Разное

Ангел с крыльями: Фильм Рики (Франция, Италия, 2009) – Афиша-Кино

Содержание

Фильм Рики (Франция, Италия, 2009) – Афиша-Кино

Нельзя сказать, что «Рики» нечто абсолютно новое для Франсуа Озона. Месье давно занесло в сторону критического реализма, и это, конечно, странно. Был разрушитель морального облика буржуа, а вдруг стал бытописателем среднего и чуть ниже класса. Тенденция наметилась еще со «Времени прощания» и на «5Х2» казалось, что все потеряно, но вот вышел «Рики» с интригующей фабулой ребенка-ангела, и это был тот же «5Х2» с ноткой фантастического реализма, благо, что с долей критики. В мутации месье Озона наметились положительные сдвиги.

Несмотря на простую фабулу, историю Рики можно трактовать очень по-разному. Рождение ангелоподобного ребенка бедной пролетарской французской семьей кажется случаем чрезвычайным, толкающим на вопрос, а чем эти люди заслужили такое чудо. Мать-одиночка Кэти, встретившая на химзаводе крепкого испанского эмигранта Пако, умудряется зачать Рики в туалете, параллельно растя в серых кварталах края гвоздик, средь бетонных коробок, маленькую дочь. Со крипом мужчина входит в женскую ячейку, привнося с собой многочисленные конфликты искусственного формирования семьи, но вроде и Лизи смиряется с новым папой, и Кэти привыкает к мужчине в доме, и второй ребенок родился премилым, все же новая семья сшита не крепко, и Рики, как лакмусовая бумажка, обнажает неровные швы. Все-таки доверять малознакомому человеку трудно, а уж если на теле ребенка появляются синяки, то здесь можно даже не оправдываться. Жизнь Кэти, кажется, становится еще более невыносима с двумя-то детьми на руках. Вся первая часть фильма смотрится как очередной плохой европейский арт без малейшего намека на грядущее чудо. К счастью, на этот случай, существуют краткие описания фильмов, и перед просмотром, все оповещены, что «Рики» о крылатом ребенке, наживка закинута.

Выдержав бытовые тридцать минут, мы оказываемся свидетелями интригующей сказки. У младенца из спины вырастают куриные крылышки, и оперившись, он взмывает под потолок. Тут уже невозможно выключить фильм, не узнав чем кончит это чудо, и Озон нас вновь обманывает. Притча о чуде оказывается не только философской, но и социальной.

Франсуа Озон, итак раскритикованный за предыдущие работы, поднапрягся и даже реабилитировался, не изменяя своему новому художественному видению. Озадаченному зрителю на сей раз придется самому делать выводы, что есть Рики. Загадка такова, что герои теряют чудо, не удерживают его. История в очередной раз преломляется в тот момент, когда Кэти отпускает веревку на глазах восхищенных журналистов, снимающих парящего ребенка. И здесь два возможных толкования. Возможно, по мнению месье Озона люди не готовы к чуду. Рики для них лишь аномалия, новостной повод, за который можно выложить кругленькую сумму, и Кэти придется всю жизнь жалеть за свою оплошность, что мы видим в последующих галлюцинациях на озере, когда ей кажется, что Рики подрос и прилетел. Но трагедия не омрачает историю в целом, финал наиболее тепл и светел, что рождает вторую трактовку. Возможно Рики в принципе и не было, а возможно и был. Кэти отпускает веревку, чтобы защитить ребенка от мира, который не готов его адекватно принять и грязящего сделать из него лабораторную крысу. Конечно, она осознает, что будет жалеть всю жизнь, ведь это значит потерять малыша, но Кэти всегда воспринимала Рики как дар Божий, не так как «своего», и глядя, как он свободно парит под облаками, не могла его не отпустить.

Есть в фильме Озона один кадр, где Пако и Кэти обнимают дочь. Они складывают руки у нее на спине, словно крылья. После ухода Рики, семья, наконец, становится по-настоящему счастливой, без швов. Я склоняюсь к тому, что история Рики о том, что каждый ребенок — это ангел, и все мы рождаемся с крыльями. Не буквально, конечно, но если в семье присутствует любовь, то возможность полета не так фантастична.

Как ангелы обрели крылья, сменили тогу на доспехи и стали персонажами видеоигр

Эволюция образа ангелов в искусстве и массовой культуре (на примере видеоигр).


Ангелы – связующее звено между миром людей и всемогущим Создателем. Они – милостивые заступники человечества и карающие судии. Их образ – неотъемлемая часть западной культуры. Он зародился тысячелетия назад и вобрал в себя черты многих культур древности.

Божественные вестники – зарождение образа

Слово «ангел» имеет древнегреческое происхождение и означает «вестник» или «посланник». Несмотря на то, что ангелы в сознании современных людей ассоциируются исключительно с христианством, идея о существовании посредников между богами и простыми смертными уходит корнями в глубокую древность.

Незримые защитники в Древней Месопотамии

Концепция духов-защитников была популярна в религии жителей Древней Месопотамии – шумеров, аккадцев, ассирийцев, вавилонян. Они назывались «шеду» или «ламассу» и выглядели как крылатые существа с человеческой головой и телом быка или льва. Первые изображения этих духов датируются 3000-м годом до нашей эры. Прообразом ламассу стала шумерская богиня-защитница Ламма — посредник между миром богов и людей.


Огромные духи-хранители служили привратниками храмов и дворцов правителей Древней Месопотамии. Их образ происходит от шумерской богини Ламмы (справа). Ее поднятые руки символизируют молитву смертного, обращенную к богам.

Боги Древней Греции — тоже немного ангелы

Эллинистическая культура оказала огромное влияние на искусство стран Средиземноморья. Христианская вера зародилась именно в этом регионе, поэтому отголоски мифов Древней Греции проникли в визуальные образы новой религии. Классический облик ангела — крылатый юноша или девушка — перекликается с изображениями древнегреческого бога любви Эроса (он же Амур и Купидон) и богини победы Ники (Виктория у древних римлян).


Крылья Купидона символизировали ветреное влечение и свободу воли влюбленных — они всегда могли передумать и «улететь» друг от друга. Ника использовала крылья, чтобы облетать поле боя. Также они были символом ее скорости и силы.

Проводником воли богов служил другой представитель пантеона Древней Греции — Гермес. Вместо крыльев он использовал крылатые сандалии.

Приносить вести с Олимпа Гермесу помогали крылатые сандалии – таларии.

Только образ Купидона сохранил большую известность до сих пор. Он закрепился в классическом западном искусстве, был популярен в средние века и в эпоху Ренессанса; стал символом любви и Дня Святого Валентина.

Формирование образа ангелов в христианской культуре

Слово «ангел» у большинства современных людей ассоциируется с человеком неземной красоты в развевающихся светлых одеждах и с белоснежными крыльями. Однако, привычный образ сформировался не сразу.

Как ангелы обрели крылья


Самый узнаваемый атрибут ангелов — крылья — не упоминается ни в одном из библейских текстов.

В каноничных текстах посланники Бога описаны весьма скупо, несмотря на то, что они активно взаимодействуют с человечеством. В Библии ангелы упоминаются около 273-х раз, но практически нигде не указано наличие у них крыльев. Однако, ангелов безошибочно узнают по сияющим одеждам и особой ауре божественного присутствия.

На этих же чертах внешности заостряют внимание писатели Евангелие. Матфей, Лука, Марк, Иоанн описывают ангелов, как юношей в белоснежных одеждах, но не говорят ни слова о крыльях.

«И вдруг случилось сильное землетрясение – ангел Господа спустился с небес, откатил камень и сел на него. Его лицо сияло подобно молнии, одежды были белые, как снег».

Евангелие от Матфея

Не исключено, что раннехристианские художники не изображали ангелов с крыльями, чтобы избежать путаницы с языческими божествами.


Гробница Присциллы 3-го века н.э. Архангел Гавриил (справа) сообщает Деве Марии о будущем рождении Спасителя. Фигура посланника Бога не отличается от фигуры простого человека.

Более подробно ангельский облик описан в апокрифах Ветхого Завета, а в частности – в книге Еноха. Хотя эти тексты не являются библейским каноном, они оказали влияние на изображение ангелов в искусстве. Согласно Еноху, ангелы получили крылья, чтобы узнать размеры Рая. Он же дает их подробное описание в Книге тайн.

«И явились мне два мужа столь великих, каких не видел прежде на земле. Их лица сияли, словно солнце, глаза источали свет, из уст вырывалось пламя. Одежды струились, словно морская пена, крылья были ярче золота, а руки – белее снега».

Вторая книга Еноха. Книга тайн

Любопытным примером изменения традиционного канона в иконографии является мозаика на триумфальной арке базилики Санта-Мария-Маджоре. На ней Дева Мария восседает на троне в окружении крылатых ангелов. При реставрации под мозаикой найден подготовительный рисунок – синопия. На нем ангелы были изображены без крыльев.

Мозаика Благовещения Девы Марии, выполненная в 432 году н.э. по заказу Папы Римского Сикста III. На первичном эскизе ангелы крыльев не имели.

Подробнее о том, как ангелы обрели крылья, можно прочитать здесь.

К вопросу о половой принадлежности

Богословы определяют ангелов как существ духовной материи, которые не едят, не потеют и не имеют пола. Тем не менее, в изобразительном искусстве эти каноны соблюдались не всегда.

В Ветхом Завете ангелы описываются как мужчины, их называют «сыны Божии». Их влечение к человеческим женщинам привело к рождению великанов нефалимов и Великому потопу.

«Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал».

Книга Бытия

Мужское описание ангелов подкрепляется изображением архангела Михаила в римском комплексе гробниц Виа Латина II века н.э. Ангел, явившийся пророку Валааму, был бородат. Не исключено, что причина этому – невысокий авторитет женщин в обществе того времени. Посланник Бога олицетворяет часть его могущества и силы и, по мнению раннехристианских художников, обязательно должен быть мужчиной.


Один и тот же сюжет с разницей в 17 веков. Ангел стал андрогином и приобрел крылья.

С развитием религиозной мысли концепция вестников Бога стала яснее, и они утратили ярко выраженные половые признаки – бороду, грудь, грубые черты лица. Художники соблюдали церковный канон вплоть до XIX века и изображали ангелов бесполыми существами.


Андрогинность стала отражением их духовной сущности – эти существа лишены первородного греха.

Традиционное правило стало игнорироваться в XIX веке, особенно – в оформлении мест упокоения. Образ ангела-женщины удачно сочетался с образом плакальщицы.


С XIX века в искусстве появились ангелы-женщины.

Нимб – зримая святость

Ангелы и святые в христианстве нередко изображаются с сияющим ореолом над головой. Он символизирует исходящее от них божественное сияние и святость. Этот выразительный прием изобретен задолго до христианских художников. Свет в форме круга у головы сопровождал языческих богов Солнца, правителей и героев древности.


У солярных богов ореол над головой был олицетворением солнечного диска и божественного сияния, а у августейших особ – отражением их высокого статуса. Ра (слева), Гелиос (в центре), профиль царя Птолемея III.

В христианском искусстве нимбы появляются не ранее IV века н.э. Изначально они изображались как простой круг, в который вписывалась голова. С изменением традиций в изобразительном искусстве, появляется проблема изображения нимба в перспективе. Его стали изображать как плоский диск, прикрепленный к темени или как сияющий круг, похожий на диадему. Некоторые художники дословно интерпретировали значение слова «нимб» и писали ангелов с золотистым свечением вокруг головы.


Художники столетиями экспериментировали с изображением сияния, которое окружает ангелов и святых.

Ангелы в видеоиграх

Библейские сюжеты – неотъемлемая часть западной культуры. Они – источник вдохновения для многих поколений художников и писателей. Не удивительно, что образ божественных посланников не обошел стороной и видеоигры. Рассмотрим, как ангелы представлены в некоторых популярных играх.

Серия игр Diablo. Ангел на страже человечества.

В 2000 году вышла в свет легендарная Diablo 2. Одним из ключевых персонажей этой RPG был архангел Тираэль. Популярность игры и впечатляющий дизайн сделали его известнейшим ангелом в мире игр.

Законы Небес не позволяют ему прямо вмешиваться в борьбу людей с силами зла. Чаще Тираэль выступает как сторонний зритель или оказывает косвенную помощь. Хотя игрок и не видит проявлений силы ангела, сомнений в его могуществе нет. Чем же дизайн архангела от Blizzard столь интересен?

1. Лицо Тираэля скрыто в тени капюшона. Этот простой, но сильный визуальный прием придает образу таинственность и не позволяет однозначно идентифицировать архангела как создание из плоти и крови, несмотря на антропоморфность фигуры. Игрок может заглянуть в глаза ангелу лишь после того, как тот станет смертным.

Лицо – первое, что ищет человеческий взгляд. Этот навык, приобретенный в ходе эволюции, позволяет по выражению лица определять эмоции и быстро вырабатывать ответную реакцию. Архангел обретает лицо, но лишается бессмертия.

2. Тираэль носит золотую броню, похожую на готический доспех XV века. Архангел не участвует в сражениях, но у игрока не возникает сомнений в том, что он – воин. Его доспех прикрыт табардом – этот элемент одежды, как и капюшон, напоминает одеяния средневековых монахов.


Готический доспех легко узнать по множеству острых углов. После изгнания Тираэля броня утратила свой блеск и стала потрепанной.

3. Яркой и запоминающейся чертой образа стали необычные крылья. Дизайнеры Blizzard модернизировали историческую концепцию – крылья Тираэля выглядят как волны сияющего света и имеют нематериальную природу. Чтобы помочь зрителю понять, что это действительно крылья, а не щупальца, в их основании расположен элемент доспеха в виде перьев.

Крылья Тираэля созданы из энергии и не имеют перьев. Тем не менее, это не мешает распознать в нем ангела благодаря узнаваемому силуэту.


Пойдя наперекор воле ангельского совета ради спасения человечества, Тираэль становится изгнанником. Он лишается своего могущества и крыльев.

Внешность Тираэля стала основой для создания образа остальных ангелов, представленных в Diablo 3. Преемственность дизайна позволяет без труда отнести их к одной фракции. Тем не менее, каждый архангел имеет уникальные черты внешности, соответствующие аспектам мироздания – доблести, справедливости, надежде, судьбы и смерти.


Слева направо – доблесть (главенствующее положение этого аспекта подчеркнуто массивным нимбом; небеса и ад находятся в состоянии войны), справедливость, надежда, мудрость, смерть.

Древняя раса в серии игр Heroes of Might and Magic

Впервые ангелы появились в HoMM III, выпущенной в 1999 году. Это сильные бойцы, способные воскрешать павших соратников и наносить огромный урон демонам. Концепт-художники при работе над третьей частью вдохновлялись произведениями классиков. Бородатые и кудрявые архангелы напоминают греческих воинов в античном доспехе, с анатомической кирасой, кожаными птеругами и характерными поножами. Ангелы одеты проще — в греческий хитон. Вооружены они как воины средневековой Европы: двуручным фламбергом, мечом и английским щитом.


Ангелы и архангелы (первое и третье изображение) создавались на основе классического образа.

Экипировка ангела четвертой части HoMM представляет странную смесь доспехов разных эпох. Торс ангела прикрывает античная кираса, а под ней надета кольчуга, которая защищает также и голову. Если кольчужная защита и была известна еще до нашей эры, то наплечники, набедренники, поножи и сабатоны явно срисованы с доспехов средневековых рыцарей.


В Heroes of Might and Magic 4 экипировка ангела собрана из деталей доспехов античности и средневековья.

Пятая часть HoMM, вышедшая в 2006 году, заложила основу внешнего облика остальных ангелов серии. Это белокурые создания с огромными крыльями, одетые в длинное монашеское платье и латный доспех. Вооружен ангел огромным мечом, достойным героя аниме. Не исключено, что идея скрыть лицо архангела (вторая ступень развития юнита в игре) под капюшоном почерпнута вышедшей ранее Diablo 2.


Хотя ангелы Эльрата не являются христианами, их образ дополняется распятиями (крест на шее и характерная форма гарды меча).

Следующие части HoMM придерживались заложенной концепции. Улучшение графического движка позволило сделать текстуры и узоры на доспехах, мече и платье интереснее. Ангелы стали позиционироваться как биологический вид, способный стареть и размножаться. Приобрели они и негативные черты – один из героев VI части даже пользуется темной магией ради мести.


Предводитель ангелов (в центре) имеет дополнительную пару крыльев, чтобы его силуэт отличался от простых бойцов.

Darksiders. Если бы ангелы спустились с небес сегодня

Необычный взгляд на ангелов предлагает серия игр Darksiders. Если в прошлых играх они представлены как могучие бойцы, которые могут сокрушать в одиночку десятки чудовищ, то в Darksiders ангелы — обычные «мобы». Главный герой – далеко не простой смертный, поэтому он сражается и взаимодействует с ними на равных.

Над дизайном игры работал Джо Мадурейра – известный художник комиксов по вселенной Marvel. Ангелы в его концептах выше человека на несколько голов и похожи на киборгов с пернатыми крыльями. Толщина брони и рубленые изгибы пластин доспеха выглядят так, будто сделаны на промышленном заводе. Это придает их образу налет футуристичности.


Действие игры разворачивается в современном мире. Средневековый доспех в таких условиях был бы неуместен.

Создавая концепт, отличающийся от традиционного, художник должен сохранить его узнаваемым. Главный атрибут внешности ангела, формирующий характерный силуэт – пернатые крылья за спиной.


Ангел Darksiders, лишенный крыльев, вполне мог бы вооружиться бластером и стать бойцом в игре на фантастическую тематику.

Заключение

«Мы все выросли с идеей, что ангелы – это дети Бога, что смотрят на нас с небес. Теперь мы взяли этот архетип и перевернули с ног на голову».

Тодд Славкин, исполнительный продюсер сериала «Сумеречные охотники».

Чтобы удивить зрителя, сценаристы и художники меняют устоявшиеся концепции. Это актуально для всех проявлений популярной культуры – изобразительного искусства, видеоигр, фильмов, литературы. Непогрешимые посланники Бога становятся похожи на людей. Им ведомы страсти и личные амбиции. Борьба с посланниками ада для некоторых из них становится важнее, чем защита главного божьего творения.

Экспериментируя с образом ангела, необходимо помнить о каноничных чертах:

1. Крылья – краса и гордость ангела. Их наличие позволяет безошибочно определить принадлежность персонажа, а остальные атрибуты лишь дополняют образ. Не обязательно ограничиваться одной парой крыльев – христианская традиция допускает наличие у ангелов даже трех пар. Игроделы могут таким образом подчеркнуть статус ангельского «босса».

2. Ангел – духовное существо, несущее в себе частицу силы Создателя. От него исходит золотистое сияние.

3. В одежде ангелы предпочитают свободные одеяния священнослужителей – далматику, рясы, монашеские платья.

4. Собираясь в бой, ангел предпочтет средневековый латный доспех или снаряжение античных воинов.

5. Он крушит демонов мечом или копьем – оружием стереотипного рыцаря.

6. Божественный вестник ассоциируется с добром и светом, несмотря на неоднозначность его образа в современности. Ангел облачен в одежду и броню светлых оттенков.

Ангел с крыльями

1

Он был жалок, убог, печален.
Часто кашлял и шмыгал носом.
«Дурачок» – ему вслед шептали
Все подряд, и глядели косо.
Делал вид, что не обижался,
Был приветлив, учтив, радушен.
Притворялся, и улыбался,
Пропуская смешки сквозь уши.
«Смейтесь! – мыслил. – Смотрите сверху!
Я вас выше! Уж я-то знаю!
Ваш удел – мерить вашей меркой!
И за это я вас прощаю!»
Он бродил, незаметной мышкой,
В переулках, где меньше шума,
Спрятан в серенькое пальтишко,
Весь утоплен в каких-то думах.

По ночам кто-то роет норы,
В темноте, да в любвеобилии…
И, конечно, не видел город,
Как себе он построил крылья!

Он с балкона шагнул, готовый
Испытать остроту полёта,
И… взлетел! – словно лист кленовый! –
Для себя, а не для почёта.
Пролетел он над крыш хребтами –
Изголовьями спящих зданий –
И, за городом, над полями,
Всё парил, до зари до ранней.
Приземлился: устал. Снял крылья,
Положил их в мешок походный,
И обратно, в мир косорылья,
Пешим шагом, в свой дом высотный.

Вот, идёт… Под ногами травы
Намурлыкивают о вечном.
Травы правы, – конечно, правы! –
Что приветливы с первым встречным!
Птицы трелью трещат, ликуют:
Им неведом удел бескрылый;
Жрут червей, да и в ус не дуют!
Свет им божий – родной и милый!
Стадо мух пронеслось над носом,
Громко хлопая крыльев хором,
Скрылось там, где-то за навозом,
Что кучкуется косогором…
Хат трухлявых рядочек узкий…
Там, внутри, детвора… иконки…
Мужики те, что пьют «по-русски»,
Полногрудые их бабёнки…

Вдруг, он видит, корову доит
Молодая доярка… Фея!
Залюбуешься молодою!
Встал как вкопанный он, глазея.
А она, не заметив взгляда,
Песню звонкую петь пустилась.
(Оттопырился край халата…
Часть груди её оголилась.)
Ветерок дунул над покосом,
Свежий запах пронёс осоки…
Он закашлялся, шмыгнул носом,
И мешок уронил под ноги!

«Ой! Ты кто?!» – испугалась Фея.
«Я, – сказал он, подумав. – Ангел!»
«Бе-е–е» — бесстыже косясь, проблеял
Козлик, пасшийся на полянке.
Фея:
– Ангел?! Странно… А где же крылья?
Ангел:
– Тут, в мешке… (указал под ноги)
Чтоб людей не смешить, их скрыл я,
Как советовали мне боги.
Мы и так часто воду мутим,
Прилетая сюда из Рая:
Что летать на потеху людям,
Души алчущих искушая?

Да… он мудр, это видно сразу.
Но ужасно несимпатичен
(Даже, будто, противен глазу),
Но… так странен и необычен!
В этом сером трико домашнем,
В этих тапках, на босу ногу…
Ах! не он ли был сном вчерашним,
Ей привидевшимся?! ей-богу,
Он!!! Глаза её заблестели.
И румянцем покрылись щёки.

Фея:
– А откуда Вы прилетели?
Может быть, молочка? с дороги?
Ангел:
– Нет, спасибо… Я сверху, с неба…
Мы позавтракали… у бога.
Там полно колбасы и хлеба!
Есть, что съесть! Да и выпить – много!
Фея:
– А куда Вы теперь идёте?
Ангел:
– Сам не знаю (пожал плечами).
Брат наш ночью всегда в работе…
Спать иду; днём мы спим – сурками…
До свидания! Рад был встрече!
Фея:
– А хотите, зайдите, в гости!
Правда, быт у нас – человечий…
И мои все на сенокосе…
Ангел:
– Нет, простите, мы днём не ходим.
Фея:
– Прилетайте тогда средь ночи!
Ангел:
– А Вы песню свою споёте?
Фея:
– Спеть для Вас буду рада, очень!
Ангел:
– Только Вы не проспите! Ладно?
Фея:
– Я открою окно заранее!
Ангел:
– А какое?
Фея:
– Вон то!
Ангел:
– Понятно.
До свидания!
Фея:
– До свиданья!

2

Шёл четверг, удлинённый летом.
Телевизор являл кошмары.
Крылья выкрасив белым цветом,
Ангел пел под трезвон гитары.
Он любил благозвучье красок,
Порождённое нот сплетеньем.
Всё вокруг расцветало сразу,
Вопреки всем земным сомненьям.

Песня:

«Напророчу себе я счастья,
Напророчу себе успеха!
Сколько можно считать напасти,
За прорехой терпя прореху?
Счастье видится глупой птицей,
Что, летая за птицеловом,
Всё не там, где светлей, гнездится,
И не с теми, кто с добрым словом.

Нет! Не стоит впадать в печали!
Надо грусть прогонять почаще.
Как Мудрец говорил в Начале:
«Только ищущий да обрящет!»
Сидя, высидишь ли удачу?
Да запутавшись в одеяле…
Сам возьму и переиначу
Всё, что звёзды предначертали!

Чтобы тьмы никогда не видеть,
Стану свет излучать всем духом!
Чтобы счастье собой насытить,
Вопреки всем мирским разрухам.
Превратить можно счастье в ношу…
Нет! Я буду жить по-иному!
Свою жизнь ни за что не брошу
На алтарь миражу пустому!»

– Брям! – струна, на последнем звуке,
Порвалась! Нехороший признак…
На балконе вскричал в испуге
Неожиданной птицы призрак.
«КА-ар! Кар!» – прокричало нечто
И, взметнувшись, исчезло… странно…
«Откопал ли, царевич, меч ты?!» –
Донеслось вдруг с телеэкрана.
И трёхглавый дурак, в три пасти
Изрыгая и вонь, и пламя,
Разрывает коня на части
И царевича бьёт ногами!!!

И… смеркалось… Ах, как смеркалось!
Сумрак сумраку рознь… ведь правда?
Залунявилась неба шалость,
В ожидании звездопада…

Ангел, выбрит и чист, весь в белом,
На балконе расправил крылья.
Вдохновенно душа пропела:
«Верь, мой друг, сказка станет былью!»
Взмах… и ввысь! Ветерок – попутчик!
Диск луны вставлен в неба привод,
Звёзды зыркают из-за тучек…
Как красиво! Ах, как красиво!!!

3

Вот та самая деревушка.
– Фу-у-у! (Тот самый навоз вонючий!)
Та корявенькая избушка.
Из окна голосок певучий.
Фея (поёт):
– Эта песня – не просто песня,
Это исповедь, откровенье.
Тайне девичьей в сердце тесно.
Мне явилось вчера виденье!
Белый ангел, мой белый ангел,
Надо мною кружился птицей.
Моё сердце любовью ранил,
Свет пролив на мою темницу…

Ангел (кашляет):
– Кхе-кхе-кхе!
Фея:
– Кто там?
Ангел:
– Я.
Фея:
– Входите!
Ангел:
– Нет-нет! Пойте! Ваш голос – чудо!
Я присяду тут, на корыте,
И тихонечко слушать буду.
Фея:
– Что вы! Что вы! Там пёс наш, Тузик,
Непривязанный где-то рыщет.
Не дай бог, вам крыло откусит!
Он любитель пернатой пищи.
Ангел:
– В самом деле?
Фея:
– Тут вам не в небе.
Тут – Земля. Всё кишит зубами!
Горы, реки, леса и степи.
Да и мухи, вон, с комарами…
На завалинку наступайте.
Обопритесь на подоконник.
Извините, я тут в халате…
Вот сидела, читала сонник.
А потом уж, когда стемнело –
Снова, нехристи, свет забрали! –
Песню эту для вас запела,
Чтоб во тьме вы не заплутали.
Ангел:
– У вас сказочно ясный голос!
Даже в райских просторах трудно
Было б встретить чудесней образ,
Чем рождённый сиюминутно
Вашей песней!
Фея:
– Да ладно! Что вы!
Не пою я, а так… лишь ною…
Да и то, только для коровы,
Чтоб удвоить её удои.
Батька с мамкой, братья и сёстры
Всё ругают: кончай гнусавить!
По ушам, мол, как бритвой острой!
И смолкаю. Я не горда ведь…
Ангел:
– Нет! Нет! Вы рождены для пенья!
А родню вам не надо слушать.
Им Господь, знать, не дал прозренья,
И медведь истоптал все уши.
Пойте! Да… как зовут вас?
Фея:
– Вера.
Ангел:
– Пойте, Вера! и верьте в счастье!
Как луч солнца мир красит серый,
Так и песни всем души красят!
Верьте, Вера! Уж я-то знаю,
Мной проверено, верить – важно!
Верю я, когда ввысь взлетаю,
Оттого и лететь не страшно!
Фея:
– Вы, наверное, там, над бездной,
Много всяких чудес видали!
Ангел:
– Да. Суть сущности бестелесной,
Без болезней и без печали.
Царство духа в садах Радушья.
Благоденствие в благовонье…
Рай прекрасен! Но рвался в глушь я,
Сеять звуков живых трезвонье.
Загрустят дети бога всуе,
Ну а я – тут как тут! – сквозь тучи,
Песню в воздухе нарисую.
Глядь, и станет кому-то лучше!
Сердце к людям пробиться рвётся.
Всеми правдами, всем доверьем.
Как сквозь вечную тьму луч солнца,
На потребу земным материям.
…Там, на звёздах, красиво очень.
Всё блестит! И сверкает чудно.
Аж глядеть не хватает мочи.
Но тоска… ведь совсем безлюдно.
Поглядишь с высоты на землю,
Люди – маленькие пылинки…
Так соскучишься за неделю,
Сами катятся с глаз слезинки!
В офис к богу летишь, с прошеньем:
Отпусти, что ли… на денёчек!
Вниз, к мирянам, к воде, к растеньям.
На родимой земли кусочек!
Добр Господь, бородой седою
Покачнёт, улыбнётся светом,
Мол, лети, дурень, чёрт с тобою!
Передай от меня привет им.

Фея Вера внимала молча,
В умилении с вдохновеньем.
Мир являлся ей вдруг, средь ночи,
Разноцветным чудным виденьем.
Вера верила каждой букве,
Что слетала к ней с губ пришельца,
И, к груди прижимая руки,
Замирала душой и сердцем.
Ангел пел, так светло, задорно,
Глушь ночную пронзая звоном,
Что не слышал никто, как чёрный
За окном прогорланил ворон.
И не видели звёзд глазёнки,
Как тот ворон, оскалясь зверем,
Злобно зыркнув, исчез в сторонке,
Растворясь за незримой дверью.
Песни звук, словно повод жизни –
Изливаться от духа к слуху,
Порождение светлой мысли,
Неугодное злому нюху.

Ночь на убыль – антракт свиданьям!
Человечьих часов правитель
Гонит вскачь! Вопреки желаньям.
Не щадя сокровенных нитей.
Новый день – новый царь волнений.
Попрощавшись, до скорой встречи,
Улетел, и унёс виденья
Ангел, крылья надев на плечи.
Фее – дёргать коровье вымя.
А ему – снова перья править.
Но судьба уже между ними
Пролила полведра добра… ведь…
…не врал он ей ни мгновенья.
Кто крылат, видит мир иначе.
По её же уразуменью,
Видеть невидаль – лишь к удаче!
И ждала она, с новой силой,
Новой встречи. И сердце билось
В клетке, птицею длиннокрылой,
Уповая на божью милость.

4

Утро раннее распахнуло
Весь* небесную над колхозом.
Чуть привстала Земля, зевнула,
И обратно – в подушку носом!
«Нет, вставай! – прозвенело Солнце.
– А не то как возьму, огрею!
До больницы бежать придётся!»
Земля:
– Да отстань! Я и так болею!
Солнце:
– Что с тобой, голова два уха?!
Земля:
– В полушарии левом что-то
С самой ночи жужжит, как муха!
Посмотри, что там?
Солнце:
– Там болото…
Земля:
– Знаю! Дальше!
Солнце:
– Озёра, степи…
Люди…
Земля:
– Люди?! Помилуй боже!..

Люди:
«Ванька, глянь, человек! Там… в небе!»
«Где? …не-е-е… этого быть не может.
Это птица.» – «Да сам ты Филин!
Говорю же! Вон, ноги в брюках!»
«Как-то странно летит…» – «Подбили…
Видно, местные кто… бандюги!»
«Разобьётся сейчас о землю!»
«Нет… Скорее, в пруду утонет!»

Человек, притяженью внемля,
Нёсся вниз! Смерти злой в ладони
Падал он! И, пока он падал,
Размышлял: «Что же это было?
За мечты мне пришла расплата?
Иль какая-то злая сила
Прицепилась? Кто был тот тёмный
Силуэт, промелькнувший рядом?
Вроде птицы какой огромной
С леденящим смертельно взглядом…
Это Он меня сбил с маршрута!
Что бы мне над болотом делать?!
И стрелок этот… почему-то
Не промазал, пальнул умело!
Всё! Приехали…»
Бац!
Что?!
В сено!!!
Будто кто подложил специально!
Слава богу! Ушиб колено,
Ну а в целом – живой! – нормально!
Люди:
«Ванька, глянь-ка, крылом шевелит!»
«Что ты?! Это наверно ветер…»
«Ветер, Ваня, в башке от хмеля,
Что застопорил на рассвете!
…Парень? Жив? Что молчишь?»
Ангел:
– Почти что…
Ванька:
– Вправду, жив! Ну и слава богу!
Водки выпьешь?
Ангел:
– Не пью я…
Ванька:
– Ишь ты!
Ангел:
– А вообще-то, давай… немного.

5

Вот тебе – и питьё и пища!
Как награда за все старанья.
Кепку набок… из сапожища
Достаёт поллитровку Ваня:
– За удачное приземленье!
Ангел:
– Фу-х, крепка!
Ванька:
– Не свята водица!
Но за нынешний День Спасенья –
Надо! Вдребезги мог разбиться!
…что с ногой?
Ангел:
– Заживёт до свадьбы.
Вот крыло… в пух и прах…
Ванька:
– Как с гриля!
Ангел:
– Лучше кости переломать бы,
Чем крыло!
Ванька:
– По второй? За крылья?!
Да… Михалыч, ты может… тоже?
Михалыч:
– Сам же знаешь, не пью я водку!
Язва мучает, не дай боже…
Ванька:
– Язва! дома со сковородкой?!
Знаю-знаю, зовут Полиной!
Михалыч (улыбаясь):
– Эх, болтун ты!
Ванька:
– Да ладно, что там…
Михалыч:
– Оторвать бы язык твой длинный!
Ванька:
– Вот вам, здравствуйте! С новым годом!

…Третий тост «на троих» подняли.
Ангел:
– Нет, бескрылым быть снова – тошно!
Михалыч:
– Да, крепка!
Ванька:
– Ну, о чём печали?!
Вот, ромашкой занюхать можно!

Слово за слово, ладным слогом:
Михалыч (Ангелу):
– Нет, скажи-ка мне, для начала,
Что ты в космос полез, ей-богу?
Тебе что? самолётов мало?!
Ангел:
– Просто небо хотел пощупать.
Ещё с детства… вот так… всем сердцем…
Для кого-то, конечно, глупость,
Мне, всей жизни суть, – с богом спеться!
Сколько лет по ночам бессонным
Я, перо за пером, их строил,
Свои крылья… забыв законы
Притяженья мирского роя…
Михалыч:
– Не горюй, друг Икар! Всё будет!
Были б руки, а крылья справим.
И в Народе есть тоже люди,
И дана эта жизнь не зря им!
Ванька:
– Слышь, Михалыч, давай, короче!
Михалыч:
– Есть у нас тут кузнец хороший.
Всё скуёт тебе, что захочешь!
И возьмёт за всё – литр, не больше.
Ванька:
– Что кузнец?! А портниха, Нюрка?!
Так заштопает – не заметишь!
Я два раза, вон, рвал тужурку…
И не страшно порвать и в третий:
Мастерица она, от бога!
И в постели умеет, кстати…
Михалыч:
– Нет! Ветврач наш – верней намного,
Всю скотину целит не глядя!
Вот недавно, в четверг… нет, в среду…
Вру! – во вторник! У нас за дачей,
Петуха Лёшка сбил мопедом…
Починил!!! До сих пор кудахчет!
И тебе приживит, обратно,
Твои крылышки – будь спокоен! –
Вправит, выправит аккуратно!
Если только он не в запое…
Ванька:
– Значит, едем мастрячить крылья?!
Михалыч:
– Едем! вместе, к ветеринару!
Ангел:
– Эх, Россея – тоска кобылья!
Пей да пой… жаль, не взял гитару!
Ванька:
– Есть гармошка!
Ангел:
– А где?!
Ванька:
– А в лодке!
Ангел:
– Ну а лодка?
Ванька:
– Да, вон, в осоке!
Михалыч:
– Всё! Поплыли! И хватит водки!
Ванька:
– Где тут хватит?! Нам путь далёкий…

…По течению на казанке,
Как гуляючи по дорожке…
И разлил свою песню Ангел
Под разливы хмельной гармошки!

6

Третьи сутки не знала Вера,
Что ей делать, куда податься.
Светел день, только ей – всё серо!
На часах 18.20,
А она до сих пор не ела.
И свинью накормить забыла.
Вон, комар, сучий кот, ест тело,
Ей не больно… напротив – мило!
Кто-то спросит, мол, что случилось?
Что с тобою? Скажи, в чём дело?
А она в ответ: «Сделай милость,
Отойди! пока ноги целы!»

А тем времечком… за простором,
За семь вёрст, и за три разлуки,
Шла работища, делом спорым!
Чудо знали людские руки!
Из курино-гусиных перьев
Всем незанятым населеньем
Мастерили, семь раз отмерив,
Крылья с истинным вдохновеньем!
Все старались (причём задаром!)
И кузнец, и портниха Нюра,
И Михалыч с ветеринаром…
Сам завхоз из Дворца Культуры
Прибежал, принимать участье!
А позднее и председатель!
Посмотрел – и, забыв о власти,
Говорит: «Знаешь что, приятель,
Оставайся у нас в посёлке!
Нам Мечтатель, я понял, нужен.
В окрылении много толку –
Люди, вижу, раскрыли души!»

Первый блин – мудрено ли? – комом!
(Знать, и впрямь не летают куры):
Рухнул ангел в бурьян за домом,
В утешенье соседкам хмурым.
Ангел:
– Нет… перо тяжелее брони!
Кто-то:
– Из каких же ты раньше делал?
Ангел:
– С тех, что падали на балкон мне
Поутру… ещё зорька пела
Всякий раз…
Кто-то:
– Так ведь это – годы?!
Ангел:
– С той поры, как читать стал книги,
И узнал, что такое ноты.
Кто-то:
– Так крылатым быть – труд великий!

Председатель созвал собранье.
Председатель:
– Земляки! Люди! Братцы! Сёстры!
Попрошу проявить вниманье!
Встал вопрос на повестке… остро.
В век технического прогресса,
В век цивильных коммуникаций,
Процветанья культуры, прессы
И других важных информаций,
Неужели же, всем колхозом,
Одному чудаку не можем
Мы помочь?! Вот с таким вопросом
Обращаюсь к вам, братцы. Что же
Можно тут предпринять? Не слышу
Предложений! Да, трудно думать…
Но на то мы и разум высший –
Больше мыслей! И меньше шума!
Ну – смелее! – кто скажет первым?
Ты, Петровна?
Петровна:
– Я что гутарю…
Надо взять и всем энтим стервам
Всем совхозом начистить хари!
Председатель:
– А… кому?!
Петровна:
– И курам и уткам!
Их же перья не помогают!
Председатель:
– Фу-х… ребята, не место шуткам!
Все устали, я понимаю,
Но пора здраво мыслить взяться!
– Я хочу… – изрекла портниха.
Председатель:
– Перестань, Нюрка, здесь некстати!
(Хохот в зале.) Ну, тихо! Тихо!

Встал кузнец: – Я прошу прощенья…
Народилась одна мыслишка:
Президенту послать прошение…
Он умнее…
Председатель:
– Ну, это слишком!
Топот. Грохот. Вбегает Ваня:
– Всё, сельчане, конец дискуссий!
Пока вы тут вели собранье,
Улетел он!..
Все:
– Как?!
Ванька:
– Сам не в курсе!
Уж под утро, мой пёс залаял,
Выхожу, солнце встало, ярко…
Ну а он мне: «Я улетаю!
Понимаешь ли, ждёт доярка…
Передай всем, что не забуду
И, возможно, вернусь однажды.
И… стремись, – говорит мне, – к чуду!
Чудо может случиться с каждым.»

7

День был солнечным, но не жарким.
Над бескрайним простором рея,
Ангел нёсся к своей доярке,
К своей сладкоголосой Фее.
Одиночества голос долгий
Единит человечьи души.
И ни склоки, ни кривотолки
Не способны их связь разрушить!
Непредвиденная разлука
Доказала ему и Фее,
Что нет смысла им друг без друга
Жить, от слёз усыхать, старея…
Ангел:
«Вот она! Вот Любовь! Здесь! Слышу
Голосов её всеобъятье!
Тише, ветры! Прошу вас, тише!
Ведь не вправе ей не внимать я!»

Незаметно сгустились тени.
Чернота кольцевала сферу.
Слаб землянин, в том нет сомнений,
Пред внезапной грозы Химерой.
Засигналили молний вспышки!
Загремела громада грома:
«Размечтался ты что-то слишком!
Полетал? – не мешай другому!»
Вот и ливень. Промокший Ангел
Опустился на землю тут же.
Местом вынужденной посадки
Оказалась большая лужа
Посреди десяти домишек,
Составляющих поселенье.
Три бабуси и пять детишек
Подбежали в одно мгновенье.
Бабуся:
– Он!!! Его я видала в хате!
Этот бес напугал нас в полночь!
Колька! ну-ка, беги за батей!
Колька:
– Ух! Задаст тебе батька, сволочь!

В грязной луже, размером с площадь,
Бедный Ангел, чернее чёрта,
Так увяз, что иная лошадь
Заявить не смогла бы твёрдо,
Что ей вынуть его под силу!
Собрались мужики и бабы.
Крепко держат лопаты, вилы.
Ангел:
– Что ж, представиться мне пора бы…

Не успел! Сбили с ног, избили,
Налетев оголтелой стаей.
Поломали, порвали крылья.
И закрыли, связав, в сарае.

«Что же вы – человекобесы –
Натворили? – он вслух промыслил.
– Мир – Театр… Кто ж ставит пьесы?
Заигрались… в людей ли? В крыс ли?
Сколько правд для любых событий!
Сколько гадостей вековечных!
Человек – сам актёр и зритель –
Что несёшь ты в горбах заплечных?
Крылья?! Нет… Роль, порой чужую…
А успел ли прочесть сценарий –
Тот, что сам начеркал вслепую,
Под мотивы всеобщей хмари?
Год за годом, как мыши в норах,
Как кроты. Всё – в свою темницу.
Врозь кулисы, а души в шторах…
Умирают в зашторье птицы!
Больно… Страх… там, внутри, под кожей.
За себя? Нет! За Представленье!
За неслаженность труппы божьей,
За спектакль людского тления…»

– Ха-ха-ха! Вот и я о том же! –
Донеслось из угла напротив:
Что-то чёрное, полулёжа,
Там сидело.
– Как в анекдоте:
Не живём, над собой хохочем!
Ангел:
– Кто тут?
Голос:
– Я тут – виновник шума,
Происшедшего этой ночью…
Отдохнуть здесь немного вздумал.

Он привстал, оперенье скинул.
Маску ворона снял – исчадье! –
И, ехидную скорчив мину,
Прокартавил:
– Привет, приятель!
Вот придурки – нашли с кем путать!
Я же – Ворон! А ты – цыпленок.
Что летаешь ты – просто чудо:
Нет ведь вовсе в тебе силёнок!
Слышал я, как мозги ты паришь
Недотёпам, о Высшей Сути.
Божьи твари есть божьи твари,
И какие там, к чёрту, люди!
Современной эпохи детям
В век безумств, где не счесть соблазнов,
Проповедовать добродетель
Глупо (даже небезопасно!).
Может, ныне живущей массе
И не нужно цветов и фруктов?!
Слаще – запах машинных масел
И отходы нефтепродуктов?!
Человечеству жизнь – охота.
Все на всех остро точат зубы.
Кто-то должен убить кого-то,
Чтоб насытиться мясом трупа!
На поверхности подсознанья,
Там, где Дьявол щекочет мысли,
Все мы – Грязи и Тьмы создания,
Нашей грешности рой бесчислен.
Мир, как блохами пёс, взъерошен.
Человечья душа – берлога.
Эти твари, под толщей кожи, –
Жертвы алчности и порока!
Ангел:
– Ты не прав.
Демон:
– Чем докажешь? Нечем!
Ангел:
– Оттого-то мне и обидней,
Что пред чёртом бессильны речи:
Смысл Слова не виден злыдню!
А прибей чёрта, за чертою
Будешь сам…
Демон:
– Полужив, а учит!
Раздавить бы, одной ногою,
Да пусть эти глумятся лучше.
Всё. Прощай, добродушный слизень!
Ангел:
– Я прощу… жаль, не станет проще…

Бес исчез в необъятной выси.
А судьба потянула вожжи…

Из-за стен, уже слышно было,
Расшумелся народ горячий:
«Сжечь нечистую эту силу!
Вместе с хлевом, к чертям собачьим!»
Сиротка:
– Ну а, может, не надо всё же?
Строил хлев мой покойный батя…
Мужики:
– Тебе что, твой сарай дороже
Мирной жизни твоих собратьев?!
Сиротка:
– Батя мой, Долгогоров Павел,
Не имея талантов дюжих,
Всё что после себя оставил –
Этот хлев, возле этой лужи.
Мужики:
– Ну а если, собравшись с силой,
Этот бес разорвёт верёвку?
Что тогда?!
Бабуси:
– Господи помилуй!
Да не слушайте вы плутовку!
Жгите!

…Как же! Дождь. Мокнет лето,
В небе – серо, под небом – сыро…

Мужик:
– Жаль, бензина в деревне нету!
Бабуся:
– Может, спиртом?
Мужики:
– Неси, Глафира!
Не жалей! Для благого дела!

Принесли самогона флягу.
По 100 грамм – для сугрева тела,
И, готовые на отвагу,
С песней в бой!

Мужики:
– Бабы, бабки, детки!
Разбегайтесь по избам, щас же!
Притащили солому, ветки…
– А для храбрости, может, вмажем?!
По 100 грамм – для поднятья духа!
А потом… За детей, жен, птичек…
За Глафиру! За ту проруху,
Что нашла на старуху нынче…
Мужики:
– Ты, Федот, хорошо скумекал:
Не сжигать самогон. Ты – гений!
Мысли мудрого человека
В черепке твоём, нет сомнений!
Федот:
– Повторяю! Войдём негромко,
Бесу в пасть самогонки брызнем,
Спичкой – чирк! И чуть-чуть в сторонку…
Всё! – останется бес без жизни.
Мужики:
– Грандиозно! За это – надо! –
Грех не выпить! Аплодисменты!
Да качайте его, ребята!
Федот:
– Дело выгорит – 100 процентов!

Вечерело… Да, вечерело.
Мужики как один все спали.
Где-то малая птаха пела
О великой своей печали.

Ангел бдел, угнетённый болью.
Вдруг чуть слышный он слышит шорох.
Нет, не мышь вышла из подполья,
И не призрачный Долгогоров:
Его дочка – борец за память –
Просочилась спасать наследие.
Так герои спасали Знамя
В лихолетье, под страхом смерти.
Взгляд отчаянный у девчонки,
Про такую не скажешь «рёва».
Нож зловеще мелькнул в ручонке.
Р-раз! – и нет на ногах верёвок.
Ангел:
– Ну, а руки?
Сиротка:
– Я что, больная?
Чтобы ты меня схапал тут же?!
Дудки! Я эти штуки знаю,
Я и так потеряю душу!
Ангел:
– Хорошо. И на том спасибо!
Только знай, я не бес. Напротив.
Просто птица любого типа
Станет чёрной у вас в болоте.

Меж хмельными, как меж тюками,
Ангел выбрался за деревню
И, со связанными руками,
Растворился в закате тенью.

8

Жизнь! как всё-таки ты прекрасна!
Проще пареной сладкой репы
Эта догма, когда так ясно
В пять утра расцветает небо.
Пусть со связанными руками,
Пусть бескрылый и беспородный,
С полем, с небом ли под ногами…
Грязный, скомканный, но Свободный!

Нет в России такой долины,
Где Народ не сумел бы выжить!
Знать, и вправду он не скотина,
Раз живёт, ко всему привыкши.

Через рощу, порою ранней,
Вдоль кладбищенского забора
Проходя, он прочёл на камне:
Павел Павлович Долгогоров.
Ангел:
«Долгогоров… видать, долгами
Испокон наречён был род твой.
Горе – долг измерять горами…
Даже если должник ты мёртвый,
На детей перельётся горе…»
И, копая сих мыслей руды,
Долго, долго о гвоздь в заборе
Ангел резал верёвок путы.
Наконец, развязавшись вовсе,
Поклонился отцу сиротки
И, ходить обещая в гости,
В путь отправился некороткий.

Раны сохли, как дождь вчерашний.
Блеском выстиранной одежды
Ветер тихий, почти домашний,
Любовался, топыря вежды.

Ангел как-то свернул в сторонку,
Подустав от дорожной пыли.
Повстречалась ему сосёнка.
Сел он рядом. Разговорились.
«Понимаешь…» – сказал ей Ангел.
«Понимаю, – она сказала. –
Но не все ведь грибы поганки!
Есть и белые, хоть и мало…
Коли встал на путь правды доброй,
Значит, стал для чертей мишенью.
Испытания все испробуй.
Помни, Света боятся тени!»

Задремал. Видит сон… Квартира.
Он и демон. Борьба – армрестлинг.
Нюрка, Ванька, Федот, Глафира –
На диване. Михалыч – в кресле.
Ванька:
«Литр горькой на чёрта ставлю!»
Нюрка:
«Что ты, Ваня! Побойся бога!»
Ванька (шёпотом):
«Тише! Просто я пить бросаю.
Хватит жить уже однобоко,
Я женюсь. На тебе! Не против?»
Нюрка:
«Где же против?! Помилуй боже!
Вместо пугала в огороде
Завсегда ты сгодиться сможешь!»
Федот:
«Во даёт! Ну лихая девка!»
Глафира:
«Ты бы, Федя, заткнул хлебало!
День тому коромысла древко
О твой горб поломала… Мало?!»
Михалыч:
«Слышь, Икар, я смотрю, ты – добрый,
Завалить не стремишься чёрта.
Дай я врежу ему под рёбра,
Чтоб не скалил воронью морду!»
Ангел:
«Нет, Михалыч, он – тень, не боле».

А вдали всё звучала песня.
И был голос знаком до боли,
Только чей? Не признать, хоть тресни!

На траве поутру прохладно.
Ангел встал, пожевал крапивы
(Пользы много, на вкус приятно),
И, себя ощутив счастливым,
Пешим ходом подался в город:
Надо новые крылья строить!
А не то может Фея скоро
Позабыть своего героя.

Дальний путь, да простит читатель,
Сокращён (не в ущерб сюжету),
Но не вправе повествователь
Не вместить сюда песню эту
(Ангел пел её дни и ночи,
Ощущая себя Орфеем.
Так во сне ему, между прочим,
Напевала за кадром Фея):

«Там, где мирно, легко и просто,
Как в фантазиях утописта,
Вдруг упал Свет с Земли на звёзды,
И тех звёзд было ровно триста.
И со всех трёхсот звёзд глазели
Миллиардами глаз на Землю
Инозвёздные ротозеи,
Предаваясь вовсю веселью.

А Земля, что им всем светила,
Ощущала нутром тревогу
Оттого, что Людей носила
На себе, путь забывших к богу.
Словно всё, что есть в космосфере,
Это – быт, что придуман ими,
Состоящий из тех материй,
Для которых сыскали имя.

Механизм современной моды
Движет разумом человечьим,
А космические широты –
Бред, присущий лишь сумасшедшим…
В чём же истина мирозданья?
В чём же жизни суть во вселенной?
Дальше собственного незнанья
Разузнать не дано, наверно…»

9

Город – мир оголтело пёстрый.
Небоскрёбами небо выскреб.
Запах выхлопов затхло-острый
И поток пешеходов быстрый.
Многоного и многоруко,
За толпою толпа толпится,
И, друг в друге не видя друга,
Разноцветьем мелькают лица.

Город – роскошь! Одной рекламы
По заборам на миллионы:
«Покупай, господа и дамы!»
«Налетай, воробьи, вороны!»
Бизнесмены и бизнеследи,
Каждый в собственной коробчонке.
То не хлев – весь удел на свете
Сиротливой ничьей девчонки…

Лето красками полиняло.
Скалит жёлтые зубы осень.
В трёх шагах от ж/д вокзала
Старый дом №28.
Сколько, как комаров в засаде,
Там жильцов под одною крышей!
Лишь доярки в простом халате,
Плачь не плачь, днём с огнём не сыщешь!

Две недели промчались мигом.
Два крыла и костюм готовы.
Весь квартал всполошился криком,
Когда в небо шагнул он снова!
Прямо днём, не дождавшись ночи,
Промелькнул над ж/д вокзалом.
Как возник, так и скрылся – молча.
Только долго толпа моргала.

Чуть позднее, в программе «Время»,
Объяснили, что «кто-то в шутку,
Посмеяться решив над всеми,
Нарядил человеком утку».

Ах, как часто мы жаждем счастья,
Забывая сиюминутно –
Надо в Счастье принять участье,
Чтобы стало оно доступным.
Фея Вера решила: «Буду
Каждой ноткою чувств на взлёте:
Чтоб позволить случиться чуду,
Нужно быть на чудесной ноте!»

Ровно месяц, с последней встречи,
Вера Ангела ожидала.
Не вникая в людские речи,
Поздним вечером зажигала
Неизменно свечу в каморке.
Тихо пела, считая звёзды.
И Любовь, словно мышка в норке,
В ней скреблась откровенно, просто.
Как-то ночью ей кто-то жуткий
Прокартавил: «Сгорел твой милый!»
Только тотчас за эти шутки
Поплатился шутник незримый:
Тузик цапнул его за что-то.
Крик прорезал завесу ночи!
А наутро, вдоль огорода,
Перьев чёрных вороньих клочья…

Слава Чуду! Оно свершилось!
Пой, мой стих, вдохновенно пёстро!
Есть на свете святые силы,
Как надёжный и верный остров!
Неба синего покрывало
На мгновение приоткрылось,
И пред Феей опять предстала
Её Ангела белокрылость!
Он летел, небосвод пронзая,
Неразмеченной трассой птичьей.
Журавлино-синичьи стаи
Привечали его курлыча!
Вот он – призрачный, но реальный,
С фанатично-искристым взглядом,
Преисполнен мечты фатальной –
Вот он, сердцу открытый, рядом!
Ангел:
– Вера, здравствуйте!
Фея:
– Вы за мною?
Ангел:
– Я за Вами!
Фея:
– Я собираюсь!
…Можно Тузика взять с собою?
Он – хороший!
Ангел:
– Не возражаю.
Фея:
– А ещё бы и Мусю тоже…
Ангел:
– Мусю?
Фея:
– Мы с ней почти с рожденья…
Без меня она жить не сможет.
Ангел:
– Надо взять её, без сомненья!

И пошли… прямиком сквозь вёрсты.
Вчетвером: Ангел, Фея, Тузик…
И сияли весь путь, как звёзды,
Оба глаза коровы Муси!

10

Вот она – сторона с названьем
Новь, неведомая былому.
Здесь рассвет всяким утром ранним
Разрастается по-иному.
Здесь слышны тишины мгновенья
В красках дня задушевно звучных,
И таинственных волн волненье
Побуждает к идеям лучшим.
Здесь не встанет вопросом глупым
Перед Истиной сонм сомнений,
Мир домашним зверьком беззубым
Ластится на Земных коленях.
Ни минут, ни часов, ни счёта.
Счастье частностью неделимо.
И понятие «время» стёрто.
Всё – едино, как жизнь – едина.

Ангел спал, преисполнен Веры.
Солнце Землю вело за ручку
По аллеям гелиосферы…
Сон, как Жучку, зазвав на случку,
Тузик в будке храпел чуть слышно
(Да в обнимку со сладкой слойкой).
Фея тихо из дома вышла,
Как всегда поутру, на дойку.
Взвод цветов её дружно встретил
Перезвоном благоуханным.
Улыбаясь светло, как дети,
Окружили её тюльпаны.
Заплясали весёлой стаей
Одуванчики, как веснушки,
В жмурки с бабочками играя;
Зайцы выбрались на опушки;
Стройным строем, как на параде,
Ели, леса простор облапив,
Отразились в озёрной глади
(Будто в самой бездонной хляби).

Дёрг за вымя – струя в ведёрко
Белым звоном как песня льётся.
Тот, кто титьку коровью дёргал,
Видел утро, и видел солнце!
Что ни капля, всё чудо света.
Красота! без конца и края…
Вдруг… из облака – что же это?!
Боже! – лестница золотая!
Из верёвок лучей ступени!
Смотрит Фея – глаза боятся,
Страх щекочет её колени…
В облаках она видит старца!
Приближаясь, спускаясь ниже,
Он растёт с каждой милей шага!
Встал на землю. Деревьев выше
И волшебней любого мага.
Водопадом седые пряди,
Стаи птиц в бороде туманной.
Подошёл, добродушно глядя,
И с улыбкою безобманной
Говорит:
– Молочка глоточком
Угостишь ли?
Фея (протягивая ведро):
– Конечно! Пейте,
На здоровье!
Он:
Спасибо, дочка!
(Отхлебнул – раз, второй, и третий.)
– Ах, вкусно молоко парное!
С основания мирозданья
Это – самое основное
Человеческое питанье!

Кап! в траву с бороды полкапли –
Побежал ручеёк сквозь поле!
Из кармана достав кораблик,
Отпустил Он его на волю.
Было видно, как стал Он счастлив.
Как Он долго мечтал об этом!
Что весь фарс вековых напраслин
Перед детской мечты сюжетом?!

Фея:
– Неужели Вы – сам Всевышний?!
Он:
– Я? Всевышний?! Помилуй, детка!
Сам Всевышний посимпатишней,
Хоть и весел бывает редко,
Видя, что все Его творенья
Его детям, как кость раздора –
Псам голодным на утешенье.
Реки, степи, леса и горы
Создавать было… ох, непросто!
Люди, люди, где б все вы были,
Не слепи Он сей дивный остров
Иэ дорожно-межзвездной пыли?!
Но сегодня мне честь большая:
Передать вам его улыбку,
Что – и с радостью! – выполняю:
В вашем мире, где всё столь зыбко,
Пригодится кусочек чуда!
…И, склонясь к Фее Вере, старец
Передал ей, сию минуту,
То, что ни на одном базаре
Ни за рубль, ни за два не купишь,
Ни за сотню, и ни за тыщу,
То, что с виду постней чем кукиш,
А на деле – нужней не сыщешь!
Тот мешок из холстины серой,
Где скрывал свои крылья Ангел
В день, когда со своею Верой
Повстречался вдруг спозаранку.
Он:
– Можно вытолочь воду в ступе,
Можно свет применять наружно…
Но, кто верил, любил и любит,
Тот в мешочке найдёт, что нужно.
Добродетель в нём есть святая
Для того, кто увидеть может.

Улыбнулся ещё, прощаясь,
Необычный посланник божий –
И исчез. Лишь, в напоминанье
О таинственном визитёре,
Ручеёк тихо гладил камни,
Убегая за солнцем в море.

11

Не пора ли уже признаться,
Мысль и вправду материальна.
В данном факте не убеждаться
Мудрым людям неактуально.
Раз уж бог наделил мозгами,
Значит, хочешь не хочешь – надо,
Не гнушаясь Его дарами,
Разуметь то, что мысль крылата.

Ангел с Феей и Тузик с Мусей
Отдыхали в тени беседки.
Тузик блох теребил на пузе
(как ему завещали предки).
Струны арфы перебирая,
Фея сладкоголосо пела.
Муся, изредка подпевая,
Нотой «му» помогая делу,
Беззаботно щипала зелень.
В середине стола, меж фруктов,
Тех, что мухи лениво ели,
Находился «подарок»…
Ангел:
– Ух ты!
Чудо! Руку лишь только сунул
В совершенно пустой мешочек,
Как достал из него, что вздумал –
Если мыслями непорочен.
Фея:
– Счастья лишнего не бывает…
Ангел:
– Но и впрок его не отложишь.
Блага божьего караваи
Тем и сладостней, и дороже,
Что деление их и множит!
Поделился куском с несчастным –
Счастья сделалось вдвое больше!
Это – истина. Ты согласна?
Фея:
– Да, согласна.
Ангел:
– Тогда за дело!
Нужно этот святой подарок
Передать той девчонке смелой,
Что спасла меня от пожара
В том хлеву… Ей оно нужнее.

И, ещё прошептав три слова,
Нежно чмокнув родную Фею,
Птицей ввысь воспарил он снова.

Ах, как всё-таки обалденно,
Два крыла положив на воздух,
Обретать красоту вселенной,
Удивляясь Земному росту!
Фея знала, всегда так было:
Тот, чей дух распознал свободу,
Притяженья Земного силу
Не считает помехой взлёту.
Фея:
– Что ж… пойду приготовлю ужин.
Благодетель мой благородный
Аппетит налетает дюжий
И вернётся как волк голодный!

Даль. Деревья стоят, печально
Шелестя о своём, осеннем.
Обреченные изначально,
Листья молятся о спасенье:
«Не срывайте нас, Христа ради!»
Напряла скуки осень-пряха.
Близок дождь. Как всегда некстати.
Одинокая всхлипнет птаха.

Ангел:
– Что поёшь ты, чудная птица?
Кто оценит твои тревоги?
Кто понять тебя согласится?
Боги? Да… если только боги…
Одиночество – спутник скучный.
Так и знай, это аксиома!
Давит мукой оно беззвучной,
Тихо душу вгоняя в кому.
Отправляйся к людским приютам!
Там не сладко, но и не пусто.
Квасу выпить тебе нальют там
И дадут пожевать капусты…
Святы блюда простого люда!
(Птаха даже не улыбнулась.)
С чувством юмора, видно, худо.
Ишь, нахохлилась! Ишь, надулась!
Чем прикидываться тупицей
Да моргалками грустно хлопать,
Лучше стала бы проводницей.
По какой из тропинок топать?

Сколько путников те тропинки
Потоптало! и всё бесследно.
Под ногами – минут песчинки…
Нет, не видно сиротки бедной.
Только в просеках колобродит
Заблудившийся сквознячишка.
Да в заброшенном огороде
Полевая скребётся мышка…

Раз-другой появились люди.
То рыбак, то пастух болезный…
Они:
– Слышь, земляк, закурить не будет?
Ангел:
– Извините, но я не местный.

Он нашёл её где-то в поле:
Собирала она свеколку
И таскала её в подоле
К своей хижине, втихомолку.
Не узнать было невозможно
Ту «противницу пепелища» –
Был наряд на ней внедорожный:
В чернозёме по голенища
Сапожонки на босу ногу,
Куртка в цвет бытия степного…
Ангел:
– Здравствуй, девочка. Бог в подмогу!
Сиротка:
– Сам помог бы, чем дёргать бога.
Ангел:
– Вот, возьми (протянул мешочек),
Тут есть всё, в чём нужду имеешь.
Сиротка:
– Пошутить надо мною хочешь?
Ангел:
– Нет. Суй руку в него смелее.
Как ни выглядело б нелепо,
Ты найдёшь всё, что сердцу мило.
Хочешь – хлеба, а хочешь – неба!
Лишь бы добрым желанье было.
Каждый должен во что-то верить,
Каждый должен мечтать о чём-то,
А иначе мы, люди – звери,
Чей удел прозябать в потёмках.

Капнул дождик холодной каплей.
Чуть подумал, и капнул снова.
Вздрогнул мир, как озябший зяблик,
Что живёт испокон без крова.

Поразмыслив, она решилась:
Будь что будет – не станет хуже!
Взяв мешочек, перекрестилась,
И достала тотчас наружу –
Мыло, валенки, сковородку,
Куклу с бантами в юбке красной,
На могилку отцову фотку,
Да провизии всякой-разной.
Удивления было вдоволь,
Даже дождик умолк с испуга!
Эй вы, галки, вороны, совы,
Полюбуйтесь – вот это штука! –
Это ж просто бездонный кладезь!
Всё, что хочешь – твоё, от Света.
Из болота возникнет сад здесь.
Только следуй любви заветам!

На столе было всё готово.
На десерт – молоко и песни!
И созвучье струны и слова
Тонким отзвуком в поднебесье.
Ну а там – далеко – над всеми…
Кто-то грамотный, нас создавший,
Сея сны, усыпляя время,
Лил лучи на земные чащи.
Там, в молекуле его мозга,
Атом «солнечная система»,
Млечность звёзд расплескав извёсткой,
Укрывал бытия проблемы.

Эпилог

Расставаться с друзьями трудно.
С ними было светло, отрадно.
Вечера проходили чудно
В их присутствии, что понятно.
Был: романтик, поющий песни,
Из мечты мастеривший крылья.
Стал: философ и божий вестник –
Символ воли и многожилья.
Был халатик простой доярки,
Превратился в шлейф доброй феи.
Для сиротки нашлись подарки,
Смелый пёс победил злодея.
Разлились по деревне пляски,
Дом Культуры ожил Премьерой…

Город снова поверил в сказки
Про Надежду, Любовь и Веру.

*

Арапов Артур 2008–2009

* Весь — селение, деревня (устар.).

Картинки крылья ангела – 75 фото

Красивые Крылья


Ангельские Крылья



Ангел с крыльями


Белые Крылья ангела


Красивые Крылья



Крылья ангела


Ангел с крыльями



Крылья ангела


Красивые Крылья


Небесные ангелы



Ангельские Крылья на черном фоне


Крылья ангела


Девушка – ангел


Ангел с крыльями



Девушка с крыльями


Ангел с крыльями


Крылья ангела



Энджел Уайт ангел


Раскраска ангела с крыльями


Сложенные Крылья





Девушка – ангел



Крылышки ангела


Человек с крыльями


Энджел Уайт ангел


Стилизованные Крылья




Роберт Лонго крыло Архангела Гавриила



Девушка – ангел


Красивые Крылья


Девушка и белые Крылья


Ангел белый




Белые Крылья


Крылья ангела контур



Ребенок с крыльями


Черные Крылья




Женщина с крыльями


Девушка – ангел


Крылья ангела на фоне неба


Девушка с крыльями


Ангел с крыльями


Ангел с крыльями



Белые Крылья


Красивые Крылья




Крылья судьбы


Ангелов ангел Ангелович


Девушка – ангел


Ангельские Крылья


Черные Крылья


Крылья на черном фоне


Крылья ангела


Белые Крылья





Рисунок на тему крылья ангела (66 фото) » Рисунки для срисовки и не только

классный сборник рисунков на тему для срисовки

Детский рисунок ангела


Конкурс рисунка мама мой ангел


Крылья ангела конкурс


Ангел рисунок


Рисунки ангелов на конкурс


Рисунок Крылья ангела на конкурс


Конкурс ангел хранитель


Рисуем ангела акрилом


Ангелочки рисунки


Ангелы в детских рисунках


Рисунки ангелов


Мамочка мой ангел


Рисунок Крылья ангела на конкурс


Крылья ангела конкурс


Крылья ангела конкурс


Рисунок Крылья ангела на конкурс


Конкурс Крылья ангела 2020


Всероссийский конкурс Крылья ангела 2020


Ангел для рисования


Рисунок Крылья ангела на конкурс


Рисунок Крылья ангела на конкурс


День матери ангел


Рисование ангелов


Мир духовный и земной


Елена Войнова картины


Ангел рисунок


Крылья ангела карандашом


Спящий ангел вектор


Крылья ангела конкурс


Крылья ангела


Рисование ангелов


Рисунок ангела с крыльями карандашом


Тату с изображением ангела


Крылья нарисованные


Рисунок ангела с крыльями для детей


Крылья ангела чертеж


Девушка с крыльями карандашом


Поэтапное рисование крыльев ангела


Крылья для рисования


Крылья вектор


Маленькие Крылья


Ангельские Крылья сложенные


Ангел хранитель аниме


Крылья ангела карандашом для срисовки


Детские рисунки ангелов


Крылья зарисовки


Ангел рисунок


Крылья тату эскиз


Крылья ангела с разных ракурсов


Ангел нарисовать карандашом


Сложенные Крылья


Рисунок на тему мама


Ангел акрилом


Крылья карандашом


Стилизованные Крылья ангела


Крылья карандашом


Рисунки карандашом сердце с крыльями


Раскраска ангелов с крыльями


Солнышко с крыльями


Крылья нарисованные


Сложенные Крылья


Крылья мультяшные


Ангел акварель


Крылышки трафарет


Ангел-хранитель обнял крыльями всю страну

25 ноября в последнее воскресенье ноября, в Москве отметили Международный день матери. В преддверии этого праздника, 23 ноября, несколько сотен детей из многодетных семей собрались в храме Христа Спасителя, чтобы нарисовать ангела.

Главный храм страны всего на один день вот уже пятый год подряд превращается в художественную мастерскую. По краям всей церкви стояли мольберты, а возле них — дети с кисточками в руках.

— Акция «Крылья ангела» сейчас проходит не только в столице, но и по всей России, — рассказала председатель Общества многодетных семей Москвы Наталья Карпович. — Тысячи детей в разных уголках нашей страны сегодня рисуют ангела.

По ее словам, в этот момент происходит объединение семей, развиваются нравственность, чувственность и вера в детях и их родителях.

— Каждый ребенок не просто создает картину, а создает в своей душе новый мир и новое восприятие веры и любви, — добавила Карпович.

Депутат Московской городской думы Лариса Картавцева также отметила, что рисунок будет лучшим подарком маме в этот замечательный, добрый праздник.

— Ребята вкладывают во все это свое сердце, — сказал она. К созданию картин дети отнеслись серьезно. К слову, чтобы попасть в храм, ребята прошли конкурсный отбор.

Восьмилетняя Таисия Покровская участвует в акции уже второй год, правда, в прошлый раз она не прошла в финал конкурса.

— Мне посоветовали доработать крылья ангела, и я смогла выиграть в своем округе, — рассказала она.

Рисуя, Тася попыталась изобразить свою маму, ведь именно она — самый родной человек.

— На картине мама взлетела в небо и благодарит за то, что я у нее есть, — пояснила свою задумку школьница.

А вот 13-летняя Варвара Щербанева берет в руки кисточку и краски постоянно.

— Очень люблю рисовать в свободное время, — рассказала она.

Раньше Варя ходила в кружок по рисованию, а теперь просто делает это в свое удовольствие. И у нее неплохо получается! Яркое небо сочетает в себе синий, зеленый и желтый цвета. Крылья ангела бело-серые, волосы золотистые, а платьице — розовое.

— Я прислушиваюсь к своим ощущениям, эмоциям и выбираю цвета в соответствии с ними, — пояснила Варвара. По мнению девочки, создавать картинку в храме Христа Спасителя — очень почетно.

— Здесь особая атмосфера, которая располагает к творчеству, — считает Варвара Щербанева.

Кстати, лучшие рисунки детей примут участие в благотворительном аукционе. Вырученные средства пойдут на организацию Нового года для многодетных семей.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Екатерина Бербер, заместитель руководителя департамента труда и социальной защиты населения Москвы:

— Город уделяет особое внимание поддержке многодетных семей. В столице проживают более 150 тысяч таких семей. В этом году для них были значительно увеличены пособия. К слову, в Москве, в отличие от других регионов, многодетная семья считается таковой, пока самый младший ребенок не достигнет 18 лет.

Почему у ангелов есть крылья и что они символизируют?

Ангелы и крылья естественным образом сочетаются в популярной культуре. Изображения крылатых ангелов часто встречаются на всем, от татуировок до поздравительных открыток. Но действительно ли у ангелов есть крылья? И если ангельские крылья существуют, что они символизируют?

Священные тексты трех основных мировых религий – христианства, иудаизма и ислама – содержат стихи об ангельских крыльях.

Ангелы появляются как с крыльями, так и без них

Ангелы — могущественные духовные существа, которые не связаны законами физики, поэтому им не нужны крылья, чтобы летать.Тем не менее, люди, сталкивавшиеся с ангелами, иногда сообщают, что у ангелов, которых они видели, были крылья. Другие сообщают, что ангелы, которых они видели, проявлялись в другой форме, без крыльев. Искусство на протяжении всей истории часто изображало ангелов с крыльями, но иногда и без них. Так у одних ангелов есть крылья, а у других нет?

Разные миссии, разная внешность

Поскольку ангелы — это духи, они не ограничиваются появлением только в одной физической форме, как люди.Ангелы могут появляться на Земле любым способом, наиболее подходящим для целей их миссии.

Иногда ангелы проявляются так, что кажутся людьми. Библия говорит в Евреям 13:2, что некоторые люди оказывали гостеприимство незнакомцам, которых они считали другими людьми, но на самом деле они «принимали ангелов, не подозревая об этом».

В других случаях ангелы появляются в прославленной форме, что делает очевидным, что они ангелы, но у них нет крыльев.Ангелы часто появляются как существа света, как это было с Уильямом Бутом, основателем Армии Спасения. Бут сообщил, что видел группу ангелов, окруженных аурой чрезвычайно яркого света всех цветов радуги. Хадис, мусульманский сборник сведений о пророке Мухаммеде, заявляет: «Ангелы были созданы из света…».

Конечно, ангелы также могут появляться в своей прославленной форме с крыльями. Когда они это сделают, они могут вдохновить людей прославлять Бога. В Коране сказано в главе 35 (Аль-Фатир), стих 1: «Вся хвала принадлежит Аллаху, Творцу небес и земли, сотворившему ангелов посланниками с крыльями, двумя, тремя или четырьмя (парами).Он прибавляет к творению, как хочет: ибо Бог над всем властен».

Великолепные и экзотические крылья ангела

Крылья ангелов — довольно красивое зрелище, и часто они также кажутся экзотическими. И Тора, и Библия описывают видение пророка Исаии о крылатых ангелах-серафимах на небе с Богом: «Над ним были серафимы, у каждого по шесть крыльев: двумя крыльями закрывали лица свои, двумя закрывали ноги свои, и двумя закрывали ноги свои. летали. И взывали они друг к другу: «Свят, свят, свят Господь Вседержитель; вся земля полна славы Его» (Исайя 6:2-3).

Пророк Иезекииль описал невероятное видение ангелов-херувимов в 10-й главе Торы и Библии Иезекииля, упомянув, что крылья ангелов были «полностью полны очей» (стих 12) и «под крыльями их было что-то похожее на человеческие руки» (стих 21). Каждый из ангелов использовал свои крылья и нечто, «подобное колесу, пересекающему колесо» (стих 10), которое «сверкало, как топаз» (стих 9), чтобы передвигаться.

Крылья ангелов не только выглядели впечатляюще, но и издавали впечатляющие звуки, как сказано в Иезекииля 10:5: «Шум крыльев херувимов был слышен даже на внешнем дворе [храма], подобно звуку крыльев херувимов. голос Всемогущего Бога, когда он говорит.”

Символы могущественной заботы Бога

Крылья, которые ангелы иногда показывают людям, служат символом Божьей силы и любящей заботы о людях. Таким образом, Тора и Библия используют крылья в качестве метафоры в Псалме 90:4, где говорится о Боге: «Он покроет тебя своими перьями, и под его крыльями ты найдешь убежище; его верность будет вашим щитом и бастионом». В том же псалме позже упоминается, что люди, которые делают Бога своим убежищем, доверяя Ему, могут ожидать, что Бог пошлет ангелов, которые помогут позаботиться о них.В стихе 11 говорится: «Ибо Он [Бог] повелевает ангелам Своим охранять тебя на всех путях твоих».

Когда Сам Бог дал израильтянам инструкции по строительству Ковчега Завета, Бог конкретно описал, как должны появиться на нем два золотых ангельских крыла херувимов: «Херувимы должны иметь крылья свои, распростертые вверх, покрывая ими крышку…» (Исход 25:20 Торы и Библии). Ковчег, несущий проявление личного присутствия Бога на Земле, изображал крылатых ангелов, которые представляли ангелов, расправивших свои крылья возле Божьего престола на небесах.

Символы чудесного Божьего творения

Другая точка зрения на ангельские крылья состоит в том, что они предназначены для того, чтобы показать, как чудесно Бог создал ангелов, дав им возможность путешествовать из одного измерения в другое (что люди могут лучше всего понимать как полет) и одинаково хорошо выполнять свою работу на небесах. и на Земле.

Святитель Иоанн Златоуст однажды сказал о значении ангельских крыльев: «Они являют величие природы. Вот почему Гавриил представлен с крыльями.Не то, чтобы у ангелов были крылья, но чтобы вы знали, что они покидают высоты и самое возвышенное жилище, чтобы приблизиться к человеческой природе. Соответственно, крылья, приписываемые этим силам, имеют не что иное, как указание на возвышенность их природы».

В «Аль-Муснад хадис» говорится, что пророк Мухаммед был впечатлен видом множества огромных крыльев архангела Гавриила и благоговел перед созидательной работой Бога: «Посланник Бога видел Гавриила в его истинном виде. У него было 600 крыльев, каждое из которых покрывало горизонт.С его крыльев падали драгоценности, жемчуг и рубины; о них знает только Бог».

Зарабатывая свои крылья?

Популярная культура часто представляет идею о том, что ангелы должны зарабатывать свои крылья, успешно выполняя определенные миссии. Одно из самых известных изображений этой идеи происходит в классическом рождественском фильме «Эта замечательная жизнь», в котором обучающийся ангел «второго класса» по имени Кларенс зарабатывает свои крылья после того, как помог склонному к суициду человеку снова захотеть жить.

Однако ни в Библии, ни в Торе, ни в Коране нет доказательств того, что ангелы должны зарабатывать свои крылья.Вместо этого все ангелы, кажется, получили свои крылья просто как дары от Бога.

С крыльями ангела

С «Крыльями ангела»

Наша миссия состоит в том, чтобы оказывать постоянную эмоциональную и финансовую поддержку, создавая при этом убежище для общения семьям, переживающим горе, связанное с потерей младенцев и беременностей, внезапной смертью и заболеваниями.

Пожертвовать
С крыльями ангела

Когда кто-то теряет ребенка, вся его жизнь рушится.Боль и суматоха, которые следует за этим, достаточно тяжелы сами по себе. Добавьте к этому смутный туман, из-за которого трудно ориентироваться, в какую сторону повернуть дальше, и найти ресурсы и помощь, которые действительно необходимы, становится практически невозможно.
Мы хотим, чтобы С Крыльями Ангела стал светом надежды для семей, дав им возможность почтить своего ребенка, когда мы пытаемся помочь им исцелить их разбитые сердца. Компания
With Angel Wings основана Бриттани Придал, Натали Дельмонико и Джессикой Вульхафф.Мы три матери, которые слишком хорошо знают боль и душевную боль потери ребенка. Наша миссия – оказывать постоянную эмоциональную и финансовую поддержку, создавая при этом убежище для общения семьям, переживающим горе, связанное с потерей младенцев и беременностей, внезапной смертью и заболеваниями.
С Крыльями Ангела все делает с большой любовью; в честь Брайли Джо Придал, Кейда Винсента Дельмонико и Айви Эддисон Вульхафф . Пусть их наследие живет.
Честь.Надеяться. Лечить.

  • «Ты не представляешь, чем ты занимаешься, насколько это помогает нашей семье», — потерявшая тетя.

  • Я не могу начать рассказывать вам, какое это было благословение, и как раз в нужное время, поскольку мы только начали искать ресурсы.Эта потеря настолько тяжела, и мы очень растеряны, но вы, ребята, были светом во тьме. Благодарим вас от всего сердца.

Приостановить слайд-шоу Воспроизвести слайд-шоу

«Ты не представляешь, чем ты занимаешься, насколько это помогает нашей семье», — потерявшая тетя.

Я не могу начать рассказывать вам, какое это было благословение, и как раз в нужное время, поскольку мы только начали искать ресурсы.Эта потеря настолько тяжела, и мы очень растеряны, но вы, ребята, были светом во тьме. Благодарим вас от всего сердца.

Используйте стрелки влево/вправо для перемещения по слайд-шоу или проведите пальцем влево/вправо при использовании мобильного устройства

Является ли идея о том, что у ангелов есть крылья, библейской?

В популярной культуре ангелов обычно изображают с крыльями, но учит ли Библия тому, что у ангелов есть крылья? Глядя на появление ангелов в Библии, становится ясно одно: у одних ангелов есть крылья, а у других нет.

Например, в Исходе 25:20 мы читаем: «Херувимы [прообраз ангела] распростерты вверх крылья свои, покрывая крыльями своими крышку, а лицами своими будут друг к другу; к крышке будут лица да будут херувимы». Херувимы, описанные в Иезекииля 1 и 10, также имеют крылья, по четыре у каждого в его видениях.

В Исаии 6 пророку Исаии было видение от Бога, в котором были ангелы, называемые серафимами: «Над ним стояли серафимы. У каждого из них по шести крыл: двумя закрывал лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя он летел» (ст.2). У этих ангелов было по шесть крыльев. В стихе 6 Исаия говорит, что эти серафимы тоже летали.

Другие библейские отрывки говорят о путешествии ангелов, как если бы они летели (Даниила 9:21). Однако сверхъестественный ангел мог летать с крыльями или без них.

Апостол Иоанн видел ангелов в своем видении, записанном в Откровении 14:6: «И увидел я другого Ангела, летящего прямо над головой, с Евангелием вечным, чтобы возвещать живущим на земле, всякому племени, колену, языку и народу.” Этот ангел явно летал. Однако крылья не упоминаются. В Откровении ангелы очень быстро путешествуют по земле, что указывает на то, что они, вероятно, тоже летали. Например, ангелы в Бытие 18 и 19, которые явились Аврааму, выглядели людьми, у них не было крыльев. Вот почему в Евреям 13: 2 можно сказать: «Не пренебрегайте гостеприимством к незнакомцам, ибо таким образом некоторые приняли ангелов, не подозревая об этом.”

Многие явления ангелов людям описываются способами, которые не включают крылья. Это указывает на то, что по крайней мере некоторые ангелы могли появляться в человеческом обличии без них. Например, ангел, возвестивший о пришествии Иисуса Марии; она узнала в нем ангела, но не дала описания крылатого существа.

Кроме того, в отличие от общепринятого понимания ангелов, явившихся пастухам в ночь рождения Христа, нет никаких упоминаний о крыльях или полете.Вместо этого: «И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога» (Луки 2:13). Возможно, ангелы шли, а не летали.

Итак, взгляд на библейскую информацию показывает, что некоторые ангелы появляются с крыльями, но не все.

На Крыльях Ангела, Корпорация | Сиделки в Фениксе, AZ

«У нас трое замечательных детей. У нашего младшего сына Кори синдром Дауна, обсессивно-компульсивное расстройство и расстройство настроения. В школьные годы он был довольно активным и целеустремленным, но со временем и по мере того, как он становился старше, его мотивация, энергия, сосредоточенность и повседневные ситуации становились все более сложными.Когда мы впервые переехали в Аризону в 2000 году, я начал искать подходящие программы и мероприятия, чтобы заинтересовать Кори. Мы знали, что если ему не бросить вызов в позитивном ключе, он будет прозябать и ничего не делать.

Нам повезло, что владелица была нашим координатором поддержки, когда мы впервые приехали сюда, и когда мы узнали, что она разрабатывает эту замечательную программу DTA, мы поняли, что хотим быть ее частью. Мы пошли на вернисаж «День открытых дверей», и Кори сказал: «Мама, я хочу прийти в магазин Доун.«Я думаю, что он был их первым клиентом и с тех пор остается там.

Кори должен быть занят и сосредоточен. Он получает это и многое другое от «На крыльях ангела». Он любит общаться со всеми клиентами и любит своих сотрудников. Многочисленные мероприятия, которые они проводят, носят как развлекательный, так и познавательный характер. Это так здорово, когда он возвращается домой с прогулки и видит, как он взволнован тем, что он увидел или сделал. Ему нравятся специальные мероприятия, которые они проводят, и участие в специальных олимпийских программах, в которых участвует «На крыльях ангела».Ежегодный Луау – один из его любимых. Он всегда наряжается на тематические танцевальные вечеринки и специальные праздничные мероприятия. Он планирует на несколько дней, что он хочет надеть или что он должен взять с собой в любой день.

Они готовят замечательный ужин в честь Дня Благодарения, который невозможно превзойти, и на него приглашены все семьи. Я думаю, что это тоже одно из любимых времен Кори.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back To Top