в карты.

Сами карты должны были изготавливаться тайно с нуля. Этот высококвалифицированный процесс начинался со склеивания двух листков клеем из жёванного тюремного хлеба, пропущенного через бельё. Потом эти склеенные листы сплющивали под стеклом до высыхания, а потом разрезали по размеру.

Следующим этапом было нанесение узора по трафарету. Это было первой возможностью их пометить, чтобы владелец потом мог их «читать». Владелец оговаривал предпочитаемый тип трафарета и краски. Сажа использовалась в основном для чёрного цвета, а смесь крови и хлебного клея для красного. (Предпочтение отдавали крови, потому что при высыхании она становилась темнее, чем другие виды тюремных чернил). Целью было сделать так, чтобы сопернику было сложно понять карты. Также текстуру можно было потом добавить в чернила, чтобы владелец карты мог знать номинал до того, как нужно было её перевернуть. Потом на заднюю часть карты также наносился узор. После того, как колода высыхала, карты раскладывались веером, их края заострялись куском стекла. Благодаря этому на краю каждой карты появлялось место для раскраски, и на них практически незаметно владелец мог делать особые отметки.

Что было на кону в играх – на что в действительности люди играли?

Обычно ставки и способ оплаты оговаривали до игры. На кону могли быть чай или сигареты, а ещё пальцы, уши, глаза и даже жизни других заключённых или жизнь самого игрока. Преступники, играющие в карты на части тела, таким образом демонстрировали силу своего духа, браваду и беспощадность. Когда вор проигрывал, платить нужно было незамедлительно. Если он отказывался, на него вешался ярлык «сука» и его подрезали. В одном случае преступник, который проиграл левую руку в карты, не давал её отрезать и попытался бежать. Руководство его поймало и перевело в другую тюрьму, но его судьба была предопределена. Пока его не было, «сходка» (собрание воров в законе) приговорила его. Преступники узнали, куда его отправили, и организовали исполнение приговора.

Что, в конце концов, означали эти наколки в российских тюрьмах – говорили ли они о принадлежность к банде, рассказывали историю, отмечали жизненные события? Всё сразу?

Наколки из этой книги практически не существуют сегодня в такой форме. Другими словами, они не имеют того значения, потому что наказания, которые делают их «ценными», больше не применяются. В советское время тело вора в наколках показывало его статус в мире воров. Наколки «воров в законе» имели ту же функцию, что и полноценная униформа, покрытая регалиями, украшениями, значками рангов и отличий. На воровском жаргоне традиционный набор наколок был известен как «фрак с орденами». Эти наколки сообщали секретную символическую информацию, которая, на первый взгляд, всем казалась понятной – голая женщина, дьявол, горящая свеча и так далее.

Эти рисунки воплощали весь послужной список вора, его полную биографию. Они рассказывали о его достижениях и поражениях, его повышениях и понижениях в должностях. Они рассказывали «правду» о заключённом. Они были его паспортом и досье, ключом, чтобы выжить. Когда обычный заключённый попадал в общую массу тюремщиков, он быстро понимал, кто там был главным. Дальше он копировал его наколки и манеры, чтобы повысить свой статус. Для самозащиты ему надо было показать, что он особенный, опытный, смелый и закалённый человек.

Вопросом, который задавали воры в законе новоприбывшему, было: «Ты отвечаешь за свои наколки?» Если наколки не отображали его ранг, заключенного заставляли вырезать их ножом, наждачной бумагой, куском стекла или кирпича. Его били, насиловали или убивали. В мире воров человек без наколок не имел социального статуса.

А как дополняют карты эту тёмную символическую структуру, о которой мы уже знаем?

Группы заключённых принадлежали к разным «мастям», и эти карточные символы были представлены соответствующими наколками. Самыми благородными картами были король треф и пик. Главными символами вора в законе были трефы и пики. Красные масти, наоборот, были наименее благородными. Стукачи принадлежали к «дружественной» масти, представленной бубной, а символ червы превращал владельца в «женщину» на зоне. Оба эти символа наносили силой, лишая владельца статуса, что приводило к жестокому обращению. Эти знаки служили для утверждения власти воров, служили предупреждением для остального тюремного населения. Если другие заключённые с ними связывались, их собственный статус «понижался».

Аллегорические рисунки использовались в языке наколок для передачи сообщений о владельце. Например, изображение полового акта наносилось на тело вора, который не смог оплатить долг по картам. Эти наколки были наказанием. В то же время, вор, который был карточным шулером, мог иметь символы треф, пик, бубен, черв на костяшках пальцев. На русском первые буквы любой масти содержат фразу «Когда выйду, буду человеком», подтверждая намерение вора следовать криминальному пути.

Как смог Бронников, бывший эксперт по криминалистике Министерства внутренних дел СССР, чьи роботы составляют большую часть вашей коллекции, и который является автором вашей книги, собрать столько фотографий с наколками?

Частью его обязанностей было посещать исправительные учреждения на Урале и в Сибири. Там он проводил интервью, собирал информацию и фотографировал осуждённых и их наколки, собирая один из самых полных архивов этого явления. Эти материалы собирались исключительно для милиции, с целью сформировать понимание языка наколок преступников.

Но, тем не менее, эти карты не из коллекции Бронникова, а собирались FUEL последние десять лет. Из-за того, что их изымали и уничтожали администрации тюрем, настоящие колоды достать трудно, часто они неполные. Обычно оригинал имеет небольшой размер и толщину пачки сигарет «Прима». Такие пачки сигарет часто использовались для хранения карт, потому что служили идеальной маскировкой.

Изменилась ли культура наколок и карт в российских тюрьмах после падения Советского Союза? Я имею ввиду: такие вещи всё ещё происходят?

Чтобы дать исчерпывающий ответ на этот вопрос, нужно вернуться в 1950-е, когда воровской кодекс (свод правил или договорённостей, по которым они жили) был самым строгим. В том время наказанием за наколку, которая не была заработана, было избиение, изнасилование или даже смерть. К концу 1960-х такая жестокая кара обернулась против воров в законе. Было так много опущенных заключенных (заключённых, которых понизили в статусе путём изнасилования), что власти использовали их как оружие против воров в законе, которых кидали в камеры, населённые их же жертвами.

В конце концов, совет воров принял правило «наказывать без члена», которым запрещалось понижать (насиловать) заключённых. Это привело к тому, что напряжение спало, и наказание за ношение незаконных наколок исчезло. Мода на наколки пронеслась тюрьмами для несовершеннолетних, в которых заключённые покрывали себя всевозможными рисунками и надписями, в том числе и наколками воровских знаков. Понимая, что невозможно применять законы по отношению к молодёжи, которая была в восторге от них, воры сдались и позволили свободно делать любые наколки.

С приходом «перестройки» Михаила Горбачёва по России открылось множество тату-салонов, и количество заключённых с наколками значительно увеличилось. Наркотики также имели влияние на традиции наколок в тюрьмах, позволяя заключённым, задействованным в этой прибыльной торговле, покупать любые наколки.

Современные российские преступники реже наносят наколки. Ранее такие отметки служили знаком, что их владелец принадлежал к определённой касте воров и придерживался воровского кодекса, но сегодня они служат методом идентификации полицией и препятствием на пути в деловой мир, куда стремится попасть современный российский преступник. С таким количеством тату-салонов найти настоящие тюремные наколки сложно. Татуировки современных российских преступников чаще делаются в профессиональных салонах и имеют личное значение, а не являются частью строгого кодекса, который могут понимать другие.

Следите за новостями Алекса Норсия в Twitter.

Эта статья первоначально появилась на VICE US.

Значение единых цветовых кодов в тюрьме

Опубликовано 5 октября 2020 г.

Когда кто-то отбывает срок за решеткой, он по закону должен носить определенную тюремную форму. Они бывают разных дизайнов и цветов. Некоторые пенитенциарные учреждения предпочитают более современные синие джинсы и однотонную рубашку, но большинство по-прежнему используют классический однотонный комбинезон. В наши дни тюрьмы чаще всего ассоциируются у людей с оранжевым цветом. Тем не менее, совсем недавно заключенным приходилось носить комбинезоны в черно-белую полоску, которые в старых фильмах часто ассоциируются с тюрьмой.

Более глубокий смысл цветов тюремной униформы

Тюремная форма, которую мы видим сегодня, является продуктом эволюции тюремной системы. До начала движения за тюремную реформу методы исправления пенитенциарных учреждений были довольно суровыми и жестокими. Вместо реабилитации и исправления заключенных они уделяли больше внимания физическим и традиционным наказаниям. Тюремная форма была способом пристыдить и смутить этих мужчин и женщин.

Теперь цвет и дизайн тюремной формы используются в целях безопасности и идентификации.Цвет вашей формы обычно обозначает уровень содержания под стражей, в котором вы находитесь, и исправительное учреждение, из которого вы вышли. Это помогает сотрудникам почти сразу определить, находится ли заключенный не на своем месте. Кроме того, этот цвет символизирует реабилитационную цель уголовного закона, устраняя стигму лишения свободы старой черно-белой полосатой формы.

Различный дизайн униформы

Как я уже упоминал, дизайн униформы, вероятно, будет отличаться от тюрьмы к тюрьме. Один из таких стилей – цельный комбинезон.Это комбинезоны с короткими рукавами, которые обычно бывают одного однотонного цвета. Практически во всех случаях эта форма может быть как для мужчин, так и для женщин.

Другой стандартный дизайн – униформа из двух частей. На самом деле они больше всего напоминают больничные скрабы. Опять же, униформа, состоящая из двух частей, включает топ с короткими рукавами и брюки с эластичным поясом. Они часто бывают приглушенных цветов, например оливкового и хаки. Но они также могут быть более ярких цветов, таких как оранжевый, ярко-розовый, синий и канареечно-желтый.

Стандартные цветовые коды в тюрьмах и их значения

Как и дизайн униформы, цвета в тюрьмах могут различаться. В некоторых тюрьмах цвета назначены только для них самих. Одна из важных причин этого – насилие внутри банд. В этих тюрьмах есть определенные цвета для членов банд, поэтому они знают, с кем им следует запретить видеться друг с другом. Это служит двум целям. Он защищает сотрудников исправительных учреждений от опасного перекрестного огня, а также защищает самих заключенных от насилия, которого можно избежать.

Какие бывают типы тюремной формы? (с иллюстрациями)

Тюремная форма может быть разных размеров и типов, включая комбинезоны, скрабы, шорты и джинсы. Одни формы нужно носить со шляпой, другие – нет. Также известная как тюремная форма, она может быть разработана для мужчин или женщин и может быть однотонной или включать полосы.

Во время тюремного заключения сокамерники должны носить униформу, которая идентифицирует их как заключенных.Некоторые тюрьмы выпускают тюремную униформу, состоящую из джинсовых джинсов и однотонной рубашки, в то время как другие предпочитают более институциональный дизайн. В разных тюрьмах и тюрьмах используется разная форма одежды, но все заключенные по закону обязаны ее носить.

Один из стилей тюремной формы – это цельный комбинезон.Обычно это комбинезоны с короткими рукавами, которые бывают одного цвета. Как и в случае с другой формой, для заключенных мужского и женского пола может изготавливаться цельная тюремная форма.

Конструкция тюремной формы состоит из двух частей: короткой одежды с короткими рукавами и брюк с резинкой на талии. Этот вид униформы похож по стилю на больничные халаты. Они часто бывают приглушенных цветов, таких как оливковый или хаки, но также могут быть ярко-оранжевого, желтого, синего, красного или белого цветов.

Иногда тюремная форма, состоящая из двух частей, может быть двух цветов. Так обстоит дело с униформой в черно-белую полоску, а также с униформой из двух частей, которая включает однотонную рубашку и брюки с отделкой другого цвета на воротнике.Когда тюремная форма имеет цветную окантовку, второй цвет может также появляться в виде полосы сбоку каждой штанины, а также вокруг одного ряда пуговиц на передней части рубашки. Если к униформе должна быть добавлена ​​шляпа, она также может иметь два цвета с полями того же цвета, что и окантовка на рубашке и штанине.

Когда заключенным разрешается носить шорты, тюремная форма может выдавать шорты до колен с подходящей рубашкой.Как и в случае с другой формой заключенных, шорты не имеют карманов и часто имеют эластичные пояса. Шорты часто представлены в основных однотонных цветах и ​​не имеют точного размера, но предназначены для сокамерников малого, среднего, большого или очень большого размера.

Помимо различных цветов и стилей, тюремная форма может также иметь трафарет, используемый для идентификации заключенного.Такой трафарет может включать название тюрьмы и штат, в котором она расположена. Униформа может также включать тюремную обувь, которая обычно представляет собой рабочую обувь или брезентовую обувь без шнуровки с резиновой подошвой.

Почему заключенные носят оранжевое?

Фильмы и телевидение внушают ложные представления о тюремной жизни, в том числе об одежде заключенных.В тюрьмах и тюрьмах оранжевые комбинезоны начали носить в 1970-х годах. Как и в случае с традиционной формой в черно-белую полоску, теперь люди склонны ассоциировать заключенных с оранжевыми комбинезонами. Вы можете быть удивлены, обнаружив, что этот цвет не такой стандартный, как вы думаете. Это отчасти из-за средств массовой информации, а отчасти потому, что если вы видите преступника на публике, он, скорее всего, одет в оранжевый комбинезон. В конце концов, этот оттенок оранжевого исключительно яркий, и вы наверняка его заметили бы, находясь поблизости.Обычно преступники носят оранжевую одежду во время транспортировки или пребывания в изоляторе временного содержания. Униформа, которую носят в их «домашней» тюрьме, традиционно менее выраженного цвета, например темно-синего, бежевого или серого.

Более того, телевизионные шоу, такие как «Оранжевый – новый черный», привели к тому, что люди стали рассматривать тюремную одежду, особенно оранжевый комбинезон, как своего рода модное заявление.Из-за этой причуды многие тюрьмы теперь выбирают униформу разных цветов и стилей. Некоторые учреждения вернули униформу в черно-белую полоску, которая использовалась в XIX и начале XX веков.

Что носят заключенные и почему?

Заключенные мужского и женского пола обычно носят униформу внутри и снаружи стен.Однако это могут быть не комбинезоны; Часто эта форма состоит из рабочих брюк и рабочих рубашек. Униформа в следственных изоляторах используется для нескольких целей:

  • Различают правонарушителей от персонала.
  • Они обозначают уровень содержания заключенного под стражей.
  • Они ограничивают возможность ношения скрытой контрабанды, не включая карманы.
  • Они облегчают идентификацию заключенных общественностью при транспортировке, уменьшая вероятность побега.
  • Они поощряют равенство заключенных, а не раскрывают их социальный статус.
  • Они прививают то, что некоторые называют внешней дисциплиной, давая понять прохожим на публике, что они сокамерники.

В то время как в некоторых учреждениях заключенные заставляют своих заключенных носить отличительную форму, в других им разрешается носить уличную одежду, то есть одежду, которую они носят, когда не находятся под стражей.Некоторые другие тюрьмы имеют униформу, но позволяют заключенным выбирать цвет или стиль. На многих формах есть идентификационный номер и фамилия заключенного. Некоторые также включают название учреждения крупным шрифтом на одежде, чтобы быстро идентифицировать преступников.

В первый день пребывания в тюрьме исправительное учреждение обычно выдает преступникам рабочие рубашки и рабочие брюки, а также спортивные костюмы, футболки и шорты для физических упражнений.В зависимости от местоположения тюрьмы у них также обычно есть какое-то пальто и часто шляпы и перчатки. Во многих местах содержания под стражей ни на одной одежде нет карманов, ремней или завязок, особенно в местах повышенной безопасности, где существует риск членовредительства или причинения вреда другим.

Заключенным мужчинам и женщинам обычно выдаются парусиновые или кожаные туфли или кроссовки и пластиковые туфли для душа.Иногда им дадут еще и рабочую обувь.

Что касается нижнего белья, то женщинам обычно выдаются короткие трусики, бюстгальтеры с полным покрытием и носки. Точно так же мужчинам выдаются майки с рукавами, боксеры и носки. В более холодном климате и женщинам, и мужчинам можно давать термобелье.

В следственных изоляторах обычно есть правила о том, как заключенные могут носить свою одежду.Например, они не могут носить брюки ниже талии, изображающие бандитскую атмосферу. Кроме того, преступники должны носить подходящую по размеру одежду, а не слишком свободную или тесную. Заключенным может быть запрещено закатывать рукава рубашек или штанины, могут потребовать носить обувь определенного типа, когда они не в камере или в душе, и оставаться полностью одетыми, если они не находятся в камере или в душе. Эти правила применяются для обеспечения максимальной безопасности заключенных и персонала.

Многие тюрьмы позволяют правонарушителям покупать дополнительную или другую одежду в магазине, если они предпочитают другие предметы тюремному набору.Это полезно для заключенных, которые, например, предпочитают короткое нижнее белье, а не боксеры.

Что означают комбинезоны разного цвета в тюрьме?

Разные учреждения имеют униформу разного цвета, которая обозначает такие характеристики, как уровень угрозы, риск полета, суицидальное наблюдение за преступником и хронические или временные проблемы со здоровьем.Например, обычные преступники в тюрьме округа Лос-Анджелес носят темно-синий цвет. Рабочие одеты в желтое, а попечители – в светло-зеленые рубашки. Заключенные, у которых есть заболевание, от которого они в настоящее время лечатся, носят темно-коричневый цвет. В некоторых учреждениях также используются браслеты с цветовой кодировкой, которые выполняют ту же функцию, что и однородные оттенки. Это дополнение обычно добавляется как еще один уровень защиты для всех участников.

ТЮРЬМЫ, ИСПОЛЬЗУЮЩИЕ ЦВЕТЫ ДЛЯ КЛАССИФИКАЦИИ ЗАКЛЮЧЕННЫХ – Хартфорд Курант

Тюремная мода была довольно простой – черно-белые полосы или цвета хаки.

Но в наши дни цвет убеждения меняется на более яркие оттенки, такие как ярко-оранжевый, ярко-розовый и канареечно-желтый.

По всей стране тюремные системы используют одежду разного цвета, чтобы идентифицировать заключенных и даже ставить их в неловкое положение.

«По сути, цвет униформы и стиль униформы – это решение безопасности, – сказал Артур Леонардо, президент Североамериканской ассоциации суперинтендантов и надзирателей. «В девяносто девяти процентах случаев униформа используется для быстрой идентификации.”

Например, в Коннектикуте заключенные в государственных отделениях строгого режима теперь одеваются в канареечно-желтое, когда они покидают свой жилой район. Это включает любой отдых на свежем воздухе, часы посещения, появление в суде и транспорт.

Заключенные помещаются в специальные административные подразделения, такие как Северное исправительное учреждение в Сомерсе, если они нападают на сотрудников или имеют хронические проблемы с поведением. Желтые костюмы с подсветкой делают заключенных легко узнаваемыми внутри и за пределами тюрьмы.

«Практически они отделены друг от друга уровнем содержания под стражей, – сказал Уильям Флауэр, представитель Государственного департамента исправительных учреждений. «Комбинезон как бы идентифицирует их таким образом – в тюрьме и в возможности побега».

В течение последнего месяца заключенные Массачусетского исправительного института строгого режима в Уолполе стали участниками эксперимента по уголовному цветовому кодированию. В тюрьме есть несколько отделений, в каждом из которых содержатся заключенные с разным уровнем привилегий.

Отделение использует пять цветов для отслеживания заключенных: оранжевый, зеленый, серый, красный и желтый. Таким образом, если заключенного в оранжевом – цвете для заключенных с самым строгим режимом – видят в другом блоке, он сразу выделяется, заявляют официальные лица.

«Все в Уолполе – плохие актеры. Мы хотим убедиться, что знаем, где они находятся», – сказал Тони Карневейл, пресс-секретарь Департамента исправительных учреждений Массачусетса. «Мы хотим знать, в каком блоке или в какой части тюрьмы они должны находиться.«

Новая форма – часть усилий департамента по усилению безопасности после того, как в апреле в этой тюрьме был ранен сотрудник. В сочетании с другими изменениями департамент надеется, что цветные комбинезоны не дадут заключенным проявить раздражительность.

« Мы надеюсь, что это будет иметь сдерживающий эффект, – сказал Карневейл. – Заключенные в учреждениях с более низким уровнем безопасности разговаривают. «Если мы пойдем в [Уолпол], мы не сможем носить нашу собственную одежду». “

В Нью-Йорке, где Леонардо работает надзирателем, все заключенные должны носить зеленые брюки.

«В нашей системе никто не приходит на работу в зеленых штанах. Никогда», – сказал Леонардо. «Через некоторое время большинство жителей района тоже перестанут носить зеленое».

Использование униформы для опознания – это нормально, сказал Леонардо, однако «это не должно быть сделано для того, чтобы смущать и беспокоить людей».

Но в Алабаме – штате, печально известном своей жесткой тюремной политикой – именно это и происходит. Некоторые из заключенных штата постоянно знакомились с женщинами-сотрудниками исправительных учреждений и консультантами.

Наказание в виде потери хорошего времени и дисциплинарных штрафов не повлияло на поведение. Должностные лица даже сфотографировали сокамерников, которых называли «стрелками», разоблачающих себя, и пригрозили отправить фотографии их матерям. Ничего не получилось.

Вскоре некоторые женщины-сотрудники начали увольняться или подавать жалобы, сообщили официальные лица. Итак, исправительное управление штата Алабама, которое недавно восстановило сетевые банды, прибегло к затруднениям. Теперь заключенные, которые постоянно подвергаются воздействию женского персонала, вынуждены носить ярко-розовые комбинезоны.

Они должны носить розовую одежду не только в своих камерах, но и во время свиданий с семьями и подругами – все, кто, по словам официальных лиц, знает, что означает розовая одежда.

«Мы придумали альтернативу, чтобы смутить их», – сказал заместитель комиссара Дж. Д. Уайт. «Это заставляет их чувствовать себя так же, как те женщины-сотрудники».

А почему ярко-розовый?

«Мы подумали, что это будет самый неприятный цвет», – сказал Уайт.

Что на самом деле носят заключенные в тюрьме

Racked больше не публикуется.Спасибо всем, кто читал наши работы на протяжении многих лет. Архивы останутся доступными здесь; за новыми историями заходите на Vox.com, где наши сотрудники освещают потребительскую культуру для The Goods by Vox. Вы также можете узнать, чем мы занимаемся, подписавшись здесь.

Создатели шоу признали, что, хотя их костюмы были основаны на реальной униформе, они были специально созданы для внутреннего мира шоу. Дженн Рогиен, которая также отвечала за одежду на HBO Girls , сказала в интервью, что, хотя система цветового литья на Orange была изобретена, одежда была получена из мест, которые делают настоящую тюремную моду, в попытке быть аутентичным – смешанным с некоторыми «контрабандными» предметами.

Идея заключалась в том, что такая внешняя дисциплина приведет к внутренней дисциплине

Тюремная форма фактически возникла как часть общего движения за реформы в конце 18 и 19 века. До этого тюрьмы и тюрьмы были непослушными, без организации и даже без спальных мест. Состоятельные люди часто в стиле Марты-Стюарт предпочитали проводить время в уединении дома. Тюрьмы и тюрьмы были в основном для бедных. По мере того как тюрьмы становились местами реформ и духовных изменений, были введены правила, призванные сделать заключенных более дисциплинированными, и то, как одеваться заключенные, стало скорее психологическим вопросом, чем практическим.Идея заключалась в том, что такая внешняя дисциплина приведет к внутренней дисциплине, которая, несомненно, исправит развратный характер осужденного.

Выскочка на этой новой границе, герцог Ричмондский построил новую тюрьму в Сассексе в 1775 году, где при входе заключенных купали, брили, одевали в униформу и давали кровать с одеялами. Это обеспечило единообразие и равенство – к богатым заключенным больше не обращались иначе, чем к бедным. Викторианцы продолжили эту традицию, регулируя даже самые незначительные детали в своей мании контроля.Заключенным вместо имен выдали одежду и номера. (Сегодня заключенные получают номера, но не обращаются к ним.) Их имущество было ограничено. При входе заключенным давали новую личность, чтобы отделить их новую «реформированную» жизнь от старой.

Изображение: Getty Images

На самом деле неудивительно, что все было иначе. Одежда была неудобной и колючей. Туфли не подошли. Еда была несъедобной, часто намеренно (в некоторых тюрьмах стало привычкой превращать прекрасную пищу в неудобоваримую).Кровати были тяжелыми, и работа была сложной.

В Соединенных Штатах был принят аналогичный подход, находящийся под сильным влиянием идеализации квакерами жизни одиночества, созерцания и труда. Заключенные-мужчины обычно носили форму и часто выставлялись напоказ как рабочие, особенно на Юге. «Цепная банда» будет состоять из мужчин, одетых в униформу, которая помечает их как сокамерников; они также часто носили видимые железные ошейники и цепи и брили головы. Это публичное зрелище служило почти той же цели, что и частоколы.Примерно в это же время в моду вошли черно-белые полосы, знакомые по старым фильмам, маркирующие мужчин таким образом, чтобы они остались в общественной памяти.

Постепенно, с течением времени, в тюрьмах начали отказываться от полос в пользу более нейтральных цветов и знакомых рабочих комбинезонов. Нью-Йорк перешел на серый цвет в 1904 году, потому что, согласно статье в Slate , полосы были «знаком позора». Во многих штатах полосы держались дольше; Северная Каролина хранила их до 1958 года.

Как представительницы слабого пола, женщины были освобождены от этих демонстраций. Вместо этого их заключение было сосредоточено на их моральных качествах. Целью женских тюрем было феминизация – предполагалось, что большинство женских преступлений было результатом несоблюдения моральных норм, а не животной природы, а не требовало покорения.

Изображение: CDCR

В Калифорнийском институте для женщин (CIW), одной из старейших женских тюрем, первая «униформа» была почти неотличима от обычной одежды.В газетной вырезке, озаглавленной «Стиль не забыт», женщины были описаны как носящие «веселые гравюры, выбранные самими заключенными» вместо однообразной униформы. «Каждая женщина выбирала тот стиль и ткань, которые ей нравились», – поясняет он.

В 1950-х годах, когда CIW перебралась в изолированное место к востоку от Лос-Анджелеса, претензия на униформу была отброшена. CIW Frontera, как ее тогда называли, не имела ворот, колючей проволоки или заборов; его удаленность делала их ненужными. В то время как существовали институциональные правила, женщины могли передвигаться относительно свободно и носить собственную одежду, как и персонал.Когда гендерное равенство охватило общественную сферу, женщины начали носить униформу. К 1990-м годам женщины в CIW носили государственную одежду, как и мужчины. Некоторые женщины в то время считали, что тюрьма также стала более строгой.

Сегодня униформа, как правило, служит практическим целям, позволяя отличать заключенных от гражданских лиц и персонала, а также различать уровни содержания под стражей. В Калифорнии, например, оранжевые комбинезоны предназначены для новых заключенных, которые еще не прошли классификацию.Люди в общей массе носят некоторые вариации синего, белого и серого цветов – для мужчин – джинсы или синие брюки и рубашку, похожие на скраб, а также белые футболки и серые свитшоты. Женщины носят одну и ту же базовую одежду – синие и белые рубашки и синие, шамбре или джинсовые брюки. Заключенные, работающие по периметру, в том числе за пределами тюремных ворот, носят зеленый комбинезон.

Униформа производится Управлением тюремной промышленности Калифорнии, которое нанимает заключенных в различных учреждениях для производства таких предметов, как мебель, электроника и одежда.За эту «быструю моду» заключенным обычно платят от 30 до чуть меньше доллара в час; большая часть этих денег идет на реституцию, штрафы и государственный фонд помощи потерпевшим. Вы можете заказать их одежду онлайн. Прекрасная вязаная рубашка (цвет: «Мариновский синий») обойдется вам чуть более чем в 5 долларов; брюки, 15 долларов США. Если не считать надписи CDCR на одежде, она не сильно отличается от типичной повседневной одежды.

И есть даже места, где заключенным разрешается носить уличную одежду, хотя все меньше и меньше мест позволяет это.В исправительном учреждении Клинтона, из которого Ричард Мэтт и Дэвид Пот сбежали 6 июня, уличная одежда – привилегия для заключенных в блоке чести, которые не совершили никаких нарушений. (Блок чести с тех пор был закрыт.) Учитывая побег, кажется вероятным, что все учреждения Нью-Йорка пойдут по маршруту Мичигана, который разрешал уличную одежду до 1999 года, когда униформа сменилась на темно-синий и оранжевый.

Тюремный блюз мягок по сравнению с тем, что в некоторых юрисдикциях используется для унижения заключенных с помощью одежды.Вспоминая то, как многие репрессивные режимы используют наготу для того, чтобы смутить и унизить людей, такие юрисдикции, как округ Марикопа в Аризоне, где проживает «самый суровый шериф Америки» Джо Арпайо, сочли необходимым заставлять заключенных носить розовое нижнее белье. На сайте шерифа говорится, что розовое нижнее белье должно «не дать заключенным украсть белые шорты». Арпайо также подумал, что было разумно нанести слово «ESCAPEE» на внутренней стороне униформы сокамерников на случай, если они попытаются надеть ее наизнанку во время бегства.

Изображение: Getty Images

И, как признак того, что все тенденции действительно цикличны, The New York Times сообщила в 2000 году, что некоторые тюрьмы и тюрьмы снова стали полосами. Одна из причин заключалась в том, что цветные комбинезоны были слишком популярны среди заключенных и не выглядели достаточно карательными. Тем не менее, гражданские жители любят классический вид: после того, как избранный шериф округа Дэвидсон, Северная Каролина заставил заключенных в тюрьму носить нашивки, он победил с большим перевесом.«Публика любит их», – сказал шериф о полосах. Арпайо также вернул черно-белые полосы, потому что, как он утверждает на своем веб-сайте, с их помощью «легче опознать». (Арпайо также вернул цепную банду.) Совсем недавно тюрьма Мичигана вернула черно-белую полосу, потому что оранжевый стал слишком популярным из-за серии Netflix .

Как психологический инструмент, униформа также влияет на гражданских лиц, а не только на носящих ее заключенных.Есть некоторые свидетельства того, что присяжные более склонны полагать, что обвиняемый в комбинезоне с большей вероятностью будет виновен, чем тот, кто не носит его. В результате адвокаты защиты в громких делах обычно запрашивают у своего клиента разрешение носить уличную одежду. О.Дж. На суде Симпсон был в штатском, так что, возможно, в этом есть доля правды.

Привилегия «уличной одежды» остается тем, чего с нетерпением ждут все заключенные, покидая ворота.

Отказ от гражданской одежды и строгие ограничения на владение вещами говорят о теориях, лежащих в основе викторианских тюрем. Тюрьмы не просто лишают людей физической свободы; они также подчиняют людей правилам и нормам. (Например, тюремные правила Калифорнии разрешают макияж для женщин, но только «естественный» макияж, а также существуют правила в отношении вещей и украшений.) Привилегия «уличной одежды» остается тем, чего с нетерпением ждут большинство заключенных, покидая ворота. Первое, что делает человек, покидая тюрьму, – это переодевается.

Как и все институциональные стили, тюремные комбинезоны и цвета на протяжении десятилетий вдохновляли дизайнеров костюмов и модных дизайнеров, наряду с принятием многих уличных стилей, также вдохновленных тюремной одеждой – например, эти брюки с низкой посадкой вошли в моду в тюрьмах, где мужчины не разрешается носить ремни. Учитывая популярность Orange Is the New Black, возможно, некоторые предпочтут носить тюремную одежду добровольно, заставляя тюрьмы задавать извечный вопрос всех дизайнеров: «Что дальше?»

Стежок во времени: взгляд на тюремную форму Калифорнии за годы

Дон Чаддок, редактор Inside CDCR
Управление по связям с общественностью и сотрудниками

В 1850-х годах в Сан-Квентине не было большой разницы в одежде, которую носили сотрудники тюрьмы и заключенные.За десятилетия все изменилось, в основном по настоянию начальников тюрьмы. Одежда заключенных и униформа для тюремного персонала претерпели изменения с тех пор, как в 1851 году первые заключенные ступили на борт тюремных кораблей. В рамках нашей серии «Разблокирующая история» Inside CDCR собрал фотографии с начала тюрьмы до современности.

1850-е и 1860-е: первые два десятилетия

Сан-Квентин, около 1859 г. (Государственная библиотека Калифорнии).

Когда заключенных размещали на борту кораблей, а затем в камерах в Сан-Квентине, они носили ту же одежду, что и при аресте.Это приводило к замешательству во время попыток побега и облегчало заключенным возможность просто уйти от своей работы. Согласно отчетам того времени, было трудно отличить заключенных от персонала, поскольку никто из них не носил униформу.


1870-е и 1880-е годы: Сан-Квентин перевалил за четверть века отметки

  • Офицеры Сан-Квентина стоят перед своим новым домом, около 1870-х годов.
  • Очередь на ужин в Сан-Квентин, около 1870-х годов.
  • Остановка для персонала в Сан-Квентин, около 1877 года.(Фото CSU Chico.)
  • Ранний персонал тюрьмы Сан-Квентин в 1880-х годах. (Коллекция Уильяма Б. Секреста.)

1890-е гг.

Помимо смены стилей, одежда сотрудников исправительных учреждений стала такой же, как и 40 лет назад. Заключенные теперь носили тюремные нашивки по образцу тюремной системы Нью-Йорка. Юные преступники носили форму военного образца.


1900-е годы: новый век

Охранник государственной тюрьмы Фолсом и пистолет Гатлинга, около 1900 года.(Фото: Публичная библиотека Сакраменто.) Матрона женского отделения Сан-Квентин Женевьев Смит, около 1912 г. (Фото: Публичная библиотека Марин, комната Энн Т. Кент, Калифорния).

Технологии стали играть большую роль в тюрьмах двух штатов: Сан-Квентин и Фолсом. Все, от транспорта до кухонной техники, подверглось капитальному ремонту. Заключенные-женщины по-прежнему размещались в Сан-Квентине под надзором надзирателя, в то время как два государственных детских учреждения продолжали ориентироваться на военный стиль реабилитации.


1920-е и 1930-е годы: начало стандартов

  • Охранник карьера в Сан-Квентине носит более профессиональную форму, чем в предыдущие десятилетия, примерно в конце 1920-х годов.(Фото из библиотеки Беркли Бэнкрофт Калифорнийского университета в Беркли.)
  • Униформа менялась в зависимости от выполняемой работы, например, что носил этот охранник (справа), который наблюдал за сокамерниками бригады строительства шоссе в 1920-х годах. Майор Армии Спасения Клив Стэйрс посетил это место, чтобы встретиться с заключенными в рамках своей капелланской работы в Сан-Квентине. (Фото: Западный музей Армии спасения.)
  • Матрона Альва М. Бриттен демонстрирует новую концепцию коттеджа на этой газетной фотографии 1933 года, сделанной в Калифорнийском институте женщин в Техачапи.(Фото: UCLA.)

Лагеря почетных строителей дороги были началом сегодняшних лагерей пожарных. В то время заключенные строили шоссе в горах и вдоль побережья. Под руководством надзирателей и государственных чиновников, настроенных на реформы, в Техачапи была открыта отдельная тюрьма для женщин-правонарушителей.


1940-е и 1950-е годы: капитальный ремонт отдела

  • Калифорнийский институт мужчин, начало 1950-х годов. Охранники были реклассифицированы как сотрудники исправительных учреждений во время основания Департамента исправительных учреждений в 1944 году.
  • Офицеры узнают о транспорте заключенных, около 1950 года.
  • Новых офицеров обучают тому, как пользоваться информационными табло, около 1950 года.
  • Correctional Sgt. Фрэнк Паттон следит за линейкой обедов в Калифорнийском институте для мужчин, 1951 г. (Фото из цифровой библиотеки Университета Южной Калифорнии).

С возвращением солдат после Второй мировой войны и реорганизацией Департамента здравоохранения в 1944 г. Были введены исправления, более профессиональные стандарты.Классификация охранников была изменена на «Офицер исправительных учреждений», и был сделан упор на более обширную подготовку.


1960-е: Расширение программы пожарных лагерей

Заключенный-пожарный демонстрирует навыки работы с бензопилой в Центре охраны природы Сьерра, около 1965 года.

В 1960-х годах были задействованы два новых объекта, специально предназначенных для обучения правонарушителей в лагерях охраны природы. Калифорнийский исправительный центр открылся в 1963 году, а Центр охраны природы Сьерры заработал два года спустя.


1970-е: женщины и мужчины работают бок о бок в тюрьме

  • Персонал медицинского учреждения Калифорнии, начало 1970-х годов.
  • Вильма Шнайдер (слева) и Илен Уильямс были двумя первыми женщинами-сотрудниками исправительных учреждений в 1970-х годах. Они работали в государственной тюрьме Сан-Квентин.
  • Офицер перед входом в Калифорнийское учреждение для мужчин, около 1974 года.

Поскольку женщин нанимали для работы в мужских тюрьмах, им нужна была форма. Некоторые версии включали юбки, в то время как другие женские формы включали слаксы.


1980-е и 1990-е годы: униформа обновлена ​​для современных сотрудников

  • Сотрудники исправительного учреждения в Калифорнийском медицинском учреждении, около 1980-х годов. По словам сотрудников, показаны офицеры Роберт Тримбл, Кен Киндер и Тим Хортон.
  • Почетный караул медицинского учреждения Калифорнии, передняя группа, около 1988 г., во время учений в Королевском военном округе. Центр исправительной подготовки Макги.
  • Курсанты исправительной академии около 80-х гг.
  • Женщины-офицеры исправительной тюрьмы Фолсомской государственной тюрьмы, 1988 год.
Почетный караул медицинского учреждения Калифорнии, передняя группа, около 1988 г., во время учений в Королевском военном округе. Центр исправительной подготовки Макги.

2000-е и 2010-е годы: новое название и обновленное подразделение

Агенты по условно-досрочному освобождению, 2007. Офицеры по поддержанию мира CDCR помогают поддерживать общественную безопасность. Чтобы отразить миссию департамента, слово реабилитация было добавлено к его названию во время администрации губернатора Арнольда Шварценеггера в 2004 году. Почетный караул государственной тюрьмы Мул-Крик, церемония 11 сентября 2019 года.

В новом тысячелетии отделение изменило свое название на CDCR, добавив Реабилитацию. Также была проведена крупная реорганизация, в том числе сделка департамента собственным агентством. Патчи CDCR были переработаны, чтобы отразить изменение названия. В течение примерно 170 лет департамент эволюционировал, как и униформа.

Как одежда в тюрьме опознала вас

Ваша тюремная форма может многое о вас сказать (Фото: Элла Байуорт для Metro.co.uk)

Перед тем, как отправиться в тюрьму, мне посоветовали взять с собой собственное нижнее белье.

В женских тюрьмах, о которых я знаю очень мало, заключенные могут носить свою одежду. В мужских тюрьмах, в которых я находился, правила менялись.

Каково на самом деле быть открытым геем в тюрьме

Заключенным, как правило, разрешается носить собственную одежду, но в первой тюрьме, в которой я находился, это правило не соблюдалось.

Когда я прибыл сразу после суда, у меня было семь пар носков и семь пар трусов.

Эти вещи были изъяты у меня, и мне сказали, что мне придется носить тюремную одежду, что я и делал в течение первых четырех недель моего заключения, пока меня не перевели в другую тюрьму.На стойке регистрации мне разрешили вернуть одежду.

Тюремная форма – это серые спортивные штаны и серые свитшоты с голубой футболкой.

Размеры не принимаются во внимание, равно как и состояние одежды. Довольно часто после смены комплекта одежды на крыле меняли большую или меньшую одежду.

(Изображение: Getty)

Одежда могла быть отправлена ​​от друзей и родственников и обменивалась во время посещений, но количество одежды контролировалось, и обмениваться можно было только по принципу «один к одному».

Если вы были дружелюбны с санитаром, можно было постирать одежду, обычно по цене плитки шоколада. В противном случае порошок для мытья рук можно было купить в столовой для использования в собственной камере, или вы можете использовать гель для душа тюремного образца.

Было признано, что тюремная одежда была очень плохой, поэтому везде, где это было возможно, вы оставляли самую лучшую или новейшую одежду, которую только могли, стирали сами в своей камере и оставляли, вместо того, чтобы рисковать заменой хорошей вещи на что-то уставшее.

Сможете ли вы носить свою одежду, зависит от вашего уровня поощрения и заработанных привилегий (IEP).

При хорошем поведении – или, точнее, без плохого поведения – ваш статус будет повышен с «стандартного» до «повышенного».

Ношение одежды было привилегией (Изображение: Getty)

Период ожидания обновления составляет около трех месяцев – и когда вы были повышены, вам разрешили носить свою одежду.

То, что вы могли носить, строго контролировалось – так что никаких футбольных рубашек, ничего с изображением флага какой-либо страны, никаких капюшонов или шляп, никаких черных или синих рубашек (по сути, всего, что могло бы сделать вас похожим на офицера).

Одежда на самом деле не разделяла людей на группы, но разделяла их.

Любой, кто носил свою одежду, считался установленным в тюрьме – он находился там не менее трех месяцев и не вел себя плохо и считался более заслуживающим доверия.

санитарам выдавались зеленые рабочие брюки – эти работы были самыми востребованными, и их предлагали только самым доверенным заключенным. Так что любой, кто носил «зеленое», тоже считался заслуживающим доверия.

Если разрешено, уличная одежда действительно заслуживает уважения. Это признак вашего статуса – того, что вам доверяют и вам доверяют, поскольку у новичков нет собственной одежды.

Это также вызывает уважение очень странным образом – если вы в своей одежде, вы авторитетны и, вероятно, знаете людей внутри, поэтому меньше шансов, что кто-то рискнет на вас, поскольку они чувствуют, что могут получить ответные меры. .

(Изображение: Getty)

Обувь тоже была очень показательным признаком статуса.

Заключенные, впервые попавшие в крыло, обычно прибывали прямо из двора и получали серые спортивные штаны и серую толстовку, но без обуви.

Большинство пришло бы на суд в элегантной одежде, очень часто в блестящих кожаных туфлях, которые им приходилось носить на площадках вместе с спортивными штанами.

Конечно, это было не очень хорошо, и они выделялись.

Подробнее: Новости

Тюрьма выдала кроссовки всем, кто посещал тренажерный зал, но существовала очередь на вводный курс.До этого вы должны были носить ту же обувь, что и в суде.

Одежда была проблемой только во время посещений.

Некоторые из тюремных предметов одежды были не более чем тряпками. Это было принято с ходу, потому что это именно то, что тебе дали.

Это было почти частью инициации в приемной, когда у вас был обыск с раздеванием, с вас сняли уличную одежду и передали тюремную одежду.

Это унизительно, но в каком-то смысле это почти уравнитель – все одинаковые, вы все в одинаковых тряпках.

(Изображение: Майкл Руже / Time Life Pictures / Getty Images)

Тем не менее, это было не очень хорошо – даже самым немодным было ясно, что они носят изношенные тряпки.

Но для семейных свиданий парни откладывали наименее изношенную одежду, чтобы выглядеть лучше. Утюг и гладильную доску можно было взять напрокат для посещения родственников, юридических визитов или явки в суд, но это использовалось нечасто.

Лично я не возражал против тюремной одежды, я попал в положение, когда я создал свою собственную приличную одежду из того, что мне дали, и сохранил ее.

Важнее было иметь собственное нижнее белье.

Состояние тюремного нижнего белья было отвратительным – оно могло быть чистым и гигиеничным, но пятна не удаляются в процессе стирки.

Я бы с ужасом подумал, сколько мужчин носили раздаваемые боксеры.

БОЛЬШЕ: рост числа самоубийств в тюрьмах неудивителен – даже переполненные тюрьмы могут быть пустынными местами

БОЛЬШЕ: насилие в тюрьмах достигает рекордных уровней, но мы не должны удивляться

БОЛЬШЕ: Запрет на курение в тюрьмах Великобритании может привести к месяцам или даже годам беспорядков

Получите всю необходимую информацию последние новости, приятные истории, аналитика и многое другое

Тюремное платье | Энциклопедия.com

Тюремная одежда менялась исторически и от страны к стране; от регламентированной «униформы» к ношению повседневной одежды; а также от рабочей одежды до комбинезонов без одежды как «преступление». Его реализация, дизайн и производство варьируются в зависимости от нынешнего уголовного мышления, степени надзора, требуемого политическими режимами, типов совершаемых преступлений и в зависимости от уголовного института – от тюрем для несовершеннолетних правонарушителей до женских тюрем; от «строгих» к местным тюрьмам или от федеральных к пенитенциарным учреждениям штатов.

В Америке, Великобритании и Европе восемнадцатого века преобладали режимы «злого пренебрежения», что приводило к расстройству, характеризующемуся как мужчинами, так и женщинами в лохмотьях, почти обнаженными и в большинстве случаев скованными цепями. Поскольку преступления совершались и продолжают совершаться по большей части бедными, известно, что заключенные пользуются привилегиями для приобретения собственной одежды. Вольтер, арестованный во Франции в 1727 году, потребовал носить собственную одежду. В 1887 году в Ирландии несогласным с самоуправлением было разрешено дополнять тюремную грубую шерстяную (фризную) одежду плащами.

Тюремные реформы в Америке и Европе в начале девятнадцатого века под влиянием Просвещения и ранних теорий «нормализации» пенитенциарной системы рассматривали тюремную одежду как неотъемлемую часть философии дисциплины, как инструмент «лечения» девиантного поведения. В Америке между 1820 и 1930 годами квазивоенные режимы «тишины» и одиночного заключения привели к введению одноразовой тюремной униформы с черно-белыми полосами, чтобы унизить и опознать заключенных, а также повысить вероятность повторной поимки. если они сбегут.

В Европе, и особенно во Франции, в 1830-х годах ношение полосатых штанов и синих льняных комбинезонов усиливало наблюдение за заключенными в цепных бандах. В Австралии рабочие бригады заключенных носили униформу со стрелами, тогда как в Британии цельная тюремная униформа с широкими стрелками была введена Законом о тюрьмах 1870-х годов как средство позора и клейма. Стрелки не отменялись до 1920-х годов в связи с реформой пенитенциарной системы после Первой мировой войны.

В дополнение к форме, заключенные носили капюшоны при переходе с «полезной» работы в камеры или во время физических упражнений, что усиливало дебаты девятнадцатого века, в которых осужденные преступники размышляли о своей преступной деятельности в изоляции и молчании.

В двадцать первом веке становится очевидным во всем мире, что часто существует прямая корреляция между степенью общественного контроля над тюремными режимами и игнорированием прав человека заключенных при ношении регулируемой одежды.

Международные реформы тюрем 1950-х годов завершились декларацией ООН в 1955 году, в которой говорилось, что:

Каждому заключенному, которому не разрешается носить собственную одежду, должна быть предоставлена ​​одежда, подходящая для климата и достаточная для его содержания. в добром здравии.Такая одежда ни в коем случае не должна быть унижающей или унизительной (Орланд, стр. 169).

С 1950-х годов различия в тюремной одежде только приближались к декларации ООН и дебатам о «нормализации», которые считают лишение свободы само по себе достаточным наказанием, в то время как тюремные условия должны соответствовать гражданским стандартам в отношении еды, одежды и учебные заведения.

В Соединенном Королевстве неосужденным заключенным разрешается носить личную одежду, и каждая тюрьма устанавливает свою собственную систему привилегий, одна из которых может заключаться в ношении гражданской одежды.Однако женщины в тюрьме Холлоуэй, имея возможность выбора, обычно носят тюремные темно-бордовые или серые спортивные костюмы, белые футболки и кроссовки, чтобы либо сохранить свою одежду, либо идентифицировать себя со своей «тотальной тюрьмой» как механизмом выживания. Осужденным заключенным-мужчинам выдаются джинсы, толстовки, рубашки в бело-сине-белую полоску, зеленые рабочие комбинезоны и кроссовки других производителей. По прибытии им часто предлагают


одежды, от которой отказываются другие заключенные, что в результате унизительно из-за того, что она не подходит.

В США тюремная одежда определяется типом учреждения и категорией совершенного преступления. В федеральных тюрьмах внутри тюрьмы носят белые комбинезоны, а в пути – оранжевые. Заключенным женщинам разрешается носить собственную одежду после 17:00. Как в тюрьмах штатов, так и в федеральных тюрьмах некоторые категории заключенных могут носить в качестве рабочей одежды свою собственную одежду или тюремные джинсы, футболки, фирменные кроссовки и свободные тюремные комбинезоны. В иммиграционном изоляторе оранжевые комбинезоны свободного покроя выдаются как мужчинам, так и женщинам, что некоторые женщины считают унизительным, поскольку носить брюки противоречит их культурным нормам.

Как британская, так и американская тюремная одежда производится в тюремных мастерских заключенными под строгим контролем в отношении дизайна, с учетом припуска на швы, отсутствия карманов, размеров, ткани и цвета.

На международном уровне тюремная одежда варьируется в зависимости от уголовной политики страны, благосостояния или системы категоризации заключенных. Степень, в которой заключенным разрешается носить собственную одежду, иногда определяет “нормализацию” как реабилитацию, предвидя возвращение заключенного к “нормальной” жизни после освобождения, как в “модельных” тюремных системах Швеции и Голландии 1997–1998 гг., В Швейцарии. «открытые тюрьмы» и литовская политика «собственной одежды» 1997 года, которую реформаторы пенитенциарной системы провозгласили победой за права заключенных.Вопрос о том, чтобы не носить тюремную одежду, занимал центральное место в протестах политических заключенных, выступавших за право отделить политический статус от осужденных преступников, как, например, во время «общих протестов» ирландских заключенных в 1976–1982 годах и в Перу в 1985–1989 годах. В других обстоятельствах ношение гражданской одежды отражает возвращение к режимам «злого пренебрежения», как в тюрьме Гаити для мужчин, женщин и подростков в Порт-о-Пренсе в конце 1990-х годов.

Недавние дебаты по вопросам уголовного правосудия включают преимущества и недостатки электронной маркировки и, хотя это и не является строго проблемой тюремной одежды, они вызывают озабоченность, как указал Фуко, по поводу «перекодирования существования» в стенах тюрьмы, соизмеримого с социальным контролем или реабилитацией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top