Разное

Лечи подобное подобным на латыни: Латинский язык, история латинского языка

Содержание

Что такое закон подобия

Автор Владимир Викторович. Опубликовано в О гомеопатии

 

     «Similia similibus curantur»! Переводится с латыни как: «Лечи подобное подобным»! Эти слова принадлежат великому древнегреческому врачу и реформатору медицины — Гиппократу (460-377 г.г. до н.э.). В 1796 году этот закон обрёл второе рождение в талантливых

руках врача, учёного, философа и основателя гомеопатии — Самуэля Ганемана (1755-1843).
        Когда С.Ганеман переводил с английского лекарственный справочник Куллена, его смутила формулировка: «…кора хинного дерева излечивает пароксизмы озноба и жара из-за своего горького и вязкого вкуса» и он решил на практике проверить, так ли это? Будучи в добром здравии, дважды в день он принимал по 15 грамм хины и испытывал от этого пароксизмы озноба и жара.  Подобные состояния озноба и жара у своих пациентов он лечил при помощи хины, (Перуанской коры). После нескольких дней эксперимента, уже невозможно было сказать — что перуанская кора излечивает пароксизмы озноба и жара потому, что является горьким и вяжущим веществом, но можно было отчётливо утверждать — перуанская кора излечивает пароксизмы озноба и жара потому, что перуанская кора сама вызывает пароксизмы озноба и жара у здорового человека! С того момента, это открытие стало основным принципом Гомеопатии.


 

      Врач классический гомеопат подробно собирает все симптомы болезни пациента, для того, чтобы найти гомеопатическое  лекарство, имеющее такие же болезненные симптомы и на основании подобия этих симптомов, назначить единственное и верное лекарство. Да! Именно одно единственное лекарство от всей актуальной в данный временной период патологии, которая имеется у пациента.
       На Руси, этот универсальный закон издавна имеет формулировку: «Клин клином вышибают»! Народ эмпирическим путём установил, что обмороженные участки кожи, лучше обтирать снегом для постепенного выравнивания температуры, что приводит к скорейшему восстановления обмороженной конечности. При ушибе нужно поражённое место сильно придавить возвышением большого пальца руки на несколько минут, постепенно ослабляя давление сводя его к минимуму. В сильную жару, опытные люди  никогда не будут пить холодную воду, а лучше выпьют горячего чая, следствием чего является усиленное потоотделение, что на научном языке является испарением воды с поверхности тела и представляет собой эндотермическую реакцию, т.е. испаряясь, вода поглощает большое количество тепла и так температура тела снижается до нормы.  Таким образом, при наличии у пациента артериальной гипертонии и раздражительности, врач гомеопат даёт лекарство имеющее в своём патогенезе симптомы артериальной гипертонии и раздражительности; при проблемах с дёснами и рецидивирующих отитах, гомеопатическое лекарство  в патогенезе которого имеются эти симптомы; при болях в животе, заставляющих пациента складываться пополам, пациент получит подобное лекарство, которое избавит его от страданий. Самое главное в классической гомеопатии, это неповторимое сочетание редких симптомов, которое и укажет на единственно верный гомеопатический препарат.

       В академической (конвенциальной, аллопатической) медицине, лечение проводится по принципу: «Соntraria contrarius curantur» что означает: «Лечи противоположное, противоположным!» То есть, при артериальной гипертонии, пациент получает лекарственные препараты, снижающие артериальное давление; при воспалении, он получит противовоспалительные лекарственные средства, при запоре будут применены послабляющие лекарственные средства и т.д.
       Таким образом, огромный пласт народной мудрости доказывает состоятельность закона подобия, гласящего: «Лечи подобное подобным»! Самуил Ганеман  в свою очередь поставил этот закон на научные рельсы, расширив тем самым область его применения с простых обтираний снегом и придавливания ушиба ладонью, до гомеопатического лечения сложных хронических болезней, включающих ментальную, эмоциональную и физическую патологию.

Данная статья приведена исключительно в ознакомительных целях. За медицинской помощью обратитесь к Вашему врачу гомеопату.

Го­мео­па­тия и ин­те­гра­тив­ная ме­ди­ци­на со слов Гиппократа, Парацельса, Ганемана

Го­мео­па­тия и ин­те­гра­тив­ная ме­ди­ци­на

«За­бо­ле­ва­ние яв­ля­ет­ся не на­ка­за­ни­ем бо­гов, а по­след­стви­ем опре­де­лен­ных при­род­ных фак­то­ров, и па­ци­ен­та на­до сти­му­ли­ро­вать для ак­ти­ва­ции соб­ствен­ных сил к ис­це­ле­нию…» Гип­по­крат (460—375 гг. до н.э.)

Утвер­жде­ни­ем, что «…бо­лезнь про­из­во­дит­ся по­доб­ным, и по­доб­ным же боль­ной вос­ста­нав­ли­ва­ет свое здо­ро­вье», Гип­по­крат впер­вые сфор­му­ли­ро­вал идею за­ко­на по­до­бия, ко­то­рый яв­ля­ет­ся ба­зо­вым прин­ци­пом го­мео­па­ти­че­ско­го ме­то­да ле­че­ния. Кро­ме то­го, он обос­но­вал как оди­на­ко­во важ­ные два ви­да ле­чеб­но­го воз­дей­ствия на ор­га­низм: «Similia similibus curentur» (по­доб­ное ле­чит­ся по­доб­ным) и «Contraria contrarius curentur» (про­ти­во­по­лож­ное ле­чит­ся про­ти­во­по­лож­ным) – став, по су­ти, ос­но­ва­те­лем ду­а­ли­стич­ной (дву­еди­ной) си­сте­мы ин­те­гра­тив­ной ме­ди­ци­ны.

По­сле­до­ва­тель Гип­по­кра­та и про­по­вед­ник при­ме­не­ния прин­ци­пов го­мео­па­тии – швей­цар­ский врач и ал­хи­мик Па­ра­цельс (1493—1541): «Идя от подобного к подобному и употребляя разум, мы помогаем природе».

Ме­ди­ки то­гда не при­ни­ма­ли его идей, но в то же вре­мя не­из­беж­но ста­но­ви­лись сви­де­те­ля­ми по­ра­зи­тель­ных ис­це­ле­ний его па­ци­ен­тов. Па­ра­цельс вы­сту­пил ос­но­во­по­лож­ни­ком ре­фор­ма­тор­ско­го уче­ния о един­стве при­ро­ды и че­ло­ве­ка, об общ­но­сти фи­зи­че­ских и хи­ми­че­ских про­цес­сов, про­те­ка­ю­щих в ор­га­низ­ме. Ему при­над­ле­жит идея о том, что во всех рас­те­ни­ях и ме­тал­лах со­дер­жат­ся ак­тив­ные ве­ще­ства, ко­то­рые мож­но на­зна­чать при опре­де­лен­ных бо­лез­нях. Па­ра­цельс, как ис­сле­до­ва­тель ле­чеб­но­го дей­ствия мно­гих ве­ществ и как по­сле­до­ва­тель идеи Гип­по­кра­та о

«ле­че­нии по­доб­но­го по­доб­ным», стал про­дол­жа­те­лем раз­ви­тия го­мео­па­тии. Ему при­над­ле­жит зна­ме­ни­тая фра­за: «Всё – яд, все – ле­кар­ство, то и дру­гое опре­де­ля­ет до­за». Па­ра­цельс счи­тал, что и сам ор­га­низм, и те за­бо­ле­ва­ния, ко­то­ры­ми он мо­жет стра­дать, яв­ля­ют­ся ча­стью и ре­зуль­та­том эво­лю­ции при­род­ной сре­ды. Сле­до­ва­тель­но, и ис­точ­ник ис­це­ле­ния от бо­лез­ней не­об­хо­ди­мо ис­кать в окру­жа­ю­щей при­ро­де.

Са­мю­эль Фри­дрих Хри­сти­ан Га­не­ман (1755—1843) – про­дол­жа­тель есте­ствен­но­го при­род­но­го под­хо­да к ле­че­нию бо­лез­ней и ос­но­ва­тель го­мео­па­тии. Не­мец­кий уче­ный, врач, хи­мик, ма­те­ма­тик и фи­ло­соф знал во­семь язы­ков, в том чис­ле и гре­че­ский, что поз­во­ли­ло ему изу­чать со­чи­не­ния Гип­по­кра­та в ори­ги­на­ле. Осо­бен­ный ин­те­рес у не­го вы­звал гип­по­кра­тов­ский «прин­цип по­до­бия». Га­не­ман ви­дел, что об­ще­при­ня­тый в то вре­мя ме­тод ле­че­ния «борь­бы» с симп­то­ма­ми (т.е. след­стви­ем за­бо­ле­ва­ния) да­ет со­мни­тель­ный успех, при ко­то­ром за­бо­ле­ва­ние ред­ко уда­ет­ся вы­ле­чить. Га­не­ман на­зы­вал вар­вар­ски­ми при­ме­ня­е­мые в те вре­ме­на ме­то­ды ле­че­ния: чрез­мер­ные кро­во­пус­ка­ния, же­сто­кое вы­зы­ва­ние рво­ты, ле­че­ние силь­но­дей­ству­ю­щи­ми сла­би­тель­ны­ми. Они за­ча­стую за­кан­чи­ва­лось для па­ци­ен­та тра­ги­че­ски, а ле­кар­ства, из­го­тов­лен­ные из свин­ца, рту­ти или мы­шья­ка не­ред­ко ока­зы­ва­ли отрав­ля­ю­щий эф­фект вме­сто ле­чеб­но­го. Га­не­ман, впе­чат­лен­ный при­ме­не­ни­ем та­ких средств, по­свя­тил свою жизнь по­ис­ку бо­лее ща­дя­щих и гу­ман­ных ле­чеб­ных ме­то­дов.

Он утвер­ждал, что «…под­хо­дя­щее сред­ство по­мо­га­ет в не­ве­ро­ят­но ма­лом ко­ли­че­стве, без на­силь­ствен­но­го по­тря­се­ния». О сво­их от­кры­ти­ях Ф-С. Га­не­ман впер­вые на­пи­сал в ста­тье

«Опыт но­во­го прин­ци­па для на­хож­де­ния це­ли­тель­ных свойств ле­кар­ствен­ных ве­ществ» в 1796 г., и эту да­ту во всем ми­ре счи­та­ют го­дом рож­де­ния го­мео­па­тии.

В 1810 г. вы­шел в свет ос­нов­ной труд Га­не­ма­на — «Ор­га­нон вра­чеб­но­го ис­кус­ства» , в ко­то­ром из­ло­же­ны прин­ци­пы го­мео­па­тии и ко­то­рый до сих пор оста­ет­ся на­столь­ной кни­гой не толь­ко каж­до­го вра­ча-го­мео­па­та, но и для про­све­щён­ных прак­ти­ку­ю­щих вра­чей раз­ных спе­ци­аль­но­стей. В 1811 г. опуб­ли­ко­ван труд «Materia Medica Pura», в ко­то­ром го­во­рит­ся о жиз­нен­ной энер­гии, со­хра­ня­ю­щей ор­га­низм в рав­но­ве­сии, о раз­ви­тии бо­лез­ни в слу­чае ее не­до­ста­точ­но­сти и о воз­мож­но­сти из­ле­че­ния за­бо­ле­ва­ния при пра­виль­ном при­ме­не­нии го­мео­па­ти­че­ских пре­па­ра­тов для по­вы­ше­ния жиз­нен­ной энер­гии.

Та­ким об­ра­зом, Га­не­ма­ном был обос­но­ван есте­ствен­ный спо­соб ле­че­ния бо­лез­ней за счет по­вы­ше­ния жиз­нен­ной си­лы ор­га­низ­ма боль­но­го пу­тем при­ме­не­ния го­мео­па­ти­че­ских ле­карств,

из­го­тов­лен­ных по спе­ци­аль­ной тех­но­ло­гии по­тен­ци­ро­ва­ния. Гип­по­крат и Па­ра­цельс бы­ли близ­ки к это­му от­кры­тию, но имен­но Га­не­ман раз­ра­бо­тал но­вую ме­ди­цин­скую си­сте­му, воз­ве­дя го­мео­па­тию на уро­вень на­сто­я­ще­го вра­чеб­но­го ис­кус­ства. К со­жа­ле­нию, боль­шин­ство ме­ди­ков то­го вре­ме­ни не смог­ли при­нять это­го и на вра­ча-но­ва­то­ра об­ру­шил­ся град кри­ти­ки. В част­но­сти, для «раз­об­ла­че­ния» Га­не­ма­на был при­зван мо­ло­дой та­лант­ли­вый ав­стрий­ский уче­ный К. Ге­ринг. Ему пред­сто­я­ло тща­тель­но ис­сле­до­вать тру­ды Га­не­ма­на и най­ти ос­но­ва­ния для опро­вер­же­ния его идей. Ге­ринг дос­ко­наль­но все изу­чил, но вме­сто то­го, что­бы кри­ти­ко­вать го­мео­па­тию, стал уче­ни­ком и по­сле­до­ва­те­лем Га­не­ма­на. Про­дол­жая изу­чать дей­ствие на ор­га­низм боль­но­го сверх­ма­лых доз го­мео­па­ти­че­ских ле­карств, он сфор­му­ли­ро­вал за­кон по­сле­до­ва­тель­но­сти ис­чез­но­ве­ния симп­то­мов за­бо­ле­ва­ния при вы­здо­ров­ле­нии боль­но­го (за­кон Ге­рин­га), ко­то­рый ока­зал­ся ве­рен не толь­ко для го­мео­па­ти­че­ско­го ле­че­ния, но и для дру­гих ме­то­дов ис­це­ле­ния, ос­но­ван­ных на ак­ти­ви­за­ции жиз­нен­ных сил ор­га­низ­ма.

Го­мео­па­тия еще при жиз­ни Га­не­ма­на по­лу­чи­ла ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в Ев­ро­пе, а за­тем при­шла и в Рос­сию. Боль­шин­ство его со­вре­мен­ни­ков, ко­то­рым при­шлось столк­нуть­ся с этим ме­то­дом ле­че­ния, вна­ча­ле от­но­си­лись к не­му скеп­ти­че­ски, но по­сле то­го, как они са­ми ста­но­ви­лись сви­де­те­ля­ми эф­фек­тив­но­сти та­ко­го ле­че­ния, мне­ние их ме­ня­лось на про­ти­во­по­лож­ное. Сре­ди этих вра­чей – В.И. Даль, В.Ф. Вой­но-Ясе­нец­кий (свя­ти­тель Лу­ка) и мно­гие дру­гие из­вест­ные рос­сий­ские вра­че­ва­те­ли. В ХIХ в. в Рос­сии по­яви­лись пер­вые го­мео­па­ти­че­ские ап­те­ки, от­кры­лись го­мео­па­ти­че­ские боль­ни­цы, был пе­ре­ве­ден на рус­ский язык ряд тру­дов по го­мео­па­тии, в том чис­ле «Ор­га­нон вра­чеб­но­го ис­кус­ства». Го­мео­па­ти­ей успеш­нее, чем дру­ги­ми ме­то­да­ми, ле­чи­ли боль­ных во вре­мя эпи­де­мии хо­ле­ры и грип­па «Ис­пан­ки». По­сле ре­во­лю­ции 1917 г. в Рос­сии бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка объ­явить го­мео­па­тию ре­ак­ци­он­ным уче­ни­ем, тем не ме­нее, за­пре­та на нее не по­сле­до­ва­ло, и го­мео­па­тия про­дол­жа­ла при­ме­нять­ся. Вто­рая по­пыт­ка бы­ла в 1968 г., но она так­же не бы­ла под­дер­жа­на. В 1990 г. бы­ло со­зда­но Рос­сий­ское го­мео­па­ти­че­ское об­ще­ство, что озна­ме­но­ва­ло воз­рож­де­ние го­мео­па­тии,

а в 1995 г. при­ме­не­ние го­мео­па­тии в Рос­сии бы­ло раз­ре­ше­но офи­ци­аль­но При­ка­зом Мин­здрав­мед­про­ма РФ № 335 от 29.11.1995 г.

В со­вре­мен­ной го­мео­па­тии ча­сто при­ме­ня­ют­ся мно­го­ком­по­нент­ные (ком­плекс­ные) пре­па­ра­ты, на­зна­ча­е­мые при опре­де­лен­ных ди­а­гно­зах и ста­ди­ях за­бо­ле­ва­ний, но с уче­том вза­и­мо­свя­зи всех па­то­ло­ги­че­ских про­цес­сов в ор­га­низ­ме. Та­кие ле­кар­ства про­из­вод­ства рос­сий­ской ком­па­нии «ЭДАС» про­шли пол­ный цикл ис­сле­до­ва­ний, в том чис­ле кли­ни­че­ских, и вне­се­ны, на­рав­не с дру­ги­ми ле­кар­ствен­ны­ми пре­па­ра­та­ми, в Го­су­дар­ствен­ный ре­естр ле­кар­ствен­ных средств РФ в со­от­вет­ствии Фе­де­раль­ным за­ко­ном «О ле­кар­ствен­ных сред­ствах». Ком­плекс­ные го­мео­па­ти­че­ские ле­кар­ства прак­ти­че­ски не име­ют по­боч­ных дей­ствий и сов­ме­сти­мы с дру­ги­ми ле­кар­ствен­ны­ми пре­па­ра­та­ми, – по­это­му они от­пус­ка­ют­ся без ре­цеп­та вра­ча и мо­гут при­ме­нять­ся в лю­бом воз­расте. Имен­но по­это­му эф­фек­тив­ные и не­до­ро­гие ком­плек­сы, вы­пус­ка­е­мые под тор­го­вой мар­кой «ЭДАС», по­лу­чи­ли ши­ро­кое при­ме­не­ние сре­ди па­ци­ен­тов вра­чей раз­ных спе­ци­аль­но­стей.

Срав­не­ние эф­фек­тив­но­сти го­мео­па­ти­че­ских ком­плек­сов «ЭДАС» и ле­кар­ствен­ных пре­па­ра­тов стан­дарт­ной ме­ди­ци­ны, про­ве­ден­ное в рам­ках кли­ни­че­ских на­блю­де­ний и ис­сле­до­ва­ний, по­ка­за­ло: го­мео­па­ти­че­ские ле­кар­ства обес­пе­чи­ва­ют по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты не в мень­шей сте­пе­ни, чем стан­дарт­ная ал­ло­па­ти­че­ская те­ра­пия – в том чис­ле при их сов­мест­ном при­ме­не­нии.

Медицинская латынь

Медицинская латынь

 

Медицина и латынь – эти два понятия неразрывно связаны друг с другом. Терминология, рецепты, название болезней и их первопричин – всё это пишется латинским языком. Есть крылатая фраза: “Non est via in medicina sine lingua Latina” – “Нет пути в медицине без латинского языка”. Давайте попробуем разобраться, почему именно латинский язык стал базовым для медицины. Для этого, предлагаю ненадолго погрузиться в историю…

Латинский язык и история медицины

Латинский язык, используемый в медицине, содержит значительное количество греческих лексем, а также использует ряд словообразовательных средств греческого языка. Это связано с историей медицины. Именно в Древней Греции медицинская наука, известная, впрочем, еще догреческим культурам, получила значительное развитие.

Наиболее известным из древнегреческих врачей является прославленный Гиппократ (460-377 гг. до н. э.). Он происходил из семьи потомственных врачей, возводивший свой род к легендарному врачу Асклепию, впоследствии обожествленному греками. Гиппократ является автором многих сочинений по медицине, еще большее количество ему приписывалось. Несомненно авторство Гиппократа для сочинений «Афоризмы», «Прогностикон» (в нем представлены общие свойства болезней), «Эпидемии» (дано описание течения болезней), «О природе человека» (здесь изложена теория четырех состояний (или жидкостей): «крови», «флегмы», «желчи» и «черной желчи»), а также «Клятва» (более известная под названием «Клятва Гиппократа»). В так называемом «Гиппократовом сборнике» («Corpus Hippocraticum») собрано свыше 100 медицинских сочинений. В «Гиппократов сборник» вошли сочинения не только Гиппократа и его учеников, но и врачей, представлявших иные направления древнегреческой медицины. С этого сборника фактически начинается история европейской медицины и медицинской терминологии.

Хотя связь греческой медицины с культурами древнего Египта, Ассирии и Месопотамии несомненна, но уже в древнейших греческих медицинских сочинениях используется греческая по происхождению, а не заимствованная терминология.

Значительный вклад в медицинскую лексику внес древнегреческий философ и ученый Аристотель (384 – 322 гг. до н. э.), ученик Платона и воспитатель Александра Македонского, основатель Ликея (перипатетической школы). Аристотель внес большой вклад в развитие ряда наук: социологии, философии, математики, физики и других. К его сочинениям восходят такие медицинские термины, как, например, аорта, глаукома, диафрагма, меконий, лейкома, фаланга, экзофтальм. Аристотель уточнил специальные значения ряда уже существовавших в медицинском лексиконе слов, например: содержание слова mēninx, mēningos «оболочка» сузил до значения «мозговая оболочка».

В период эллинизма (конец IV—I в. до н. э.) центром научной медицины становится столица одной из эллинистических (возникших в результате завоеваний Александра Македонского) монархий – Александрия Египетская. Здесь сложилась известная во всем мире и предопределившая на многие столетия вперед развитие медицины Александрийская медицинская школа. Врачи-преподаватели здесь обучали учеников, используя новый для того времени метод публичного препарирования трупов. Герофил, живший в III в. до н. э., был первым преподавателем медицины в Александрийском Мусейоне. Герофилу принадлежат многие открытия в области анатомии: обнаружение нервной системы, установление связи между головным и спинным мозгом и пр. Другим знаменитым врачом, некоторое время работавшим в Мусейоне, был Эразистрат, прославившийся открытиями в области физиологии. И если в предшествующую эпоху медицинская терминология обогащалась преимущественно путем заимствования слов из разговорного языка, то александрийцы создают неологизмы – т. е. новые, специально созданные наименования.

Вплоть до начала раннего Средневековья греческий язык фактически выполнял функцию международного языка медицины, служил средством профессионального взаимопонимания для врачей разных национальностей. В этот период латинский язык не оказывал существенного влияния на развитие медико-биологической лексики, даже несмотря на установление римского политического господства над Грецией (146 г. до н. э.) и ее бывшими владениями. Напротив, на протяжении всей своей истории латинский язык испытывал сильнейшее влияние греческого. Имевшиеся у римлян незначительные медицинские и биологические знания не выдерживали конкуренции с развитой греческой наукой. Да и сам латинский язык по гибкости уступал греческому, обладавшему способностью с легкостью облекать в языковые формы новые идеи, создавать новые названия при помощи раз-личных способов словообразования, особенно путем сложения основ слов. Соответственно, римские медики использовали в основном греческие термины, подвергая их некоторой латинизации (приспособлению к грамматическим нормам латинского языка).

В I в. н. э. было написано на латинском языке Авлом Корнелием Цельсом сочинение «De medicirn» («О медицине»). В этом труде присутствует множество ссылок на греческих врачей, прежде всего Гиппократа, Герофила и Эразистрата. Цельс широко использовал греческие наименования. Зачастую он сопровождал существующие латинские наименования греческими. Дублирование исконно латинских слов латинизированными (приспособленными к нормам латинского языка), греческими заимствованиями и по сей день является одной из черт медицинского лексикона.

Не менее прославлено, чем имя Цельса, имя одного из самых выдающихся римских врачей Клавдия Галена (129-201 гг. или 130-200 гг., или 131-200 гг. н. э.). Гален составил словарь и комментарии к сочинениям Гиппократа. Он ввел немало новых греческих наименований, уточнил значения старых, возродил некоторые почти забытые или малопонятные для его современников гиппократовские обозначения. Он считал особенно важным, чтобы каждое специальное слово имело однозначное применение и толкование. В подходе Галена, как в зародыше, заключались основные требования, которые в науке нового времени стали предъявляться к терминам, в том числе к медицинским.

Большинство практикующих в Риме врачей были греками, и наиболее известен из них Руф Эфесский (I—II в. н. э.). Для изучающих анатомию им было написано учебное пособие «О назывании частей человеческого тела».

В процессе латинизации греческие медицинские термины приспосабливались к нормам латинского языка как графически, так и фонетически, а также морфологически.

После падения Западной Римской империи основным наследником поздней античной культуры стала Византия. Здесь продолжала развиваться литература на греческом языке. В Византии IV-VII вв. протекала деятельность многих известных врачей конца античности и раннего средневековья. Сочинения Орибазия (325-403), Немезия (около 370), Аэция Амидийского (502-572), Александра Тралесского (525-605), Павла Эгинского (625-690) и некоторых других византийских врачей-энциклопедистов представляли собой в значительной мере компиляции из трудов Галена, Руфа и представителей александрийской медицинской школы, дополненные собственными наблюдениями и выводами.

В Средние века значительное развитие медицина получила в арабских странах, а также в Иране и Средней Азии. Исторической заслугой арабо-язычной медицины является сохранение богатейшего наследия медицины античного мира. В IX-X вв. на арабский язык с греческого переводятся почти все сочинения Гиппократа и Галена. Появляются и выдающиеся самостоятельные произведения, написанные арабскими врачами. К ним относятся прежде всего труды Абу Бакра Рази (865-925) и особенно Али Ибн-Сины, или Авиценны (980-1037).

По прошествии «Темных веков» Средневековья в Европе возрождается интерес к латинской и греческой образованности, в том числе и медицине. Произведения выдающихся греческих врачей вновь переводятся на латынь, теперь уже с арабского языка.

Однако, несмотря на многовековое преобладание арабского языка, арабская медицина оставила небольшой след в современной медицинской терминологии. Сохранились лишь немногие арабизмы.

В эпоху Возрождения словарь медиков пополнился огромным количеством терминов, прежде всего анатомических. К концу XVIII в. число анатомических наименований превысило 30 000, в то время как от древних греков их было унаследовано лишь около 700. Уже с периода позднего Возрождения некоторые ученые создают свои труды не на латыни, а на национальных языках. К середине XIX в. латынь окончательно уступает место (в разных странах – в разное время) национальным языкам, и теперь они становятся средством письменного и устного научного общения, а за латынью сохраняется лишь номинативная функция (функция называния изучаемых объектов). Греческий и латинский языки остались основными источниками пополнения медико-биологической терминологии.

Латинская медицинская терминология

В наши дни латинский язык – это строительный материал для создания новых и совершенствования имеющихся терминов. В отличие от житейских понятий термин обозначает кратко и лаконично определенное понятие, применяемое в науке, технике, искусстве. Благодаря латинскому языку терминология стала Международной.

Терминология современной медицины представляет собой одну из самых сложных терминологических систем. По оценкам специалистов терминологический фонд современной медицины превышает 500 тысяч терминов.

Если еще сто лет назад образованный врач хорошо ориентировался в современной ему терминологии, то в настоящее время овладеть несколькими сотнями тысяч медицинских терминов практически невозможно (историческая справка: в X веке существовала 1 тысяча медицинских терминов, в 1850 году – около 6 тысяч, в 1950 году – около 45 тысяч) и просто заучить их не удавалось ещё никому, поэтому, в латинском, как и в любом другом языке не обойтись без систематики и правил словообразования терминов из определённых элементов. Если освоить эти правила, можно научиться понимать даже новые термины.

Медицинская терминология развивается по трем направлениям:

  • 1. Анатомическая терминология. Она является неотъемлемой частью медицинского образования, и все анатомические термины изучаются на латинском языке.
  • 2. Клиническая терминология. Это терминология, используемая в клинической практике. Большинство клинических терминов представляют собой сложные слова, образованные из словообразовательных элементов. Основную роль в усвоении клинической терминологии играют греко-латинские терминообразующие элементы – терминоэлементы. Овладение системой греко–латинских терминоэлементов – это, своего рода, терминологический ключ к пониманию базовой медицинской клинической терминологии.
  • 3. Фармацевтическая терминология. Перевод лекарств на латинский — обычная практика для каждого нового препарата.

Со временем врачи и другие медицинские работники в профессиональном общении перешли на национальные языки, однако доминирование по-прежнему принадлежит греко-латинским элементам, словам и словосочетаниям, в первую очередь благодаря их универсальному национальному характеру, поэтому названия болезней, диагностик и лечений узнаются на любом языке.

Латынь в наше время используется как международный научный язык в ряде медико-биологических дисциплин и номенклатур, что изучают и используют врачи и медицинские работник и со всего мира. Поэтому является абсолютно очевидным, владение любым специалистом, работающим в области медицины, принципами образования и понимания латинской медицинской терминологии.

Во всех медицинских науках: в анатомии, гистологии, эмбриологии, микробиологии, микробиологии, патологической анатомии и клинических дисциплинах, а также в фармакологии эта традиция номинации никогда не прерывалась и продолжается по сей день.

Крылатые выражения медицинской латыни

За века сложился своеобразный медицинский свод крылатых фраз, который представлен ниже.

  • Deest remedii locus ubi, guae vitia fuerunt, mores fiunt. Нет места лекарствам там, где то, что считалось пороком, становится обычаем.
  • Diagnosis ex juvantibus. Диагноз на основании оценки результатов примененных лекарств или методов лечения.
  • Exitus letalis. Смертельный исход.
  • Facile omnes, cum valemus, recta consilia aegrotis damus. Все мы, когда здоровы, легко даем советы больным.
  • Festina lente. Спеши медленно.
  • Habitus aegroti. Общий вид больного.
  • Ignoti nulla curatio morbi. Нельзя лечить неопознанную болезнь.
  • Invia est in medicina via sine lingua Latina. В медицине невозможен путь без латинского языка.
  • In vino veritas, in aqua sanitas. Истина в вине, здоровье в воде.
  • Medicamenta heroica in manu imperiti sunt, ut gladius in dextra furiosi (in dextra manu). Сильнодействующее лекарство в руке неопытного как меч в руке (правой) безумного.
  • Medica mente, non medicamentis. Лечи умом, а не лекарствами.
  • Medice, cura te ipsum. Врач, исцели себя сам.
  • Medicina fructosior ars nulla. Нет искусства более полезного, чем медицина.
  • Medicus nihi aliud est, quam animi consolatio. Врач – не что другое, как утешение для души.
  • Medicus philosophus est; non enim multa est inter sapientiam et medicinam differentia. Врач – это философ, ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
  • Melius est nomen bonum quam magnae divitiae. Доброе имя лучше большого богатства.
  • Memento mori. Помни о смерти.
  • Mens sana in corpore sano. В здоровом теле – здоровый дух.
  • Miscere utile dulci. Сочетать приятное с полезным.
  • Modus vivendi. Образ жизни.
  • Morbi non eloquentia, sed remediis curantur. Болезни лечатся не красноречием, а лекарствами.
  • Multi multa sciunt, nemo omnia. Многие знают многое, всё – никто.
  • Natura incipit, ars dirigit usus perficit. Природа начинает, искусство направляет, опыт совершенствует.
  • Natura sanat, medicus curat morbos. Лечит болезни врач, но излечивает природа.
  • Nes quisquam melior medicus, quam fidus amicus. Нет лучшего врача, чем верный друг.
  • Nemo sapiens nisi patiens. Никто не мудр, если не терпелив.
  • Nihil aeque sanitatem impedit, quam remediorum crebra mutatio. Ничто так не мешает здоровью, как частая смена лекарств.
  • Nihil est hominis animo jucundius quam discere. Нет ничего более приятного для человека, как учение (познание).
  • Non est census supersalutis corporis. Нет ничего ценнее здоровья.
  • Non curator, qui curat. Не вылечивается тот, кого одолевают заботы. (Надпись на банях в Риме.)
  • Non quaerit aeger medicum eloquentem, sed sanantem. Больной ищет не красноречия врача, а целителя.
  • Nota bene. Обрати внимание.
  • Nulla regula sine exceptione. Нет правила без исключений.
  • Officium medici est, ut toto, ut celeriter, ut jucunde sanet. Долг врача лечить безопасно, быстро, приятно.
  • Omne initium difficile est. Всякое начало трудно.
  • Omne nimium nocet. Всякое излишество вредно.
  • Omnes salvos volumus! Желаем всем здоровья.
  • Optimum medicamentum quies est. Лучшее лекарство – покой.
  • Potius sero quam nun quam. Лучше поздно, чем никогда.
  • Praesente medico nihil nocet. В присутствии врача ничто не вредно.
  • Primum non nocere, seu noli nocere, seu cave ne laedas. Прежде всего – не навреди или бойся, чтобы не навредить.
  • Qui bibit immodice vina, venena bibit. Кто неумеренно пьет вино, пьет яд.
  • Senectus insanabilis morbus est. Старость – неизлечимая болезнь.
  • Sero venientibus ossa. Поздно приходящим – кости.
  • Si juvatur, natura laudatur, si non juvatur, medicus accusator. Если помогает, хвалят природу, если не помогает, обвиняют врача.
  • Similia similibus curantur. Подобное излечивается подобным.
  • Sublata causa, tollitur morbus. С устранением причины устраняется болезнь.
  • Summum bonum medicinae sanitas. Высшее благо медицины – здоровье.
  • Usus magister est optimus. Практика – лучший учитель.
  • Vis medicatrix naturae. Целительная сила природы.

Крылатые фразы и выражения на русском и латинском языках – в этот раздел вошли 2633 латинских крылатых выражения, снабженные переводом с указанием автора цитаты.

Клятва Гиппократа

Клятва Гиппократа – врачебная клятва, записанная в V в. до н. э. знаменитым древнегреческим врачом Гиппократом, выражающая основополагающие морально-этические принципы поведения врача. Предписания Гиппократа приняты медиками как кодекс профессиональных этических норм.

Текст клятвы на латинском языке (перевод с древнегреческого оригинала) в сокращении:

«Per Apollinem medicum et Aesculapium, Hygiamque et Panaceam juro, deos deasque omnes testes citans, mepte viribus et judicio meo hos jusjurandum et hanc stipulationem plene praestaturum.

Illum nempe parentum meorum loco habiturum spondeo, qui me artem istam docuit, eique alimenta impertirurum, et quibuscunque opus habuerit, suppeditaturum.

Victus etiam rationem pro virili et ingenio meo aegris salutarem praescripturum a pemiciosa vero et improba eosdem prohibiturum. Nullius praeterea precibus adductus, mortiferum medicamentum cuique propinabo, neque huius rei consilium dabo. Caste et sancte colam et artem meam.

Quaecumque vero in vita hominum sive medicinam factitans, sive non, vel videro, vel audivero, quae in vulgus efferre non decet, ea reticebo non secus atque arcana fidei meae commissa.

Quod si igitur hocce jusjurandum fideliter servem, neque violem, contingat et prospero successu tarn in vita, quam in arte mea fruar et gloriam immortalem gentium consequar. Sine autem id transgrediar et pejerem contraria hisce mihi eveniam».

Перевод на русский язык:

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении – а также и без лечения – я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому». (Аполлон, названный врачом в начале клятвы, был покровителем врачей в Древней Греции и Риме (так же как и богом музыки, поэзии, прорицаний и основания городов). Сын Аполлона Асклепий становится особым богом – покровителем врачей. Гигиея и Панакея, согласно греческой мифологии, были дочерьми Асклепия, Гигиея – богиней здоровья, Панакея (Панацея) – божественной целительницей всех болезней).


Поздравление директора Института филологии КФУ им. В.И.Вернадского профессора Петренко А.Д. с Наступающим Новым 2022 Годом и Рождеством Христовым

Дорогие коллеги!

Подходит к концу 2021 год, который действительно стал судьбоносным для нашего Института филологии Крымского федерального университета им.В.И.Вернадского!

Как Вы все знаете, согласно приказу № 885, который был подписан 20 октября 2020 года ректором КФУ профессором Фалалеевым А.П., 1 января 2021 года был создан Институт филологии. Месяц спустя, 1 февраля, в состав ИФ были введены такие кафедры:

— кафедра теории языка, литературы и социолингвистики;

— кафедра теории и практики перевода;

— кафедра английской филологии;

— кафедра немецкой филологии;

— кафедра романской и классической филологии;

— кафедра иностранных языков №1;

— кафедра иностранных языков №2;

— кафедра иностранных языков №3;

— кафедра иностранных языков №4;

— кафедра русского, славянского и общего языкознания;

— кафедра русской и зарубежной литературы;

— кафедра украинской филологии;

— кафедра русского языка и культуры речи;

— кафедра русского языка как иностранного;

— кафедра восточной филологии;

— кафедра крымскотатарской филологии.

Произошло воссоединение всех филологических направлений КФУ им.В.И.Вернадского в рамка одного структурного подразделения. Таким образом, 1 января 2022 года вся наша филологическая семья будет отмечать первую годовщину со дня основания нашего Института филологии! Еще раз от имени всех студентов и сотрудников ИФ хотелось бы выразить огромную благодарность ректору КФУ им.В.И.Вернадского, профессору Фалалееву Андрею Павловичу за содействие в воплощении идеи филологического единения!

За прошедший год мы все вместе прошли через множество испытаний, которые лишь способствовали усилению нашей сплоченности на всех уровнях. На протяжении нескольких месяцев мы с Вами участвовали в процессе подготовки аккредитации основных профессиональных образовательных программ, реализуемых нашим Институтом филологии КФУ им.Вернадского. В целом, это – 38 ОПОПов, 25 из которых касались уровня бакалавриата и 13 – уровня магистратуры. В результате кропотливой работы все ОПОПы получили положительное заключение о государственной аккредитации образовательной деятельности.

9 июля 2021 года в Институте филологии КФУ состоялось первое совместное вручение дипломов выпускникам бакалавриата, магистратуры и аспирантуры, представлявшим все филологические направленности, по которым ведется подготовка в нашем Институте. Это был грандиозный праздник, который длился несколько часов и проходил в уютном Ботаническом саду КФУ.

Как Вы все знаете, Крымский федеральный университет постоянно создает условия для внедрения инноваций в академический процесс, что выражается в использовании информационных технологий для актуализации важности знаний и необходимости овладения ими. Одним из таких новых форматов общения со студентами стал курс «Нелекций». Мне, как руководителю Института филологии КФУ, довелось участвовать в этом проекте. «Нелекция» несла дополнительную ответственность и нагрузку, так как транслировалась с помощью ресурсов сети Интернет не в записи, а в прямом эфире. В ней мною были освещены различные аспекты филологического образования.

Командный дух Института филологии проявился и в ходе Открытого чемпионата КФУ по спортивному многоборью среди преподавателей, который состоялся 14 октября 2021 года – в день рождения Крымского федерального университета имени В.И.Вернадского! Дружная и сплоченная команда ИФ приняла самое активное участие в этом мероприятии и смогла показать свои умения в различных видах спортивных состязаний!

Международные связи Института филологии Крымского федерального университета им.В.И.Вернадского также значительно расширились и укрепились в уходящем году. Мне выпала честь возглавлять делегацию ИФ КФУ и представить научную работу нашего Института на Форуме «Культурно-гуманитарные связи крымско-татарских организаций Республики Крым с соотечественниками в Турции», который прошел 10-12 декабря 2021 года в столице Турецкой Республики городе Анкаре.

Это событие широко освещалось в российских и зарубежных средствах массовой информации. Организаторы мероприятия пригласили представителей культуры, масс медиа и научных кругов Республики Крым, тем самым акцентируя гуманитарную направленность события. Со своей стороны, от имени лингвистов Института филологии Крымского федерального университета им.В.И.Вернадского мы поблагодарили организаторов Форума и пригласили к тесному сотрудничеству филологов из Турецкой Республики.

Апогеем этого года стало заседание группы исполнителей проекта «Индивидуальные образовательные траектории в образовательных программах высшего образования» Института филологии, которое состоялось 20 декабря в ИФ КФУ им. В.И. Вернадского и проводилось под моим непосредственным председательством. ИОТ были представлены рабочими группами по таким направленностям:

45.04.01 Социолингвистика;

45.04.01 Теория и практика перевода;

45.04.01 Русский язык в современном мире;

45.04.01 Русская литература;

45.04.01 Методика преподавания русского языка как иностранного;

45.04.01 Украинская филология в кросскультурном взаимодействии;

45.04.01 Восточный (арабский/персидский/турецкий) язык и литература;

45.04.01 Крымскотатарский язык и литература;

45.03.01 Иностранный (английский/ немецкий/ французский/ новогреческий/ арабский/турецкий) язык и литература;

45.03.01 Русский язык и литература;

45.03.01 Украинский язык и литература;

45.03.01 Крымскотатарский язык и литература.

Каждая рабочая группа подготовила презентацию предлагаемых индивидуальных образовательных траекторий. Этот проект, как мы все знаем, реализуется в полном соответствии с целями и задачами программы развития КФУ им. В.И. Вернадского, а также с Постановлением Правительства РФ от 13 мая 2021 г. N 729 «О мерах по реализации программы стратегического академического лидерства «Приоритет-2030». Хочу отметить, что сотрудники Института филологии Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского, которые вошли в состав рабочих групп проекта, приложили колоссальные усилия, анализируя, сопоставляя и систематизируя материал по ИОТ. Подобный вид работы проводится впервые в КФУ, включая и ИФ.

Дорогие коллеги!

Хотел бы выразить Вам искреннюю благодарность за постоянную поддержку и искреннее уважение, которые стали залогом того, что 7 октября 2021 года Ученый совет Крымского федерального университета им.В.И.Вернадского в очередной раз избрал меня на должность директора Института филологии КФУ! Огромное спасибо всем сотрудникам и обучающимся нашего структурного подразделения за сердечные поздравления с этим назначением! Со своей стороны постараюсь приложить все усилия для инновационного развития и процветания Института филологии КФУ им.В.И.Вернадского!

Дорогие коллеги!

Позвольте поздравить Вас с Наступающим Новым 2022 Годом и Рождеством Христовым! Пусть 2022 Год принесет Вам счастье и здоровье! Поздравляю Вас с первой годовщиной со дня основания нашего Института филологии! Желаю Вам всяческих успехов в профессиональной и личной жизни! Пусть в Новом году Вас сопровождают Вера, Надежда, Любовь и Мудрость!

 

С уважением,

директор Института филологии КФУ им. В.И.Вернадского, профессор, доктор филологических наук

Петренко А.Д.

Самый выдающийся из шарлатанов от медицины, гуманист и честный человек / Хабр

В 1790 году Самуэль Ганеман, врач мелкого городка в Саксонии, название которого мало что скажет даже саксонцам, зарабатывал настолько мало, что вынужден был подрабатывать переводами.

Благо этот не обделенный способностями человек замечательно владел греческим и латынью, а также французским, итальянским и английским.

Вот с английского он и переводил книгу известного и очень популярного в Европе шотландского химика и врача Уильяма Каллена.

Разбирая текст, Ганеман наткнулся на описание лечения малярии корой хинного дерева – автор объяснял этот эффект вяжущими свойствами хинина. Ганемана подобное объяснение не устроило, ведь вяжущими свойствами обладают многие вещества, а от малярии помогает только хинин – и он отваживается на медицинский эксперимент: он принимает дозы хинина и ведет наблюдения за своим состоянием. По наблюдениям самого себя, ему кажется, что он, здоровый человек, приобретает все те признаки болезни, характерные для течения малярии. Во всяком случае, один из описанных признаков – озноб – он ощущает явственно.

Конечно, Ганеман, будучи человеком очень начитанным, прекрасно знает об изречении Гиппократа насчет лечения «подобного подобным», знает и об изысканиях легендарного алхимика и врачевателя Парацельса в той же области (авторитет этих людей был в те годы необычайно высок), и вот теперь, как он полагает, он испытывает такое действие на себе: лекарство вводит его в болезненное состояние, значит, предполагает он, лекарство само по себе несет в себе болезнь, то есть два болезнетворных вещества в организме человека уничтожают друг друга. Заметим, что и Гиппократ, и Парацельс оставляли для себя некоторую «лазейку», к «подобному – подобным» уверенно добавлялось «а противоположное – противоположным».

Гиппократ, Парацельс и Авиценна – вот те три кита, на работах которых основывалась европейская медицина вплоть до появления микробной теории болезней

Этот эксперимент Ганемана, который считается фундаментальным доказательством, легшим в основу придуманного этим немецким врачом течения альтернативной медицины, названной им гомеопатия (от греческих ὅμοιος — «подобный» и πάθος — «болезнь»), давно уже разобран, что называется, по косточкам, и давно доказано, что «доказательство» Ганемана не доказывало ровным счетом ничего.

Действительно, в основу учения лег единичный случай, хинин не лечил малярию (не убивал болезнетворные плазмодии, о которых тогда еще не знали, а лишь снимал один из симптомов – озноб), сам по себе хинин не вызывает озноба (то есть либо Ганеман ошибся в симптоматике, либо этот эксперимент на себе он проводил на фоне другой болезни), то есть базовая ошибка очевидна для людей нашего века, а в конце XVIII возразить Ганеману могли немногие.

«Открытие» Ганемана происходит в кажущиеся довольно недавними теперь времена, потому что XVIII век в нашем сознании остался веком просвещения, рационализма и расцвета науки, но совсем не так обстояли дела в медицине.

В Европе того времени свирепствовали эпидемии всех видов тифа, холеры и оспы, обычным делом была малярия и дизентерия, постоянным спутником были туберкулез и сифилис, периодически континент навещали чума и сибирская язва. Представлений о микробном характере болезней еще не существовало, хотя микроскоп уже был изобретен, бактерии были известны, но практические знания из этих открытий еще не извлечены.

Кровеотворение – обычная врачебная практика, применимая буквально по случаю любого заболевания. Метод, так ненавистный Ганеману. Как обойтись без кровопускания, врачи не знали результаты этого действа были непонятны и непредсказуемы

В мире господствовала миазматическая теория происхождения болезней, согласно которой все эпидемии являлись следствием «плохого воздуха»: чем хуже запах, тем более ужасны последствия заражения.

Соответственно, и лекарства, применяемые медиками того времени, помогали мало: так как природа болезни была неясна, а действие препаратов не изучены, то лекарства должны были воздействовать на внешние симптомы болезни, которые, при отсутствии диагностики как науки, описывались тогда врачами как «горячка», «озноб», «рвота» и «понос», к чему добавлялось описание внешних характеристик – покраснение, посинение и проч.

Не станем ужасать читателя описанием мер хирургии того времени (наука врачевания предписывала лекарям некоторую избыточную решимость), так как в век, когда анестезии не существовало, больные чаще всего умирали от болевого шока, а поскольку не существовало асептики, то выжившие зачастую становились жертвами заражений.

Что касается терапии, то врачи широко и почти по всякому случаю практиковали различные виды кровопускания, клистиры и рвотное.

Пособие для хирургов

Понятно, что на этом фоне в обществе господствовал массовый «терапевтический нигилизм», сформулированный еще в конце XVI века Монтенем взгляд на то, что, поскольку неизвестно, принесут лекарства вред или пользу, то надо дать организму самому находить исцеление, не прибегая к помощи врачей. Достижения медицины да и сам факт существования медицинских знаний постоянно ставился под сомнение. «Терапевтический нигилизм» как явление то вспыхивал особенно остро (как правило, в момент эпидемий, когда бессилие врачей становилось особенно заметно), то несколько затухал, но как массовое явление он доживет до появления антибиотиков.

Разумеется, в такой ситуации процветает шарлатанство всех мастей – большим спросом пользуются знахари, ведуны, колдуны и алхимики, люди падки на разного рода «волшебные» снадобья (хотя будет справедливым сказать, что снадобья эти зачастую лишь немногим вреднее или бесполезнее продаваемого в аптеках), от врачей ожидают, что в процессе лечения они будут произносить заклинания или сопровождать лечение магическими пассами.

Медицинской статистики не существует, как не существует и экспериментальной медицины, врачевание все еще не наука вовсе, а чистая эмпирика, доктора заучивают высказывания Гиппократа, Галена и Авиценны, вся терапия основана на умозрительном учении Гиппократа о «четырех жидкостях» и их соотношении в организме (за множество веков это учение обрастает некоторыми, изумляющими современного человека подробностями).

Учение о четырех основных жидкостях, которое обросло за многие века существования удивительными деталями, отображенными в данной таблице далеко не полностью. Например, есть еще градация по возрасту (от холерика – детства, до меланхолика – старости) и еще пара десятков “добавок”. Как и почему это должно было помочь в лечении болезней, сами врачи не совсем понимали.

Да, конечно, существовал уже метод Фрэнсиса Бэкона, и великий ученый писал в своем «Новом Органоне» о ненадежности собственного восприятия и о необходимости подвергать проверке то, что может представляться аксиомой, но нельзя сказать, что европейская наука так уж замечательно усвоила его идеи за те 170 лет, что отделяли Бэкона от Ганемана. Во всяком случае, идеи научного метода были отчетливо сформулированы только в ХХ веке, и ни Ганеману, ни его поклонникам были неизвестны.

Нельзя сказать, что диким состоянием дел в собственной профессии не удручены сами доктора, многих вводит в уныние то, как проводится лечение и насколько бессмысленным и бесполезным оно оказывается.

Ганеман, как врач, испытывает постоянные страдания – он часто говорит и пишет о том, что лекарь несет больному не выздоровление, а пытки, не способствующие излечению, сравнивает работу врача с работой палача и, будучи человеком деятельным, наблюдательным, обладающим таким замечательным в своей профессии качеством, как сострадание, ищет способы избавить больных и от болезней и от причиняемых им мучений.

Собственно, то, что медицина находится в ужасающем состоянии, Ганеман понимает, наверное, еще будучи студентом.

Мейсенская мануфактура

Он родился в 1755-м в Мейсене, его дед, отец и дядя расписывают фарфор на знаменитой на весь мир местной фабрике. Вот только на их долю выпадает сложное время: фабрика разрушена во время Семилетней войны, заработков у художников – никаких. Несмотря на это, его отец твердо уверен в том, что Самуэль – продолжатель династии, а учеба (Ганеман-младший уже посещает приходскую школу) – пустая трата денег. К счастью, директор школы Мюллер, о котором Ганеман будет с благодарностью вспоминать всю жизнь, решает не брать с него плату за обучение ввиду его неординарных способностей.

Ганеман оправдывает ожидания, еще будучи школьником он с легкостью усваивает пять языков: два «мертвых» – древнегреческий и латынь, и три современных – французский, итальянский и английский (в будущем он, желая овладеть мудростью Востока, выучит еще пять языков, среди которых арабский и иврит).

Один из горожан Мейсена, впечатленный его познаниями, берется оплатить его учебу в университете, и Ганеман отправляется в соседний Лейпциг, чтобы выучиться на врача, рассудив, что врач – более оплачиваемая профессия, нежели переводчик.

Факультет медицины в Лейпциге хорош всем, кроме небольшого недостатка, свойственного, впрочем, почти всем медицинским вузам Европы того времени – там нет клиники, и занятия медициной носят чисто теоретический характер.

Главный венский госпиталь и клиника университета. Главный врач этой клиники доктор фон Кварин так проникнется симпатией к своему юному ученику Ганеману, что его одного будет брать с собой, нанося пациентам частные визиты

Ганеман хочет постигать тонкости профессии и переезжает в Вену, тамошний университет, один из немногих тогда, клиникой располагает. Увы, денег хронически не хватает. Видя бедственное положение талантливого ученика, фон Кварин, его учитель и один из самых знаменитых медиков эпохи, пристраивает его в дом аристократа, губернатора Трансильвании, где Ганеман — домашний доктор, и библиотекарь, и секретарь, и порученец. Его биографы непременно упоминают об этом эпизоде в его жизни, так как там он, во-первых, впервые сталкивается с эпидемией – это была малярия, а во-вторых, поддавшись модным веяниям, становится масоном.

Два года спустя заработанных денег ему уже хватает на то, чтобы получить медицинское образование, но делать это приходится не в престижном и дорогом университете, а в скромном франконском городке Эрлангене. Ганеман защищает диссертацию, связанную с лечением «судорожных болезней». В этой диссертации он, в частности, опирается на труды известного тогда как доктора (позже его будут называть шарлатаном, но шарлатаны от медицины, как мы уже говорили, были тогда кумирами) некоего Месмера и его учение о «животном магнетизме», который задолго до Кашпировского «излечивал» гипнозом.

После окончания университета начинается профессиональная карьера Ганемана. Его называют «странствующим доктором медицины», он получает место врача то в одном городке, то в другой деревушке, эти населенные пункты меняются с калейдоскопической быстротой, но Ганеман мало где задерживается хотя бы на год, и злые языки утверждают, что смена географии означала, что он просто не устраивал местные коммуны и городские советы как врач.

В XVIII веке анатомия уже была изучена неплохо, благо, вскрытия проводились повсеместно, церковь этому уже не препятствовала

Ганеман несколько раз пытался (всегда безуспешно) устроиться патологоанатомом или судебным медиком. Первая попытка была в Дессау – он тогда очень хотел стать обеспеченным главой семьи. Увы…

Хеттштедт, Гоммнер, Дессау (тут он женится на дочери местного аптекаря), Дрезден (но в больших городах его не особо жаловали), Локвиц. В Локвице он изобретает тест, позволяющий определять, не фальсифицировано ли вино добавлением свинцового сахара. Эти добавки использовались еще в Древнем Риме для улучшения вкуса напитка, но во времена Ганемана уже известно, что свинцовый сахар – яд. Его тесты распространяются по всей Европе, но сам Ганеман на этом заработать не смог.

Он по-прежнему крайне беден, случается, что он на аптекарских весах делит хлеб между членами своей семьи – это вся их еда. А круговерть городков и деревушек продолжается, и Ганеману нигде не случится задержаться надолго.

«Находка», сделанная в 1790 году, приводит его к мысли, что традиционная и сложившаяся в ту пору медицинская практика скорее вредит больному, чем способствует его исцелению, и он больше не возвращается к врачебной практике в традиционном смысле слова – никаких пиявок, клистиров, кровопусканий и «взбадривания» организма токсическими веществами – только гомеопатия.

Тот самый замечательный труд Уильяма Каллена, который был прекрасен для своего времени и сам по себе, но сегодня больше вспоминается в связи с “открытием” Ганемана

Конечно, сам принцип лечения «подобного подобным» или «противоположного противоположным» – это своего рода «отрыжка» схоластических упражнений раннего средневековья, вроде известного объяснения, отчего огонь бессмысленно тушить водой: огонь и вода – суть две противоположности, а противоположности, как известно, сходятся (к счастью, население в большинстве своем состояло из людей безграмотных, «простаков», поэтому пожары иногда все-таки удавалось потушить).

Вопрос лечения «подобного подобным» занимал и Ганемана: в самом деле, давать рвотное тому, кого рвет, или слабительное – страдающему поносом кажется очевидной глупостью, но изощренный в схоластических поисках ум Ганемана дал ответ и на этот вопрос: давать надо не обычную дозу лекарства, а её микроскопическую часть.

Ганеман взял за единицу разбавления 1:99, обозначив это значение латинским «сто» – С. Популярная норма гомеопатических препаратов – это 2С или даже 3С.

Современные исследователи знают, что при таком разбавлении маловероятно, что молекула разбавляемого вещества вообще не исчезнет (то есть само «лекарство» не окажется совершенно нейтральной водой или мелом), однако все дружно отмечают, что такого рода «лечение», по крайней мере, безвредно, чего нельзя было сказать о подавляющем большинстве медицинских упражнений над больными того времени.

Было бы, пожалуй, неправильным сказать, что Ганеман занят исключительно гомеопатией.

С сумасшедшими в те далекие годы не особо церемонились, да и что с ними возиться, если они – порождение дьявола? Гуманисты же (к которым, безусловно, относился и Ганеман) утверждали, что “дьявол не так глуп, чтобы вселяться в сумасшедших”.

Например, его рассуждения о принципах лечения психиатрических заболеваний приводят к тому, что в 1792 году один из немецких герцогов выделяет ему один из своих замков, Георгенталь, и финансирование для обустройства в замке психиатрической больницы, однако, бодро начав заниматься этим проектом, Ганеман через год отказывается от продолжения этой работы.

Кроме того, в 1803 году он сформулировал теорию, бывшую одно время весьма популярной, в которой он на основе собственных наблюдений очень красноречиво и убедительно (не менее убедительно, чем в случае с гомеопатией) объяснял буквально все болезни употреблением вошедшего к тому времени в постоянный обиход кофе. «Кофейная теория болезней» была поднята на смех остроумцами, которые говорили о том, что болеют и те, кто никогда не пил кофе, и что до того, как люди стали пить кофе, болезни уже существовали. Позже Ганеман не то, чтобы прямо откажется от «кофейной теории болезней», он заменит её «теорией миазмов» (корректнее было бы назвать её гипотезой, так как, как и все другие изыскания Ганемана, она построена исключительно на изящной словесности), взяв за основу высказывания всё тех же Гиппократа, Галена, Цельса и великого множества их последователей.

Это одно из первых кафе в Европе, “Кульчицкий” в Вене. К тому моменту, когда наблюдения Ганемана привели его к мысли о том, что все болезни от кофе, этот напиток становился уже популярным даже среди простолюдинов

Вся «теория» построена на довольно известных к тому времени предположениях о том, что болезни вызываются содержащимися в воздухе веществами, которые Ганеман называет “псоры” (на латыни и греческом это означает «чесотка» и «зуд») – некие вещества, которыми насыщен нездоровый воздух. К воздуху нездоровому, в частности Ганеман, как и все врачи той поры, относили ночной воздух, которого следовало опасаться.

Эти рассуждения будут отравлять умы не одного поколения медиков, но сама теория умрет совершенно незаметно, без споров и дискуссий, когда микробиология поставит медицину на современные рельсы.

Вся это новая альтернативная медицина, однако, не приносит Ганеману ни признания, ни счастья – хотя он твердо идет по намеченному пути, пациенты его не выздоравливают чаще (скорее всего, даже выздоравливают пореже), чем у его коллег-«традиционалистов». Судьба его по-прежнему забрасывает его из одной дыры в другую, пока, наконец, она не сжалится над ним и не забросит его в почти родной ему Лейпциг, где ему предстоит преподавать медицину. Идет 1812 год, врачей не хватает, почти все они мобилизованы воюющими армиями, спрос на медиков большой, их нужно кому-то учить, вот так вот неожиданно презирающий официальную медицину Ганеман становится ей, этой медициной, востребован – все-таки, как ни крути, а доктор медицины! Для Ганемана же кафедра – отличное место для пропаганды собственных взглядов, которые он двумя годами ранее изложил в фундаментальном «Органоне врачебного искусства» (этот «Органон» вовсе не был ответом на упомянутый «Органон» Бэкона, Ганеман был слишком увлечен своей идеей и собой).

Последний том “Органона” Ганемана. После женитьбы и переезда в Париж ему будет не до книг. Наверное, причина тому – богатая медицинская практика, не оставляющая времени на теоретизирование

Несколько месяцев спустя у стен Лейпцига состоялось одно из самых крупных сражений той войны – знаменитая «битва народов», а вслед за ней сам город и его окрестности охватила эпидемия сыпного тифа, и всех врачей бросили на борьбу с ним, разделив больных на участки.

Говорят (и сегодня сложно понять, то ли это более поздние фантазии адептов его учения, то ли фортуна и в самом деле была настолько благосклонна к Ганеману), что из 183 больных на участке Ганемана спасти не удалось только одну старушку. Так это было или нет, сказать сложно, но Ганеман и гомеопаты всегда использовали этот случай как показатель высокой эффективности «новой медицины».

Нельзя сказать, что «новая медицина» стала популярной, но так или иначе в Лейпциге Ганеман задержался. В эти годы он выпускает огромное количество гневных памфлетов, рассказывающих о безусловном вреде традиционных лекарств, и призывая немедленно переходить на гомеопатические препараты. Причем искусство аптекарей он ни во что не ставит (да, признаем, их легко было критиковать) и призывает врачей готовить лекарства самостоятельно, что приводит к громкому, но пустому судебному процессу – лейпцигские аптекари подают на него в суд.

Ганеман с одинаковой скоростью обзаводится поклонниками и недоброжелателями, но среди поклонников оказываются и весьма важные персоны, вроде австрийского фельдмаршала фон Шварценберга, которого Ганеман готов был избавить от последствий инсульта. Пациент вскоре после лечения гомеопатией умер, разразился скандал, так как Ганеман говорил о том, что лекари фельдмаршала втайне от Ганемана продолжали кровопускания, что и стало причиной смерти, лекари же фельдмаршала доказывали, что Ганеманом не была оказана медицинская помощь именно тогда, когда она была необходима.

Кётен в Германии, город, с которым в жизни Ганемана было связано много важных событий. Сегодня это милый уголок старой доброй Германии, куда съезжаются почитатели таланта Баха. Во времена Баха и Ганемана город считался глухоманью. Он и сейчас невелик

Впрочем, поклонники у Ганемана все еще оставались: один из них, масон и бывший пациент, приглашает Ганемана стать его лейб-медиком в провинциальном и глухом Кётене, скорее деревушке, чем городке (в те же годы там трудится Иоганн Себастьян Бах – герцог Фердинанд Ангальт-Кетен-Плесский украшает свое крохотное герцогство, как только может). Здесь и случится один из главных триумфов Ганемана: в 1831 году, когда Европу охватит одна из самых мощных в истории эпидемий холеры и традиционные методы лечения ожидаемо окажутся бессильными, Ганеман предложит вполне здравые решения: гигиену и обеззараживание камфорным спиртом, что и в самом деле приведет к значительному снижению смертности.

Да, меры, предложенные Ганеманом, не имеют отношение к гомеопатии, но так ли уж это важно для людской молвы? За Ганеманом закрепляется слава целителя, и в забытый богом Кётен съезжается множество его поклонников со всей Европы, благо Ганеман, кажется, знает толк в рекламе.

Сам Ганеман при этом, скажем так, очень громок: он постоянно призывает врачей всего мира отказаться от тех мучений, которые они приносят своим пациентам, и немедленно, прямо сейчас, отказаться от губительных методов лечения и целиком заняться исключительно гомеопатией.

Медицину он называет не иначе как аллопатией (от греч. allos – иной, и pathos – страдание) – специально придуманным им словом для обозначения традиционных методов лечения, дабы посильнее «приложить» своих оппонентов.

Врач, XVIII век

Научным обоснованием гомеопатии Ганеман не занимается, он выпускает все новые и новые редакции своего «Органона», которые содержат множество рассуждений софистического характера, но не содержат доказательств, результатов проверяемых клинических испытаний.

Софистика уже является посмешищем в глазах образованных людей своего времени (к софистическим утверждениям можно отнести всем известный анекдот о том, как у мухи последовательно отрывают лапки и кричат: «муха, прыгай», и муха прыгает, а после отрыва последней лапки команду «прыгай» не выполняет, то есть, как считают софисты – потеряла слух), но Ганеман и не апеллирует к научному сообществу, его аудитория состоит из людей, которых образование не затронуло всерьез, а таковых всегда, во все времена и в любом обществе, хватает.

В один прекрасный день в Кётен приезжает парижанка Мелани д’Эрвилль-Гойе. Ей 33 года, она приемная дочь французского министра, её считают экстравагантной хотя бы уже потому, что путь от Парижа до Кётена она проделывает, переодевшись в мужское платье («оно удобнее»).

Мелани Ганеман, жена Самуэля Ганемана, портрет конца 30-х гг. XIX века

Говорят, что их встреча – это любовь с первого взгляда, молодая красавица и старик, который всем окружающим напоминал гномов из сказок Гофмана, воспылали страстью друг к другу мгновенно. Через несколько дней 80-летний вдовец Ганеман и 33-летняя девица Мелани сообщают о предстоящей женитьбе и переезжают в Париж.

Перед отъездом Ганеман распределяет 32 тысячи талеров и все имущество между своими детьми, он уже не нищий странствующий доктор, годы жизни в проклинаемом им Кётене принесли неплохие деньги, в основном за счет небедных пациентов, способных совершить в надежде на исцеление путешествие в захолустье. Поговаривают, что среди таковых паломников – поэт Гёте и композитор Бетховен.

Именно в Париже к Ганеману приходит настоящая слава и финансовый успех. Можно сказать, что именно здесь, в самом конце его жизни, он становится по-настоящему знаменит, а гомеопатия обретает настоящую популярность.

В 1843 году Ганеман умирает и будет похоронен на знаменитом кладбище Пер-Лашез.

Его главное достижение, пожалуй, заключается в том, что он как врач не нанес никому вреда и не причинил боли в тот очень жестокий, с точки зрения методов лечения, век, хотя, как мы понимаем, неоказание помощи врачом – вряд ли то, что стоит ставить врачу в заслугу.

Прижизненное фото, точнее – дагерротип. Ганеман в начале 40-х гг. XIX века

Его «теорию миазмов» (о «кофейной теории происхождения болезней» даже и говорить нечего), к которой не без скепсиса относились даже ярые поклонники, никто не станет опровергать, да она и не нуждалась в опровержении. Теория просто исчезнет сама по себе, похороненная достижениями таких людей, как Луи Пастер, Роберт Кох, Джозеф Лестер, Илья Мечников и их сподвижниками, которые создадут микробную теорию болезней.

Его супруга Мелани Ганеман продолжит дело мужа. В 1847 году её привлекут к суду и обвинят в незаконной медицинской практике, но тем не менее она со скандалом (скандал – хорошая реклама) продолжит “лечить” пациентов до самой своей смерти.

Гомеопатия, как и множество иных шарлатанских практик, жива и по сей день и постоянно заявляет о том, что именно она и есть настоящая медицина, впрочем, не приводя, как это делал и Ганеман, никаких доказательств своей лечебной эффективности.

Наверное, стоит согласиться с тем, что в человеческом сердце всегда найдется место для гадалок, колдунов, чародеев, гомеопатов, политиканов, так что сам по себе факт живучести гомеопатии, наверное, неудивителен.

Автор: Александр Иванов

Лечить необходимо не болезнь, а больного — Российская газета

Сегодня много говорят о стандартизации медицинской помощи. Все чаще звучат заявления о том, что внедрение стандартов повышает качество этой помощи. Но как это сочетается со знаменитым постулатом Гиппократа о том, что лечить надо не болезнь, а больного? Об этом обозреватель “РГ” беседует с авторитетнейшим российским медиком, академиком РАМН Михаилом Перельманом.

Михаил Перельман: Действительно, сегодня врачи активно вовлечены в процесс стандартизации. Еще в 1998 году Минздрав России и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования издали приказ об организации работ по стандартизации в здравоохранении. Она необходима в сфере лекарственного обеспечения, требований к условиям оказания медицинской помощи и т.д.

Подобная стандартизация понятна и оправданна. А в клинической медицине, во врачевании?

Михаил Перельман: Здесь ситуация совершенно другая. В большинстве лечебно-профилактических учреждений уже давно действуют определенные правила, установки, требования, протоколы ведения больных. Врачам известны такие понятия, как клинический минимум обследования и лечения при ряде заболеваний и синдромов. Они направлены на повышение качества медицинской помощи и рационализацию работы врача. Но даже самое аккуратное выполнение принятых требований и рекомендаций без учета особенностей пациента и должной квалификации врача не всегда обеспечивает хороший результат. Великий Парацельс полагал, что медицина есть более искусство, нежели наука. “Знание и опыт других, – писал Парацельс, – могут быть полезны для врача. Но все знания мира не сделают человека врачом, если нет у него необходимых способностей и ему не назначено природою быть врачом”.

Об этом, похоже, начисто забыли. Достаточно вспомнить о приеме студентов в медицинские вузы по итогам ЕГЭ и без собеседования!

Михаил Перельман: Современная клиническая медицина – это и наука, и искусство. Врач должен обладать знаниями, умениями и опытом. Необходимые составляющие хорошего врача – творчество, талант, изобретательность и здравый смысл. Обостренное внимание к стандартизации диагностики и лечения больных в последние годы связано в значительной степени с повсеместной коммерциализацией медицины. Изменились отношения пациента и врача – “потребитель и продавец услуги”. Возросла роль финансовой экономии. Возник ранее отсутствовавший компонент коммерческой заинтересованности в результатах врачебной деятельности.

Что же можно стандартизировать в клинической медицине?

Михаил Перельман: Главная цель стандартизации – повышение качества медицинской помощи. Получение лучшего результата на базе современного уровня науки и технологий при минимально необходимых финансовых затратах. При этом важнейшее значение имеют квалификация врача, уход за больным (его “выхаживание”) и весь пласт деонтологической работы.

Но эти факторы стандартизировать крайне сложно.

Михаил Перельман: Сложно. И даже, может быть, невозможно. Поэтому основные направления стандартизации в медицине должны быть ограничены метрологией, терминологией, условными обозначениями, типовой документацией, техническим оснащением, фармакологическими средствами, оборудованием, принципами безопасности труда. Все протоколы ведения больных, которые разрабатываются и совершенствуются медицинским сообществом, имеют рекомендательный характер и должны быть лишь ориентировочной основой действий врача. Главное: лечить не болезнь, а больного. Все люди по своей генетической структуре разные. Одинаковые только однояйцевые близнецы.

Значит, положения о стандартизации профилактических мероприятий у здоровых и о стандартизации лечения больных неправомерны?

Михаил Перельман: Индивидуальный подход к клиническим вопросам очевиден. Достаточно вспомнить опыт переливания крови до открытия групповой принадлежности и резус-фактора, первые попытки трансплантации тканей и органов. Современная база персонального подхода основана на данных молекулярно-генетической диагностики и определения биомаркеров с созданием генетического паспорта. Появляется возможность определения групп риска (предсказательная или предиктивная медицина), персональной профилактики (превентивная или профилактическая медицина), а также доклинического диагноза. Это особенно важно при наследственных, инфекционных и онкологических заболеваниях, при определении лекарственной терапии. Разумно сохранить старые “захарьинские” принципы анализа жалоб и анамнеза в наш высокотехнологичный век. Гуманное и сочувственное отношение – святая обязанность врача! Ведь при любом соматическом заболевании имеется и психический компонент. Даже в век уникальных технологий, приборов роль общения врача с пациентом невозможно переоценить. Скажем, предлагать пациенту раздеться для осмотра можно только после беседы с ним. Не должно быть места абсолютному стандарту в алгоритме назначаемых исследований. Особого внимания заслуживают стандартно производимые повторные и явно лишние исследования. Сколько раз каждому из нас определяли группу крови! А ведь она не меняется: с какой человек родился, с такой и умрет. А назначение сложных и дорогих исследований! Таких, например, как магнитно-резонансная или позитронно-эмиссионная томография? В большинстве случаев пациент должен оплачивать такие исследования. А перед врачом нередко дилемма: назначать исследование или нет. С одной стороны, после выполнения компьютерной томографии все ясно – магнитно-резонансная томография не нужна. С другой стороны, за врачом фигура администратора, жестко требующего заработка денег для учреждения.

Как быть?

Михаил Перельман: Решение исключительно на совести врача. Ведь пациент, особенно онкологического профиля, в условиях платной медицины беззащитен, а оценить правомерность действий врача в подобных ситуациях не может никакая экспертиза.

Казалось бы, говорим об очевидном. Однако в официальной концепции развития здравоохранения России до 2020 года в разделе “Стандартизация медицинской помощи” сказано, что стандарты “содержат сведения по профилактике, диагностике, лечению конкретных заболеваний и синдромов”.

Михаил Перельман: Еще и еще раз повторюсь: лечить необходимо не заболевания и синдромы, а больных людей! И поскольку все эти люди разные одинаково лечить их нельзя: нужен индивидуальный, персональный подход. Стандарты для лечения болезней с этих позиций неправомерны! И врачи это понимают. Мои бывшие шефы, всемирно известные хирурги Евгений Николаевич Мешалкин и Борис Васильевич Петровский, не признавали стандартизации лечения. Борис Васильевич говорил: “Если я заболею, не лечите меня по стандарту”. А Евгений Николаевич был более резок: “Стандарты нужны врачам, которые не хотят думать или которым нечем думать”.

На 1-м Национальном съезде врачей России в октябре этого года отмечено, что стандарты предназначены в первую очередь для организаторов здравоохранения, а не для врачей. Стандарты необходимы для выравнивания организационных, материально-технических и кадровых условий оказания медицинской помощи стандартного качества в каждом регионе страны. Стандартизация здравоохранения и стандартизация медицины совсем не одно и то же. Вспоминаю эпизод семидесятых годов прошлого столетия. Мы в Институте хирургии обратились к директору Борису Васильевичу Петровскому с просьбой помочь в диагнозе у одного пациента.

– А вы думаете, что я смогу поставить диагноз? – спросил Борис Васильевич.

– Думаем, что да. Ведь вы очень опытный врач, академик и даже министр здравоохранения Советского Союза.

– Все правильно, – ответил он, – Но я министр здравоохранения, а не министр медицины. Кстати, министров медицины нигде нет.

ВОЗ, которая всегда отличалась тенденцией к стандартизации режимов лечения, стала менять свои позиции. Эксперт ВОЗ Карин Вейер отметила, что “мы вступаем в новую эру, в которой не может быть одного размера для всех”. В США для лечения одной и той же болезни могут быть использованы до 20 разных протоколов в зависимости от учреждения, страховой компании.

Персональная медицина не становится всеобщей из-за высокой цены диагностических технологий?

Михаил Перельман: Пока да. Но их стоимость по мере совершенствования, востребованности снижается. Персональная медицина за счет рационального подбора лекарств, эффективности станет дешевле нынешней. И врачам надо постепенно менять свой менталитет, переходить именно к такой медицине.

Афоризмы и фразы на латыни. Часть 2 (I—V)

Захотелось мне почитать всяких умных фраз на латыни и выбрать себе каких-нибудь дивизов, слоганов, называйте как хотите, несколько, а может и много штук. Попросил в своем твиттере, чтобы мне подсказали где можно найти большой список таких фраз, и мне подсказали. Я обрадовался, но в источнике все фразы представлены абы-каким образом и очень неудобно для чтения. К тому же содержались одинаковые фразы. И решил я сделать себе и сетевой общественности удобный и красивый список таких фраз.

Спасибо Radio Grinch и Calle brujo за наводку на список, ponomar и Aosiniao — за их скрипты, которые облегчили мне работу с этим огромным массивом текста, и Number One, который подсказал, как лучше оформить. Ну и мне спасибо за то, что вы видите в итоге 🙂

При копировании ссылка на мой пост, как на источник, обязательна 😉


Афоризмы и фразы на латыни. Часть 1 (A—I)

«Is fecit, qui prodest» — Сделал тот, кому выгодно
«Ite, missia est» — Идите, все кончено
«Item» — Так же
«Jactum tacendo crimen facias acrius» — Смолчав, усугубляешь преступление
«Jucundiorem facit libertatem servitutis recordatio» — Воспоминания неволи делает свободу еще сладостнее
«Jurare in verba magistri» — Клясться словами учителя
«Jure» — По праву
«Jure divino» — По божескому закону
«Jus gentium» — Право народов
«Jus humanum» — Человеческое право
«Jus privatum» — Частное право
«Jus publicum» — Публичное право
«Jus vitae necisque» — Право над жизнью и смертью
«Justum et tenacem propositi virum!» — Кто прав и твердо к цели идет!
«Labor corpus firmat» — Труд укрепляет тело
«Labor improbus» — Упорный труд
«Labor non onus, sed deneficium» — Труд не бремя, а благодияние
«Labor omnia vicit improbus» — Труд упорный все победит
«Labor omnia vincit» — Труд побеждает всё
«Labor omnia vincit improbus» — Все побождает упорный труд

«Lapis offensionis (petra scandali)» — Камень преткновения
«Lapsus» — Ошибка, промах
«Lapsus calami» — Описка, ошибка в правописании
«Lapsus linguae» — Оговорка, обмолвка, ошибка в разговоре
«Lapsus memoriae» — Ошибка памяти
«Larga manu» — Щедро
«Lege» — По закону
«Lege artis» — По всем правилам искусства, мастерски
«Legem brevem esse oportet» — Закон должен быть кратким
«Libenter id quod cupumus credimus» — Мы легко верим в то что хотим
«Licitum sit» — Да будет дозволено
«Littera scripta manet, verbum imbelle perit» — Написанная буква остается, сказанное слово исчезает
«Locus minoris resistentiae» — Место наименьшего сопротивления
«Loco citato (l.c.)» — В упомянутом месте
«Loco laudato (l.l.)» — В названном месте
«Lupus in fabula» — Легок на помине; (доcл.: как волк в басне)
«Macte!» — Отлично! Прекрасно!
«Magister dixit» — Это сказал учитель (ссылка на непререкаемый авторитет)
«Magistra vitae» — Наставница жизни
«Magna et veritas, et praevalebit» — Нет ничего превыше истины, и она восторжествует

«Magna vis est conscientiae judices» — Сила совести судьи велика
«Mala fide» — Неискренне, нечестно
«Mala herba cito crescit» — Плохая (сорная) трава быстро растет
«Male parta cito dilabuntur memoria» — Плохо приобретенное быстро забывается; быстро забываются знания, усвоенные нетвердо
«Male parta male dilabuntur» — Что не честно приобретено, то прахом пойдет!
«Malia prencipii — malus finis» — Дурное начало — дурной конец
«Malo mori, quam foedari» — Предпочитаю смерть Бесчестью
«Malum consilium est, quod mutari non potest» — Плохо то решение, которое нельзя изменить
«Malum nullum est sine aliquo bono» — Нет худа без добра
«Manu propria» — Собственноручно
«Margaritas ante porcas» — Бисер перед свиньями (метать)
«Maternis precibus nihil fortius» — Нет ничего сильнее просб матери
«Mea culpa, mea maxima culpa» — Моя вина, моя величайшая вина
«Media et remedia» — Способы и средства
«Medica mente non medicamentis» — Лечи умом, а не лекарствами
«Medice, cura te ipsum» — Врач, исцели самого себя
«Medicus amicus et servus aegrotorum est» — Врач — друг и слуга больных
«Medicus medico amicus est» — Врач врачу друг (помощник)
«Medium tenere beati» — Середину занимают счастливцы
«Meliora spero» — Надеюсь на лучшее

«Melioribus utire fatis» — Пусть счастливая судьба твоя будет
«Melius non incipient, quam desinent» — Лучше не начинать, чем останавливаться на пол пути!
«Memento mori» — Помни о смерти
«Memoria est signatarum rerum in mente vestigium» — Память, это след вещей, закрепленных в мысли
«Mendaci homini verum quidem dicenti credere non solemus» — Лживому человеку мы не верим, даже если он говорит правду
«Mendax in uno, mendax in omnibus» — Солгавший в одном, лжет во всем
«Mens sana in corpore sano» — В здоровом теле — здоровый дух
«Mensis currentis» — Текущего месяца
«Meo voto» — По моему мнению
«Minimum» — Самое малое
«Mirabile dictu» — Достойно удивления
«Miserabile dictu» — Достойно сожаления
«Miseris succurrere disce» — Учись помогать несчастным (больным)
«Mobilia et caeca fluetantea sorte» — Превратности слепой судьбы
«Modus agendi» — Образ действий
«Modus habe» — Соблюдай крайности
«Modus in rebus» — Мера вещей = (примерно) во всём должна быть мера
«Modus vivendi» — Образ жизни
«Mondus domus est maxima homulli» — Человек—то мал, а дом его мир
«Motu proprio» — По собственному побуждению

«Multa sunt in moribus dissentanea multa, sine ratione» — В обычаях человеческих много разнообразия и много нелепостей
«Multi multa scinut, nemo — omnia» — Многие много знают, никто не знает всего
«Multos timere debet, quem multi timent» — Многих должен бояться тот, кого многие бояться
«Multum in parvo» — Многое в малом
«Multum vinum bibere, non diu vivere» — Много вина пить не долго жить
«Multum, non multa» — Многое, но не много; глубокое содержание в кратком изложении
«Mutatis mutandis» — С изменениями, с оговорками
«Mutato nomine» — Под другим названием
«Natura non nisi parendo vincitur» — Природу побеждают, только повинуясь ей
«Natura sanat, medicus curat» — Природа исцеляет, врач лечит
«Naturalia, non sunt turpia» — Что естественно, то не безобразно
«Ne accesseris in consilium nisi vocatus» — Не ходи в совет, не будучи приглашенным
«Ne cede malis» — Не падай духом в несчастье
«Ne noceas, si juvare non potes» — Не вреди, если не можешь помочь; не вреди больному лишним лечением
«Ne quid nimis» — Не нарушай меры; ничего слишком
«Ne varietur» — Изменению не подлежит
«Nec plus ultra» — Дальше некуда, крайняя степень
«Nec sutor ultra crepidam» — Не суди о том, чего не знаешь
«Necessitas non habet legem» — Необходимость не знает закона
«Necessitatem ferre, non flere addecet» — Необходимость не знает закона

«Nefas» — Несправедливость
«Nemine contradicente» — Без возражений, единогласно
«Neminem cito laudaveris, neminem cito accusaveris» — Никого быстро не ругай, никого быстро не хвали
«Nemo judex in causa sua» — Никто не судья в своем деле
«Nemo me impune lacessit» — Никто не оскорбит безнаказанно
«Nemo nascitur doctus» — Никто не рождается ученым
«Nervus rerum» — Главное дело; важнейшее средство
«Nihil agenti dies longus est» — Ничего не делающему, жизнь в долг
«Nihil est difficillius, quam magno dolore paria verba reperire» — Ничего нет труднее, чем найти в большом горе подходящие слова
«Nihil humani» — Ничто человеческое (мне не чуждо)
«Nihil semper suo statu manet» — Ничто не остается постоянно в своем состоянии
«Nihil sine labore» — Ничто не даётся без труда
«Nil admirari» — Ничему не удивляйся
«Nil de nihito fil» — Ничто не возникает из ничего
«Nil desperandum» — Не надо отчаиваться
«Nil inultum remanebit» — Ничто не остается безнаказанным
«Nil permanent sub sole» — Ничто не вечно под солнцем
«Nil sapientiae odiosius acumine nimio» — Для мудрости нет ничего ненавистнее мудрствования
«Nil spernat auris, nec tamen credat statim» — Выслушивать нужно все но не спешить с доверием
«Noli me tangere» — Не тронь меня

«Noli nocere» — Не вреди
«Nolite judicare et non judicabimine» — Не судите, да не судимы будите
«Nolo esse laudator, ne videar adulator» — Не хочу быть хвалителем, чтобы не казаться лжецом
«Nomen est omen» — Имя говорит само за себя
«Nomen nescio (N. N.)» — Некое лицо
«Non bene olet, qui bene semper olet» — Нехорошо пахнет тот, кто всегда хорошо пахнет
«Non bis in idem» — Не дважды об одном и том же
«Non cuilibet pulsanti patet ianua» — Не каждому, кто стучит, открывается дверь
«Non curatur, qui curat» — Не вылечивается тот, кто имеет заботы (досл.: кто заботится)
«Non est ad astra mollis e terris via» — Не гладок путь от земли к звездам
«Non licet in bello bis peccare» — На войне ошибаются только раз
«Non liquet» — Не ясно
«Non multa, sed multum» — Не много, но многое
«Non omnia passum omnes» — Не всякий все может
«Non omnia possumus» — Не на все мы способны
«Non omnis error stultitia est» — Не всякая ошибка — глупость
«Non progredi est regredi» — Не идти вперед — значит идти назад
«Non refert quam multos, sed quam bonos habeas» — Важно не сколько у тебя книг, а на сколько они хороши
«Non scholae, sed vitae discimus» — Мы учимся нe для школы, a для жизни
«Non solum oportet, sed etiam necessese est» — Нельзя быть всем одновременно первыми

«Non temere fama nasci solet» — Молва появляется не спроста (нет дыма без огня)
«Non vi, sed arte» — Не силой, но искусством
«Nosce te ipsum» — Познай себя
«Nota bene (NB)» — Обрати внимание; хорошо заметь
«Nudis verbis» — Голословно
«Nulla aetas ad discendum sera» — Учиться никогда не поздно
«Nulla ars loco discitur» — Ни одно искусство не может быть изучено на ходу
«Nulla dies sine linea» — Ни дня без строчки
«Nulla regula sine exceptione» — Нет правил без исключении
«Nullum malum sine aliquo bono» — Нет худа без добра
«Nullus juxra propriam voluntatem incedat» — Никто не должен входить по своей воле
«Nunc plaudite!» — Теперь аплодируйте!
«Nunquam petrorsum, semper ingrediendum» — Не шагу назад, всегда вперед
«O sancta simplicitas!» — О Святая простота!
«O tempora, o mores!» — О времена, о нравы!
«Obscurum per obscurius» — Объяснять неясное ещё более неясным
«Omne ignotum pro magnifico» — Все неизвестное кажется грандиозным
«Omne magnifico est» — Всe неизвестное представляется величественным
«Omne nimium nocet» — Всe излишнее вредит
«Omne tulit punctum, qui miscuit utile dulci» — Общее одобрение заслуживает тот, кто соединил приятное с полезным

«Omne vivum ex ovo» — Все живое вышло из яйца
«Omnes et singulos» — Вместе и по отдельности
«Omnia mea mecum porto» — Все мое ношу с собой
«Omnia mutantur et nos mutantur in illis» — Всё меняется и мы меняемся
«Omnia praeclara rara» — Все прекрасное редко
«Omnia vincit amor et nos cedamus amori» — Все побеждает любовь, и мы покоряемся любви
«Omnis curatio est vel canonica vel coacta» — Всяко лечение основывается либо на традиции, либо на принуждении
«Omnium consensu» — С общего согласия
«Omnium profecto artium medicina nobilissima» — Из всех наук, безусловно, медицина самая благородная
«Opera et studio» — Трудом и старанием
«Oportet vivere» — Надо жить
«Optimum medicamentum quies est» — Покой — наилучшее лeкарство
«Ora pro nobis» — Молись за нас
«Oratores fuint, poetae nescuntur» — Ораторами становятся, поэтами рождаются
«Ordo anima rerum est» — Порядок — душа всякого дела
«Ora et labora» — Молись и трудись
«Ora rotundo» — Во весь голос
«Ore uno» — Единогласно (досл.: одним ртом)
«Otia dant vitia» — Праздность порождает пороки
«Otium cum dignitate» — Отдых с достоинством, отдых с почетом

«Panem et circenses» — Хлеба и зрелищ (трудно говорить с желудками без ушей)
«Panem quotidianum» — Хлеба насущного
«Pares cum paribus maxime congregantur» — Равные более всего сходятся с равными
«Pars pro toto» — Часть вместо целого
«Parvo contentus» — Довольствуясь малым
«Pauca cum aliis, multa tecum loquere» — Мало разговаривай с другими, больше с собой
«Paulatim summa petuntur» — Вершины достигаются не сразу
«Paupertas non est vitium» — Бедность — не порок
«Pax huic domiu» — Мир этому дому
«Pax vobiscum!» — Мир вам!
«Pe moriturus, te salutante» — Идущие на смерть приветствуют тебя
«Pecunia non olet» — Деньги не пахнут (слова императора Веспасиана, который ввел закон на общественные туалеты)
«Pecuniae oboediunt omnia» — Деньгам повинуются все
«Per aspera ad astra» — Через тернии к звездам
«Per aversionem» — Ради отвлечения
«Per fas et nefas» — Правдами и неправдами
«Per risum multum cognoscimus stultum» — Пo беспричинному (букв.: частому) смеху мы узнаем глупца
«Per se» — Само по себе, в чистом виде
«Periculum in mora» — Опасность в промедлении
«Perpetuum mobile» — Вечное движение

«Personaliter» — Лично
«Pestis eram vivus — moriens tua mors ero» — При жизни был для тебя несчастьем, умирая буду твоей смертью
«Petitio principii» — Вывод из положения, которое еще нужно доказать
«Pia desiderata» — Заветные мечты, благие пожелания
«Plenus venter non studet libenter» — Полное брюхо к ученью глуxo
«Plus sunatv, quam valet» — Больше звону, чем смысла
«Poculum, mane haustum, restaurat naturam exhaustam» — Чаша. выпитая с утра, восстанавливает истощенные силы
«Poeta nascitur non fit» — Поэтом рождаются, а не становятся
«Porta itineri longissima» — Труден лишь первый шаг
«Post factum» — После события
«Post hoc, ergo propter hoc» — После этого — значит вследствие этого
«Post hoc, non est propter hoc» — После этого — не значит из—за этого
«Post hominum memoriam» — С незапамятных времен
«Potius sero quam nunquam» — Лучще поздно, чем никогда
«Praemia virtutis» — Награда за добродетель
«Prima cartitas ad me» — Первая любовь — это я
«Prima jussa sibi» — Будь первым исполнителем своих приказаний
«Primo diluculo surgere saluberriumum est» — Вставать с рассветом — полезно
«Primum agere» — Прежде всего действовать (действуй)
«Primum non nocere» — Прежде всего не вредить

«Primum vivere» — Прежде всего — жить (жизнь)
«Primus inter pares» — Первый среди равных
«Principium et fons» — Начало и источник
«Prius quam incipias, consulto opus est» — Прежде чем начать, обдумай
«Pro aris et focis» — За алтари и очаги
«Pro bono publico» — Ради общего блага
«Pro die» — На день (суточная доза лекарства)
«Pro domo mea (sua)» — Для себя; в личных интересах; в защиту своих дел
«Pro dosi» — На один прием (разовая доза лекарства)
«Pro et contra» — За и против
«Pro forma» — Для формы, для приличия, для вида
«Pro memoria» — Для памяти, в память о чем—либо
«Pro ut de lege» — Законным путем
«Probatum est» — Одобрено
«Profanum vulgus» — Всеопошляющая чернь
«Propera pedem» — Торопись
«Propter invidiam» — Из зависти
«Propter necessitatem» — Вследствие необходимости
«Pulchra res homo est, si homo est» — Прекрасное существо человек, если он — человек
«Pulchre sedens melius agens» — Семь раз отмерь, один раз отрежь (русск.)

«Punctum saliens» — Важный пункт, важное обстоятельство
«Pauca verba» — Поменьше слов
«Quae medicamenta non sanat, ferrum sanat; quae ferrum non sanat, ignis sanat. Quae vero ignis non sanat, insanabilia reputari oportet» — Что не излечивают лекарства, то лечит железо, что железо не излечивает, то лечит огонь. Что даже огонь не лечит, то следует признать неизлечимым
«Quae non posuisti, ne tollas» — Что не положил, не бери
«Quae veritati operam dat oratio, incomposita sit et simplex» — Речь, пекущаяся об истине, должно быть простой и безыскусной
«Quantum satis» — Сколько нужно; вдоволь
«Qui pro quo» — Одно вместо другого (подмена, например, символа)
«Qui scribit, bis legis» — Кто пишет, тот дважды читает; кто записывает, тот лучше запоминает
«Qui tacet — consentire videtur» — Молчание знак согласия
«Quibuscumque viis» — Какими бы то ни было путями
«Quid dubitas, ne feceris» — В чем сомневаешься, того не делай
«Quid prodest» — Кому это выгодно? Кому это полезно?
«Quilibet fortunae suae faber» — Каждый сам кузнец своего счастья
«Quis hominum sine vitiis» — Кто из людей родился без пороков
«Quo vadis?» — Камо грядеши?
«Quod erat demonstrandum» — Что и требовалось доказать
«Quod licet Jovi non licet bovi» — Что дозволено Юпитеру не позволено быку
«Quot capita? Tot sensus» — Сколько голов, столько умов
«Quot homines, tot sententiae» — Сколько людей, столько имнений
«Radices litterarum amarae sunt, fructus dulces» — Корни наук горьки. плоды сладки

«Rapit hora diem» — Час увлекает за собой день
«Ratio vivendi» — Смысл жизни
«Rectus in curia» — Тверд в вере
«Reductio ad absurdum» — Доведение до нелепости (как способ доказательства)
«Rem cum cura age» — Веди дело заботливо
«Remotis testibus» — Без свидетелей
«Repetitio est mater studiorum» — Повторение — мать учения
«Respice finem» — Подумай, чем это может кончиться
«Respice finem» — Предусматривай конец
«Restitutio ad integrum» — Полнoe восстановление
«Restrictive et conditionaliter» — Ограничительно и условно
«Ridens verum dicere» — Смеясь, говорить правду
«Salus populi suprema lex» — Благо народа — высший закон
«Sancta sanctorum» — Святая святых
«Sapare aude» — Дерзай мыслить
«Sapienti sat» — Разумному достаточно; умный поймет с полуслова
«Sapientia ars vivendi putanda est» — Мудрость следует считать искусством жизни
«Satius est bene ignorare quam male didicisse» — Лучше не знать вообще, чем знать плохо
«Scelere velandum est scelus» — Покрывать злодейство — есть злодейство
«Scientia potentia est» — Знание — сила

«Sed semel insanivimus omnes» — Однажды мы все бываем безумны
«Semper fidelis» — Всегда верен
«Semper idem» — Всегда тот же
«Semper in motu» — Всегда в движении, вечное движение
«Semper paratus» — Всегда готов
«Semper percutiatur leo vorans» — Пусть лев пожирающий всегда будет поражаем (ср.: пусть поднявший меч от меча и погибнет)
«Semper virens» — Вечная юность
«Sempre avarus aget» — Скупой всегда нуждается
«Sensus veris» — Чувство весны
«Sero in periculis est consilium quaerere» — В беде уже поздно о совете спрашивать
«Si amicus meus es, tui amici mei sunt» — Если ты мой друг, то и твои друзья — мои друзья
«Si tacuisses, philosophus mansisses» — Если бы молчал, то остался бы философом
«Si vera narretis, non opus sit testibus» — Если говорите правду, свидетели не нужны
«Si vis pacem, para bellum» — Если хочешь мира, готовься к войне
«Sibi quisque peccat» — Каждому приходится расплачиваться за свои грехи
«Sic itur ad astra» — Таков путь к звёздам
«Sie transit gloria mundi» — Так проходит земная слава
«Silentium videtur confessio» — Молчание равносильно признанию
«Similia similibus curantur» — Подобное излечивается подобным (клин клином вышибается)
«Simplex sigillum veri» — Проста это признак истины

«Sine (legitima) prole» — Без (законного) потомства
«Sine amicis vita tristis esset» — Жизнь без друзей была бы грустной
«Sine dolore est vulnus quot ferendum est cum victoria» — И раны не болят у победителя
«Sine ira et studio» — Без гнева и пристрастия; объективно
«Sine mora» — Без промедления
«Sint ut sunt, aut non sint» — Пусть будет так, как есть, или пусть вовсе не будет
«Sit tibi terra levis» — Пусть будет тебе легка земля; напутствие умершим
«Sol lucet omnibus» — Солнце светит для всех
«Sol omnibus lucet» — Солнце светит для всех
«Solamen miseris socios habuisse malorum» — Утешение по несчастью — иметь товарищей по несчастью
«Specie» — По виду
«Spero meliora» — Надеюсь на лучшее
«Spes decipit» — Надежда обманчива
«Spes reconvalescendi» — Надежда на выздоровление
«Sponte sua» — По собственному желанию, добровольно
«Sta Viator!» — Остановись, прохожий!
«Stat sua cuigue dies» — Каждому назначен свой дань
«Statim atque instanter» — Тотчас и немедленно
«Status praesens» — Настоящее положение
«Sua cueque fortuna in manu est» — У каждого в руках его судьба

«Suae quisque fortunae fabes» — Каждый кузнец своей судьбы
«Suaviter in modo, fortiter in re» — Мягкий в обращении, жёсткий в делах = мягко стелет, жёстко спать
«Sumuntur a conversantibus mores» — С кем поведешься, от того и наберешься
«Surge et age!» — Поднимись и действуй!
«Sursum corda!» — Выше сердцá!
«Suum cuique» — Каждому свое
«Te libertate laudamus» — Тебя свобода восхваляем
«Te Libertatem laudamus» — Тебя, свобода, восхваляем
«Temeritas est florentis aetatis» — Легкомыслие свойственно цветущему возрасту
«Temperantia est custos vitae» — Умереность — страж жизни
«Tempora mutantur» — Времена меняются
«Tempora mutantur et nos mutantur in illis» — Времена меняются и мы меняемся вместе с ними
«Tempori parce» — Береги время
«Tempus edax rerum» — Всепоглащающее время (время стирает (уничтожает, съедает)) все
«Tempus fugit» — Время бежит
«Tempus nemini» — Время никого (не ждет)
«Terra incognita» — Неведомая земля; неизведанная область
«Terra parens» — Мать земля
«Terrae Filius» — Дитя природы
«Tertium non datur» — Третьего не дано

«Timeo Danaos et dona ferentes» — Бойся данайцев, дары приносящих
«Tota re perspecta» — Приняв все во внимание
«Tradidit mundum disputationibus» — Споры погубили мир
«Tres faciunt collegium» — Трое составляют коллегию (собрание)
«Tu quoque Brute» — И ты Брут
«Tuto, cito, jucunde» — Безопасно, быстро, приятно
«Ubi concordia — ibi victoria» — Где согласие — там победа
«Ubi pus, ibi incisio» — Где гной, там paзpeз
«Ubi vita, ubi poesis» — Где жизнь, там и поэзия
«Ultima ratio» — Последний довод; решительный аргумент
«Umbram suam metuit» — Своей тени боится
«Una hirundo non facit ver» — Одна ласточка не делает весны
«Una mercede duas res assequi» — Убить одним ударом двух зайцев
«Unus dies gradus est vitae» — Один день — ступенька в лестнице жизни
«Usu possidemini» — Вами управляют привычки
«Usus est optimus magister» — Опыт — наилучший учитель
«Ut desint vires, tamen est laudanda valuntas» — Пусть не хватает сил, но желание все же похвально
«Ut quisque est doctissimus, ita est modestissimus» — Кто умнее, тот скромнее
«Ut salutas, ita salutaberis» — Как аукнется, так и откликнется (досл.: как приветствуешь ты, так будут приветствовать и тебя)
«Ut supra» — Как сказано выше

«Vade in pace» — Иди с миром
«Vae victis» — Горе побежденному
«Vana sine viribus ira est» — напрасен гнев бессильных
«Vanitas Vanitatum (et omnia vanitas)» — Суета сует (и всяческая суета)
«Veni, vidi, vici» — Пришел, увидел, победил
«Venienti occurrite morbo» — Предупреждай приближающуюся болезнь
«Verba animi proferre» — Высказать слова своей души
«Verba et voces praetereaque nihil» — Слова, слова и больше ничего
«Verba magistri» — Слова учителя
«Verba volant, scripta manent» — Слова исчезают, написанное остается
«Verbatim» — Слово в слово
«Verbum movet, exemplum trahit» — Слово волнует, пример увлекает
«Veritas non quareit angelos» — Правда не ишет ангелов
«Veritas victit» — Истина побеждает
«Verus amicus amici nunquam obliviscitur» — Истинный друг никогда не забывает друга
«Veto» — Запрещаю
«Vi et armis» — Силой и оружием
«Vi victa vis est» — Сила побеждается силой
«Via scientiarum» — Путь к знаниям; дорога знаний
«Vice versa» — Наоборот, обратно

«Victoria constat gignitur» — Победа рождает согласие
«Vile est, quod licet» — То, что легкодоступно, мало ценится
«Vinum locutum est» — Говорило вино
«Vir magni ingenii» — Человек большого ума
«Vires unitae agunt» — Силы действуют совместно
«Viribus unitis» — Соединенными усилиями
«Virtus imitatione digna est, non invidia» — Доблесть заслуживает подражания, а не зависти
«Virtus suo aere censetur» — Ценность добродетели в ней самой
«Vis medicatrix naturae» — Целебная сила природы
«Vita brevis, art longa» — Жизнь коротка, искусство вечно
«Vita nostra brevis est» — Жизнь наша коротка
«Vita sine libertate, nihil» — Жизнь без свободы — ничто
«Vita sine litteris — mors est» — Жизнь без науки — смерть
«Vitia erunt, dones homines» — Пороки будут до тех пор пока будут люди
«Vive memor, qusm sismaevi brevis» — Живи, помня, как жизнь коротка
«Vivere est cogitare» — Жить — значит мыслить
«Vox audita latet, littera scripta manet» — Сказанное слово исчезает, написанная буква остается
«Vox et praeterea nihil» — Звук пустой и ничего более этого и не менее
«Vox populi — vox dei» — Глас народа — глас бога (Молва это сам бог)
«Vulpes pilum mutat, non mores» — Лиса меняет шкуру, но не нрав

Лечение против лечения: объясняя разницу

Лечение обычно относится к полному восстановлению здоровья, тогда как лечение относится к процессу, который приводит к улучшению здоровья, но может не включать в себя полное устранение болезни. Cure происходит от латинского слова «заботиться», в то время как treatment происходит от латинского, означающего «заниматься», и до того, как был применен в медицине, использовался по-разному.

Глагол лечить пришел в английский язык из французского вскоре после нормандского завоевания, заимствованный из французского глагола traiter . Хотя Treat ни в коем случае не единственный глагол в английском языке, который имеет несколько значений, это тот случай, когда каждое значение кажется отличным и довольно общим.

Использование слова «лечить» в медицине – одно из новейших значений этого термина, начиная с 1700-х годов.

Происхождение слова «угощение» и связанных с ним слов

Лечить происходит от латинского слова tractare , означающего «тащить», «обрабатывать» или «иметь дело с»; Английское слово tract , означающее «брошюра политической или религиозной пропаганды», происходит непосредственно от этого корня.

Другие двоюродные братья трактата на английском языке делают семейное сходство с трактатом довольно ясным: трактат и трактат .Первое использование в отношении как глагола было больше связано с тем, как мы используем эти термины, что означает «иметь дело в устной или письменной форме», синоним излагает или адрес , как в «автор обращается с субъект объективно »или« он относится ко всему, что я говорю, как к шутке ». Связанное с этим слово взывать также связано с договором , что первоначально означало «вести переговоры».

Затем значение перешло от слов к действиям, обретая смысл «думать и действовать по отношению к (кому-то или чему-то) определенным образом», например «пытаться относиться ко всем как к равным».За этим последовало значение «предоставить бесплатную еду, напитки или развлечения», как в «они угостили нас обедом». Медицинское использование «лечить », как в «лечить болезнь», на самом деле является одним из новейших значений этого термина, и впервые оно появилось после всех этих других, начиная с 1700-х годов.

Лечение , когда оно означает «медицинская помощь», появляется в языке почти точно в тот момент, когда лечить начинает использоваться в медицинском контексте – неудивительное развитие, заполняющее потребность в существительном, чтобы соответствовать глаголу. новое использование.До этого момента оно использовалось в таких фразах, как «суровое обращение» или «благоприятное обращение», но к концу 1700-х годов Оксфордский словарь английского языка зафиксировал использование, которое кажется поразительно современным: «патология и лечение расстройств нервы ».

Интересно, что это развитие словарного запаса – медицинская специфика слова, основанного на латыни – соответствует тому моменту, когда в языке происходят многие сдвиги, связанные с современной категоризацией знания и науки: химия отделяется от алхимии, астрономия отделяется от астрологии, физики. становится областью изучения материи и энергии (ранее включавшей медицину), и было придумано само слово биология .

Происхождение лекарства

Слово cure также пришло в английский язык через французский после норманнского завоевания и в конечном итоге происходит от латинского слова cūra , означающего «забота». Эту «заботу» можно разделить на физическую и духовную, поскольку исцеление использовалось для обозначения «духовной заботы» или «пастырского попечения прихода» (связано с викария и кюре ), а также «выздоровление». от болезни ». Оба эти чувства восходят к 1300-м годам.Средство лекарство , которое относится к консервированию мяса или рыбы, начало применяться примерно 300 лет спустя.

Хотя использование в медицинских контекстах частично совпадает, в целом лечение используется более абсолютным образом для обозначения полного восстановления здоровья («болезнь неизлечима»), тогда как лечение чаще всего относится к процессу, который приводит к к улучшению здоровья («наиболее эффективное лечение»), которое может включать или не включать полное устранение болезни или последствий травмы.

Латиноамериканских конфет, которые мы всегда будем хотеть в наших подарочных пакетах

Среди острых ощущений классического американского Хэллоуина – изысканность костюмов, слэшеры и общая жуткость сезона. Хотя тенденции Хэллоуина, как правило, приходят и уходят, остается одна важная константа.Candy продолжает быть звездой каждого праздника Хэллоуина каждый год, особенно когда дело доходит до угощения или угощения. Конфеты относятся ко всему, от шоколада до жевательной резинки и леденцов, и часто указывают на особый случай.

Хэллоуин – это особенная ночь, когда радость от поедания конфет стала ожидаемой и ожидаемой. В 1950-х годах обычай раздавать сладости и закуски любителям трюков переняли производители конфет, которые начали продвигать свою продукцию специально для Хэллоуина.С тех пор традиция раздавать конфеты остается любимым лакомством не только для детей. В то время как США определенно изобилуют конфетами всех типов, Хэллоуин может быть интересным временем для латиноамериканцев, поскольку предложения конфет редко включают какие-либо латиноамериканские варианты.

Конфеты – важная часть культуры питания от Мексики до Перу и Пуэрто-Рико. Они также играют важную роль в соединении людей, живущих за пределами своих стран, с их культурными корнями.Мы смакуем и наслаждаемся нашими любимыми конфетами вместе с семьей, но есть также радость в том, что мы можем поделиться этими драгоценными камнями с людьми за пределами нашего сообщества, которые, вероятно, никогда не пробовали их раньше. По мере приближения Хэллоуина в этом году мы представляем одни из самых популярных конфет из пяти стран Латинской Америки. В этом списке представлен выбор вариантов конфет, которые можно улучшить в вашем собственном списке конфет на Хэллоуин, и самое приятное то, что большинство из этих предметов можно найти в Интернете или в местных магазинах культурной жизни.

Мексика

Люди по всей Мексике и в некоторых частях США одержимы мексиканскими конфетами, что связано с разнообразием доступных вариантов. Популярность мексиканских конфет обычно обусловлена ​​смелыми ингредиентами и ароматами, которые обычно бывают пряными, солеными или сладкими, а в некоторых случаях – комбинацией всех трех. Конфеты на основе тамариндо – одни из самых популярных среди мексиканских конфет, на рынке представлены десятки брендов.Тамариндо – это фруктовый экстракт, который используется во многих рецептах, в том числе в конфетах, который универсален и хорошо сочетается с другими сладкими и пряными ингредиентами.

Когда мы думаем о конфетах тамариндо, на ум приходит популярный бренд Pulparindo. Эти шоколадные батончики сделаны из мякоти тамаринда и других ароматизаторов, таких как сахар, соль и хлопья чили. Существует несколько вкусовых вариаций конфет Pulparindo, включая оригинальный, xspicy (Extra Spicy), манго и арбуз. Dulces Vero – еще один популярный бренд мексиканских конфет, который предлагает разнообразные упаковки своих бестселлеров в виде леденцов на палочке с чили, которые по сути представляют собой ароматизированные леденцы, покрытые мягким острым порошком чили.Что касается более соленой стороны шкалы вкусов, Мексика также известна более традиционными конфетами, такими как классическая Mazapan de la rosa, трехслойная конфета со вкусом арахиса, которая тает во рту. Благодаря широкому выбору категорий мексиканских конфет каждый может легко найти для себя подходящее угощение в этот сезон Хэллоуина.

Сальвадор

Обладая богатой кулинарной историей, Сальвадор также известен своими более традиционными сладкими конфетами или дульсе.В отличие от некоторых других стран, где больше фабричных конфет, сальвадорские конфеты, как правило, изготавливаются вручную и в рецептах используются местные ингредиенты. Эти конфеты часто продают уличные торговцы или просто делают дома по рецептам, которые передаются из поколения в поколение.

Dulce de nance находится на первом месте в списке сальвадорских сладостей, которые нельзя не попробовать, это конфеты, приготовленные из фруктов, приготовленных в сахаре и воде. Но хотя конфеты ручной работы являются фирменным блюдом Сальвадора, есть и другие виды конфет, столь же дорогие сердцам людей, и сладкоежки.Одним из таких продуктов являются конфеты Turrones de Fresa от бренда Diana, которые представляют собой один завернутый кусок восхитительно мягкой и сладкой нуги со вкусом клубники.

Пуэрто-Рико

Пуэрто-риканские конфеты созданы под сильным влиянием местных ароматов острова, особенно таких фруктов, как кокос, гуаяба, манго, ананасы и, конечно же, дульсе де лече. Пуэрто-риканские конфеты можно разделить на традиционные сладости и более массовые продукты.Одним из самых популярных брендов конфет является Dulzura Borincana, компания по производству деликатесов и производитель закусок, которая с 1996 года производит одни из самых известных конфет в стране. Их кокосовая конфета размером с укус, или dulce de coco, отличается от классического рецепта вегетарианским, без глютена и без ГМО в отдельных порциях. Линия сладостей и конфет Dulzura Borincana также включает Pilones, их собственные тропические леденцы на палочке, приготовленные из фруктовых консервов, мякоти и семян – они обычно продаются в пакетах по 24 леденца на палочке в каждом.Еще одна популярная пуэрториканская конфета – это аджонджоли или дульсе де аджонжоли: конфеты из арахиса и семян кунжута, которые продаются по всей стране независимыми поставщиками и несколькими пищевыми брендами. Конфеты ажонджоли характеризуются хрустящей текстурой и сладким вкусом, что делает их вкусными и простыми конфетами.

Венесуэла

Венесуэла не только известна широким разнообразием традиционных блюд, которые различаются по сочетаниям и вкусам от региона к региону, но страна также известна своими шоколадными изделиями.Венесуэльские конфеты часто называют «чучериас», маленькие и легкие сладости, наполненные ароматом, и обычно представляют собой печенье, хрустящие плитки, плитки шоколада и иногда даже сладкий хлеб. Венесуэльский шоколад, который производят из местного какао-дерева, считается одним из лучших из лучших благодаря своему исключительному высокому качеству. Это причина того, что во многих странах самые популярные конфеты изготовлены на основе шоколада или, по крайней мере, соседствуют с шоколадом.

Одним из самых популярных венесуэльских шоколадных конфет является молочный шоколад Savoy, который сделан из 100% венесуэльского какао и тает во рту благодаря своей гладкой кремовой текстуре.Практичная особенность молочного шоколада Savoy заключается в том, что компания принадлежит Nestle, поэтому эти плитки шоколада легко доступны для покупки в нескольких интернет-магазинах. Вторым в этом списке стоит Pirucream, восхитительное угощение, состоящее из свернутого вафельного печенья с шоколадом и фундуком. Печенье Pirucream популярно в Венесуэле из-за своей легкости и вкусности.

Перу

Также в этом списке из-за их популярных конфет и шоколада значится Перу, родина Sublime Chocolate, Chupetes Chapulin и Caramelos Gajos de Limón.Sublime Chocolate – широко известный шоколадный батончик в Перу, который готовят из сладкого молочного шоколада и перуанского арахиса. Обязательно обратите внимание на эти кремовые шоколадные плитки во время следующей поездки в Перу, так как их может быть сложно найти в США. Следующим в списке идет Chupete Chapulin Colorado, бренд леденцов в Перу, который использует традиционные ароматы для создания этих сладких конфет. Один из их самых популярных вкусов – чича морада, вдохновленный традиционным напитком из пурпурной кукурузы, который любят в Перу и других частях Южной Америки.Наконец, перуанские конфеты также включают варианты со вкусом фруктов, например, со вкусом лимона. Карамелос Гахос де Лимон – это традиционная перуанская карамель в виде кусочков фруктов, которые упаковываются в индивидуальную упаковку. Очевидно, что перуанские конфеты столь же уникальны и ярки, как и разнообразный кулинарный состав страны.

Считают латиноамериканцев равными

В новом выпуске Americas Quarterly мы спрашивали людей: «Что бы вы сказали следующему U.С. президент о Латинской Америке? » Чтобы увидеть ответы других авторов, щелкните здесь .

Уважаемый господин / госпожа Президент,

Когда президент Барак Обама посетил Бразилиа в марте 2011 года, тогдашний президент Дилма Руссефф произнесла довольно шаблонную речь, в которой предложила «равноправное партнерство» между двумя странами.

Я был репортером, освещавшим поездку, и был удивлен, когда мне позвонил раздраженный чиновник США из Вашингтона.«Кем себя считает Дилма?» официальная вентиляция (не для записи, конечно). «Соединенные Штаты были демократией более 200 лет. У Бразилии все хорошо, конечно, но давайте не будем притворяться, что мы «равны!» »

В наши дни в Вашингтоне сложнее найти такое отношение, но оно все еще на удивление распространено и остается одним из самых больших препятствий на пути к более тесным отношениям с Латинской Америкой. Американские официальные лица и ученые могут выступать со всеми великими политическими предложениями, которые они хотят, но если они издадут хоть малейший намек на «превосходство гринго» времен холодной войны, их сердца и умы мгновенно закроются.

Я вижу, как люди закатывают глаза, читая это. Предполагается, что мир мозговых центров и правительственной бюрократии является высокоуровневым рынком идей, оцениваемых по их достоинствам. «Отношение» и презентация должны быть прерогативой дипломатов.

Может быть, это вернее в отношении других регионов мира. Но отношения между Вашингтоном и странами Латинской Америки остаются однозначно отягощенными историческим багажом холодной войны, доктриной Монро и снисходительным словом на букву «задний двор», которое до сих пор так часто используется для описания региона У.С. СМИ и некоторые политики. (Можем ли мы вывести его на пенсию?)

Действительно, совсем недавно, в 1990-е и в начале 2000-х, в эпоху «Вашингтонского консенсуса», взаимодействие с регионом часто состояло из довольно односторонних попыток диктовать рецепты экономического роста и условия финансирования и торговли. Разумеется, целью Вашингтона всегда должно быть поощрение остального мира к принятию демократии и капитализма. Но когда тогда – США. Министр финансов Пол Х. О’Нил высмеивал Аргентину во время экономического кризиса 2001 года, говоря: «У них были проблемы в течение 70 лет… и им это нравится», это было символом уникального сочетания патернализма. презрение и высокомерие, которые десятилетиями были направлены на Латинскую Америку.

Недавние события сделали старые представления еще более устаревшими. Кризис 2008–2009 годов показал миру, что капитализм США тоже подвержен ошибкам. Между тем, регион стал еще более демократичным и процветающим. Впервые в своей истории благодаря обретенной политической стабильности и разумной политике почти половина населения Южной Америки принадлежит к среднему классу или более состоятельному. Мексика также добилась огромных успехов. Эта тенденция «конвергенции» сохранится, несмотря на недавние неудачи в таких странах, как Бразилия.Латиноамериканцы по праву гордятся своими достижениями, осознают свое новое значение в мире и больше не потерпят, чтобы о них говорили так, как будто это все еще 1985 год.

Вот почему вам, как президенту, необходимо четко дать понять, что вы действительно видите наших соседей «равными». Тон, заданный президентом, имеет значение и проникает в остальную бюрократию – и в страну в целом. К сожалению, на устранение уникального ущерба, нанесенного отношениям с Латинской Америкой в ​​ходе этого избирательного цикла в США, вероятно, потребуются месяцы, если не годы.Изрядная доза смирения, а также честность и уважение, которые связаны с отношениями между сверстниками, безусловно, помогут.

Винтер – главный редактор Americas Quarterly

ОБ АВТОРЕ

Брайан Винтер – главный редактор Americas Quarterly и вице-президент по политике Общества Америк / Совета Америк. Автор бестселлеров, аналитик и спикер, Брайан живет и дышит латиноамериканской политикой последние 20 лет.

Нравится то, что вы читали? Подпишитесь на AQ, чтобы узнать больше.

Любые мнения, выраженные в этом материале, не обязательно отражают точку зрения Americas Quarterly или ее издателей.

Принятие Латинской Америкой бездоказательного метода лечения COVID препятствует проведению испытаний лекарств

Перу (здесь показана больница в Икитосе) была одной из стран, наиболее пострадавших от пандемии COVID-19.Предоставлено: информационное агентство EFE / Alamy

.

Поскольку большая часть мира ждет эффективной вакцины для сдерживания пандемии COVID-19, некоторые в Латинской Америке обращаются к бездоказательному лечению. Однако недостаточно доказательств того, что препарат, ивермектин, безопасен или эффективен в качестве терапии коронавируса. Поэтому исследователи предостерегают от использования его вне клинических испытаний. Тем не менее, люди в этом регионе поспешили принять его, и исследователям было сложно его должным образом протестировать.

Ивермектин, недорогое лекарство, отпускаемое без рецепта, на протяжении десятилетий использовалось для лечения домашнего скота и людей, зараженных паразитическими червями, и в последние несколько месяцев его популярность в качестве средства профилактики COVID-19 в Перу резко возросла. Боливия, Гватемала и другие страны Латинской Америки.

Этот препарат пользовался таким спросом, что в мае медицинские работники раздали около 350 000 доз жителям северной Боливии. В том же месяце перуанская полиция изъяла около 20000 бутылок ивермектина животного происхождения, которые продавались на черном рынке в качестве лекарства от коронавирусной инфекции человека. А в июле один университет в Перу объявил, что произведет 30 000 доз для пополнения запасов в стране.

Но доказательств того, что ивермектин защищает людей от COVID-19, мало.Некоторые ранние исследования на клетках и людях намекали, что препарат обладает противовирусными свойствами, но с тех пор клинические испытания в Латинской Америке изо всех сил пытались привлечь участников, потому что многие его уже принимают.

«Из 10 человек, которые пришли, я бы сказал, что 8 приняли ивермектин и не могут участвовать в исследовании», – говорит Патрисия Гарсия, исследователь глобального здравоохранения из Университета Каэтано Эредиа в Лиме и бывший министр здравоохранения Перу, проводит одно из 40 клинических испытаний по всему миру, в которых в настоящее время проводится тестирование препарата.«Это была одиссея».

Цена популярности

Ивермектин привлек внимание в апреле, когда ученые бросали все уже одобренные лекарства против коронавируса. Исследователи из Австралии отметили, что высокие дозы ивермектина могут остановить репликацию вируса в клетках 1 . Вскоре после этого в сети появился препринт, в котором говорилось, что препарат может снизить смертность людей от коронавируса.

Этот отчет был позже удален с сайта некоторыми из его авторов, потому что, как они сообщили Nature , исследование не было готово для экспертной оценки.В препринт был включен анализ электронных медицинских карт компании Surgisphere, который предоставил ненадежные наборы данных о COVID-19, которые в конце мая вызвали тревогу у ученых. К июню были отозваны два других громких исследования COVID-19, которые содержали данные фирмы.

Врачи прописывают людям в Латинской Америке антипаразитарный препарат ивермектин, чтобы защитить их от коронавируса, несмотря на отсутствие доказательств Фото: Родриго Урзагасти / Reuters

Но для многих врачей и пациентов в Латинской Америке репутация ивермектина уже была закреплена.Врачи начали оправдывать использование препарата против COVID-19, утверждая, что даже если он не работает, по крайней мере, у него есть доказанный профиль безопасности для лечения паразитов, говорит Сезар Угарте Хиль, эпидемиолог из Cayetano Heredia, который проводит клинические испытания с Гарсия.

Желание использовать это лечение только росло, поскольку вирус активно распространился по Латинской Америке. Около 153000 человек в Бразилии умерли от COVID-19 – второе по величине число погибших в мире. А в Аргентине, Колумбии и Перу зарегистрированы одни из самых крупных в мире чисел случаев заболевания.«Я не осуждаю врача, перед которым находится умирающий пациент, и который в отчаянии пытается что-нибудь [чтобы спасти ее]», – говорит Карлос Чаккур, венесуэльский исследователь из Барселонского института глобального здоровья в Испании. «Проблема в том, что государственная политика проводится не на основе фактов».

Реализация такой политики началась 8 мая, когда Министерство здравоохранения Перу рекомендовало использовать ивермектин для лечения легких и тяжелых случаев COVID-19. Несколько дней спустя правительство Боливии добавило препарат в свои рекомендации по лечению коронавирусных инфекций.Муниципалитет Натала в Риу-Гранди-ду-Норти, Бразилия, также продвигал его как профилактическое средство, которое должны принимать медицинские работники и люди с повышенным риском тяжелого заболевания, вызванного вирусом, из-за «его безопасного фармакологического профиля и клинического опыта. использование против других заболеваний, стоимость и удобство дозировки ».

Перу и Боливия открыто заявили, насколько мало доказательств использования ивермектина против COVID-19. «Это продукт, не имеющий научного подтверждения для лечения коронавируса», – признал министр здравоохранения Боливии Марсело Навахас на пресс-конференции 12 мая.

Ситуация беспокоит исследователей, которые пытаются провести клинические испытания. Популярность препарата не только затрудняет набор людей, которые еще не принимали его, что необходимо для демонстрации эффективности препарата, но и врачи не документируют возможные побочные эффекты при назначении препарата, а это означает, что имеются ценные данные о его безопасности. – заблудился, – говорит Угарте Хиль.

Самолечение растет, потому что люди могут легко купить ивермектин в аптеках, говорит фармаколог Карлос Кальдерон Оспина из Университета Эль-Росарио в Боготе.В июне некоторые из его коллег опубликовали отчет, в котором предполагалось, что из-за того, как он связывается с белками в плазме крови, для достижения противовирусного эффекта у людей необходимо назначать препарат в высоких концентрациях 2 . «Эти очень высокие дозы могут вызвать нежелательные побочные эффекты», – говорит он.

Хотя большинство людей хорошо переносят ивермектин, он может вызывать тремор, судороги, летаргию и дезориентацию. Анализ 2018 года выявил случаи повреждения мозга и комы у людей с генетической мутацией, которая позволяет ивермектину проходить из кровотока в мозг 3 .

«У нас сейчас популистское лечение, а не лечение, основанное на доказательствах», – говорит Гарсия.

Испытания выявили

. Но это не означает, что исследователи отказались от сбора необходимых доказательств. В конце сентября Алехандро Кролевецки, врач-инфекционист Национального университета Сальты в Оране, Аргентина, и его коллеги объявили о результатах небольшого клинического испытания, посвященного оценке эффективности ивермектина против COVID-19. Исследователи набрали 45 человек с COVID-19 легкой и средней степени тяжести и дали 30 из них ивермектин в течение 5 дней подряд в суточной дозе, примерно в 3 раза превышающей ту, которая используется для лечения паразитарных инфекций; остальные участники получали только стандартную помощь в связи с COVID-19.Их результаты показывают, что у людей, которые поглощали более высокую концентрацию ивермектина, «происходило более четкое, быстрое и более интенсивное выведение вируса», – говорит Кролевецки.

Новости обнадеживают, говорит Чаккур, который критически относится к использованию ивермектина в Латинской Америке. Но этого недостаточно, чтобы придать ивермектину статус чудо-лекарства, добавляет он, особенно потому, что результаты Кролевецкого еще не были опубликованы, рецензированы и воспроизведены.

Кролевецкий соглашается. «На основании проведенных нами исследований было бы немного опрометчиво утверждать, что мы должны прописать этот препарат», – говорит он.

Дополнительные данные в процессе. В ближайшие несколько недель Chaccour планирует представить результаты пилотного исследования для публикации. Его команда набрала 24 человека с COVID-19 и ввела им ивермектин, а другим – плацебо. Чаккур отказался сообщить Nature , выглядят ли результаты многообещающими, но он воодушевлен тем, что испытания дают данные, даже если они медленно.

«Это то, о чем мы просили с самого начала», – говорит он. «Перед принятием общественно-политических решений должны быть какие-то указания.

Тем не менее, исследователи могут никогда не получить достаточно данных, чтобы оправдать использование ивермектина, если его широкое применение в Латинской Америке продолжится. Популярность препарата «практически исключает» возможность проведения клинических испытаний III фазы, для которых требуются тысячи участников – некоторые из которых будут входить в контрольную группу и, следовательно, не могут принимать препарат, – чтобы твердо установить безопасность и эффективность, – говорится в заявлении. Кролевецкий.

По мере роста неконтролируемого использования ивермектина, по его словам, «тем труднее будет собрать доказательства, которые необходимы регулирующим органам, которые мы хотели бы иметь, и которые приблизят нас к определению реальной роли этого препарата». .

Коренные жители Латинской Америки в XXI веке

Коренные народы добились значительного социального прогресса, столкнулись с сокращением уровня бедности в нескольких странах и получили улучшенный доступ к базовым услугам во время бума первого десятилетия века, но они не получили таких выгод, как остальные латиноамериканцы. , согласно новому исследованию Всемирного банка.

В исследовании отмечается, что благодаря сочетанию экономического роста и правильной социальной политики бедность домашних хозяйств коренных народов снизилась в таких странах, как Перу, Боливия, Бразилия, Чили и Эквадор, в то время как в других, таких как Эквадор, Мексика и Никарагуа, образовательный разрыв который на протяжении десятилетий был закрыт для детей из числа коренных народов.

Однако в докладе указывается, , несмотря на эти достижения, остается много пробелов, поскольку коренные народы по-прежнему сталкиваются со стеклянными потолками и структурными барьерами, которые ограничивают их полную социальную и экономическую интеграцию. Хотя коренные народы составляют 8 процентов населения региона, они составляют примерно 14 процентов бедных и 17 процентов крайне бедных в Латинской Америке. Кроме того, они по-прежнему сталкиваются с проблемами, связанными с получением доступа к базовым услугам и внедрением новых технологий, что является ключевым аспектом все более глобализированных обществ.

Вопреки распространенному мнению почти половина коренного населения Латинской Америки сейчас проживает в городских районах. Но даже в городах коренные жители часто живут в менее безопасных, менее санитарных и более подверженных стихийным бедствиям районах, чем некоренные городские жители.

Чтобы более успешно снизить их уязвимость, в отчете предлагается взглянуть на проблемы коренных народов с другой точки зрения, учитывающей их голоса, культуру и самобытность.

Образование, которое стало одним из самых важных достижений последнего десятилетия, является одним из решений, предложенных в отчете, хотя необходимы усилия для повышения его качества и сделать его культурно приемлемым и двуязычным.

Последние доступные данные переписи показывают, что в 2010 году в Латинской Америке проживало около 42 миллионов коренных жителей, что составляло почти 8 процентов от общей численности населения. Мексика, Гватемала, Перу и Боливия имели самое большое население, составляя более 80 процентов от общей численности населения в регионе, или 34 миллиона человек.

Психическое здоровье и психиатрическая помощь в Латинской Америке

Латинская Америка включает в геополитическом плане тринадцать стран на юге Америка, шесть в Центральной Америке, Мексика и тринадцать в Карибском бассейне. Бассейн.Его общая численность достигает 513 миллионов человек, 60% из которых (почти 346 миллионов) живут в Южной Америке (с Бразилией, Аргентиной и Колумбией). наиболее населенный) и 20% (почти 99 миллионов) в Мексике; Гватемала имеет самые высокие показатели в Центральной Америке (11 миллионов) и Кубе (11 миллионов), Доминиканской Республика и Гаити (по 8 миллионов каждая) превосходят остальные страны Карибского бассейна. Испанский является официальным языком в семнадцати странах региона, португальский в Бразилии (с почти 30% от общей численности населения) и французском, английском, В остальных тринадцати странах говорят на фламандском и различных диалектах, особенно Карибов.Говорят, что более 90% населения католическая, но в последние десятилетия протестантские церкви, кажется, вторжения, в то время как народные религии и культы по-прежнему практикуются примерно 15 миллионов человек в сельских и изолированных районах субконтинента.

Более 40% населения Латинской Америки были в возрасте 15 лет или моложе в 2000 году, в то время как лица 60 лет и старше составляли до 10% от общей суммы. У женщин средняя продолжительность жизни почти на шесть лет больше, чем у мужчин (74.1 против 68,7). По оценкам, как мужчины, так и женщины в регионе к моменту рождения уже потеряли не менее 10 лет жизни по сравнению с их аналоги в Европе и Северной Америке. Эта демографическая картина, опубликованная Всемирной организацией здравоохранения (1), происходит на фоне примерно 36% населения Латинской Америки живущие за чертой бедности в городах и 10% в сельской местности. Некоторые страны, как и Гондурас, по этому параметру достигают 74%, в отличие от Чили или Коста. Рика, показывающая 20% или меньше.Все это драматизирует необычайное неравенство богатства и доходов на субконтиненте: подавляющее большинство людей столкнуться с серьезными экономическими лишениями, тесно связанными с тяжелой работой рынки, низкий уровень образования (только от 15 до 20% всего населения получают высшее образование), недостаточная социальная инфраструктура и слабая политическая стабильность.

Более половины (54,9%) расходов на здравоохранение приходится на долю населения. сектор. Сектор социального обеспечения сильна в Мексике (70.4%) и почти отсутствует в Карибском субрегионе (3%). Большинство латиноамериканских страны, однако, выделяют менее 2% своего общего бюджета здравоохранения на психологические здоровье, усугубляя мрачную картину, уже пострадавшую от повседневных стрессов всех видов (от массовых внутренних миграций до «скрытой эпидемии» внутренних насилия или от социально-политических беспорядков к постоянному риску естественного катастрофы). Хуже того, ненадежные бюджетные ассигнования в первую очередь предназначены для к долгосрочным случаям, оставляя скудные ресурсы на амбулаторную помощь.Это усугубляется глубоко укоренившимися культурными особенностями, особенно связанными с к стыду и чувству вины в восприятии случаев психического заболевания среди семей, искаженные модели обращения за помощью, религиозные и народные представления о причинах и лечение и полная недоступность соответствующих психиатрических услуг (2). Последнее приводит к якобы нарушения прав человека пациентов и их семей, даже более очевидные, если такие проблемы, как явный недостаток физических растений психиатрических учреждения, в которых содержатся пациенты, или набор оскорблений в их адрес. человеческое достоинство (качество еды или прикрытия, анонимность, явное или скрытое плохое обращение, социальная запущенность, неорганизованность деятельности).

Несколько эпидемиологических исследований в регионе показали стабильную распространенность от 18-25% психических расстройств в сообществах, до 27-48% в клинических настройки (3). От 12 до 29% диагностированные или диагностируемые состояния выявляются у детей и подростков. На 2010 год прогнозируется 35 миллионов новых случаев заболевания в год; это будет приведет к перенасыщению психиатрических учреждений и будет еще хуже, если текущие уровень внимания (фактически только 1 из 5 пациентов, нуждающихся в лечении) получить) поддерживаются.Депрессия и тревога во всех их клинических вариантах, плюс соматоформ и расстройства, связанные с алкоголем и наркотиками (последние, более чем 20% от предполагаемой распространенности), помимо так называемых «основных» психиатрических расстройства, являются наиболее частыми рисками.

Применение критериев бремени болезней (BD) к населению Латинской Америки (4,5), на этом субконтиненте доля умышленных травм составляет 12% от общемирового количества травм, увеличивается до 29,2%, когда травмы явно связаны с актами насилия.Кроме того, в Латинской Америке на долю психоневрологических заболеваний приходится 10,5% общемирового показателя BD. расстройства: униполярная депрессия составляет 35,7% среди психиатрических больных, и алкоголизм 18,2%, затем шизофрения (7,8%), биполярный аффективный расстройство (6,6%) и злоупотребление психоактивными веществами (5,6%). В 2000 году 18 миллионов люди в регионе потерпели серьезный финансовый кризис (безработица, увольнение с работы, выселение, бездомность) в результате клинически значимого психические расстройства.

В ответ на несколько заявлений международных организаций, в частности Панамериканская организация здравоохранения (ПАОЗ), переформулированная в 1990 г. документ под названием Каракасская декларация – философия и ориентация психиатрических служб области (6,7), 64.5% стран Латинской Америки имеют конкретная политика в области психического здоровья, 80,6% имеют планы и программы, 67,9% имеют специальное законодательство в области психического здоровья, и 87,1% предоставляют пособия по инвалидности для психиатрических больных. Что не очень хорошо задокументировано, так это то, эффективно внедряются и используются. Такие страны, как Мексика, Чили, Коста-Рика и Бразилия добились явных успехов в этой области.

Недавно те же организации подчеркнули необходимость децентрализации политики, вовлечение сообщества и первичной медико-санитарной помощи в качестве важнейших инструментов в обеспечении психического здоровья, мультидисциплинарный подход к уходу психически больных и их семей, сильные образовательные усилия и последовательная защита прав человека (8).

Ресурсы в области психического здоровья человека в Латинской Америке очень скудны. Оценивается цифры 1,6 психиатров, 2,7 психиатрических медсестер, 2,8 психологов и 1,9 социальных работников на 100 000 человек намного ниже, чем в Европе или США (1,9,10). Большая концентрация этих профессионалов в мегаполисах оставляет без присмотра не менее 45% всего нуждающегося населения. С другой стороны, пациентов осматривают в первую очередь непрофессионалы, во вторую – непсихиатрические специалисты, и только в последнюю очередь специалистами в области психического здоровья.Что и говорить, страховое покрытие минимальна, а специалисты по психическому здоровью являются одними из самых низкооплачиваемых в большинстве страны. Их обучение проходит в недостаточно оборудованных помещениях с ограниченными возможностями. преподавательский состав, нехватка оборудования и слабый контроль со стороны академических центров или правительственные учреждения (11). Несмотря о небольшом росте абсолютного числа психиатрических специальностей, например, риск эмиграции будущих стажеров все еще существует. Некоторые страны – как Аргентина, Чили, Бразилия и Венесуэла – пытаются создать международные тренинговые консорциумы в регионе, используя свои сильные стороны и более эффективное использование технологических инноваций (12).

В Латинской Америке на 10 000 приходится примерно 3,3 психиатрических койки. жители. 47,6% этих коек находятся в психиатрических больницах, 16,8% – в целом. больницах и 35,6% в других сообществах (13). Только в трех странах более 50% коек приходится на больницы общего профиля. и жилые помещения. С другой стороны, 86,7% стран имеют политику связанных с поставкой и предоставлением психотропных агентов, но более 1/3 испытывают значительные проблемы при практической реализации такой политики.

За последние три или четыре десятилетия были предприняты значительные усилия укрепления и профилактики психического здоровья в нескольких странах Латинской Америки. В Мексике, например, пациенты, семьи и сообщества участвовали в интерактивных образовательных мероприятиях при поддержке негосударственных организации. В литературе также задокументирован успешный опыт такие страны, как Бразилия, Гондурас, Колумбия, Венесуэла, Аргентина, Куба, Чили и Боливия (14).

Исследования в области психического здоровья в Латинской Америке достигли некоторого прогресса, но значительного еще предстоит сделать.Бразилия, Аргентина, Мексика и Чили опережают по ресурсам и продуктивность (15), но мексиканский авторы публикуют более последовательно, несмотря на пропорционально меньший бюджет чем в трех других странах (20 долларов США на душу населения против 60 в Бразилии; в США – 827 долларов на душу населения) (16). В восьми странах есть институты, теоретически занимающиеся исследованиями в области психического здоровья, но только один (Мексика) последовательно работает над достижением этой цели. Остальные могут есть инфраструктура, но не хватает политик, правил, операционных систем и квалифицированные кадры.Отсутствие прочной финансовой поддержки со стороны государства кажется, лежит в основе этой обескураживающей реальности.

Несмотря на вышесказанное, латиноамериканская психиатрия произвела значительные вклад в исследования, особенно в области эпидемиологии, клинической исследования, культурные проблемы и психофармакология. Идут интенсивные дебаты о судьбе фундаментальных исследований на субконтиненте, с небольшим преобладанием те, кто выступает за социальную и клиническую ориентацию, более тесно связаны к фактическому положению большинства (17,18).

Среди наиболее неотложных потребностей психиатрических служб в Латинской Америке, Включено следующее: а) дополнительная поддержка при оказании помощи, обучение и исследования через межотраслевые союзы и инициативы; б) интеграция служб охраны психического здоровья и первичной медико-санитарной помощи, а также содействие пропаганде и профилактические мероприятия; c) увеличение штата психиатрических специалистов с междисциплинарными базы и соответствующее географическое распределение; г) обмен и распространение результатов прикладных исследований совместных центров передового опыта в область; д) внедрение и совершенствование эффективных политик в области психического здоровья направленный на адекватное распределение ресурсов, установление приоритетов, и повышение осведомленности общественности в вопросах психического здоровья; е) финансовые сотрудничество и техническая поддержка со стороны международных агентств и организаций.

Какие страны не любят Америку, а какие

Sacré bleu! Франция входит в список 10 лучших фанатов США, а Германия входит в список 10 лучших критиков.

Десять лет назад во всем мире рос антиамериканизм, во многом благодаря общественному сопротивлению вторжению США в Ирак. Сегодня, несмотря на недавние разоблачения шпионажа Агентства национальной безопасности США за иностранными лидерами и глобального противодействия ударам американских беспилотников, согласно новому исследованию 44 стран, проведенному исследовательским центром Pew Research Center, существует мало свидетельств глубокого антиамериканизма, за исключением нескольких стран.Любовь иностранцев к Соединенным Штатам по-прежнему сильна в Африке и большинстве стран Азии, Европы и Латинской Америки. Но кто любит дядю Сэма, кто не любит и чьи привязанности развиваются, рисует довольно точную дорожную карту заграничных проблем, с которыми столкнется Вашингтон в предстоящие годы.

Антиамериканизм сегодня особенно силен на Ближнем Востоке. В Египте только 10% населения поддерживают Соединенные Штаты, которые долгое время поддерживали режим Хосни Мубарака и не могли противостоять военному свержению сменившего его правительства «Братьев-мусульман».Поддержка не намного выше в Иордании (12%) и Турции (19%), обеих странах, которые условно являются союзниками Вашингтона. Эти не очень теплые чувства к Америке упали на 17 процентных пунктов в Египте и на 13 пунктов в Иордании с 2009 года, первого года правления Обамы, когда в этих странах появилась некоторая надежда на то, что дядя Сэм будет проводить политику в большей степени, их симпатии.

Кроме того, менее четверти россиян (23%) положительно относятся к Америке, имидж которой снизился на 28 пунктов только за последний год, став жертвой противодействия Вашингтона интервенции Москвы в Украине.

Но есть еще уголки мира, где Америка пользуется большим уважением. В опрошенных европейских странах половина или более жителей семи из девяти стран говорят, что они видят США в положительном свете. Возглавляют список итальянцы (78%), французы (75%) и поляки (73%). Только в Германии, где благосклонность США снизилась на 13 пунктов с 2009 года, положительный имидж Соединенных Штатов значительно снизился. И, несмотря на это отставание, примерно половина немцев (51%) по-прежнему благосклонно относятся к Америке.

Азиаты тоже проамерикански настроены. Фактически, филиппинцы – самые большие поклонники США; 92% высказывают положительное мнение. С этим согласны и южнокорейцы (82%), бангладешцы (76%) и вьетнамцы (76%). Даже половина китайцев высоко оценивают дядю Сэма. Однако пакистанцы (14%) не разделяют любви к Соединенным Штатам (но и американцы не испытывают особой привязанности к Пакистану).

США также испытывают любовь со стороны Латинской Америки, где большинство в восьми из девяти опрошенных стран рассматривают США в благоприятном свете.Особенно положительно в своих оценках сальвадорцы (80%), а также чилийцы (72%) и никарагуанцы (71%). Примечательно, что, несмотря на всю напряженность между Вашингтоном и Каракасом, более шести из десяти венесуэльцев положительно относятся к США.

А африканцы особенно положительно относятся к Америке. Сильное большинство во всех семи опрошенных странах поддерживает Соединенные Штаты, в том числе примерно три четверти или более кенийцев (80%), ганцев (77%), танзанийцев (75%) и сенегальцев (74%).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top