Разное

По немецки каждому свое: SUUM CUIQUE – определение и синонимы слова suum cuique в словаре немецкий языка

Содержание

Главная

Hallo Deutsch!
Это не просто приветствие, это замечательная возможность понять, что мир без границ.И эта возможность рядом. Она в моем городе.
Удивительная атмосфера Центра изучения немецкого языка Hallo Deutsch создана командой профессионалов, единомышленников и просто талантливых людей.Каждая встреча на занятиях, лично для меня, сравнима с театральной пьесой.  Мы вместе читали  книгу, проживали ее, и это было восхитительно. За яркостью и содержательностью наших встреч, стояла большая работа администраторов, методиста и педагогов. Это очень сложно наполнить содержанием каждую минуту занятия, постоянно удерживать  внимание, меняя методики и находя подход к каждому из нас. А мы такие разные: уставшие и не очень, порою ленивые и безответственные, школьники, студенты, работающие…., но любящие немецкий язык.

Штудируя наш учебник, я сделала для себя несколько  открытий.

 Первое – это то, что он достоверен!

Ну, например, получая  рождественские  подарки  от  друзей из Германии и Австрии, меня всегда удивляло и приводило в недоумение то, что  подарок к Рождеству может быть в обувной коробке из-под  кроссовок 45 размера.  Пока на курсе А2 я не узнала о замечательном проекте «Рождество в обувной коробке». Теперь я точно знаю, что подарок к Рождеству должен быть в обувной коробке.

Изучая текст о венском дворце  Schönbrunn, я поняла, что во время путешествия по Австрии, много чего интересного пропустила.

 Второе – это то, что немецкая грамматика в небольших количествах  не так страшна, как принято об этом говорить.

Третье – это то, что медленное погружение от А1к А2, от А2 к В1, от В1 к В2 и так далее, учит плавать.

Отдельное впечатление – это встречи за пределами занятий. Пасхальный фестиваль в Кирхе, вечернее шествие с самодельными бумажными фонариками в день Святого Мартина, Zitronenfest в лимонарии, общение с волонтерами из Германии, Австрии и Швейцарии и, конечно же, «Три орешка для Золушки». Каждая встреча приближала к культуре и традициям немецкоговорящих стран.

Три незабываемых года  научили не только говорить и думать на немецком, они подарили мне  радость общения.

И напоследок, по глазам и улыбкам  на лицах Ирины, Артура, Рустема, Альбины, Яны, Эльвиры  отчетливо видно, что все вы увлечены своим делом и оно приносит вам вместе с трудностями огромное удовлетворение.

И это важно!

С уважением Татьяна Гайнуллина

27.12.2019

как древний принцип справедливости стал девизом преступников

Фраза «Каждому свое» представляет собой классический принцип справедливости. Ее когда-то давным-давно произнес Цицерон в речи перед римским сенатом. В современности эта фраза печально известна по другой причине: она располагалась над входом в концентрационный лагерь Бухенвальд. Вот почему в наши дни утверждение о том, что каждому – свое, воспринимается большинством людей в негативном ключе.

«Каждому свое». Бухенвальд – земля смерти

В 1937 году в Германии был сформирован лагерь для содержания особо опасных преступников. Однако уже через год он стал местом заключения евреев, гомосексуалистов, асоциальных элементов, цыган, политических оппозиционеров. Еще через несколько лет Бухенвальд стал играть роль своеобразной переходной станции между крупными концлагерями, находящимися в восточной части Европы. Через данный пункт прошло не менее двухсот тысяч арестантов, причем для четвертой части всех несчастных он стал последним пристанищем. Все заключенные, прибывавшие в концлагерь, первым делом видели надпись на воротах: «Каждому свое».

Что означает выражение «Каждому своё», откуда оно пошло

Фраза «Каждому своё» — это перевод одного из принципов, провозглашенных Платоном в труде «Государство». Эта мысль появилась в его рассуждениях о том, что такое справедливость, и как она должна работать в человеческом мире. Справедливость — это создание таких условий, в которых члены общества не мешают друг другу заниматься тем, что им необходимо, а позволяют развиваться, не вмешиваясь в чужую жизнь. Эта фраза имеет два значения. С одной стороны, это обязанность каждого человека использовать свои возможности и умения для государства и общества, то есть занимать определенную нишу, в которой он уместно занимает свое место, в которой компетентен. На каждого мастера есть свое дело. С другой стороны, речь о справедливом распределении ресурсов — как материальных, так и ментальных. Причем, ментальных в большей степени. Каждый член социума имеет право получить то, что он заслужил своим трудом и достигнутым положением. По этим двум принципам и может существовать государство идеальное.

Но известность пришла к выражение не из-за выведения ее в постулаты Платоном, а после использования в своих трудах «О законах», «Об обязанностях» и О пределах добра и зла» Цицероном. Здесь фраза приобрела более юридический характер, так как она вошла в такое положение как «Правосудие узнается по тому, что каждый получает свое».

Со временем юридическое значение фразы было частично утеряно, приобрело массовый характер и использовалось чаще всего во втором значении, вложенном еще Платоном, то есть в смысле того, что каждый человек имеет возможность и полное право получить «своё» за выполненную работу, сделанный вклад.

В 17 веке выражение стало девизом военной полиции в Пруссии, а чуть позже — трактованием седьмой заповеди в католической культуре.

Однако наибольшую популярность выражение приобрела лишь в 20 века, во времена Третьего рейха. Нацисты строили концентрационные лагеря для евреев, куда представителей этой национальности буквально сгоняли как животных. Люди в лагерях не жили, а ждали очереди к смерти в газовой камере. Этому действию нацисты придавали много символистского смысла, поэтому одной из отличительных черт концентрационных лагерей было использование фраз из философских трудов Античности, Средних Веков и Нового времени, которые должны были стать уроками как нынешнему поколению, так и будущему, чтобы уберечь последователей от предстоящих ошибок. Среди таких уроков была фраза, например, «Труд освобождает», принадлежащая Ницше. «Кадому своё» также вошла в этот фонд выражений. Фраза не просто «украшала» ворота входа в лагерь, но и служила лозунгом нацистов. Практика введения философских слоганов началась в 1937 году. Памятники, содержащие слова мыслителей, в виде ворот или арок из концентрационных лагерей, сохранились до сих пор.

Именно из-за такого употребления выражения к нему до сих пор имеется предубежденно отрицательное отношение, так как оно ассоциируется с жестокостью политики нацистов, желающих задушить еврейский народ, истребить его, а на пустом месте построить новый мир только из идеальных людей, то есть принадлежащих к арийской расе.

Из-за подобного отношения к постулату великого мыслителя и на сегодняшний день, ее использование в широких массах принимается плохо. С этим было связано сворачивание или изменение концепций многих рекламных кампаний. В действительности, выражение «каждому своё» не несет негативного посыла, но незнание первоисточника заставляет людей воспринимать его отрицательно.

Страшные подробности

Что скрывалось за красивой фразой? Бухенвальд был лагерем для мужчин. Все заключенные трудились на заводе, располагавшемся в нескольких километрах от места заключения. Они занимались производством оружия.

Основных бараков в лагере насчитывалось пятьдесят два. С течением времени мест становилось все меньше, людей держали в небольших неотапливаемых палатках даже в лютые морозы. Многие погибали от переохлаждения. Кроме того, существовал так называемый малый лагерь, представлявший собой карантинное отделение. В нем условия жизни были даже хуже, чем в основном лагере. Около тринадцати тысяч заключенных (35% от общего числа) располагались на участке в несколько сотен квадратных метров.

Ближе к окончанию войны, когда немецкие войска вынуждены были отступать, Бухенвальд стал пополняться людьми из Компьеня, Освенцима и других подобных мест, которые фашисты в спешке оставляли. Так, к концу января сорок пятого в этот лагерь прибывало до четырех тысяч пленников ежедневно.

С близким значением

Везёт тому, кто везёт

Поговорка, которая стала популярной благодаря президенту России Владимиру Владимировичу Путину (рожд. 1952 г.), который часто применял её в своей речи.

Гений — это один процент вдохновения и девяносто девять процентов пота

Слова американского изобретателя и предпринимателя Томаса Альва Эдисона (1847 – 1931).

Да воздастся каждому по делам его

Цитата из Библии.

Курсы немецкого языка в Москве – школа немецкого Deutschkurse

Соблюдение Вашей конфиденциальности важно для нас. По этой причине, мы разработали Политику Конфиденциальности, которая описывает, как мы используем и храним Вашу информацию. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашими правилами соблюдения конфиденциальности и сообщите нам, если у вас возникнут какие-либо вопросы.

Сбор и использование персональной информации

Под персональной информацией понимаются данные, которые могут быть использованы для идентификации определенного лица либо связи с ним.

От вас может быть запрошено предоставление вашей персональной информации в любой момент, когда вы связываетесь с нами.

Ниже приведены некоторые примеры типов персональной информации, которую мы можем собирать, и как мы можем использовать такую информацию.

Какую персональную информацию мы собираем:

  • Когда вы оставляете заявку на сайте, мы можем собирать различную информацию, включая ваши имя, номер телефона, адрес электронной почты и т.д.

Как мы используем вашу персональную информацию:

  • Собираемая нами персональная информация позволяет нам связываться с вами и сообщать об уникальных предложениях, акциях и других мероприятиях и ближайших событиях.
  • Время от времени, мы можем использовать вашу персональную информацию для отправки важных уведомлений и сообщений.
  • Мы также можем использовать персональную информацию для внутренних целей, таких как проведения аудита, анализа данных и различных исследований в целях улучшения услуг предоставляемых нами и предоставления Вам рекомендаций относительно наших услуг.
  • Если вы принимаете участие в розыгрыше призов, конкурсе или сходном стимулирующем мероприятии, мы можем использовать предоставляемую вами информацию для управления такими программами.

Раскрытие информации третьим лицам

Мы не раскрываем полученную от Вас информацию третьим лицам.

Исключения:

  • В случае если необходимо — в соответствии с законом, судебным порядком, в судебном разбирательстве, и/или на основании публичных запросов или запросов от государственных органов на территории РФ — раскрыть вашу персональную информацию. Мы также можем раскрывать информацию о вас если мы определим, что такое раскрытие необходимо или уместно в целях безопасности, поддержания правопорядка, или иных общественно важных случаях.
  • В случае реорганизации, слияния или продажи мы можем передать собираемую нами персональную информацию соответствующему третьему лицу – правопреемнику.

Защита персональной информации

Мы предпринимаем меры предосторожности — включая административные, технические и физические — для защиты вашей персональной информации от утраты, кражи, и недобросовестного использования, а также от несанкционированного доступа, раскрытия, изменения и уничтожения.

Соблюдение вашей конфиденциальности на уровне компании

Для того чтобы убедиться, что ваша персональная информация находится в безопасности, мы доводим нормы соблюдения конфиденциальности и безопасности до наших сотрудников, и строго следим за исполнением мер соблюдения конфиденциальности.

Урок №1. Часть 1 – Немецкие местоимения. Мобильное приложение по немецкому языку | SpeakASAP®

Помните о том, что все, что Вы учите, нужно проговаривать вслух, слушая озвучку как самого урока, так и ответов к упражнениям. Не бойтесь, если Вы еще несильны в правилах чтения – просто повторяйте за диктором и возвращайтесь к файлу по правилам чтения.
Произношение же подхватится само в процессе работы с немецким языком.

Listen to the audio lesson with additional explanations

Наш первый урок состоит из двух частей:

  1. Местоимения в немецком языке, спряжение глаголов в немецком языке
  2. Спряжение глагола sein–быть.

В немецком языке есть следующие местоимения:

Местоимения
ichя
duты
er
sie
es
он
она
оно
wirмы
ihrвы (мн.число, н-р, эй вы, двое из ларца, одинаковых с лица)
SieВы (вежливое обращение, например, к начальнику или незнакомому человеку)
sieони (их много, н-р, сотрудники в офисе для начальника – это они)

Знание местоимений в чужом языке–это уже подвиг. Но для того, чтобы Ваша речь была наполнена смыслом, необходимо добавить глаголы и научиться с ними работать.

Спряжение глаголов в немецком языке

После того как Вы выучили местоимения в немецком языке, да еще сейчас узнаете, как работать с глаголами в немецком языке, Вы будете уметь рассказывать о себе, как Вас зовут, чем Вы занимаетесь (учитесь, работаете, на пенсии), где Вы живете и еще много интересного, если просто посмотрите в словаре нужное Вам для рассказа слово.

Как работать с глаголами в немецком языке

Железное правило немецкого языка: В немецком языке все глаголы всегда имеют основу плюс окончание -en или просто -n

wohnen – жить
denken – думать
heißen – называть, называться
lernen – учить
studieren – учиться
verdienen – зарабатывать
arbeiten – работать

kommen – приезжать, приходить
sprechen – говорить
speichern – сохранять, сберегать

Для того, чтобы правильно поставить глагол в нужную форму, например, глагол wohnen (жить), и сказать «он живет», а не «он жить», нужно убрать это окончание -en и в зависимости от местоимения прибавить нужные окончания к основе глагола.

Спряжение глагола wohnen

Ich wohn + e – я живу
Du wohn + st – ты живешь
Er, sie, es wohn + t – он, она, оно живет
Wir wohn + en – мы живем
Ihr wohn + t – вы живете
Sie, sie wohn + en – Вы живете, они живут

Wohnen
Ichwohn + e
Du
wohn + st
Er, sie, eswohn + t
Wirwohn + en
Ihrwohn + t
Sie, siewohn + en

Спряжение глагола denken

Часто используемый в жизни глагол denken (думать):

Ich denk + e – я думаю
Du denk + st – ты думаешь
Er, sie, es denk + t – он, она, оно думает
Wir denk + en – мы думаем
Ihr denk + t – вы думаете
Sie, sie denk + en – Вы думаете, они думают

Дополнительные материалы по теме

Да, еще такой момент. В немецком языке есть глаголы, которые при спряжении меняют корневую гласную в du и er,

sie, es.

Например, глагол fahren – ехать.

Ich fahre, aber du fährst, er sie es fährt.

Глагол helfen – помогать.

Ich helfe, aber du hilfst, er sie es hilft.

За один присест все их учить не нужно, достаточно один раз прочитать спряжение сильных глаголов.

Демшина Валентина Ивановна

29.01.1923 г.р.

Младший лейтенант медицинской службы

 

Место рождения: г. Советск, Кировская область

После учебы в школе, в 1941 году продолжила учебу в фельдшерско- акушерской школе, которую окончила в 1943 году. Было присвоено звание – фельдшер. Поступила на работу в скорую медицинскую помощь при городской больнице г. Советска.

В марте 1944 года была призвана в армию горвоенкоматом города Советска и направлена в полевой госпиталь № 5536 в/части 05844 в должности фельдшера на 4-й Украинский фронт. Работы было очень много, раненых привозили днем и ночью. Освобождали Украину, Польшу.

 

…После того как госпиталь вместе с войсками перешел польскую границу, Валентине Ивановне довелось увидеть территорию лагеря смерти Освенцим почти сразу после того, как его оставили немцы.

– Печи, в которых сжигали людей, еще топились, – рассказывает она, – это сгорали останки тех военнопленных, которых фашисты не могли угнать с собой. Огромные ворота, обнесенные колючей проволокой, ранее были под напряжением, но к тому моменту, когда пришли мы, его уже отключили, – восстанавливает ветеран детали увиденного в памяти. – А на воротах написано по-немецки: «Каждому – свое». Зашли мы туда: как сейчас помню, слева – бараки, где пленные жили, а прямо – огромное асфальтированное поле, куда людей выводили для проверки и отбора… в печь. Им говорили, что просто ведут мыться…

Местные крестьяне рассказывали, что на полях у них все было покрыто пеплом из этих печей. А еще немцы делали различные сумочки и другие предметы обихода из человеческой кожи, которую сдирали иногда с живых людей. Такие «мастерские» тоже были неподалеку.

Воспоминания об увиденном в лагере смерти врезались в память Валентины Ивановны на всю оставшуюся жизнь…

 

День победы встретили в Польше в г. Кошевицы.

20 мая 1945 года демобилизовалась из армии и приехала на родину в г. Советск, Кировской области.

Поступила работать в городскую больницу медицинской сестрой в инфекционное отделение.

В 1980 году, по семейным обстоятельствам, переехала в г. Березовский и устроилась на работу в городскую больницу – медицинской сестрой. Инвалид II группы.

 

Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией», юбилейными медалями.

 

Каждому своё | Российский Союз ветеранов

“Тяжело мне, браток, вспоминать,
а еще тяжелее рассказывать
о том, что довелось пережить в плену.
Как вспомнишь нелюдские муки,
какие пришлось вынести там, в Германии,

как вспомнишь всех друзей-товари­щей,
какие погибли, замученные там, в лагерях,
– сердце уже не в груди, а в глотке бьется,
и трудно становится дышать… “

М. Шолохов. Судьба человека

Первой жертвой  войны всегда становится правда — эту фразу произнёс Хирам Джонсон сто лет назад. Казалось бы, по окончании войны трагическая судьба советских военнопленных должна была стать достойной внимания. Но этого тогда не случилось. Лишь спустя 50 лет после Победы – в это трудно даже поверить – в целях восстановления (!) исторической правды бывшие советские военнопленные были приравнены к ветеранам войны. Министерство обороны  выдало им удостоверения  участника  Великой  Отечественной  войны. Что мешало дать взвешенное представление о действительности тех лет? Плен тогда оставался мировоззренческой трагедией, болезненной но и запретной темой для глубокого обсуждения в обществе. Этому было немало причин, но ограничимся фактической стороной дела. Крупнейший историк ФРГ профессор Ханс Моммсен  писал: “

Судьба советских военнопленных, находившихся во власти немцев, является одной из самых тёмных глав истории Второй мировой войны“. Печально, что общество этим не интересуется. Люди ещё очень мало об этом знают и предпочитают сегодня жить в мифе и стереотипе.

Многие дивизии и армии ждали приказа, который некому было отдавать, и в результате стратегических или тактических ошибок командиров боевые части попадали в окружение, что создавало противнику благоприятные условия для их пленения. Согласно советскому законодательству, военнопленные, попавшие в плен по не зависящим от них обстоятельствам, в условиях, вызванных боевой обстановкой, уголовному преследованию не подлежали. Плен – это не самовольная отлучка из воинской части. Плен не был преступлением перед Родиной!   

Советские военнопленные, в отличие от граждан других стран, направлялись на самые тяжёлые работы. Нацистский плен – это настоящий геноцид, связанный с концепцией расового превосходства, и очевидность геноцида, при пристальном изучении частных жизней пленных – неоспорима. Наш долг – вернуть память о бывших узниках  концлагерей. Это дает мне возможность поместить портрет бывшего узника германских концлагерей Александра Афанасьева  в мемориальную галерею участников войны.

Пусть мир увидит по крайней мере хоть каплю, хоть крупицу того трагического мира, в котором мы жили“, — писал Залман Градовский

Красноармеец – пехотинец Александр Афанасьев попал в немецкий плен 27 сентября 1941 года у Днепропетровска и провёл в три с половиной года, а точнее 1296 дней и ночей своей жизни в нацистских конлагерях , выжил и сохранил в своих воспоминаниях страшные детали  плена.

Афанасьев Александр Фёдорович родился 8 ноября 1922 года  в деревнеТеребени Бежецкого уезда в Калининской области. Семья его состояла из 6 человек. Родители: отец Фёдор Афанасьевич Афанасьев, 1893 г.р., мать Мария Васильевна, урождённая Кутузова, брат Анатолий, сёстры: старшая Антонина, 1918 года  и Зинаида 1920 года рождения. Отец Фёдор Афанасьевич в 1933 году был арестован и сослан в Сибирь, где и погиб. 4-х детей вырастила мама, Мария Васильевна. До войны, в 1940 Александр окончил 10 классов Бежецкой средней школы и был призван Бежецким РВК в 96-й отдельный дорожно-строительный батальон (попросту – стройбат), находящийся тогда в городе Стрый Львовской области, Украинской ССР. В 1939 году советская граница передвинулась на запад (в результате польского похода Красной армии) и Советский союз строил “Линию Молотова” – сплошную оборонительную линию вдоль новых своих границ. Этим в инженерно-строительном отношении занимался 96-й стройбат, в котором служил рядовой Александр Афанасьев.

Франц Гальдер пишет в своём дневнике: “Из доклада югославского генштаба … Россия имеет новый оперативный план… центр тяжести будет лежать на советско-венгерско-словацкой границе…”.

Началась война, и уже через 10 суток, 1 июля 1941 года город Стрый был оккупирован нацистскими войсками. Немецкие подвижные соединения стремительно продвигались по Украине с задачей захвата промышленных районов в районе Кривого Рога, Днепропетровска. Наша армия отступала на восток по Украине. Трудным был этот бросок на юг.

Из плана Барбаросса: “группе «Юг» генерал-фельдмаршала фон Рундштедта: быстрый прорыв мощных танковых сил из района Люблин в направлении на Киев следует использовать, чтобы отрезать силы противника в Галиции и Западной Украине от их коммуникаций через Днепр, захватить переправы через Днепр у Киева и южнее его, и тем самым обеспечить свободу действий для последующего взаимодействия группы армий «Юг» с немецкими частями, действующими в Северной России”.

В ходе отступления Александр Афанасьев 1 августа 1941 г. попадает в 273-ю стрелковую дивизию, собранную из разрозненных отступающих частей. Дивизия, полностью не закончив формирование и боевое сколачивание подразделений, спешно выдвигается в район Днепропетровска с задачей занять указанный рубеж. 17 августа части дивизии форсируют реку Днепр с задачей занять восточный берег.

Директива Гитлера № 33 “Руидштедту: уничтожить советские части (12-ю и 6-ю армии) западнее Днепра, не дать им уйти”. Действуя на южном крыле советско-германского фронта, группа германских армий “Юг” 27 сентября 1941 г. начинает наступление 13-ой танковой дивизией Дюверта во взаимодействии с итальянскими дивизиями “Пасубио” и “Турино”, в составе 11-й полевой армии.

Они форсируют реку Орель у Царичанки и идут на соединение с 198-й пехотной, 60-й мотострелковой дивизиями вермахта и дивизией СС “Викинг”. В результате этого 273-я стрелковая дивизия 27 сентября была окружена. 10 тысяч красноармейцев в течение 3 дней были взяты в плен итальянскими войсками – подчинёнными командиру корпуса генералу Мессе. Последствия были катастрофическими. Среди пленных в зоне действия группы армий “Юг” оказался и красноармеец Афанасьев. От линии фронта до сборного лагеря ослабевшие от боев военнопленные, без пищи, без воды шли к месту назначения.

Через два дня мы были уже в так называемом Центральном лагере для пленных, в который была переоборудована бывшая тюрьма для заключенных города Днепропетровска. К тому времени все тюрьмы в захваченных немцами городах были использованы как лагеря для пленных. А первый лагерь для пленных, куда я попал в октябре месяце, был совсем другой. Условия пребывания в нем можно было назвать не только “скотскими”, но даже хуже: тогда для лагеря, за неимением другого помещения и места, был как раз и использован большой колхозный скотный двор. В этом пустом дворе была постлана прямо на землю солома, на которой пленные и должны были спать. Но эта солома к нашему приходу была уже перетерта в мелкую труху другими пленными, которые были присланы сюда ранее, то есть в августе-сентябре месяце. И в этой трухе было так много вшей, что первую ночь мы все не спали, а расчесывали свое тело.

Наутро мы все вытряхивали этих вшей рядом с бараком, на глазах у изумленных немцев-часовых. Выводы были сделаны немедленно. Вскоре нас всех отправили в Центральный лагерь в город Гайсин в Винницкой области, в лагерь для нижних чинов — “Stalag 329/Z” для санобработки и бани из-за боязни тифа и эпидемии, которые не пощадили бы и немцев.

Неудавшийся групповой побег.

Пожалуй, лучше начать рассказ с провала первого побега из лагеря Гайсин в Винницкой области – Stalag 329/Z. От “старожилов” лагеря я узнал, что они, выкладывая стены гаража, примыкающего к нашему бараку, сделали в одном месте кладку без цементного раствора. Вот тут и засела во мне мысль о побеге. Кирпичи можно легко разобрать со стороны нашего барака. Через проем в стене перебраться ночью в гараж и забраться в машину. Ворота гаража запирались изнутри. А далее мы протараним ворота лагеря. О дне побега вопрос не был решен. Ждали моих решений, как инициатора. Как-то о побеге узнали все пленные и готовы были бежать целым бараком. Весть о побеге дошла и до нашего водителя, раньше, чем я успел с ним поговорить. Он заявил вечером в бараке: “Свет в бараке не выключать! Я буду стучать в дверь часовому. Побега вашего не будет!” Утром из барака меня на работу не выпустили и через день отправили в Шталаг 329 — Жмеринка-Винница, где я просидел в одиночной камере месяц.

Случай с власовцами.

– Отобрали из лагеря 16 молодых ребят, куда записали и меня. Согласились пойти к власовцам 15 человек из боязни, что при отказе их могут послать в другой лагерь на голодную смерть (такие слухи были). Когда меня вызвали к представителю “Русской освободительной армии”, на его вопрос, согласен ли я принять участие в спасении России, я ответил: “Я лучше останусь в лагере”. “Ну, это Ваше право”, – спокойно ответил тот. На том мы и расстались. Через месяц собрали команду для отправки в Германию, в числе других “неблагонадежных” оказался и я.

На пути в Германию.

Был сформирован эшелон из товарных вагонов, битком набитых русскими пленными. Немецкие охранники знали, сколько пленных можно набить в один вагон. Они отсчитывали нужное количество человек и загоняли их в вагон. Задние напирали на передних. Дверь вагона запиралась снаружи. Поезд трогался, все стояли, прижавшись вплотную друг  к другу. А сколько дней предстояло ехать, было неизвестно. Все начинали искать способ, как бы присесть на пол. Это можно было сделать, если садиться, расставив в стороны колени согнутых ног. А между ног должен вплотную садиться таким же образом следующий человек. Вскоре сели все. Я тогда был свидетелем такой сцены, когда один совсем молодой парнишка оказался без места, и его стали все толкать, потому что он наступал другим на ноги, а то и падал от толчков прямо на головы. Его отшвыривали в другую сторону, и он падал на соседей. Его забили насмерть, умышленно, чтобы освободилось его место. На остановке охранники открыли дверь и приняли мертвое тело.

“Лагерь русских”.

– Привезли нас, наконец, в один из крупнейших лагерей для советских военнопленных в Третьем рейхе – центральный лагерь (Stalag-326 VI-K) Зенне  в местности  Форелькруг-Зенне. Его чаще называли “лагерь русских”.

Лагерь имел значение центрального распределительного лагеря, в который свозили военнопленных с восточных районов. Здесь происходила разбивка пленных  по командам и отправка из лагеря на предприятия Рурского бассейна.

– Пленных выгрузили на железнодорожной станции Хёвельхоф (примерно в 7 км от лагеря), откуда пешком отправились к лагерю. Пешие колонны были длиной примерно 400 м, через каждые 50 м шли охранники. По дороге пленные ели листья с деревьев… за это охрана их била. Сзади колонн ехала телега, которая подбирала тех, кто не мог идти дальше.

Шталаг-326 (VI-K) располагался, как и было предусмотрено для “Русских лагерей”, на границе военного полигона Зенне, вблизи имперского автобана № 68, проходящего из Билефельда в Падерборн, возле маленькой деревушки Эзельгайде (Eselheide), являясь главным лагерем.

“До свиданья, Хаген!”

– Сам лагерь в городе Хаген был небольшой – человек на 50. Порция хлеба раз в сутки, но в хлебе опилок и других добавок чувствовалось немало. Именно в этом лагере появилась у меня надежда на возможность побега из лагеря. Несмотря на громадную удаленность нашего лагеря от линии фронта (а это было время второй половины 1943-го года), надежда на побег сидела в мозгу и не давала покоя. Я постоянно всматривался через окна барака, где в 200-300-х метрах проходили товарные поезда. Мне казалось из окон барака, что поезда идут в сторону России, причем чаще, чем в другую сторону – на запад, то есть на итальянский фронт. Понятно, почему: главная война была там, на нашем фронте. И откуда нам было знать, что станция эта сортировочная… В первую очередь надо запастись хлебом на 2-3 дня. А такая возможность была: мы обменивали на хлеб у наших охранников кольца и брошки, которые сами делали из нержавеющей стали. Благо отходов и обрезков этой стали на сталелитейном заводе было достаточно. Работал я погрузчиком мотков проволоки. Время побега мы наметили как раз на конец рабочего дня, когда все пленные покидали свои рабочие места и после гудка шли строиться на площадку. Возможность исчезнуть из-под надзора на некоторое время была – это в конце рабочего дня, когда мы переходили от присмотра за нами немецких рабочих, к полицейским, конвоировавшим нас по пути в лагерь. Была брешь в стене, отделявшей завод от города. Был и товарищ, разделяющий мои мысли о побеге. И путь по городу был нам знаком. Мы перелезли через брешь в заборе завода. Я сказал Степану с бравадой, подбадривая тем самым и себя: “Все, Степан. Рубикон перейден. Мы в побеге”. Наш путь лежал по той же дороге к лагерю, рядом с которым находилась железнодорожная станция. Уже стемнело, и улицы были безлюдны. Помню, на душе было какое-то чувство, чуть ли не веселости: теперь уже изменить ничего нельзя, будь что будет! Когда мы подходили совсем близко к лагерю, то на мосту через железнодорожные пути внезапно встретились с двумя полицейскими. Они шли по другой стороне моста нам навстречу и, увидев нас, сразу узнали Степана, одетого в форму пленного. Один из них крикнул: “Штефан, ком!” Первый из них подошел ко мне. Тут я и выпалил свою заготовленную фразу на немецком языке: “Что вам нужно от меня?” После такой угрожающей фразы, да еще при моем необычном виде в шляпе и очках он с удивлением отшатнулся от меня. Я воспользовался его замешательством и с криком “Степан, бежим!” пустился бежать по мосту в надежде, что может быть удастся на станции вскочить на какой-нибудь проходящий поезд. А Степан остался. Я убежал. Два раза я влезал в вагон поезда, идущего на восток, но заблаговременно успевал соскочить, когда вагон останавливался и начинал двигаться назад уже по другой линии рельсов. Наконец подошел состав из товарных вагонов с высокими бортами, без крыши. Залезаю по углу вагона наверх – вагон пустой. Состав трогается и, слава Богу, движется на восток. “До свиданья, Хаген!” Неужели повезло, наконец? Да, поезд отъехал от Хагена, но недалеко. Скоро опять замелькали надо мной огни ламп, и вдруг сильный свет ударил мне в лицо. “Прожектор!” – догадался я. Вагон медленно двигается, а луч прожектора следует за мной. Вот я и попался! – пронзила мысль. Я готов выскочить, но рядом слышны голоса – там люди. Буквально через несколько секунд, как будто меня тут и ждали, точно в угол моего вагона залезает полицейский. Он совершенно спокойно делает мне знак рукой и говорит только одно слово: “Ком!” Теперь  будущее зависит не от меня. Где уж мне одному бороться  против всей Германии с ее отлаженной  системой поимки беглецов!  Полицейские передали меня начальнику караула  лагеря. В лагере была своя “тюрьма”. Туда меня и поместили на 3 недели строгого режима, то есть на хлеб и воду.

За побег Александр Афанасьев был переведён из лагеря Хаген на 5 месяцев в городскую тюрьму города Дрездена, а затем в сентябре 1944 года в концлагерь  Бухенвальд.

Железные буквы: “Jedem das seine”.

На главных воротах Бухенвальда девизом было изречение Цицерона “Jedem das Seine” – “Каждому – своё”.

Вызвали  меня из камеры городской тюрьмы Дрездена, где я просидел 5 месяцев, и без всяких допросов направили в концлагерь Бухенвальд. Как я ни силюсь напрягать свою память, никак не могу вспомнить, как меня туда везли. Помню только фигурные ворота при входе и наверху железные буквы: “Jedem das seine”. Тогда я понял это дословно, как “Каждому свое”, но в словаре потом обнаружил, что это пословица, и смысл ее означает: “Каждому по заслугам”, что имеет уже другой смысловой оттенок. Не помню и точную дату нашего прибытия в Бухенвальд (да я и число-то тогда мог не знать и даже не интересовался этим – не до того было). Мое прибытие в Бухенвальд совпало с событием: в этот период был застрелен выстрелом в затылок на подходе к крематорию Эрнст Тельман. Это я узнал потом от одного бывшего русского военнопленного, тоже узника Бухенвальда, который работал тогда где-то поблизости от крематория. Эрнст Тельман был убит 18-го августа 1944 года. В Бухенвальде я пробыл не более двух-трех недель и был направлен в сентябре в составе “рабочей команды” в другой лагерь – в Эльрих.

“Эльрих”.

– Попытаюсь дать представление об одном из концлагерей под названием Эльрих. Концлагерь Эльрих – это филиал более крупного концлагеря Дора-Миттельбау (нем. KZ Dora). Он по численности заключенных невелик и считается рабочим лагерем. То есть, заключенных здесь выгоняют каждый день на работу и возвращают в лагерь лишь для сна и получения своей порции пищи.

Уже из одного факта, что на сон заключенным оставалось лишь 4 часа – с 12 часов ночи до 4-х утра – можно заключить, что при таком режиме и при голоде человек там долго существовать не сможет. То есть это была умышленная система на уничтожение людей вследствие их износа. На их место прибывали партии других заключенных, а выбывающие из строя по болезни или по истощению, а также умершие, направлялись в крематорий лагеря Дора-Миттельбау (нем. KZ Dora). Существование там проходило, как в тумане. Группа заключенных, в которой был и я, занималась перевозкой грунта в вагонетке, которую мы катили по рельсам на расстояние приблизительно 100 метров. За работой наблюдал немецкий охранник в форме армейского солдата. Землю в вагонетку мы загружали лопатами, а выгружали опрокидыванием вагонетки при повороте ее на специальных осях. В обязанности немца входило постоянно подгонять нас криками, а то и прикладом автомата. Самым мучительным было то, что он заставлял нас везти бегом груженную землей вагонетку даже в гору. После работы нам наливали черпаком в котелок порцию баланды. Хорошо, если она была еще не остывшей. Каждый вошедший сразу же старался занять место на полу около стенки, так как остальным придется ложиться уже в середине зала и через них будут шагать всю ночь те, кто идет в туалет. Из-за позывов к мочеиспусканию и из-за жидкой баланды некоторые узники спускались в туалет по два-три раза за эти 4 часа сна. И выходить нужно было со всем своим “имуществом”, то есть с котелком и ложкой, иначе и котелок, и ложка будут немедленно украдены теми, кто их потерял или у кого их украли раньше. По этой же причине каждый спящий лежал, как правило, на животе, обхватив свой котелок с ложкой и с обувью руками и положив на все это свою голову. Спали, не раздеваясь, прямо на полу. Если у кого-нибудь украли котелок, то это была уже целая беда. Начиналась цепная реакция воровства друг у друга недостающего котелка. Потерявший свой котелок вынужден был получать еду, подставляя свой головной убор, чтобы успеть заглотать хоть часть баланды, пока она не просочилась через ткань и подставленные ладони. Но выдать другой котелок – это уже добродетель, не допустимая для концлагеря. То же самое происходило и с обувью. Если обувь износилась, жмет или плохая, то заменить ее можно только, своровав ночью у другого заключенного. Здесь действует закон выживания за счет другого. По-другому в концлагере не могло и быть. Правда, я не видел, чтобы кто-нибудь из заключенных стоял в строю или шел в колонне босиком, но слышал от других очевидцев, что такие случаи были, когда вместо обуви на ногах были намотаны тряпки.

Профессор из Италии.

– В связи с этим вспоминается следующий случай. Впереди меня шагает заключенный, и у него при каждом шаге голые пятки выскакивают из задников обуви. На одной пятке – открытая рана до кости – от потертости. При каждом шаге задник обуви трет ему по красноватому мясу этой раны. Когда мы остановились, я сказал ему об этом на немецком языке. Оказалось, что это был итальянец, профессор, как он мне сказал. Меня особенно поразило, что и бывший профессор живет в концлагере такой же жизнью. Для моего понимания тогда профессор был большой величиной. Правда, уже потом я узнал, что профессором на французском языке в Алжире (а, значит, и у французов) назывался обычный преподаватель института. Может быть, и в ИКталии это было также? Этот итальянец ответил, что он не чувствует боли. Похоже, он уже перестал бороться за свое существование и решил, что чем скорее умрет, тем лучше.

Revier ( с нем. санчасть концлагеря).

– К длительному голоду постепенно привыкаешь. Он не становится уже таким остро мучительным, а переходит в тупую боль. К тому же постоянно болит и кружится голова, и не поймешь, от чего это: от усталости, от голода или холода, или ты уже заболел. Так случилось и со мной. После двух-трех недель такого напряженного пребывания в концлагере я почувствовал однажды во время работы, что моя головная боль и потемнение в глазах усилились. Я подумал, что заболел. Очевидно, и вид у меня был соответствующий. Поэтому в ответ на мою просьбу пойти к врачу, конвоир разрешил мне, и я пошел в сторону небольшого здания, где размещалась санчасть. Врач-заключенный поставил мне градусник – температура  была выше 40°. Он велел мне сесть на пол у стенки и так ждать конца рабочего дня. Я поскорее вытащил спрятанную пайку хлеба и стал ее жевать, опасаясь, что при болезни и такой температуре я потом не смогу ее съесть. Когда прозвучал сигнал окончания работы, врач спросил меня, сумею ли я дойти до своей бригады для построения. Я ответил, что дойду. Но упал без сознания. Как это произошло, я не почувствовал. Очевидно, врач наблюдал за мной из окна и принял меры, чтобы меня перенесли к месту построения заключенных. Очнулся я от холода. Я понял, что несут меня на носилках, что я болен. “Как хорошо, что меня несут, не надо напрягаться и шагать. Вот так и лежал бы все время”. Слава Богу! Так легко можно было бы и умереть. На другой день меня поднимают и ведут со второго этажа вниз к воротам лагеря. Там стояла грузовая машина. Нас отправили в концлагерь Дора-Миттельбау. Конечно, мы понимали, что это, может быть, наш последний путь. Но оставалась еще надежда. И вера!

Дора-Миттельбау, где был крематорий.

– Часто встает перед моими глазами картина, которую я постоянно видел из окна барака для больных, где я лежал долгое время в концлагере Дора-Миттельбау. Метрах в пяти от стены барака была гора трупов заключенных, собранных здесь в ожидании к сожжению в крематории. Мне особенно больно было смотреть на одного, видно, еще молодого узника: его стриженая голова была неестественно завернута назад. Такую позу живой человек не смог бы терпеть, а он лежал так уже несколько дней. Что стало бы с его бедной матерью, если бы она увидала вдруг, в какой позе лежал ее погибший в расцвете лет сыночек? Я лежу снизу “валетом” вместе с одним итальянцем. Валетом – значит ногами в разные стороны, чтобы уместиться. Помещение (назовем его палатой) небольшое и очень чистое, все вычищено до пылинки. В нем таких парных кроватей было, кажется, четыре, то есть на 16 больных, но они не все были укомплектованы. Обслуживал эту палату один заключенный югослав. Он не только все время протирал полы, окно и кровати мокрой тряпкой, но и постоянно открывал окно для проветривания палаты. При таком холоде было даже как-то удобнее лежать вдвоем, согревая друг друга. Оказалось, что эта часть Рэвира была отделением для проверки больных на заболевание туберкулезом. Поэтому югослав так и старался поддерживать чистоту помещения, чтобы и самому не заразиться. На другой день принесли мне и итальянцу маленькие стеклянные чашечки с крышками, куда велели плюнуть или поместить отхаркивание. А к вечеру меня уже перевели в общее отделение для больных, так как, видно, туберкулеза у меня не обнаружили.

Итальянец остался на прежнем месте. Хорошо, что мы лежали головами в разные стороны, а то и я мог бы заразиться от него. Общая палата, скорее целый барак или часть его, представляла собой тоже целое “государство в государстве”, то есть в лагере. Сосчитать, сколько было таких спаренных кроватей в этом большом помещении, было невозможно. Здесь по причине болезни (двустороннее воспаление легких) пробыл я около полугода, вплоть до эвакуации в концлагерь Берген-Бельзен. Благодаря своей болезни я и остался жив.

Берген-Бельзен и “категорический императив”.

Stalag XI-C –концлагерь в огромной системе на территории XI военного округа в районе населенного пункта Берген-Бельзен, организованной педантичными, щепетильными и дисциплинированными нацистами. Они гордятся своей опрятностью и пунктуальностью. Ведь из этого складывается порядок (Ordnung), который вмещает в себя не только такие понятия как чистоплотность, но и корректность, пристойность, предназначение и множество других замечательных вещей. “Alles in Ordnung”, означает, что все так, как и должно быть. В Германии, прежде чем браться за дело, следует расставить все по своим местам: хорошее отделить от плохого, необходимое от случайного. Только после того, как все будет разложено по своим местам, можно с чистой совестью сказать, что все в порядке. Это и есть знаменитый “категорический императив” – понятие, введенное Кантом, поскольку немцы не могут смириться с отсутствием порядка в мировом устройстве. Концлагерь как модель социального дарвинизма.

_____________________________________________________________________________________________

Статья в газете “Вестфелишес Фольксблатт Падерборн” 10.07.1941.

“Их последний бой. Большевистские нелюди в немецком плену”

“Вполне возможно, что судьба военнопленного столь сильно угнетает солдата, что он теряет душевное равновесие и меняется внешне. Этот процесс отражается и на его лице. Так было во Франции. Однако то, что здесь могут увидеть жители Центральной Европы – это самая примитивная и низменная часть белой расы. Настоящие лица преступников, бычьи шеи, плоские лбы и лживые, коварные взгляды. В таком виде проходят перед нами борцы за свободу и права человека, порабощённые, раздавленные существа, слабые, еле волочащие ноги, больше похожие на обитателей джунглей, чем на солдат. Даже их грязная, никуда не годная военная форма наводит на интересные мысли. Это не только грязь дорог и лесов, это не только следы пребывания солдат под открытым небом – ведь и нам приходилось бывать в таких условиях – это старая грязь, приставшая к отвратительному обмундированию ядовито-зелёного цвета, это неряшливость и распущенность. А вот вновь появилось несколько фигур, с широкими скулами и восточным разрезом глаз. Тупо и бездумно плетутся они в колонне за идущим впереди человеком, садятся вслед за ним и встают, когда тот поднимается. Человеческое стадо, лишённое всякой духовности и культуры, посланное Москвой на борьбу за свободу и всемирное обновление! Эти оторванные от жизни существа, скорее, животные, чем люди, идущие сейчас в плен, возможно, ещё совсем недавно шагали под советским знаменем под громкие звуки “Интернационала”, чтобы повсюду бить нацистов, о которых они не имели никакого представления… Эта подлая солдатня – опасные враги, и лучше всего это знают наши солдаты из опыта прошлых боев. Эти животные, убившие из засады уже многих немецких солдат, как правило, прячутся от крупных подразделений, предпочитая нападать на отдельных немецких военнослужащих. Уже не раз пленные русские коварно нападали на немецких караульных солдат ночью или при прохождении колонны пленных через лес, чтобы завладеть оружием. Однако в таких случаях с ними не церемонились. Когда видишь эти орды, рассудок и сердце отказываются понимать, за что природа так плохо обошлась с человеческой расой. Политическое сознание и нравственность всех этих людей, марширующих теперь в немецкий плен, сформировались под воздействием большевизма, который апеллировал только к самым низменным инстинктам, убивая души ещё в раннем детстве и делая их невосприимчивыми к ценностям европейской культуры. При виде этих неполноценных людей приходишь к полному убеждению, что, действительно, давно пора полностью искоренить это регрессивное направление развития человечества”.

Источник: Отто Рейнхард // Шталаг 326 (VIK) Зенне – лагерь военнопленных в Вестфалии.

Борхен: Янус Друк, 2001. – 59 с.

_____________________________________________________________________________________________

Где найти в Германии сведения о советских военнопленных и узниках концлагерей

 

_____________________________________________________________________________________________

В пустынном Бухенвальде.

– Бухенвальд уже другой. И я другой. И слава Богу, что мы другие, что кануло в вечность это проклятое прошлое. Бухенвальд теперь считается мемориальным комплексом. Это не то грозное сооружение, при виде которого берет “оторопь”: и могучее проволочное заграждение с вышками для часовых, и высоко повешенная надпись, все объясняющая: “Каждому по заслугам” (на немецком языке)! А сейчас мы видим что-то вроде небольшой деревеньки с низкими серенькими деревянными домиками. Догадываемся, что это бараки, оставшиеся от многих других бараков, которые были когда-то заполнены людьми, множеством людей, людей не простых, а узников, обреченных: кого – на голодную смерть, кого – на сожжение в крематории и вылет пеплом и дымом через громадную, внушительную трубу! А каково сегодняшним  немцам, наследникам этого “сокровища”? Сохранить этот лагерь как страшилище, как память о том, что было? Хорошо, что сохранили эту тень прошлого. Мы подошли к тому месту, где можем положить цветы. Это прямоугольная металлическая плита, на ней высечены все 50 национальностей узников концлагеря. Эта плита постоянно подогревается ровно до 37°С – до температуры человека. Положили цветы, задержались подольше. Молчим. Думаем. Я оглядываю ту пустоту вокруг себя, особенно ту сторону, которая горкой поднимается вверх, в сторону Букового леса, чьим названием и назван этот лагерь. И вдруг вижу: как раз с этой горки, сверху вниз, со стороны Букового леса кто-то движется в нашу сторону. “А-а, это козочка. Она всегда приходит сюда из лесу, когда появляются здесь посетители. Она летом питается травой в лесу, а зимой приходит сюда и ест цветы, которые приносят посетители лагеря”, – говорит наш гид.

“Какая козочка, – думаю я. – У нее нет ни рогов, ни вымени. Животное – это да, но какое-то непонятное”. А она уже близко и идет прямо к нам. Мордочка у нее похожа на овечью, а туловище плотное и толстое, ножки с копытцами, тонкие, как у газели. Она спокойно подходит, встала с правой стороны от меня на расстоянии вытянутой руки. Смотрит на нас, мы – на нее. Я вижу, что она так смела и нас не боится, поэтому решил осторожно коснуться рукой ее бока. Она тут же сделала шагом движение вбок, чтобы я до нее не достал. У меня мелькнула мысль: “Правильно сделала! Значит, это – дух! А дух трогать нельзя!” Так мы стояли некоторое время, глядя друг на друга. Потом эта “козочка” повернулась и так же спокойно и медленно пошла назад в свой Бухенвальдский лес. До сих пор я часто думаю об этом нашем визите в Бухенвальд и о визите к нам этого мирного, безобидного и доверчивого существа. Мы теперь уже не можем сказать, что бывший “знаменитый” концлагерь Бухенвальд сейчас пустой. В нем продолжается некая “растянутая” во времени жизнь. Вот оно и чудо, и реальное событие!

И теперь, перечитав интервью, я не верю, что узники  Бухенвальда,  умерев – умерли.

Детство.

Вот кончится война, что я буду рассказывать своим детям и внукам? О том, как сидел в лагере и ждал конца войны, или о том, как мы боролись всеми доступными средствами за приближение дня победы? – так мечтал тогда Александр Фёдорович, житель Бухенвальда.

Сейчас он проводит каждое лето с внуком в деревне Высока, вблизи от Бежецка. Их дом очень старый, маленький пятистенок XIX века, бывший амбар. Его поставили на этом место где-то в 30-е годы взамен сгоревшего огромного дома на подклети. В доме есть русская печка, на ней даже можно готовить, очень много старой милой рухляди, а стены в конце 80-х оклеили картинками из советских журналов, потому что было обоев не достать.

Рассказ внука.

– В памяти живёт лето, деревенское лето: с его буйным разнотравьем, звенящими зноями и внезапными оглушающе-сокрушительными грозами, вкусом парного молока и тёплого хлеба, весёлым цвирканьем стрижей и умиротворённым стрёкотом кузнечиков, теплом старого бревенчатого дома, ароматом кисло-сладких яблок, треском берёзовых полешек в гудящем огненном зеве печки, щедрыми росами, невесомыми клубами тумана над остывающей речкой, шуршаньем падающих на пол опилок из-под рубанка в натруженных руках деда, гроздьями мириады звёзд бездонного купола неба…

Звуки, запахи впечатались в память, даже кожа помнит прикосновения ветра и ласковость солнца. И хочется поделиться этими мгновениями беспричинной радости с людьми. Хотя почему беспричинной?! Просто было очень хорошо и замечательно. Благодать. И для счастья оказалось так мало нужно!

Это ли не кратчайший путь в бессмертие?

Фотопортрет и текст для проекта “НАСЛЕДИЕ И МЫ” © Тырышкин С.В., член творческого объединения РСВ “Отчизна”

Каждому свое? (Концентрационный лагерь Бухенвальд)

Период поездки: апрель 2013

В 1937 году нацисты построили концентрационный лагерь Бухенвальд, недалеко от Веймара. Над главными воротами входа лагеря была помещена фраза «jedem das seine» (“каждому свое”). Эта фраза была типичным пропагандистским лозунгом того времени, подобной лозунгу “Arbeit macht frei” (“труд освобождает”), вывешенным над входом в некоторых нацистских концлагерях, в том числе Освенциме, Дахау и других. 

Веймар. Город культуры Европы. Город, с историей которого связаны имена Гете и Шиллера, Кранаха и Баха, Виланда и Гердера, Листа и Штрауса, Ницше и Фейнингера. Почти все они намеревались совсем недолго пробыть в Веймаре, однако оставались на долгие годы или десятилетия, благодаря чему небольшой провинциальный городок в Германии превратился в центр немецкой истории культуры. 


Бухенвальд был мужским лагерем. Заучить свой порядковый номер на немецком языке узник должен был в течение первых суток. С этого момента набор цифр заменял имя. Заключенные работали на Густловском заводе, который находился в паре километров от лагеря и производил оружие. В 1943 году около лагеря был построен железнодорожный вокзал. До этого все пленные попадали в Бухенвальд через Веймарский вокзал (удивительным образом Веймар и тогда, и сейчас живет своей независимой жизнью, мало интересуясь тем, что происходит всего в нескольких минутах езды от него.).


View Larger Map

Пройдя через ворота, заключенных отправляли к каптерке, возле которой был дезинфекционный блок. В дезинфекционном блоке узников раздевали, мыли, стригли и выдавали полосатую лагерную одежду. Их вещи помещали в специальные камеры и обрабатывали синильной кислотой, после чего складировали в каптерке. Сейчас в здании дезинфекционного блока находится выставка рисунков, сделанных заключенными лагеря, а в каптерке экспозиция фотографий, вещей, документов. К сожалению, все на немецком, хотя язык фотографий в переводе не нуждается.


1. первое что видели заключенные, прибывающие в лагерь – вокзальная платформа, прекрасно сохранившуюся до сих пор
 2.
 3.
 4.

5.
 6.
 7.
 8. “чертова дорога” – дорога от вокзала – так ее называли узники

9.
 10. входные ворота с легендарной надписью “каждому свое”
 11. автостанция машин офицеров СС и сейчас сохранила свое назначение

12.
 13.
 14.
Использование

слов – Выражения, которые не следует использовать из-за нацистского подтекста

Если вы прочтете, например, влиятельную книгу «Aus dem Wörterbuch des Unmenschen» (№1962, №1968) Дольфа Штернбергера, Герхарда Шторца и Вильгельма Э. Зюскинда, вы найдете много неожиданных слов и выражений, обсуждаемых в ней: Anliegen, Ausrichtung, Betreuung, charakterlich, durchführen, echt – einmalig, Einsatz, Frauenarbeit, Gestaltung, herausstellen, intellektuell, Kulturschaffende, Lager, leistungsmäßig, Mädel, Menschenbehandlung, organisieren, Problem, Propaganda, querschießen, Raum, Schulung, Schulung Vertreter, wissen um…, Zeitgeschehen .

Некоторые лексемы и фразы вызывают особую реакцию: подавленный höhö смех. Это происходит, когда значительная часть аудитории не уверена, нормально ли (т. е. политкорректно или социально приемлемо) выражать веселье по поводу какого-то двусмысленности или каламбура на публике или это действительно должно было быть смешным. Это во многом зависит от контекста, но может включать любое упоминание о

.
  • фюрен/фюрер
  • Автобан
  • Volk, Volksempfänger, Volkswagen, völkisch
  • Рассе
  • Heil (но не heilen/Heilung )
  • всего(эр Криг)
  • (seit … Uhr) wird zurückgeschossen (или адаптированные глаголы)
  • Endsieg/-lösung/ Конец -SBST
  • Lösung der …-frage
  • Хаймат
  • Lebensraum (в Остене) , (Volk) ohne Raum
  • Лагер
  • SBST₁ durch SBST₂ ← “Kraft durch Freude”
  • SBST macht ADJ ← «Arbeit macht frei»
  • Mein SBST ← «Майн кампф»
  • Bund deutscher SBST ← Bund Deutscher Mädel (BDM)
  • Вермахт (вместо Бундесвер )
  • Блицкриг
  • Untermensch Unter -SBST, Über -SBST
  • Арьер (нахвейс), ариш
  • Браун, Вайс, Шварц
  • Штамм(Стехен)
  • рехтс
  • челюсть

Любая связь с поднятием (правой) руки, созданием рабочих мест за счет крупных инфраструктурных проектов, финансируемых государством, смертоносным газом и кремацией, и, конечно же, всеми более или менее уничижительными терминами для социальных или этнических групп, таких как Zigeuner, Krüppel, Weltjudentum или их стереотипные характеристики, т.е.грамм. Хакеннасе .

Фонетически и просодически даже «перекатывающиеся» r звуки, акцентирование или дифтонгов, речь в ритме стаккато и ряд других подсказок будут напоминать голос Гитлера или Геббеля. Подобные типографские эффекты получаются от ломаных шрифтов («черный шрифт», Fraktur ) и зигзагообразных S-рун.

Комбинации, которые часто избегают в аббревиатурах или кодах , включают:

  • AH «Адольф Гитлер»
  • HH «Хайль Гитлер»
  • HJ «Гитлерюгенд»
  • KZ «Концентрационный лагерь»
  • НС «Национал-социализм», НСДАП (т.грамм. намекает в названии марки «Lo nsda le»)
  • SA «Штурмовой отряд»
  • SS «Шутцстаффель»
  • номер 88
  • любая комбинация цифр V# «Vergeltungswaffe»

Далее, конечно, показательна любая свастика и какая-нибудь символика с черепами, орлами или дубовыми листьями – и некогда модные усы, какие носил Чарли Чаплин, особенно в сочетании с пробором на бок.Некоторые 90 135 календарных дат 90 136 и их различные числовые обозначения также могут потребовать особого рассмотрения, например. День рождения Гитлера 20 апреля, Reichspogromnacht 9/10 ноября, капитуляция Германии 8/9 мая, освобождение KZ Освенцим 27 января или начало Второй мировой войны 1 сентября.

Нацистский язык и терминология — Мемориальный музей Холокоста США

Каждая деталь повседневной жизни строго контролировалась и регулировалась при национал-социализме. Этот контроль со стороны государства распространялся на немецкий язык как в разговорном, так и в официальном контексте.Некоторые слова, такие как Volk («народ») и Fanatismus («фанатизм»), стали синонимами официальной линии партии Третьего рейха. Другие термины были созданы как эвфемизмы, чтобы скрыть террористические акты. Например, на языке нацистов Sonderbehandlung («особое обращение») означало казнь, а термин Endlösung («окончательное решение») относился к систематическому истреблению и массовым убийствам еврейского народа.

Следующая библиография была составлена, чтобы направить читателей к материалам по нацистской терминологии и использованию немецкого языка во времена Третьего рейха, которые находятся в коллекции библиотеки. Это не претендует на то, чтобы быть исчерпывающим. Приведены аннотации, чтобы помочь пользователю определить направленность предмета, а телефонные номера музейной библиотеки указаны в скобках после каждой цитаты. Те, кто не может приехать, могут найти эти работы в ближайшей публичной библиотеке или приобрести их по межбиблиотечному абонементу. Перейдите по ссылке «Найти в библиотеке рядом с вами» в каждой цитате и введите свой почтовый индекс на экране поиска Open WorldCat. Результаты этого поиска показывают все библиотеки в вашем районе, которым принадлежит это конкретное издание.Обратитесь за помощью к местному библиотекарю.

  • Бейн, Алекс. «Еврейский паразит – заметки о семантике еврейской проблемы с особым упором на Германию». Ежегодник Института Лео Бека 9 (1964): 3-40. (DS 135 .G3 A262 v.9) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Исследует расистские и уничижительные описания евреев в немецком языке, начиная с 18 века, с особым акцентом на период Третьего рейха.

  • Босмаджян, Хейг А. Язык угнетения . Вашингтон: Пресса по связям с общественностью, 1974. (P 120 .R48 B67 1974) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Включает главу об антисемитском языке Третьего рейха, иллюстрирующую использование нацистами двусмысленной терминологии как небольшой шаг к окончательному решению. Учитывает низкое отношение Гитлера к своей аудитории и преимущество устного слова над письменным. Включает в себя справочный список как первичных, так и вторичных источников.

  • Эш, Шауль.«Слова и их значения: двадцать пять примеров нацистской идиомы». Яд Вашем Исследования 5 (1963): 133-167. (DS 135 .E83 Y3 v.5) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Анализирует изменения в немецком языке при национал-социализме, включая искусственно созданные термины, такие как Einvolkung («ассимиляция») и Entjudung («деиудаизация»). Обсуждается, как некоторые из этих терминов и фраз, хотя и грамматически неверные, тем не менее стали частью официального языка нацистской администрации.Включает указатель нацистских терминов, упомянутых в статье.

  • Фридлендер, Генри. «Манипулирование языком». В Холокост: идеология, бюрократия и геноцид , под редакцией Генри Фридлендера и Сибил Милтон, 103-113. Милвуд, Нью-Йорк: Kraus International, 1980. (D 810 .J4 S25 1977) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Обсуждаются общественные и бюрократические аспекты «нацистского языка». Включает информацию об эвфемизмах, кодовых словах и идиомах, используемых в концентрационных лагерях.

  • Хоран, Джеральдин. Матери, воины, хранительницы души: женский дискурс в национал-социализме, 1924–1934 гг. . Берлин: W. de Gruyter, 2003. (PF 3074 .H67 2003) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Анализирует, как женщины использовали язык в Германии с 1924 года до первых периодов нацистского режима, с особым акцентом на 1931-1934 годы. Подробно исследует женское движение и роль женщин в немецком обществе в 1920-х и 1930-х годах, а также исследует, как женщины, участвовавшие в национал-социализме, определяли себя через язык.Содержит изображения оригиналов писем, подробные сноски и библиографию.

  • Хаттон, Кристофер. Лингвистика и Третий рейх: фашизм родного языка, раса и наука о языке . Нью-Йорк: Routledge, 1999. (P 119.32.G3 H88 1999) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Пересматривает давние мифы о роли языка в нацистском государстве. Сравнивает и анализирует работы многочисленных немецких лингвистов периода Третьего рейха.Содержит специальную главу, посвященную языкознанию идиш. Включает обширную библиографию.

  • Пегелоу, Томас. «Языковое насилие: язык, власть и разделение в судьбе немцев еврейского происхождения, 1928–1948». Кандидат наук. диссертация, Университет Северной Каролины Чапел-Хилл, 2004 г. (P 119.32 .G3 P44 2004) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Основное внимание уделяется центральной роли политического и культурного языка в Веймарский период и эпоху нацизма, а также обсуждается значение таких терминов, как «немецкость» и «еврейство».” Исследуется роль государственных учреждений и культурных организаций в распространении этих «расовых» категорий и заявлений и подчеркивается сопротивление Германии языковым реформам. Включает библиографию, сноски и приложение с часто используемыми «расовыми» терминами в нацистских публикациях.

  • Соссюр, Луи де и Питер Шульц, редакторы. Манипуляции и идеологии в двадцатом веке: дискурс, язык, разум . Амстердам: Издательская компания Джона Бенджамина, 2005.(P 302.77 .M36 2005) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Сборник эссе, посвященных речам тоталитарных лидеров, с акцентом на представленные идеологии и используемый язык. Включает в себя лингвистический анализ книги Гитлера «Майн кампф », исследование важных нацистских речей, а также исследование последствий правил и распоряжений, изданных немецкой прессе во время нацистского режима. Включает примеры из оригинальных нацистских инструкций для прессы и предметный указатель.

  • Яхил, Лени. «Шпрахрегелунг». В Энциклопедия Холокоста под редакцией Исраэля Гутмана, 1398-1399. Нью-Йорк: MacMillan, 1990. (Ссылка D 804.25 .E527 1990 v.3) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Обзор правил, введенных нацистами в отношении повседневного языка во времена Третьего рейха. Обсуждается использование языка в пропагандистских целях и для маскировки актов террора и разрушения, таких как Endlösung («окончательное решение») и Sonderbehandlung («особое обращение»).

  • Янг, Джон Уэсли. Тоталитарный язык: новояз Оруэлла и его нацистские и коммунистические предшественники . Charlottesville: University Press of Virginia, 1991. (P 119.3 .Y68 1991) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Анализирует язык в тоталитарных режимах. Один раздел посвящает «нацистскому немецкому языку», проводя сравнения с «новоязом» Оруэлла, вымышленным языком, изложенным в его книге «1984». призывает к слепому повиновению.Включает обширную библиографию первичных и вторичных источников.

  • Биркен-Берч, Ханно и Райнхард Маркнер. Rechtschreibreform und Nationalsozialismus: Ein Kapitel aus der der der Politischen Geschichte der Deutschen Sprache . Геттинген: Wallstein, 2000. (PF 3151 .B47 2000) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Документирует стремление нацистов к единому немецкому языку посредством реформы письменного немецкого языка, обычно называемой Rechtschreibreform .Рассматриваются межорганизационные конфликты и борьба за языковую унификацию во времена Третьего рейха. Обширные сноски.

  • Элих, Конрад. Sprache im Faschismus . Франкфурт-на-Майне: Suhrkamp, ​​1989. (PF 3087 .S63 1989) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Сборник эссе нескольких лингвистов об использовании языка и грамматики при национал-социализме. Содержит многочисленные примеры использования нацистского языка и несколько библиографий.

  • Горр, Дорис. Nationalsozialistische Sprachwirklichkeit als Gesellschaftsreligion: Eine sprachsoziologische Untersuchung zum Verhältnis von Propaganda und Wirklichkeit im Nationalsozialismus . Aachen: Shaker, 2000. (PF 3087 .G67 2000) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Рассматривает роль языка в нацистском обществе, исследуя отношения между пропагандой и реальностью. Исследует как нацистское манипулирование языком, так и ранее существовавшие элементы в обществе, которые служили их причинам.Также исследует религиозные тона нацистского языка и его влияние на общество. Знакомит читателя с основами лингвистических и социальных теорий. Включает библиографию и руководство по преподаванию языка в Третьем рейхе в современных немецких средних школах.

  • Гензель, Карл и Ричард Страль. Politisches ABC des neuen Reichs: Schlag- und Stichwörterbuch für den deutschen Volksgenossen . Штутгарт: J. Engelhorn, 1933. (Редкий JN 3951 .A5 h4 1933) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Справочник, выпущенный для немецкой общественности в 1933 году, объясняющий официальную терминологию нацистской администрации и дающий практические примеры ее использования членами нацистской элиты.

  • Рёмер, Рут. Sprachwissenschaft und Rassenideologie в Германии . München: W. Fink, 1989. (P 35.5.G3 R66 1989) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Исследует отношения между языком и расистскими идеологиями в Германии с начала девятнадцатого века до 1945 года. Анализирует работу немецких филологов в этот период и эволюцию расовой терминологии и идей в немецком языке. Включает библиографию и указатель.

  • Штернбергер, Дольф, Герхард Шторц и В. Э. Зюскинд. Aus dem Wörterbuch des Unmenschen . München: Deutscher Taschenbuch, 1962. (PF 3585 .S83 1962) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Одна из первых книг о нацистском языке и терминологии. Исследует послевоенный немецкий язык на наличие слов, отражающих нацистский стиль и официальный тон. Анализирует отдельные слова с точки зрения их истории.

  • Винклер, Лутц. Studie zur gesellschaftlichen Funktion faschistischer Sprache . Франкфурт-на-Майне: Suhrkamp, ​​1970. (DD 247.H5 W488 1970) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Анализирует роль языка в немецком обществе во времена Третьего рейха, уделяя особое внимание книге Гитлера Mein Kampf . Включает аннотированный список цитат и источников.

  • Эскью, Маргарет. Синтаксические предпочтения Адольфа Гитлера в его объявлении войны Польше .Нью-Йорк: П. Ланг, 2000. (DD 247.H5 E77 2000) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Анализ обращения Адольфа Гитлера и манипулирования языком с акцентом на синтаксические и грамматические нюансы, присутствующие в его речах. Обзор предыдущих научных работ по этому вопросу и включает оценки ораторского мастерства Гитлера, сделанные Йозефом Геббельсом и Альбертом Шпеером, стенограмму речи Гитлера перед Рейхстагом в сентябре 1939 года и соответствующие библиографии.

  • Фридлендер, Генри.«Манипулирование языком». В Холокост: идеология, бюрократия и геноцид , под редакцией Генри Фридлендера и Сибил Милтон, 103-113. Милвуд, Нью-Йорк: Kraus International, 1980. (D 810 .J4 S25 1977) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Обсуждаются общественные и бюрократические аспекты «нацистского языка». Включает информацию об эвфемизмах, кодовых словах и идиомах, используемых в концентрационных лагерях.

  • Клемперер, Виктор. Язык Третьего рейха: LTI – Lingua Tertii Imperii: тетрадь филолога. New Brunswick, NJ: Athlone Press, 2000. (PF 3074 .K613 2000) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Анализ нацистской терминологии и формулировки на основе дневниковых записей автора и личных наблюдений во времена Третьего рейха. В библиотеке также есть издание на немецком языке под названием LTI: Notizbuch eines Philologen .

  • Байсвенгер, Михаэль. Totalitäre Sprache und textuelle Construktion von Welt: Am Beispiel ausgewählter Aufsätze von Joseph Goebbels über “die Juden” .Stuttgart: Ibidem-Verlag, 2000. (PF 3087.B45 2000) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Лингвистический анализ девяти текстов Геббельса. Исследует язык, который он использовал, чтобы установить реалии, извлечь выгоду из существующих антисемитских идей и сделать свою повестку дня приемлемой для общественности с помощью тонких манипулятивных методов. Включает тексты анализируемых источников.

  • Фишер-Хьюп, Кристин. Виктор Клемперерс «LTI, Notizbuch eines Philologen»: Ein Commentar .Hildesheim: Georg Olms Verlag, 2001. (PF 3074 .K63 F57 2001) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Научная экспертиза книги Виктора Клемперера о нацистской терминологии и языке, LTI: Notizbuch eines Philosophen . Обсуждается история создания и публикации книги, процесс редактирования Клемперером и реакция после Второй мировой войны на работу различных ученых, критиков и общественности. Включает восемь эссе о Клемперере, его жизни и философии, а также пространный исторический комментарий к темам, обсуждаемым в его записной книжке.Также содержит приложение, содержащее факсимиле рукописных страниц из оригинальной записной книжки, статьи из современных газет, образцы обложек различных изданий работы Клемперера, библиографию и указатель.

  • Греуле, Альбрехт и Вальтрауд Сеннебоген, редакторы. Tarnung – Leistung – Werbung: Untersuchungen zur Sprache im Nationalsozialismus . Франкфурт-на-Майне: Peter Lang, 2004. (PF 3087 .T37 2004) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Исследует использование языка в трех ключевых нацистских документах: Wehrmachtbericht , Reicharbeitdienst и правила языка в Wirtschaftswerbung .Исследует использование языка для нейтрализации и маскировки нацистской идеологии. Анализирует выбор отдельных слов и перечисляет слова в вопросах в их контексте. Включает указатель иностранных слов, замененных немецкими терминами.

  • Коппершмидт, Йозеф. Гитлер дер Реднер . München: Fink, 2003. (DD 247 .H5 H567 2003) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Исследует способность Гитлера мотивировать и соблазнять аудиторию своими речами. Описывается влияние этих убедительных речей в кино, радио и фотоизображениях на немецкий народ.Обращается к постановке этих речей и критикует его ораторское мастерство. Включает несколько библиографий.

  • Зауэр, Кристоф. Der Aufdringliche Text: Sprachpolitik und NS-Ideologie in der «Deutschen Zeitung in den Niederlanden». Wiesbaden: Deutsche Universitäts Verlag, 1998. (P 301.5.P73 S28 1998) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Попытки реконструировать лингвистическую связь между национал-социалистической идеологией и ее властью в оккупированных странах путем изучения языка, используемого в немецких газетах в оккупированных Нидерландах.Анализирует устное и письменное общение нацистов и обсуждает такие теории, как неоднородность языка и стратегий пропаганды. Включает выдержки из Deutschen Zeitung in den Niederlanden, а также библиографию.

  • Уормболд, Николь. Lagersprache zur Sprache der Opfer in den Konzentrationslagern Sachsenhausen, Dachau, Buchenwald. Sprache-Politik-Gesellschaft . Bremen: Hempen, 2006. (D 805.6 .L35 W35 2008) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Документирует использование языка Выжившими, а также психологические и социальные аспекты языка в трех разных лагерях: Заксенхаузен, Дахау и Бухенвальд.Включает указатель и библиографию.

  • Майер, Димут. «Глоссарий традиционных немецких юридических терминов и национал-социалистической юридической терминологии». В «Ненемцы» Третьего рейха: нацистская судебная и административная система в Германии и оккупированной Восточной Европе, с особым вниманием к оккупированной Польше, 1939-1945 . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 2003 г. (KK 6050 .M3413 2003 г.) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Глоссарий традиционных немецких юридических терминов и нацистской юридической терминологии с кратким введением.Представлены английские переводы и краткое объяснение терминов, а также этимология. В библиотеке также есть копия на немецком языке под названием «Fremdvölkische» im Dritten Reich .

  • Майкл, Роберт и Карин Дорр. Нацистско-немецкий / нацистский немецкий язык: английский лексикон языка Третьего рейха. Westport, CT: Greenwood Press, 2002. (Ссылка PF 3680.M48 2002) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Словарь нацистского языка и специализированной лексики, включая терминологию нацистской идеологии, пропагандистские лозунги, военные термины, звания и должности, аббревиатуры и акронимы, эвфемизмы и кодовые имена, сленг, антисемитскую и шовинистическую лексику, а также расистские и этнические оскорбления.Включает научные очерки каждого из авторов, а также дополнительную информацию, такую ​​как список основных концентрационных лагерей, военные, правительственные и партийные звания, слова известных нацистских песен и другие тексты нацистской идеологической обработки. Также приводится библиография соответствующих работ.

  • Пехтер, Хайнц. Nazi-Deutsch: Глоссарий современного немецкого языка с приложениями о государственных, военных и экономических учреждениях. Нью-Йорк: Фредерик Унгар, 1944.(Ссылка PF 3689 .P35 1944) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Один из первых словарей нацистской терминологии, изначально составленный для Управления европейских экономических исследований. На основе немецких газет того времени, немецких военных словарей и сочинений Гитлера, Геббельса и других. Включает введение в «дух и структуру тоталитарного языка» и специальное приложение по терминологии, относящейся к нацистской философии и «мировоззрению».

  • Радемахер, Михаэль. Abkürzungen des Dritten Reiches: ein Handbuch für deutsche und englische Historiker. (Сокращения, используемые в Третьем рейхе: Справочник для немецких и английских историков.) Vechta: M. Rademacher, 2000. (Ссылка DD 256.47 K33 2000) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Двуязычный словарь, содержащий более 3500 сокращенных терминов, использовавшихся в официальной переписке и отчетах времен Третьего рейха. Объясняет сокращения на немецком и английском языках. Включает терминологию государственного управления, нацистской партии и военных сфер.На основании «C.I. Справочник», использовавшийся союзной контрразведкой во время Второй мировой войны.

  • Wires, Ричард. Терминология Третьего рейха . Манси, Индиана: Ball State University, 1985. (Ссылка DD 256.5.W57 1985) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Краткий словарь терминов и фраз, использовавшихся нацистами, призванный помочь пользователю понять немецкие термины, которые часто не объясняются или остаются непереведенными в исторических сочинениях. Содержит аннотацию с кратким историческим объяснением каждого термина, включая важные географические названия.

  • Эйц, Торстен и Георг Штётцель. Wörterbuch der Vergangenheitsbewältigung: die NS-Vergangenheit im öffentlichen Sprachgebrauch . Хильдесхайм, Германия: Georg Olms Verlag, 2007. (DD 256.48 .E48 2007) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Исследует прошлое и настоящее использование ряда терминов, относящихся к нацистскому режиму или используемых им. Содержит выдержки из газет, политических речей и других опубликованных материалов, чтобы проиллюстрировать, как термины обычно использовались в определенное время.Включает исчерпывающую библиографию и указатель.

  • Петерс, Людвиг. Volkslexikon Drittes Reich: Die Jahre 1933-1945 in Wort und Bild . Tübingen: Grabert, 1994. (Ссылка DD 256.5.P439 1994) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Сочетает в себе функции словаря и энциклопедии для предоставления информации о важных географических и личных именах, нацистской терминологии, а также акронимах и аббревиатурах, часто используемых в нацистской переписке и официальных сообщениях.

  • Шмитц-Бернинг, Корнелия. Словарь национал-социализма . Берлин: W. de Gruyter, 1998. (DD 256.5.S35 h4 1998) [Найти в ближайшей библиотеке]

    Обширный словарь нацистской терминологии. Дает краткое объяснение каждого термина, за которым следуют выдержки из нацистской литературы, отчетов и публичных выступлений, в которых используется этот термин. Включает обширную библиографию, упорядоченную по типу источника и периоду времени.

  • Для поиска в библиотечных каталогах или других электронных средствах поиска материалов по нацистской терминологии и языку используйте следующие тематические заголовки Библиотеки Конгресса, чтобы получить наиболее релевантные цитаты:

    Каждому свое — значение фразы и происхождение 07 октября 2010 г. в 07:49

    В ответ на: Каждому свое написал Baceseras 06 октября 2010 г. в 15:43:

    : : : : : : : “, исходит от Макбета, когда Шекспир писал об отце Урсисе, говорящем ему в своем путешествии: “каждому свое, но будь верен самому себе, это должно следовать, как ночь за днем, ты не можешь лгать никому”.Все записи неверны, неверны.

    : : : : : :
    : : : : : : Хорошая теория, но это не так.

    : : : : : Строки из Акта 1, Сцены 3:

    : : : : : : Это прежде всего: самому себе быть верным, ночь день,
    : : : : : : Ты не можешь быть лживым ни с одним человеком.
    : : : : : : Прощай: мое благословение сезон это в тебе!

    : : : : : : Если у вас не другая версия от меня.

    : : : : : : DFG

    : : : : : [В «Макбете» нет персонажа _Урсиса_, а строки из «Гамлета.” Удаление этой ветки приветствуется. – Бак.]

    : : : Я напечатал “Макбет”?

    : : : DFG

    : : Старость и память могут подкрадываться, да, Лаэрт звали мальчика, и снова Гамлет был трагедией, однако чтение настолько близко, насколько я когда-либо видел, когда значение означает , “иметь собственные мысли и нравы, но уважать других, как свои собственные..

    : [Видишь, Дэвид, это становится еще более загадочным, не так ли? Узнаем ли мы когда-нибудь, кем был Урсис? Может быть, Леон Урсис, автор книги «Выход, преследуемый медведем».- B.]

    Но, возвращаясь к главному: какова бы ни была пьеса или имя персонажа, факт остается фактом: этот отрывок не только не является источником «каждому свое», он не даже отдаленно не содержат ту же идею. Это означает, что если человек верен себе, он обязательно будет верен и другим людям.

    “Каждому свое” на самом деле является прямым переводом фразы Цицерона “suum_cuique”, хотя Цицерон имел в виду немного другое – “каждый получает свое [просто по заслугам]”.Немецкий перевод «Jedem das Seine» используется в смысле Цицерона:
    en.wikipedia.org/wiki/Jedem_das_Seine. (VSD)

    Бывший охранник нацистского концлагеря, 93 года, осужден в Германии

    БЕРЛИН. В четверг немецкий суд осудил 93-летнего мужчину за помощь нацистам в убийстве тысяч людей, когда он служил в концентрационном лагере гвардии более 75 лет назад, что может стать одним из последних приговоров, вынесенных живым участникам Холокоста.

    Государственный суд Гамбурга признал Бруно Дея виновным по 5230 пунктам обвинения в соучастии в убийстве — по одному на каждого человека, предположительно убитого в концентрационном лагере Штуттгоф к востоку от Гданьска в Польше, в то время, когда он служил там охранником, из С августа 1944 г. по апрель 1945 г.

    Г-н Дей, которого судили в суде по делам несовершеннолетних, поскольку ему было всего 17 лет, был приговорен к двум годам условно, отражая признание прокурорами его раскаяния и готовности к сотрудничеству. с властями.

    Но выжившие и их представители раскритиковали приговор как слишком мягкий.

    «Это неудовлетворительно и слишком поздно», — сказал Кристоф Хойбнер из Международного комитета Освенцима, который следил за процессом. «Что так огорчает выживших, так это то, что этот подсудимый не смог использовать многие послевоенные годы своей жизни для осмысления увиденного и услышанного».

    Судебный процесс над г-ном Деем стал последним шагом прокуратуры специального отдела по расследованию преступлений нацистской эпохи, направленного на то, чтобы привлечь к ответственности престарелых подозреваемых, пока не стало слишком поздно.И это произошло в тот момент, когда страна изо всех сил пытается справиться с возрождением правого экстремизма.

    Г-н Дей появился в государственном суде Гамбурга в инвалидной коляске и в синей хирургической маске из-за вспышки коронавируса. Как сообщают немецкие СМИ, он опустил глаза, когда судья зачитывал приговор.

    «Вы все еще считаете себя простым наблюдателем, когда на самом деле вы были соучастником этого рукотворного ада», — сказала подсудимому председательствующая Анна Мейер-Геринг во время оглашения приговора.«Вы не выполнили приказ о совершении преступления и не должны были догадываться об этом».

    В заключительном заявлении г-н Дей сказал, что считает важным выразить свои мысли и чувства по поводу того, что он узнал во время суда, но также утверждал, что его заставили служить охранником концлагеря СС и что ему было приказано в положение.

    «Показания свидетелей и экспертные оценки заставили меня осознать весь масштаб ужасов и страданий», — сказал он суду.«Сегодня я хотел бы извиниться перед теми, кто прошел через ад этого безумия. Что-то подобное никогда не должно повториться».

    В последние годы немецкие власти активизировали свои усилия по привлечению к ответственности мужчин и женщин, большинству из которых сейчас за 90, которые играли меньшую роль в помощи нацистам в арестах и ​​убийствах европейских евреев в их сети концентрационных лагерей и лагерей смерти.

    На протяжении холодной войны эти люди игнорировались системой правосудия, которая требовала доказательств прямой причастности к преступлению нацистской эпохи, чтобы предъявить обвинения преступнику.

    По мере того, как выжившие становились старше, воссоединившаяся Германия начала подчеркивать важность памяти и искупления, отводя видное место мемориалу жертвам Холокоста в центре своей новой столицы и учреждая миллионы фондов для выплаты компенсаций жертвам нацистских преступлений, о которых давно забывали.

    За последние десятилетия суды также изменили свою точку зрения после знаковых решений в 2011 и 2015 годах, согласно которым лица, игравшие второстепенную роль в нацистских преступлениях, могут быть осуждены на основании соучастия.

    На прошлой неделе другому бывшему охраннику из Штуттхофа, 95 лет, было предъявлено обвинение в аналогичных преступлениях.

    Поскольку г-ну Дею было всего 17 лет, когда он приступил к своим обязанностям охранника, его судили как несовершеннолетнего. Прокуратура добивалась трехлетнего тюремного заключения за его роль в лагере, где ему было поручено следить за тем, чтобы ни один из заключенных, в основном польские евреи и политические заключенные, не сбежал.

    Считается, что более 60 000 человек, примерно половина из которых были евреями, погибли или были убиты в лагере, который был первым, созданным нацистским режимом за пределами границ Германии.Расположенный в небольшом польском городке Штутово, он служил лагерем для военнопленных после вторжения в Польшу в 1939 году. Газовые камеры были введены в эксплуатацию в 1944 году, и лагерь был освобожден одним из последних.

    Более трех десятков выживших дали показания на суде, который начался в октябре. Они рассказали суду, что видели, как их родственники умирали в электрических заборах, окружавших лагерь Штуттхоф, собирали кости других жертв и выгоняли их голыми из казарм при минусовой температуре.

    Г-н Дей признался, что слышал крики из газовых камер лагеря и наблюдал, как трупы увозили на сжигание. Но он сказал, что никогда не стрелял из своего оружия и что «картины страдания и ужаса преследовали меня всю мою жизнь».

    Для г-на Хойбнера из Международного Освенцимского комитета, который в 1970-е гг. работал добровольцем в Штуттхофе и присутствовал на нескольких заседаниях суда над г-ном Деем в качестве наблюдателя, заявление прозвучало пустым.

    «Изображение того, как он сидит над лагерем в своей башне, отражает его представление о себе как о выше тех, кто страдает», — сказал он.«И хотя у него были десятилетия, чтобы противостоять ужасам того, чему он стал свидетелем, он хранил молчание».

    Стефан Уотеркамп, адвокат г-на Дея, добивался оправдания своего клиента. Он сказал, что г-н Дей не стал охранником по своему выбору, и что попытка сбежать или сопротивляться исполнению обязанностей подвергла бы его опасности.

    «Как 18-летний парень мог выйти за рамки в такой ситуации?» — сказал г-н Уотеркамп в своем заключительном слове.

    Судья Мейер-Геринг сказал, что урок суда должен состоять в том, чтобы «уважать человеческое достоинство любой ценой — даже если ценой является ваша собственная безопасность.”

    Германия продолжает бороться с этим принципом, поскольку в прошлом году в стране резко возросла активность крайне правых. Ранее на этой неделе другой немецкий суд открыл судебный процесс против 28-летнего немца, подозреваемого в заговоре с целью взорвать синагогу, заполненную евреями, наблюдающими Йом-Кипур. Нападение не удалось, но два человека погибли и несколько получили ранения.

    Это нападение стало самым тяжким из тысяч преступлений, совершенных против евреев в Германии в 2019 году — худшем году с тех пор, как в 2001 году страна начала их отслеживать.

    Обвинители заявили, что подсудимый на этом процессе Стефан Балье руководствовался убеждением, что «корнем всех этих проблем является еврей».

    Запрет оппозиции | Перед лицом истории и самих себя

    В то время как нацисты сосредоточились на том, чтобы вернуть немцев к работе в разгар Великой депрессии, они также развязали атаки на свою политическую оппозицию, как только Гитлер стал канцлером. Вечером 27 февраля 1933 года в Рейхстаге внезапно раздались сигналы тревоги, так как пожар уничтожил главный зал здания.Через 20 минут Гитлер был на месте, чтобы заявить: «Это сигнал от Бога! Если этот пожар, как я полагаю, окажется делом рук коммунистов, то ничто не помешает нам теперь раздавить железным кулаком эту смертоносную заразу». 1

    Маринус ван дер Люббе был человеком, которого нацисты захватили в ту ночь. Он признался в поджоге здания, но неоднократно настаивал на том, что действовал в одиночку. Адольф Гитлер не обратил внимания на признание. Он увидел шанс избавиться от того, что считал ближайшим соперником нацистов — коммунистов, — поэтому приказал арестовать всех, кто имел связи с Коммунистической партией.В течение нескольких дней нацисты бросили 4000 коммунистов и их лидеров в наскоро созданные тюрьмы и концлагеря. К концу марта было арестовано 20 000 коммунистов, а к концу лета более 100 000 коммунистов, социал-демократов, профсоюзных деятелей и других «радикалов» оказались в заключении. 2  Кто-нибудь из них виновен в пожаре? Вопрос был неактуален для нацистов. Им была дана возможность избавиться от своих врагов, и они ею воспользовались.

    После пожара Рейхстага 27 февраля 1933 года Гитлер приказал арестовать всех, кто имел связи с Коммунистической партией.К концу марта было арестовано около 20 000 человек.

    На следующий день после пожара, 28 февраля 1933 года, президент Гинденбург по настоянию Гитлера издал два чрезвычайных указа, призванных узаконить такие аресты, даже те, которые уже были произведены. Их названия — «За защиту нации и государства» и «Борьба с изменой германскому народу и предательской деятельностью» — показывают, как Гитлер использовал огонь для достижения своих целей. Эти два указа приостановили до дальнейшего уведомления все части конституции, защищающие личные свободы.Нацисты утверждали, что указы были необходимы для защиты нации от «коммунистической угрозы».

    5 марта 1933 года правительство провело выборы в рейхстаг. Нацисты получили 288 мест (43,9% голосов). Коммунисты получили 81 место (12,3%), хотя их представители не могли претендовать на эти места — если они появлялись на публике, им грозил немедленный арест. Другие оппозиционные партии также получили значительное количество мест. Социал-демократы получили 119 мест (18.3%), а Католическая центристская партия получила 73 места (11,2%). Вместе коммунистическая, социал-демократическая и католическая центристские партии получили почти столько же мест, сколько и нацисты. Но их члены не доверяли друг другу почти так же, как боялись нацистов. В результате эти партии не смогли создать единую оппозицию нацистской партии.

    Немцы смотрят, как горит здание Рейхстага, 27 февраля 1933 года.

    Все еще находясь под контролем нацистов, 21 марта 1933 года Рейхстаг принял новый закон, согласно которому выступления против нового правительства или критика его лидеров считались преступлением.Закон, известный как Закон о злонамеренных действиях, объявлял преступлением даже малейшее выражение несогласия. Тех, кого обвиняли в «сплетнях» или «высмеивании» государственных чиновников, могли арестовать и отправить в тюрьму или концлагерь.

    Затем, 24 марта 1933 года, Рейхстаг 141 голосом против 94 принял так называемый Закон о полномочиях. Он «позволил» канцлеру Германии наказывать любого, кого он считал «врагом государства». Закон позволял «законам, принятым правительством», иметь преимущественную силу над конституцией.Только 94 социал-демократа проголосовали против закона. Большинство других депутатов, выступавших против, находились в бегах, тюрьмах или ссылках.

    В тот же день нацистский лидер Генрих Гиммлер, в то время комиссар полиции города Мюнхена, провел пресс-конференцию, чтобы объявить об открытии первого концлагеря недалеко от Дахау, Германия. По словам Гиммлера, в лагере могли разместиться 5000 человек, включая членов коммунистической партии и социал-демократов, «которые угрожают безопасности государства.Гиммлер продолжал, согласно газетному сообщению:

    В среду, 22 марта, в концлагерь на территории бывшего порохового завода поступило первое размещение из 200 узников. . . . Наполняемость лагеря будет постепенно увеличиваться до 2500 человек, а позже, возможно, будет увеличена до 5000 человек. Отряд трудовой повинности недавно подготовил барак для первых 200 человек и на время оградил его заграждением из тройной колючей проволоки. Первой задачей обитателей лагеря будет восстановление других каменных построек, которые очень обветшали.. . . Подразделение охраны первоначально будет состоять из контингента из 100 полицейских штата, которые будут дополнительно усилены вспомогательной полицейской охраной SA [штурмовики]. . . . Посещение концентрационного лагеря в Дахау запрещено . 3

    Всю весну и начало лета 1933 года нацисты использовали новые законы для устрашения и запугивания немцев. К маю они вынудили распустить все профсоюзы. Вместо этого рабочие могли принадлежать только к одобренному нацистами профсоюзу под названием Немецкий рабочий фронт.

    Затем, в июне, Гитлер объявил социал-демократическую партию вне закона. Немецкая националистическая партия, входившая в коалиционное правительство Гитлера, распалась после того, как ее депутатам было приказано уйти в отставку или стать следующей мишенью. К концу месяца в немецких концентрационных лагерях находилось 27 000 человек. К середине июля нацистская партия была единственной политической партией, разрешенной в стране. Подтянулись и другие организации. Как выразился историк Уильям Шеридан Аллен, «всякий раз, когда собирались двое или трое, присутствовал и фюрер. 4

    Изменения приняли не все. На фоне неопределенности будущего страны под властью нацистов тысячи немцев, в том числе 63 000 евреев, бежали из страны. Большинство уехавших оказались в соседних странах. Остальные 60 миллионов человек остались, по выбору или по необходимости, и приспособились к жизни в «новой Германии».

    Униформа и одежда – объяснение Холокоста: предназначено для школ

    По мере расширения лагерей росло и количество и различные категории заключенных.До 1938 года политзаключенные составляли большинство. Однако с этого момента различные группы общества, которые либо считались неполноценными в расовом отношении, либо выступали против нацистов, также стали мишенью.

    Преступники – с 1937 г.

    Одними из первых мишенью нацистов стали лица, ранее судимые за уголовные преступления. С 1937 года многие бывшие преступники были повторно арестованы в ходе крупных рейдов. В ходе одного из таких рейдов, организованного Гиммлером и проведенного 9 марта 1937 года, две тысячи человек были арестованы по всей Германии и отправлены в лагеря.

    Асоциальные – 1934/5 и далее

    Аресты тех, кого считали «асоциальными», таких как цыгане, гомосексуалы, проститутки, бездомные и «уклоняющиеся от работы», также усилились под властью СС с 1934 года и снова после начала Второй мировой войны в 1939 году. Точно так же после введения воинской повинности в 1935 году Свидетели Иеговы стали прибывать в лагеря за отказ воевать или служить в армии.

    Евреи – преимущественно с 1938 г.

    После многих лет усиливающихся преследований началось массовое тюремное заключение евреев после аншлюса , а затем Хрустальной ночи   к концу 1938 года.Эти два события, а также последовавшие за ними аресты и депортации привели к тому, что евреи стали крупнейшей группой заключенных впервые с момента введения нацистских концлагерей в Германии в 1933 году.

    Хотя многие евреи впоследствии были освобождены (в соответствии с проводимой нацистами политикой принудительной эмиграции, а не убийств на тот момент), лето 1938 года ознаменовалось радикализацией концентрационных лагерей. Нацисты больше не нуждались в оправдании своих арестов, и вскоре быть евреем стало в глазах нацистов преступлением, равносильным тюремному заключению.

    Иностранные граждане – 1939 г.р.

    С началом Второй мировой войны иностранные граждане из недавно оккупированных стран, таких как Чехословакия и Нидерланды, также стали заключаться в концентрационные и принудительно-трудовые лагеря.

    Самую большую группу заключенных первых иностранных граждан составляли поляки. Вторжение в Польшу   в сентябре 1939 года рассматривалось не просто как война за Жилое пространство , а расовая война.Нацисты считали большинство поляков неполноценными в расовом отношении. Таким образом, тысячи были депортированы или арестованы и отправлены на принудительные работы или в концентрационные лагеря.

    За

    поляками вскоре последовали советские и военнопленные (военнопленные) после вторжения в Советский Союз в июне 1941 года. В то время как многие были мгновенно убиты Айнзатцгруппа , других были заключены в импровизированные лагеря для военнопленных или отправлены в более крупные концлагеря или трудовые лагеря.

    Detroit Free Press

    Дороти Тисинг | Ассошиэйтед Пресс

    ВЕЙМАР, Германия. Выживший в Бухенвальде Генри Остер вспоминает, как думал, что его сокамерник «потерял чувство реальности», когда 70 лет назад в субботу он сказал, что концлагерь освобождают, положив конец долгому испытанию 21 000 выживших заключенных.

    86-летний Остер впервые после его освобождения 11 апреля 1945 года посетил полигон близ немецкого города Веймар — один из группы выживших и ветеранов, приехавших отметить годовщину освобождения.Бухенвальд был первым крупным концентрационным лагерем, в который вошли американские войска в конце Второй мировой войны.

    “То, что я вижу здесь, там, где раньше были казармы, в каждом бараке была груда трупов, это навсегда в вашей памяти”, – сказал Остер. «Когда кто-то спрашивает, как дела в Бухенвальде, сразу снова видишь трупы».

    Всего в Бухенвальде с момента его открытия в июле 1937 года и до освобождения содержалось около 250 000 заключенных. По оценкам, было убито 56 000 человек, в том числе политические заключенные, люди, которых нацисты назвали «асоциальными», советские военнопленные, синти и рома, а также около 11 000 евреев.

    Остер, немецкий еврей, родившийся в Кельне, был доставлен в Лодзинское гетто в оккупированной Польше в 1941 году, а затем в лагерь смерти Освенцим-Биркенау. По его словам, его отец умер от голода, а мать отравили газом в день их прибытия в Освенцим. В январе 1945 года Остер был отправлен в Бухенвальд, когда нацисты вытеснили сокамерников на запад перед лицом наступающих советских войск.

    Войдя в бывший лагерь через кованые ворота с надписью «Jedem das Seine» — «Каждому свое» — с часами, остановившимися на 3:15, времени освобождения, Остер вспомнил тот момент.

    «Когда мы услышали шум примерно в четверть третьего, мы выглянули в окно — что стоило больших усилий — и один из моих друзей сказал слабым голосом: «Я думаю, что мы освобождаемся», — сказал Остер, который эмигрировал в США в 1946 году. Сейчас он живет в Вудленд-Хиллз, Калифорния. «И мы думали, что он потерял чувство реальности, как и многие люди там».

    В субботу на бывшем сборном полигоне на вершине холма, окруженном деревьями, прошла минута молчания, в которой приняли участие бывшие заключенные и освободители, на которых Бухенвальд также произвел неизгладимое впечатление.

    91-летний Джеймс Андерсон из Индианаполиса в тот день прибыл в качестве армейского медика и вспоминал, что многие заключенные были настолько слабы, что больше не могли двигаться. «Опустошение было настолько огромным, — сказал Андерсон дрожащим голосом. «Я был… ребенком, и когда я это видел, мне было трудно поверить, что это происходит на самом деле, понимаете, и заключенные были так рады нас видеть, они обнимали нас и все такое».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Back To Top